Фарм Мед Эксперт комментарии экспертов фармрынка
ВАМ НЕОБХОДИМ АНАЛИТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ НА ТЕМЫ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИЙ РЫНОК / МЕДИЦИНА / ЗДОРОВЬЕ?
ЗВОНИТЕ: 8 (925) 822-7070
ПИШИТЕ НАШИМ ЭКСПЕРТАМ:info@pharm-expert.ru
Рынок лекарств: актуальные новости и комментарии экспертов
Сегодня:

АИФ-Здоровье: Куда унесёт медицину новое регулирование цен на лекарства [ссылка]
Источник: АИФ-Здоровье

«Фармация, вспомни о том, что ты – единое целое!» – такое послание, по всей видимости, оказалось зашифровано между строк проекта постановления правительства о государственной регистрации цен на препараты из перечня жизненно важных лекарств.

Какие регуляторные меры могли бы защитить самые доступные и востребованные лекарства

Несмотря на то что за семь лет ценового регулирования сменилось уже пять методик, положение препаратов дешевле 50 рублей остаётся всё тем же. Средства, которые просит каждый второй посетитель аптеки, по-прежнему снимают с производства. А вот проект новой методики регистрации цен, напротив, стабильно обеспечивает… темы для дискуссий.

Разобраться в ситуации вместе с корреспондентом «Лекарственного обозрения» попробовали эксперты в области фармацевтики.

Право на здоровье. Что тормозит проект о лекарственном обеспечении граждан

«Чего на нашем рынке не хватает? Добросовестной конкуренции. Равных прав и равных возможностей. Когда мы их увидим, мы будем мотивированы», – говорил осенью 2015 года руководитель одного из отечественных фармацевтических предприятий. С коллегой, решившимся произнести вслух то, о чём думала вся отрасль, согласились и другие участники ежегодного осеннего конгресса. Шло обсуждение вступающей в силу новой методики регистрации цен на жизненно важные препараты…

Многое из нового на поверку оказалось хорошо забытым старым. Одной из главных «родовых травм пятилетней давности» (по меткому выражению специалиста ФАС, принимавшего участие в дискуссии) так и осталась дискриминация отечественного производителя. Референтные цены по-прежнему предназначаются для зарубежных фармкомпаний (даже если они локализовались в нашей стране).

Российским же предприятиям предстоит собирать досье, которое «ни составить, ни проанализировать»… Слишком уж объёмист соответствующий требованиям закона материал. Большинство отказов в регистрации цен на жизненно важные лекарства приходится на национальный фармпром.

«Вымывание» препаратов, наиболее востребованных как в аптеке, так и в стационаре, продолжается. На новый проект методики регистрации цен возлагают огромные надежды…

И вот свершилось!

Проект Постановления «О государственной регистрации и перерегистрации предельных отпускных цен на лекарственные препараты, включённые в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов» наконец-то предложил такие правила и методику, которые предполагают современный, индикативный метод вычисления стоимости лекарства, – а ведь именно об этом два года назад просили и фарма, и антимонопольный орган. И даже перечень цифр из различных референтных стран вот-вот будет в полном распоряжении промышленности!

Алгоритм обращения со списком, правда, не совсем тот, который привычен для международной фармацевтической компании: выбирать нужно почему-то не среднее и даже не среднее арифметическое, а самое малое число… Ну что же, всё для блага пациента!

Предустановленный шприц с инсулином – не дороже ампулы с этим же лекарством. Ведь в соответствии с проектом постановления цена препарата пересчитывается на единицу действующего вещества. Мечта больного, вынужденного выбирать, на чём сэкономить – на лекарствах или всё-таки на еде?

Правда, равенства почему-то так и не появилось. С отечественным производителем остались все «родовые травмы» теперь уже семилетней давности: и дискриминация, и затратный метод, и необходимость собирать объёмистые кипы бумаг, которые «ни составить, ни проанализировать». Но изменения всё же предложены – пусть и не те, которых ожидали: рентабельность производства планируют ограничить планкой в 30%.

Беспокойное хозяйство. Борьба за качество – приоритет развития фармотрасли
Вперёд в прошлое!

Новшества, обещающие пациенту более чем доступное лекарство, на практике… напомнят ему о времени, когда обещаний было множество, заводы закрывались, а цены взлетали ввысь. Иногда чаще, чем каждый день.

Как предупреждает вице-президент по маркетингу и продажам биотехнологической компании BIOCAD Олег Павловский: «Проект можно охарактеризовать одной фразой – «До кого дотянулись, того и убили». Когда российская инновационная промышленность остановится из-за убыточности, к которой неизбежно приведёт новый алгоритм расчёта цен… Что ж, тогда все мы окажемся в девяностых. Монополия импортных препаратов в аптеках – и рост цен как неизбежный итог отсутствия конкуренции. Обеспеченность лекарствами вновь устремится вниз».

Подобные прогнозы делают не только отечественные производители. Даже зарубежные компании просят Минздрав обратить внимание: новый документ рискует перечеркнуть доступность лекарств как таковую. Современные формы и малые дозировки (незаменимые для ребёнка или пациента с болезнями печени и почек) производить станет нерентабельно. А ещё убыточными будут лекарства дешёвые и инновационные, отечественные и зарубежные…

«В первую очередь пострадают производители с широкой продуктовой линейкой и большим количеством позиций по лекарственной форме и дозировке, форме выпуска в пределах каждого торгового наименования», – замечает исполнительный директор AIPM Владимир Шипков в письме на имя министра здравоохранения Вероники Скворцовой.

До 88% снизились цены на лекарства после уведомления ФАС. Аппетиты фармы. Как снизить цены на лекарства?
Фармпредприятия всех стран, объединяйтесь!

«Новая методика в текущем варианте – достаточно неоднозначный документ, который уже вызвал большие дискуссии как в профессиональной среде, так и среди представителей госорганов, которые принимают участие в его разработке. Уверен, что ряд нормативных положений с учётом позиции экспертного сообщества будет доработан, и к концу года мы увидим как улучшенный законопроект, так и те положения, которые сейчас нам остались неизвестны (например, тот же перечень референтных стран)», – предполагает эксперт фармацевтического рынка Иван Данилов.

Таблетка за миллион. ТОП-5 самых дорогих лекарств в мире

Но, по мнению аналитика, при корректировке проекта вряд ли произойдёт изменение самой сути законодательной новации: регулятор, скорее всего, не откажется от перехода к индикативному принципу расчёта предельных цен. Ведь время показало слабые стороны текущей методики. Они привели и к нерентабельности производства недорогих дженериков, и к росту цен на дженерики среднего и высокого ценового диапазона, и к неравенству отечественного и зарубежного производителей.

«Понятен интерес правительства заставить производителя сделать процедуру ценообразования прозрачнее и уменьшить стоимость препарата, если она более низкая в других странах, – продолжает Иван Данилов. – Однако в нынешнем виде минусов у законопроекта так много, что в борьбе против его принятия уже объединились и российские, и зарубежные компании».

Методика регистрации цен, ещё не будучи принятой, добилась того, во что фармацевтическое сообщество никогда не смогло бы поверить… У отечественных и иностранных фармацевтических производителей оказалась одна, общая точка зрения. А у дорогих и самых дешёвых препаратов – одна общая угроза исчезнуть из аптек и больниц. Рынок понял, что он единое целое.

Цена таблетки. Как создаются лекарства и формируется их стоимость
Кризис и лекарства

«Исчезновение с рынка недорогих отечественных препаратов – необратимый процесс, который продолжается в течение всех последних лет. По данным экспертов, в 1995 году доля дешёвых медикаментов составляла 60%, на текущий момент она не превышает 7%. Особенно острой ситуация стала в 2014 году, когда курс рубля во время кризиса упал почти в два раза. В результате этого импортное сырьё, из которого делают практически все отечественные медикаменты, значительно выросло в цене», – поясняет директор дистрибьюторской компании «Интер-С Групп» Настасья Иванова.

Одновременно с фармацевтической субстанцией, ввозимой из-за рубежа, подорожали материалы, транспортировка, аренда, энергоресурсы. Выросли в цене маркетинг и зарплаты. Производство некоторых препаратов, в первую очередь тех, стоимость которых ниже 50 рублей, стало нерентабельным: предельные цены были зарегистрированы, а повышать их государство было готово только на коэффициент инфляции.

Фармация на проценте

«В настоящее время сама система регулирования наценок на медикаменты из перечня ЖНВЛП ориентирована на вымывание доступных лекарств, – объясняет директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов. – Сейчас наценка устанавливается в процентном выражении к цене производителя, при этом на дешёвые препараты она выше, на дорогие ниже. Но если посчитать, то участникам фармацевтического рынка всё равно оказывается выгоднее реализовывать более дорогостоящие средства. 20% от 50 руб. – это всего лишь 10 руб., а 10% от 500 руб. – это уже 50 руб.».

Астрономические цены на лекарства бьют по бюджету и страны, и каждого россиянина. Цена без чести. По чьей вине лекарства становятся всё дороже?
Идея определять предельный размер наценки не в процентах, а в натуральном выражении, в рублях, выглядит более правильной, уверен Николай Беспалов. В таком случае и дистрибьютор, и аптека будут получать фиксированную сумму за реализацию того или иного препарата – и в теории пропадает мотивация продавать более дорогую продукцию.

Однако помимо теории существует и практика. Насчёт неё у эксперта есть опасения: что мешает фарме искать другие способы стимулирования продажи дорогих препаратов? Например, заключать всё те же маркетинговые договоры?

И всё же рисков меньше, чем при наценках в виде процентов с продаж: ведь к цене лекарства более не привязано «выполнение плана» – опасный принцип для медицины и фармации…

Кто нажился на здоровье? Цены на лекарства растут - Минздрав бездействует
Недорогие препараты никому не нужны?

«Государство готово идти производителям дешёвых лекарств навстречу, например, оказывать помощь в перерегистрации цен, однако в целом процесс вымывания недорогих медикаментов уже нельзя направить вспять. Возможно, что наиболее эффективными мерами могли бы стать или полный отказ от регулирования цен на такие препараты, или возмещение производителям издержек, которые они несут из-за падения курса отечественной валюты, – предполагает Настасья Иванова. – Аптекам выгодно приобретать те средства, которые дороже: с них можно получить больше прибыли. На данный момент выходит, что недорогие лекарства неинтересны ни их производителю, ни аптеке».

Аптечная экономия. Где выгоднее покупать лекарства?
Отсутствие лекарственных средств в аптеках – это страшно. Но ещё страшнее – невозможность закрыть «дыры» в госпитальной номенклатуре препаратов для оказания медпомощи в стационарах, предупреждает эксперт.

Отсутствие лекарственных средств в аптеках – это страшно. По мнению Настасьи Ивановой, и свободное ценообразование, и госсубсидии должны рассматриваться только как временные решения. Отечественной фарминдустрии нужны системные меры: развитие собственных производств полного цикла, создание современной системы возмещения затрат на лекарственное обеспечение.

Индустрии – возмещение, пациенту – лечение

Искусственное снижение цен – это, с одной стороны, благо, но с другой – падение рентабельности производства вновь приведёт к тому, что лекарства перестанут выпускать. Эксперты считают: с принятием новой методики ценовой сегмент до 200 рублей может ждать судьба недорогих препаратов – то есть постепенное исчезновение. Разделить её рискуют и инновационные средства.

С идеей о лекарственном возмещении сегодня согласны уже не только защитники прав пациентов. Даже зарубежные производители обращают внимание: референтные цены – основа для будущего фармацевтического страхования. Кстати, оно тоже уравнивает в цене ампулу и предустановленный шприц – и за то, и за другое больной платит… 0 рублей.

Но есть одно серьёзное отличие от проекта методики регулирования цен: предприятие, которое произвело лекарства, остаётся всё-таки в плюсе.

 

 

Московские аптеки: Будущее — за сетевыми компаниями [ссылка]

Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора "Интер-С Групп":

Последние годы мы видим четкую тенденцию по сокращению на розничном рынке количества единичных аптек и увеличение доли аптечных сетей. Это закономерный процесс, который будет продолжаться и впредь. Однако, делать прогнозы насколько меньше станет независимых аптек через два-три года было бы неправильно, так как на это влияет множество факторов. Среди них, например, введение продаж безрецептурных препаратов в торговом ритейле и нововведения в законодательстве. Уже в июне открываются первые аптеки крупнейшей сети супермаркетов «Магнит», которые составят серьезнейшую конкуренцию представителям фармрозницы. Параллель можно провести с косметическим направлением этого ритейлера – в 2009 году был создан «Магнит Косметик», в 2014 году он стал лидером по количеству магазинов, сейчас компания занимает первое место по выручке в формате drogerie. Предполагаем, что и в аптечном сегменте у этой корпорации дела пойдут не менее благополучно. На наш взгляд, все проекты по открытию лидерами продуктовой розницы своих аптечных сетей при профессиональной организации дела будут успешными. И это несмотря на то, что в Минздраве по-прежнему считают, что в России чрезмерное количество аптек. Появление таких игроков станет дополнительным ударом по мелким аптекам, и мы будем встречаться со случаями закрытия мелких аптек и появления на их месте или поблизости новых сетевых, в т.ч. аптек сетей FMCG.

Мартовский приказ Минздрава РФ также сократит число незначительных игроков, поскольку многие из них не смогут выполнить новые правила реализации лекарств. Среди них и зона для консультирования, и требования по установке оборудования и площади склада, и другие. Шансы у одиночной аптеки в нынешних условиях выжить становятся минимальными. Однако, ставить окончательный крест на малом бизнесе рано. Эксперты прекрасно знают сильные и слабые стороны сетевых и суверенных аптек. У последних это гибкая ценовая политика, низкие накладные расходы, персональный контроль качества обслуживания посетителей, знание специфики потребительского поведения в конкретном месте продажи и точечная работа с ассортиментом. Эти возможности плюс удачное местоположение и узкая специализация сейчас являются, возможно, последними козырями малого аптечного бизнеса. Преимуществ у сетевого игрока, безусловно, больше и они масштабнее. И главными являются более низкие входящие цены на лекарства вследствие получения от фармдистрибьюторов особых условий и бонусов, возможности проведения совместных акций. Поставщик может предложить выгодные варианты товарного и денежного кредитования и т.д. Также такие аптеки смогут использовать популярный, трендовый формат дискаунтера, которые в последние три года показывает высокие показатели роста. Аптечной сети проще получить кредит, автоматизировать процессы ценообразования и управления товарно-материальными запасами, пригласить на работу более профессиональных сотрудников. Резюмируя, можно предположить, что в будущем сети доведут свою долю на рынке до 95-97%, а впоследствии крупные сетевые игроки вытеснят более мелких. Ситуация, хорошо известная европейцу, где он в практически любом городе может найти популярные среди местного населения частные аптеки с многолетней историей и традициями. В нашей стране будущее - за сетевыми компаниями.

 

Московские Аптеки: У пациента мало шансов распознать фармподделку [ссылка]

Комментарий директора «Интер-С Групп» Настасьи Ивановой

Мы оцениваем начало проекта по маркировке лекарств как полезное и для производителей, и для потребителей лекарств, поскольку внедрение в течение двух лет такой системы позволит ощутимо защитить наш рынок от некачественных и поддельных препаратов. Правда, по данным Минздрава, доля фальсифицированных лекарств на российском рынке не превышает 0,01%. Казалось бы, это мизерный показатель, а стоимость внедрения системы маркировки при этом оценивается не менее, чем в 15 млрд рублей. Но, если принять во внимание оценки независимых экспертов, которые говорят об уровне присутствия фальсификата от 5 до 12% , то необходимость таких трат для борьбы с препаратами-подделками становится понятной. Особенно это важно для покупателя, который, приобретая ненастоящее лекарство, рискует своим здоровьем. Реализация проекта позволит каждому пациенту, даже пожилому и неискушенному в технических вопросах, легко проверить легальность купленных медикаментов с помощью бесплатного сканера в аптеке или своего телефона. На данный момент, возможности потребителя распознать подделку крайне ограничены. А учитывая, что фальсификат в последнее время становится все более качественным в плане производства, можно уверенно заключить, что потребитель практически не защищен от риска его покупки.

Конечно, существуют интернет-ресурсы, которые могут помочь потребителю проверить препарат по серии, номеру и названию, такие как портал качество.рф или сайт Росздравнадзора, на котором расположена автоматизированная информсистема поиска забракованных и изъятых из обращения лекарств. Однако, на данный момент оба ресурса малополезны, поскольку их базы невелики, информация, которую они предоставляют, минимальна, а большинство претензий, которые выявляются, касаются не качества препарата, а нарушения порядка ввоза и сертификации. Более правильно при наличии сомнений в качестве препарата звонить на «горячую» линию Минздрава, или напрямую связываться с производителем или дистрибьютором лекарства, сообщив название и номер серии, а также то, что при визуальном осмотре упаковки у вас возникли сомнения в ее подлинности.

Мы, как дистрибьюторы, в свое время сталкивались с подделками лекарств на рынке. В последнее время этого не происходит: сейчас все сложнее становится заниматься производством и реализацией поддельных лекарств, и с каждым годом процент фальсификата падает. Финансовые и государственные структуры достаточно эффективно борются с «фирмами-однодневками», через которые проходят деньги от реализации фармподделок, на это же направлено и ужесточение системы контроля и лицензирования. Во всяком случае, что касается наших препаратов, то в последние годы количество ввезенных лекарств всегда совпадает с данными по количеству розничных продаж. И на данный момент мы не фиксировали обращений ни граждан, ни регулирующих органов по поводу возможного фальсификата. Тем не менее, даже из открытых источников можно узнать, что некоторые производители говорят о демпинге со стороны дистрибьюторов, которым они свою продукцию не продавали и которые не могут объяснить ее происхождение. С помощью системы маркировки будет осуществляться полный мониторинг движения лекарственного препарата на всех этапах, что должно исключить подобные ситуации в будущем.

Затраты на установку программного обеспечения и приобретение специального оборудования будут достаточно серьезными, но производители пока оценить их не берутся. Очевидно, что реализация проекта вызовет некоторый рост цен на лекарственные препараты. К примеру, в странах Евросоюза, где программа маркировки уже осуществляется, фармпроизводители финансово и технически к проекту готовы, их расходы вряд ли будут чрезмерными. Надо понимать, что уменьшение прямых потерь от контрафактной и фальсифицированной продукции, снижение репутационных рисков, которые производитель несет из-за воровства его продукции, и, в глобальном смысле, здоровье нации, весят ощутимо больше, чем все затраты на маркировку.

 

Известия: Жизненно необходимо и недоступно [ссылка]

Росздравнадзор сообщил об отсутствии части льготных лекарств для лечения ВИЧ и онкологии в большинстве регионов страны

Лекарственное обеспечение жителей страны жизненно необходимыми и важнейшими лекарственными препаратами (список ЖНВЛП) составляет 64%. При этом больше всего проблем возникает у пациентов с ВИЧ-инфекцией и онкологией. Как следует из мониторинга ценовой и ассортиментной доступности лекарственных препаратов, проведенного Росздравнадзором в феврале, некоторые медикаменты для лечения этих заболеваний отсутствуют в 70 регионах страны.

По мнению экспертов, такая ситуация сложилась из-за недостатка бюджетных средств на закупку препаратов и неспособности российских производителей наполнить рынок необходимым объемом медикаментов. Еще одна причина — злоупотребления со стороны региональных властей при формировании местных перечней льготного лекарственного обеспечения.

По последним данным Росздравнадзора, в среднем по России на фармацевтическом рынке находится 418 международных непатентованных наименований (МНН) из 646, входящих в перечень ЖНВЛП.

— В 79 регионах России территориальные перечни льготных лекарств не соответствуют федеральному стандарту, потому налицо серьезные проблемы с обеспечением медикаментами льготников, — рассказала «Известиям» директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова. По ее словам, особые сложности существуют со снабжением лекарствами для лечения редких (орфанных) заболеваний, ВИЧ и онкологии. Не все пациенты получают лекарства даже по утвержденному списку.

Как следует из мониторинга Росздравнадзора, такие препараты для лечения ВИЧ, как например, ставудин, отсутствует в 73 регионах, лопиновир+ретоновир — в 56, атаназивир, абакавир и эфавиренз — в 68 регионах.

Сложная ситуация с обеспеченностью ЖНВЛП, предназначенными для лечения онкологии. Например, противоопухолевых средств мелфолан, сунитиниб и бортезомиб нет почти в 70 регионах, а трастузумаб, предназначенный для лечения рака молочной железы, не найти в 64 регионах страны.

Для сравнения, глицин, улучшающий метаболизм головного мозга, есть во всех регионах без исключения, как и омепразол, используемый для лечения язвы желудка. Анальгетик трамадол отсутствует только в Чеченской Республике, а снотворное зопиклон — в 14 субъектах РФ.

Фармацевт Ивановского областного онкологического диспансера Надежда Панова рассказала «Известиям», что существует несколько причин недостатка жизненно необходимых препаратов для онкобольных. Бывает, что на закупку некоторых лекарств у региона не хватает денег. Например, стоимость сунитиниба — от 150 до 170 тыс. рублей за одну упаковку. Другой противоопухолевый препарат — циклофосфан — стоит гораздо дешевле, но достать его — целая проблема. Он не производится в России, а заграничных поставок недостаточно, чтобы обеспечить всех нуждающихся. Фторурацил производится в нашей стране, однако всего одной компанией, поэтому он тоже в дефиците.

— Ивановская область работает в основном на дженериках, но и их не всегда хватает. Иногда пройдет аукцион, а получать нечего, потому что препарата элементарно нет на рынке. Импортозамещение ввели, а российские производители, видимо, еще не нарастили мощности, чтобы обеспечить нас всем необходимым, — пояснила Надежда Панова.

В случае когда в регионе возникает проблема с тем или иным жизненно необходимым препаратом, врачи предупреждают больного об этом и предлагают изменить схему лечения, ориентируясь на имеющиеся лекарства. Если препарат стоит недорого, то чаще всего люди покупают его за свои деньги. Ну а если не могут себе позволить покупку — соглашаются на всё, что предложит врач.

По мнению руководителя федерального научно-методического Центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадима Покровского, решение проблемы лекарственного обеспечения ВИЧ-инфицированных больных имеет даже большее социальное значение, чем онкологических.

— С одной стороны, в отличие от опухоли, ВИЧ-инфекция заразна. Степень ее распространения зависит от того, насколько своевременно инфицированные люди получают терапию. С другой стороны, если от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний страдают в основном пожилые люди, то средний возраст больных ВИЧ — 38–40 лет, то есть это самая работоспособная часть населения, — сказал Вадим Покровский. Он добавил, что 68% ВИЧ-инфицированных людей заняты трудовой деятельностью и еще 6% находятся в декретном отпуске.

Вадим Покровский подчеркнул, что в стране существует явный дефицит лекарств для лечения ВИЧ-инфицированных людей. Это связано с несколькими факторами. Во-первых, ежегодно увеличивается количество инфицированных людей, а среди пациентов, которые уже знают о своем положительном статусе, растет доля тех, кто уже не может обходиться без лекарств. Во-вторых, лечение ВИЧ-инфекции довольно дорогостоящее, стоимость годовой схемы составляет от 12,5 тыс. до 300 тыс. рублей.

— Чтобы приблизиться к европейскому уровню лекарственного обеспечения, нам нужно увеличить закупки в несколько раз, — сказал Вадим Покровский. — Мы начинаем терапию по экстренным показаниям, когда иммунитет уже сильно нарушен. А мировая практика обеспечивает лечение ВИЧ-инфекции сразу после выявления.

По словам Вадима Покровского, позднее начало лечения, связанное с дефицитом препаратов, — это одна из причин высокой смертности.

— Бюджетных средств не хватает, приходится выкручиваться в ущерб пациентам. Только за 2015 год в России умерло 29 тыс. ВИЧ-инфицированных, из них более 15 тыс. — от СПИДа. Всех этих людей можно было спасти, — сказал Вадим Покровский.

На своем сайте Росздравнадзор сообщает, что жалоб на дефицит ЖНВЛП не поступало. В Министерстве здравоохранения РФ тоже не видят поводов для беспокойства. В пресс-службе ведомства «Известиям» заявили, что цель организации лекарственного обеспечения — предоставить жителям конкретного региона необходимые медикаменты исходя из их актуальных потребностей, а вовсе не наполнить все субъекты РФ всеми препаратами из перечня ЖНВЛП.

— Важно отметить что, если лекарственного препарата под конкретным торговым наименованием нет в регионе, это не означает отсутствие его аналогов, в том числе по механизму действия, — сообщили в пресс-службе Минздрава.

Но эксперты с такой постановкой вопроса не согласны. Вадим Покровский уверен, что ассортимент ЖНВЛП должен быть максимально широк.

— Конечно, можно ограничиться небольшим количеством препаратов, только люди начнут умирать. Ведь у пациента может возникнуть аллергия на конкретное лекарство и его нужно заменить. А главное — существуют противопоказания. Например, если ВИЧ-инфицированную женщину лечить препаратом эфавиренз, то у нее может родиться неполноценный ребенок.

Директор фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» Эдуард Гарвилов считает, что в каждом регионе должны присутствовать все препараты из федерального перечня ЖНВЛП. Однако, по его данным, число совпадений отдельных наименований лекарств в региональных перечнях с федеральным перечнем ЖНВЛП колеблются от 646 в Краснодарском крае и Владимирской области до семи в Тверской области.

По его мнению, причина сложившейся ситуации заключается как в дороговизне некоторых препаратов, так и в действиях региональных властей. Сейчас Минздравом законодательно не закреплена обязательность присутствия лекарств из перечня ЖНВЛП в льготном региональном перечне для амбулаторных больных.

— В ряде регионов в местных перечнях нет препаратов для лечения ВИЧ или туберкулеза, но странным образом в них попадают гомеопатические препараты или коммерческие наименования препаратов, что вообще противоречит федеральному законодательству, — отметил Эдуард Гаврилов.

Эту точку зрения разделяет Настасья Иванова. По ее словам, местным властям просто невыгодно закупать препараты из федерального списка важнейших лекарств, поскольку на них распространяются предельные цены. Гораздо прибыльнее закупать препараты из коммерческого сегмента.

Согласно результатам проверки Счетной палаты РФ, которая проходила с 2013 по 2015 год, 74% всех расходов на лекарства — это личные средства граждан. С 2012 по 2015 год объем средств, которые россияне потратили на медикаменты, вырос на 154 млрд рублей (почти на 26%). При этом численность людей, получающих льготные лекарства, снижается (на 165 тыс. человек с 2012 по 2014 год). Более 76% граждан отказались от получения лекарств в пользу денежной компенсации, что может свидетельствовать о проблемах доступности льготных медикаментов.

Известия: Большая часть регионов оказалась лишена жизненно необходимых лекарств [ссылка]

По информации Росздравнадзора, в самом уязвимом положении оказались ВИЧ-инфицированные и онкобольные

В большинстве российских регионов катастрофически не хватает жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Лекарствами из этого списка обеспечены лишь 64% нуждающихся. По данным Росздравнадзора, отдельные препараты невозможно найти более чем в 70 регионах страны.

Главными причинами такой ситуации специалисты называют нехватку средств в бюджете на закупку дорогих лекарств, недостаток мощностей российских фармацевтических компаний, а также злоупотребления со стороны чиновников, формирующих списки льготных лекарств.

— В 79 регионах России территориальные перечни льготных лекарств не соответствуют федеральному стандарту, потому налицо серьезные проблемы с обеспечением медикаментами льготников, — сообщила «Известиям» директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова.

Она отметила, что даже при наличии препаратов в списке, их часто невозможно получить, причем больше всего проблем наблюдается с лекарствами для лечения ВИЧ, онкологии и орфанных заболеваний.

По данным проверок Счетной палаты в 2013-15 годах, 74% расходов на лекарства это личные сбережения россиян. При этом объемы затрат на медикаменты постоянно растет. С 2012 по 2015 год люди стали тратить на препараты на 154 млрд рублей (на 26%) больше. Так как люди в основном отказываются получать льготные лекарства предпочитая денежные компенсации, можно говорить о трудностях с получение медикаментов.

Подробнее: http://intersgroup.com/izvestiya-zhiznenno-neobhodimo-i-nedostupno/

Известия: Росздравнадзор взялся за «аборты на дому» [ссылка]
Источник: Известия

Ведомство наказало аптеки за продажу лекарств для прерывания беременности без рецепта

Служба по надзору в сфере здравоохранения подвела итоги работы по выявлению фактов продажи в аптеках препаратов для медикаментозного прерывания беременности. За год было составлено всего лишь 18 протоколов. По мнению экспертов, это очень низкий результат, поскольку таблетки для абортов входят в топ-10 медикаментов, которые реализуются незаконно. С другой стороны, гинекологи отмечают, что последствия от медикаментозного прерывания беременности гораздо менее опасны, чем от хирургического.

Объектами проверок Росздравнадзора стали препараты «Мифепристон» и «Мизопростол». В отчете ведомства говорится, что их можно использовать только в лечебном учреждении под наблюдением врача.

Член комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Екатерина Лахова рассказала «Известиям», что проверка Росздравнадзора — это реакция на законодательную инициативу по запрету розничной продажи лекарств для прерывания беременности. В начале 2016 года сенаторы (Екатерина Лахова, Галина Карелова, Елена Мизулина и другие) внесли в Госдуму законопроект, предусматривающий, что препараты, предназначенные для прерывания беременности, могут применяться только в больницах. Врачам будет запрещено выписывать рецепты на эти лекарства, и аптеки не смогут их продавать. Этот документ, по словам Екатерины Лаховой, будет рассмотрен в Госдуме до конца весенней сессии.

— Очень хорошо, что проведена проверка. Однако 18 протоколов — это необъективная цифра. Такой результат говорит лишь о том, что Росздравнадзор не в полной мере исполняет свои контролирующие функции, — сказала Екатерина Лахова. По ее мнению, в реальности нарушений, связанных с продажей препаратов для медикаментозного прерывания беременности без рецепта врача, в разы больше.

Это мнение разделяет и директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова. Она отметила, что медикаменты для прерывания беременности входят в топ-10 препаратов, которые реализуются незаконно, в том числе путем дистанционной продажи через интернет-аптеки. Однако контроль за отпуском таких препаратов со стороны Росздравнадзора явно недостаточен.

— Это неудивительно, поскольку данные препараты известны широкому кругу людей, они востребованы, стоимость их высока, а контроля со стороны госорганов практически нет. Даже если говорить о начатой «полномасштабной» кампании по пресечению незаконной продажи в аптеках данных препаратов, то ее результаты на данный момент крайне незначительны, — сказала Настасья Иванова.

Она отметила, что в интернете можно найти десятки сайтов, на которых предлагают купить не только наиболее популярные препараты типа «Мифепристон», «Мизопростол» или их аналоги, но и так называемые «китайские таблетки». Они на уровень дешевле, и потому популярны среди слоев менее обеспеченного населения.

— Как правило, молодые женщины не представляют, как выглядит процедура медикаментозного аборта, и не знают, что препараты можно принимать только в присутствии врача в специализированном медицинском учреждении, оснащенном спецоборудованием, — сказала Иванова. Она отметила, что в результате возможны такие побочные эффекты, как обильное кровотечение, отравление, гормональные отклонения и даже анафилактический шок и бесплодие.

Заведующая московской аптекой «Энергия» Светлана Михайлова рассказала, что все медикаменты для прерывания беременности отпускаются только по рецепту врача. А эксперты Росздравнадзора выявляют нарушения, делая контрольные закупки или наблюдая в очереди за тем, как продается товар. В случае выявления нарушения на физическое и юридическое лицо налагается штраф. А если это произойдет еще раз, то организацию могут лишить лицензии на несколько месяцев. Тем не менее фармацевты всё равно продают таблетки для прерывания беременности.

— По идее женщина должна побывать у гинеколога и прийти в аптеку с рецептом. Но «Мифепристон» в небольших дозировках и «Постинор» нужно принять в течение 72 часов. Этого времени бывает недостаточно, чтобы попасть на прием к врачу. Так что порой фармацевты рискуют и продают эти таблетки, — сказала Светлана Михайлова. По ее словам, работники аптек всегда предупреждают покупателей о побочных действиях. Но идут на риск, продавая их, поскольку от хирургического аборта последствия еще хуже.

В то же время академик РАН, президент общества акушеров-гинекологов Владимир Серов рассказал, что в акушерстве нет препаратов, которые могут вызвать тяжелые осложнения, это касается и «Мифепристона» и «Мизопростола». Врач опасается, что столь пристальное внимание именно к лекарствам для прерывания беременности со стороны Совета Федерации, а теперь и Росздравнадзора — еще один шаг на пути к запретам абортов, а значит, и к материнской смертности.

— Препараты для прерывания беременности должны продаваться только по рецепту врача, как и, например, сердечные гликозиды. Так что проблема рецептурного отпуска лекарств в аптеках должна решаться в целом, — пояснил Владимир Серов.

Он отметил, что медикаментозный аборт несет меньше неблагоприятных последствий, чем хирургический. И ни один здравомыслящий акушер-гинеколог не поддержит инициативу, направленную на его запрет.

По словам эксперта, самая передовая страна по минимальному количеству абортов — Голландия. Если в России на 1000 женщин детородного возраста приходится 40 абортов, то там — всего три-пять. Таких показателей Голландии удалось достичь благодаря организации абортных клиник, где беременность прерывается на высоком медицинском уровне, а в дальнейшем идет профилактика последующего аборта (за счет просветительской работы и гормональной терапии)

Журнал Da Signa: Аптечный бизнес. Итоги и перспективы [ссылка]

Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп»

Прежде чем оценить перспективы развития аптечных сетей в 2017 году следует подвести краткие итоги уходящего года и, в целом, понять на каком этапе своего развития находится наш аптечный рынок. В течение последних лет аптечные сети повсеместно испытывают недостаток платежеспособного спроса, более того, несколько лет кризиса серьезно изменили потребительское поведение россиян. Неудивительно, что аналитики ежегодно фиксируют как падение темпов роста фармацевтического рынка, так и одновременно постоянный рост средней стоимости лекарственного препарата. В первом полугодии 2016 года объем отечественного фармрынка вообще побил все антирекорды – он снизился на 9% в натуральном выражении и на более чем 4% - в стоимостном. Конечно, в конце года ситуация традиционно чуть выправилась за счет сезонного фактора, в первую очередь, из-за продаж противопростудных препаратов. Однако, в целом, прошлый год вряд ли можно назвать благополучным для аптечного ритейла.

Мы видим, что и без того невысокая рентабельность аптечного бизнеса продолжает снижаться, поскольку издержки и конкуренция на рынке увеличиваются, а средняя сумма чека уменьшается. Это уже стало правилом - пациенты теперь выбирают более дешевые аналоги нужных им лекарств, покупают только те препараты, без которых уже нельзя обойтись, ищут медикаменты со скидкой, или совсем отказываются от покупки – налицо серьезный спад продаж БАДов, витаминов, парафармацевтики, косметики. В последние годы значительно увеличилось количество аптек-дискаунтеров и это тоже признак текущей непростой экономической ситуации.

Кроме того, на сегодня в России уже вдвое превышено среднее количество жителей на одну аптеку, если брать за эталон этот показатель в странах Европы. В ЕС он равен 3250 человек, а в США доходит до 5 тысяч; в России, по данным министра здравоохранения, он составляет 1450 жителей (по данным DSM Group, этот показатель равен 2500 чел., а число аптек, заявленное Минздравом в 120 тыс., на самом деле вдвое ниже). Тем не менее, даже если опираться на статистику аналитиков, а не официальных органов налицо превышение оптимального количества субъектов фармдеятельности. Следствие этого - снижение рентабельности, ухудшение качества предоставляемой в аптеке консультационной помощи, уменьшение числа производственных аптек.

Неудивительно, что второй год подряд в Правительстве поднимается вопрос о квотировании количества аптек в России и эту инициативу участники рынка, согласно опросу компании KPMG, поддерживают. Предлагается взять на вооружение все тот же европейский опыт, где на законодательном уровне регулируется даже расстояние между ближайшими аптеками (кстати, похожая норма в 500 м между аптеками в городской местности была и в отмененном ныне российском стандарте от 1994 года), а муниципалитеты регламентируют и время работы аптеки. Делается это с целью повышения рентабельности фармритейла, например, работа нескольких аптек в одном районе в круглосуточном режиме не допускается. В ближайшее время мы не ждем появления похожих норм в нашем законодательстве, однако, желание законодателя притормозить процесс бесконтрольного увеличения аптечных учреждений очевидно.

На повышение прибыльности бизнеса направлена дистанционная онлайн-торговля лекарственными препаратами с площадки лицензированной аптеки, которая ориентировочно будет разрешена в октябре, и остановка разработки проекта продаж лекарств в нефармацевтической рознице (в первую очередь, в магазинах продуктовых ритейлеров). Конечно, это не означает, что дискуссии об этом не продолжатся. В самих торговых центрах есть и аптеки, и аптечные пункты. Да и в продуктовой рознице появились новые форматы присутствия аптек (например, сотрудничество Х5 с аптечными сетями Мегафарм, СИА Интернейшнл («Да здоров» и «А-Мега»).

В России количество аптек в целом уже не увеличивается, однако, отдельные компании свои сети развивают. Более того, если сравнить рейтинги аптечных сетей за первое полугодие 2015 и 2016 годов мы увидим, что список покинуло около 10% участников. Это показатель того, что в перспективе эволюционным путем количество аптек в нашей стране достигнет оптимального числа. Однако, в целом, ситуация неоднородна. Избыточное количество аптек неравномерно распределено по территории страны и в городах-миллионниках, как правило, появление новых игроков практически исключено – такие города плотно покрываются несколькими дискаунтерами и войти на рынок безболезненно невозможно. В отдаленных регионах, напротив, очевидна проблема обеспечения лекарствами, а аптечный бизнес терпит убытки.

Хочется также отметить, что с 1 марта лекарства в нашей стране будут продавать по новым правилам, в частности, фармацевты больше не смогут отказать покупателю в его просьбе о ценах на аналоги интересующих его лекарств. Это значит, что в условиях высокой конкуренции и изменения поведения покупателей борьба за них будет ужесточаться и в ход пойдут все способы современного маркетинга: распродажи, скидки, подарки, совместные акции с поставщиками и производителями. Особое место здесь займут дополнительные услуги, начиная от измерения давления или определения индекса массы тела до бесплатного Wi-Fi, что может поднять авторитет аптеки у молодого платежеспособного покупателя. Уже сейчас аптечные сети активно ищут новые каналы сбыта медикаментов и предзаказ на крупных онлайн-площадках (например, анонсированное сотрудничество аптечной сети «36,6» и магазина Ozon), может, по оценке экспертов, увеличить выручку ритейлера до15%.

В последнее время заметен нарастающий тренд повышения прибыльности бизнеса аптечных сетей путём привлечения денег через маркетинговые контракты (рекламные бюджеты, маркетинговые акции, выполнение графика объема продаж); снижения закупочных цен (заключая прямые контракты с производителем, создавая аптечные союзы и т.п.); применения в своей практике формата работы FMCG-ритейла с бэк-маржой, размер которой в последний год поднялся до 8%. Фармпроизводители вынуждены как повышать вознаграждение аптекам (поскольку в натуральном объеме продажи не увеличиваются), так и доплачивать за закупку и продвижение собственной продукции, а не аналогов конкурентов.В 2017 году аптечный бизнес будет по-прежнему делать основную ставку на два сегмента ЛС – с высокой маржой и быстрой оборачиваемостью.

Итоги и перспективы Настасья Иванова

Аптечный бизнес 2017

Metro: В аптеках будет больше скидок [ссылка]
Источник: Metro

С 1 марта в России лекарства начинают продавать по новым правилам. В частности, теперь сотрудникам аптек законом запрещено «рекламировать» покупателям более дорогие лекарства при наличии дешёвых аналогов. Кроме того, Минздрав в 2017 году ужесточает правила продажи рецептурных препаратов при отсутствии на руках рецепта. Ответственность ляжет на бизнес. Таким образом людей хотят отучить заниматься самолечением.

 

Комментарий эксперта фармацевтического рынка

 

Никакого негатива для покупателей не будет - в отличие от аптечных сетей, говорит Metro Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора.

- Многие антибиотики уже стало сложнее купить, и потенциально, конечно, могут вырасти очереди в поликлиники. Но проблем не будет, - говорит эксперт. - Что касается правил по аналогам, то аптекам просто придётся придумывать способы, чтобы конкурировать за покупателя. Станет больше распродаж, скидок, подарков. Особое место займут дополнительные услуги, начиная от измерения давления или определения индекса массы тела и заканчивая бесплатным Wi-Fi, что может поднять авторитет аптеки у молодого платёжеспособного покупателя.

 

комментарий эксперта фармрынка Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора

 

 

Деловой квартал: Уральский бизнесмен Малик Гайсин приобрел аптечную сеть в ХМАО [ссылка]

Структура, аффилированная с предпринимателем, купила крупнейшую в округе сеть аптек, ранее принадлежавшую региональному правительству. Для руководства сети такой сценарий стал неожиданностью.

О приватизации «Ханты-Мансийской аптеки», которая занимает 20% на рынке Ханты-Мансийска и Югры, сообщает пресс-служба Российского аукционного дома. 100% пакет акций предприятия был продан за 277,2 млн руб. компании «Уралтрейдконсалтинг». Стартовая цена лота составила 180 млн руб., в торгах участвовало три претендента.

«Ханты-Мансийская аптека» насчитывает более 70 точек, прибыль сети в 2015 г. составила 12,7 млн руб. По данным системы «СПАРК-Интерфакс», «Уралтрейдконсалтинг» аффилирован со свердловским предприятием «Уралбиофарм», подконтрольным бизнесмену Малику Гайсину. В компании отказались комментировать сделку. Победа «Уралтрейдконсалтинга» стала неожиданной для аптечной сети.

«Мы узнали об этом несколько часов назад, и это стало для нас неожиданностью. Из всех потенциальных инвесторов мы общались только с представителями «Годовалова», которые захотели расширить свое присутствие в нашем регионе. Новые владельцы с нами не выходили на связь», — сказала газете гендиректор «Ханты-Мансийской аптеки» Елена Тельнова.

О планах нового собственника ей неизвестно, как и о том, почему стартовая цена была ниже уставного капитала в 396,2 млн руб. Впрочем, участники рынка считают, что сотрудничество с фармпроизводителем поможет сети выжить среди федеральных дискаунтеров: из-за их низких розничных цен окружные предприятия становятся неконкурентоспособными.

Когда на рынок Свердловской области вышла башкирская сеть «Фармлэнд», бывший владелец аптек «Здравник» Андрей Рожков говорил, что она может закрепиться в регионе, при грамотной стратегии продвижения.

«Переизбыток продавцов будет способствовать снижению цен на лекарства, что полезно для потребителя, но чревато уменьшением прибыли для аптекарей. А снижать цены придется, так как падение продаж медпрепаратов продолжается второй год. В условиях кризиса и конкуренции борьба за покупателей становится особенно жесткой», — отмечала Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп».

Московские аптеки, тема номера: Аптечная конкуренция меняет формат [ссылка]

Новый стандарт ужесточит аптечную борьбу за покупателя

Комментарий журналу Московские Аптеки дала Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп»:

Прежде чем оценить перспективы развития аптечных сетей в 2017 году следует подвести краткие итоги уходящего года и, в целом, понять на каком этапе своего развития находится наш аптечный рынок. В течение последних лет аптечные сети повсеместно испытывают недостаток платежеспособного спроса, более того, несколько лет кризиса серьезно изменили потребительское поведение россиян. Неудивительно, что аналитики ежегодно фиксируют как падение темпов роста фармацевтического рынка, так и одновременно постоянный рост средней стоимости лекарственного препарата. В первом полугодии 2016 года объем отечественного фармрынка вообще побил все антирекорды – он снизился на 9% в натуральном выражении и на более чем 4% - в стоимостном. Конечно, в конце года ситуация традиционно чуть выправилась за счет сезонного фактора, в первую очередь, из-за продаж противопростудных препаратов. Однако, в целом, прошлый год вряд ли можно назвать благополучным для аптечного ритейла.

Мы видим, что и без того невысокая рентабельность аптечного бизнеса продолжает снижаться, поскольку издержки и конкуренция на рынке увеличиваются, а средняя сумма чека уменьшается. Это уже стало правилом - пациенты теперь выбирают более дешевые аналоги нужных им лекарств, покупают только те препараты, без которых уже нельзя обойтись, ищут медикаменты со скидкой, или совсем отказываются от покупки – налицо серьезный спад продаж БАДов, витаминов, парафармацевтики, косметики. В последние годы значительно увеличилось количество аптек-дискаунтеров и это тоже признак текущей непростой экономической ситуации.

Кроме того, на сегодня в России уже вдвое превышено среднее количество жителей на одну аптеку, если брать за эталон этот показатель в странах Европы. В ЕС он равен 3250 человек, а в США доходит до 5 тысяч; в России, по данным министра здравоохранения, он составляет 1450 жителей (по данным DSM Group, этот показатель равен 2500 чел., а число аптек, заявленное Минздравом в 120 тыс., на самом деле вдвое ниже). Тем не менее, даже если опираться на статистику аналитиков, а не официальных органов налицо превышение оптимального количества субъектов фармдеятельности. Следствие этого - снижение рентабельности, ухудшение качества предоставляемой в аптеке консультационной помощи, уменьшение числа производственных аптек.

Неудивительно, что второй год подряд в Правительстве поднимается вопрос о квотировании количества аптек в России и эту инициативу участники рынка, согласно опросу компании KPMG, поддерживают. Предлагается взять на вооружение все тот же европейский опыт, где на законодательном уровне регулируется даже расстояние между ближайшими аптеками (кстати, похожая норма в 500 м между аптеками в городской местности была и в отмененном ныне российском стандарте от 1994 года), а муниципалитеты регламентируют и время работы аптеки. Делается это с целью повышения рентабельности фармритейла, например, работа нескольких аптек в одном районе в круглосуточном режиме не допускается. В ближайшее время мы не ждем появления похожих норм в нашем законодательстве, однако, желание законодателя притормозить процесс бесконтрольного увеличения аптечных учреждений очевидно. На повышение прибыльности бизнеса направлена дистанционная онлайн-торговля лекарственными препаратами с площадки лицензированной аптеки, которая ориентировочно будет разрешена в октябре, и остановка разработки проекта продаж лекарств в нефармацевтической рознице (в первую очередь, в магазинах продуктовых ритейлеров). Конечно, это не означает, что дискуссии об этом не продолжатся. В самих торговых центрах есть и аптеки, и аптечные пункты. Да и в продуктовой рознице появились новые форматы присутствия аптек (например, сотрудничество Х5 с аптечными сетями Мегафарм, СИА Интернейшнл («Да здоров» и «А-Мега»).

В России количество аптек в целом уже не увеличивается, однако, отдельные компании свои сети развивают. Более того, если сравнить рейтинги аптечных сетей за первое полугодие 2015 и 2016 годов мы увидим, что список покинуло около 10% участников. Это показатель того, что в перспективе эволюционным путем количество аптек в нашей стране достигнет оптимального числа. Однако, в целом, ситуация неоднородна. Избыточное количество аптек неравномерно распределено по территории страны и в городах-миллионниках, как правило, появление новых игроков практически исключено – такие города плотно покрываются несколькими дискаунтерами и войти на рынок безболезненно невозможно. В отдаленных регионах, напротив, очевидна проблема обеспечения лекарствами, а аптечный бизнес терпит убытки.

Хочется также отметить, что с 1 марта лекарства в нашей стране будут продавать по новым правилам, в частности, фармацевты больше не смогут отказать покупателю в его просьбе о ценах на аналоги интересующих его лекарств. Это значит, что в условиях высокой конкуренции и изменения поведения покупателей борьба за них будет ужесточаться и в ход пойдут все способы современного маркетинга: распродажи, скидки, подарки, совместные акции с поставщиками и производителями. Особое место здесь займут дополнительные услуги, начиная от измерения давления или определения индекса массы тела до бесплатного Wi-Fi, что может поднять авторитет аптеки у молодого платежеспособного покупателя. Уже сейчас аптечные сети активно ищут новые каналы сбыта медикаментов и предзаказ на крупных онлайн-площадках (например, анонсированное сотрудничество аптечной сети «36,6» и магазина Ozon), может, по оценке экспертов, увеличить выручку ритейлера до15%. В последнее время заметен нарастающий тренд повышения прибыльности бизнеса аптечных сетей путём привлечения денег через маркетинговые контракты; снижения закупочных цен (заключая прямые контракты с производителем, создавая аптечные союзы и т.п.); применения в своей практике формата работы FMCG-ритейла с бэк-маржой. В 2017 году аптечный бизнес будет по-прежнему делать основную ставку на два сегмента ЛС – с высокой маржой и быстрой оборачиваемостью. 

Фарм эксперт

 

Фарм рынок России

Скидки до 50% на натуральную косметику [ссылка]

Прекрасная премиум косметика NAT'AURA по эксклюзивным ценам от официального дистрибьютора

 

50% скидка на любой продукт из трех возрастных линий:

- NAT'AURA Pearls 20+
- NAT'AURA Platinum 30+
- NAT'AURA Diamond 45+

В косметике Натура используется натуральное сырье из различных регионов планеты, сочетая древние местные традиции поддержания красоты тела с инновациями и современными технологиями в области косметологии. Каждая линия NAT'AURA имеет свои особенности, экслюзивные формулы и ингредиенты для поддержания красоты кожи в определенном возрасте.

ЛИНИЯ NAT'AURA PEARLS 20+ - сохранить юность!

Интервал между 20 и 30 годами - период уверенности в молодости. Но это и время, когда нужно создать навыки по уходу за своей кожей. Её нужно увлажнять и защищать от агрессивных факторов окружающей среды, стресса и усталости. Активные ингредиенты, объединенные в линию: био экстракт эхинацеи; стволовые клетки из эхинацеи; био масло энотеры. В зависимости от конкретного продукта и его функций, эти ингредиенты дополняют друг друга. Продукты имеют нежную, эфирную структуру. 

ЛИНИЯ NAT'AURA PLATINUM 30 + - сохранить красоту!

Каждая женщина должна создать функциональный план для эффективного ухода за кожей. Для сохранения молодого вида кожи необходимо как можно дольше помогать естественным механизмам и функциям, которые могут замедлить процесс старения и противодействовать факторам, ускоряющим эти процессы. Активные ингредиенты, объединенные в линию: биоэкстракт альпийской розы; стволовые клетки из альпийской розы; биомасло бораго. Подбор ингредиентов и формул учитывает специфику и нужды возраста. Эти продукты элегантны, с богатой текстурой, они дарят эмоциональное наслаждение при употреблении. 

ЛИНИЯ NAT'AURA DIAMOND 45 + - остановить время!

После 45-летнего возраста - период красивой зрелости. Чтобы сохранить свой магнетизм и молодой вид каждая женщина нуждается в создании всеобъемлющего и индивидуального ухода за своей кожей. Косметическая продукция должна укреплять защитную функцию эпидермиса, стимулирует обновляет клетки и оживляет кожу. Активные ингредиенты, объединенные в линию: органическое аргановое масло; аргановые стволовые клетки; ORSIRTINE ISR (сиртуин). Подбор ингредиентов и формул учитывает специфику и нужды возраста. 

Скидки на косметику

Metro: Какие продукты, товары и услуги вырастут в цене в 2017 году [ссылка]
Источник: METRO

Metro: Какие продукты, товары и услуги вырастут в цене в 2017 году

С наступающим! Курильщиков заочно признали главными «неудачниками»

В 2017 году в России заметно подорожают сигареты, бензин и отдельные продуктовые категории, в первую очередь, кондитерские изделия. Об этом Metro рассказали эксперты потребительского рынка. Больше всего не повезло курильщикам. Их ждёт самое значительное повышение цен на табак в новейшей истории. Акцизы вырастут в сумме на 30%.

– Только за счёт налогов табачная продукция в 2017 году подорожает на 14 рублей за пачку, – рассказывает Александр Лютый, директор по корпоративным отношениям «БАТ Россия». – Средняя цена превысит 100 рублей.

Бензин в будущем году прибавит около 7–8%, прогнозирует Андрей Гордеев, ведущий аналитик «Верген Групп».

– Может быть, и больше – до 10%, но ФАС не должна этого допустить, – комментирует он.

Если не произойдет каких-либо значимых событий, способных резко изменить баланс спроса и предложения на розничном рынке моторного топлива, рост цен на бензин не должен превысить уровень инфляции, продолжает тему Алексей Калачёв, эксперт "Финам".

– Но если по каким-либо причинам резко вырастет спрос, например, в стране вдруг поднимется уровень доходов населения, или резко упадет производство бензина, в частности, в вследствие аварии на НПЗ, или вырастут мировые цены на топливо (и производители станут его больше поставлять на экспорт), тогда пружина отложенного роста цен, заведенная повышением акцизов, может и выстрелить, – комментирует эксперт.

До 10% подорожает сладкое, считает Елизавета Никитина, директор Центра исследований кондитерского рынка. Сильнее всего цены вырастут на продукцию, которая содержит какао-бобы (особенно шоколад). Но это минимальный показатель роста за кризисные годы.

– По ряду товаров подорожания может не быть вовсе. Это торты, пирожные и тому подобное, – заключает Никитина.

Среди продуктов питания кроме кондитерских изделий выше инфляции будут расти цены на мясо и рыбу, а также морепродукты (10–12%).

Цены на спиртные напитки вырастут в России в среднем в пределах инфляции – на 5%, предполагает Вадим Дробиз, директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя. Правительство не станет ограничивать рост акцизов после иркутских событий с «Боярышником». Тогда сообщалось, что это могут сделать в целях снижения потребления суррогатов.

– Такого не будет, – уверен Дробиз. – Минимальная цена водки вырастет до 205 рублей, реальная на полке магазина – до 230. Шампанское прибавит примерно 20 рублей, вино – 15, пиво – несколько рублей.

Лекарства в случае, если рубль удержит позиции, не подорожают больше, чем на 5–7%, комментирует Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп».

– Дешеветь они вряд ли будут, сырьё по-прежнему всё импортное, – объясняет эксперт.

[Ситуация, при которой в будущем году стоимость лекарств будет постепенно снижаться, даже при укреплении рубля, маловероятна. Понижение цен может вызвать хаос и неопределенность на рынке. Наш прогноз на 2017 год – это постепенное и малозаметное повышение цен в рамках инфляции. Кстати, такой же прогноз дает и Минздрав. Однако, в целом, рост цен на лекарства в аптеках будет по-прежнему напрямую зависеть от того продолжится ли серьезная девальвация нашей валюты или рубль будет оставаться на месте или даже медленно укрепляться (правда, эксперты в области макроэкономики считают такой вариант событий маловероятным).

Производители медикаментов вынуждены следовать глобальным тенденциям фармрынка, а они в течение последних лет состоят в практически бесконтрольном росте цен на лекарства, как на зарубежные, так и на российские, поскольку они производятся из импортного сырья. Удается удерживать только цены на важнейшие лекарства, которые контролирует государство.

Если рубль сильно упадет, то цены пойдут снова вверх, если падения не будет или оно будет незначительным (5-7%), то цены останутся на прежнем уровне.]

Одежда и обувь вряд ли прибавят больше 2–3%, считают эксперты. Сначала упал спрос, а затем и курс доллара.

Бытовая техника и электроника останутся при своих, и нынешнее укрепление рубля здесь не будет играть на пользу потребителям. "В случае, если курсы валют вырастут значительно, то ожидать повышения цен на электронику стоит не раньше чем через 1,5-2 месяца после того, как стоимость доллара увеличилась. Это связано с тем, что влияние курсов на цену гаджетов отложенное", говорит Сергей Тихонов, представитель "Связного".

Ценники на полках переписывают через 1,5–2 месяца после изменения курса, рассказывает Сергей Тихонов, представитель «Связного».

Стоимость отдыха после Нового года пойдёт на убыль, отмечает Янис Дзенис, представитель Aviasales.ru:

– По статистике 2013–16 годов, средний чек на авиабилеты упадёт на 11%. К примеру, Австрия – на 23%, Франция – на 13%. А тёплые страны – Таиланд, ОАЭ и Израиль – подешевеют на 8% к марту.

За год средний чек по авиабилетам, бронируемым россиянам, упал на 40%, отмечает Александр Сизинцев, генерального директора Biletix. В первую очередь, потому что пассажиры активно осваивают лоукост, экономя бюджеты и отказываясь от дополнительных бонусов:

– Значительное изменение в ценообразовании авиакомпаний в 2017 году возможно только при изменении внешних факторов, среди которых можно отметить резкое изменение курса национальной валюты, спроса или конкуренции на направлениях, – заключает Сизинцев.

Аптечное дело: Что произойдет, если отпустить цены на ЖНВЛП [ссылка]

Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора Интер-С Групп:

Для отечественной фармотрасли самостоятельное изменение цен на недорогие лекарственные средства, входящие в список ЖНВЛП, означает возможность производителя индексировать (точнее, повышать) цены на такие медикаменты в соответствии с изменением ее себестоимости (увеличение цен на ввозное сырьё, уровнем инфляции и т.п.). На данный момент такой возможности наша фарма условно лишена, поскольку есть возможность изменять цены один раз в год и только на величину прогнозируемой/утверждённой инфляции).

В отношении нелокализованных зарубежных фармпроизводителей такая возможность принципиально отсутствует, так как речь идёт только о поддержке национального производителя. Снижение маржинальной рентабельности (вплоть до отрицательной) в данном сегменте будет приводить к «вымыванию» из него медпрепаратов тех иностранных производителей, которые не смогут (или не захотят) такие издержки на себя принять. В первую очередь это коснётся производителей препаратов-дженериков, поскольку у них по сравнению с производителями оригинальных лекарств значительно меньшая рентабельность из-за меньшей зарегистрированной цены. Таким образом, после введения возможности индексации теоретически на российском фармрынке должны остаться препараты-оригинаторы и дженерики российского производства. Это можно назвать: программа «Импортозамещение» в действии, так как эта инициатива позволит увеличить конкурентоспособность российского производителя.

Вне всяких сомнений инициатива приведёт к подорожанию сегмента ЖНВЛП отечественных фармпроизводителей, а за этим обязательно произойдет новое повышение цен всего нижнего ценового сегмента. Что касается лекарств с ценой до 50 руб., повышение может быть от 25 до 50% (в некоторых случаях возможно и удвоение цен – у медикаментов стоимостью до 15-20 руб.).

Журнал Da Signa: Главные драйверы роста [ссылка]
Источник: Журнал Da Signa

В середине 2016 года эксперты отмечали, что реальные продажи лекарств продолжают падать, прибыли фармкомпаний и дистрибьюторов снижаются. Объем отечественного фармрынка за 2015 год вырос на 9,3 %. Но главные драйверы этого роста – инфляция и увеличение цен на лекарства. Комментарий директора фармдистрибьютора "Интер-С Групп" Настасьи Ивановой. Октябрь 2016 г.

 

В России могут запретить продажу антибиотиков без рецепта [ссылка]

В Министерстве здравоохранения создается национальный план действий по сдерживанию антимикробной резистентности, одной из целей которого является введение в России рецептурной продажи антибиотиков. Опасность устойчивости к антимикробным препаратам давно очевидна - накопление в организме таких веществ может привести к тому, что через 20 лет антибиотики совсем перестанут помогать людям. В настоящее время резистентность многих микробов к антибиотикам колеблется от 30 до 100%, при этом многие виды микроорганизмов стали к лекарствам абсолютно устойчивыми. По данным экспертов, невосприимчивость к антибиотикам ежегодно уносит жизни 700 тыс. чел., к 2050 г. при сохранении темпов роста этот показатель может достигнуть 10 млн чел.

Причин антимикробной резистентности немало, однако, основными считаются нерациональное использование антибиотиков в процессе самолечения, а также применение их в птицеводстве и мясомолочном животноводстве. В результате даже те люди, которые не используют антибиотики, получают их крошечные дозы, регулярно употребляя в пищу мясные продукты. В результате бактерии, вызывающие серьезные инфекции, многие из которых являются смертельно опасными для человека, становятся все более устойчивыми к противомикробным препаратам.

В первой половине 20 века разработка и применение антибиотиков стало настоящим спасением для человечества: микроорганизмы почти в 100% случаев оказывались чувствительными к проводимой терапии. Чтобы лечить быстрее и результативнее, врачи назначали антибактериальные препараты во всех случаях, где был намек на инфекцию. Однако сейчас эксперты отмечают, что золотой век антибиотиков закончился.

Эксперт фармрынка Анатолий Новиков считает, что целебные свойства антибиотиков оказались под угрозой, поскольку их неизбирательное применение людьми без достаточных оснований в качестве «дежурного» средства привело к развитию устойчивости микроорганизмов. «Есть устоявшееся мнение, что антибиотики максимально быстро и эффективно помогут остановить заболевание. Это действительно так, однако, применение антибиотика без выполнения требования минимальной дозы, кратности и длительности приёма, или вовсе не по показаниям, наоборот приводят к появлению штаммов микроорганизмов, нечувствительных к этим антибиотикам. Необходимо понимать, что применение антибиотиков пациентом без ведома врача, также как и их «профилактический» приём, приносят организму человека огромный вред», - отмечает специалист.

Невролог Павел Бранд отмечает, что «под действием антибиотиков бактерии мутируют, особенно, если курс не закончен. Следующему человеку, которому попадут эти бактерии, к такому же антибиотику будет резистентность». Специалист объясняет, что если человек при обычном насморке начинает лечить вирусное заболевание антибиотиками, то, когда он заболеет ангиной, антимикробный препарат ему уже не поможет.

В современных условиях неспособность лечить инфекции антибиотиками может обернуться катастрофой, поскольку такие распространенные заболевания как пневмония, менингит, дизентерия, гонорея, различные тяжелые госпитальные инфекции могут стать для пациентов смертельными. Устойчивость к стандартно используемым антибиотикам особенно опасна для детского здоровья - более 90% инвазивных заболеваний у детей младшего возраста составляют инфекции с высоким уровнем смертности, такие как менингит и пневмония.

По мнению экспертов, основные пути преодоления устойчивости микроорганизмов к антибиотикам – это назначение препаратов только при четких клинических показаниях, более эффективное использование простейших антибиотиков, использование кратких курсов лечения, применение одновременно нескольких антибиотиков с различным механизмом действия, а также поиск и внедрение в практику новых антибактериальных лекарств. К сожалению, сегодня не существует принципиально нового класса антибиотиков, приемлемого для клинического применения, а разработка новых препаратов может занять от 10 до 15 лет.

Еще один способ – введение рецептурного отпуска таких препаратов в аптеках в целях прекращения самолечения и приема антибиотиков без назначения врача. «Безусловно, в перспективе нам необходимо отказаться от свободной продажи антибиотиков, однако, делать это в данный момент нецелесообразно», - отмечает директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова. «Запрет на продажу приведет к непрогнозируемому росту количества визитов к врачу, к очередям в поликлиниках, кроме того, нельзя забывать, что в нашей стране есть немало мест, где невозможно получить рецепт, поскольку нет даже фельдшерско-акушерских пунктов».

Правительство Великобритании попросило экономиста Джима О'Нила изучить глобальную проблему устойчивости к противомикробным препаратам и предложить меры по ее решению на международном уровне. Одной из мер эксперт назвал  наказание врачей, которые прописывают антибиотики пациентам, пока анализы не показали, что инфекция бактериальная.

По мнению Анатолия Новикова, существует достаточно простой, абсолютно надёжный и невероятно дешёвый способ справиться с имеющейся, либо формирующейся резистентностью к антибиотикам. Специалист отмечает, что для этого «необходимо на государственном уровне во всем мире запретить использование одной группы антибиотиков в течение 15-20 лет. Через пару десятилетий этот вид антибиотиков вновь будет высокоэффективен в борьбе с бактериями, которые «забудут» этот вид противомикробных препаратов». Правда, эксперт отмечает, что такой способ скорее из разряда выполнимых только теоретически.

Не исключено, что в ближайшее десятилетие ученые смогут найти достойную замену антибиотикам, к примеру, в Австралии открыт новый способ борьбы с бактериями в виде нетоксичного для человека полимера, который уничтожает бактерии, устойчивые к антибиотикам. А в домашних условиях помогут «природные антибиотики» с сильным антибактериальным эффектом, такие как: чеснок, лук, ромашка, имбирь и орегано. 

Коммерсант: Уральский пунктик «Фармленда» [ссылка]
Источник: Коммерсант

Аптечная сеть из Башкирии намерена закрепиться в Свердловской области

Как стало известно „Ъ”, башкирская аптечная сеть «Фармленд» намерена выйти на рынок Свердловской области. По данным областного минздрава, в ближайшее время она намерена открыть в регионе порядка 150 точек. Другие участники рынка считают, что аптечный рынок региона уже перенасыщен. По оценкам экспертов, открытие одной точки обходится в 1,5–2 млн руб.

О появлении нового крупного игрока на аптечном рынке Свердловской области вчера на пресс-конференции рассказала начальник управления фармацевтического и медицинского лицензирования регионального министерства здравоохранения Наталья Харламова. Название она уточнять не стала, лишь отметив, что сеть будет участвовать в обеспечении населения льготными лекарствами. По сведениям „Ъ”, речь идет о башкирской сети «Фармленд».

Аптечная сеть «Фармленд» основана в 1997 году в Мелеузе (Башкирия). В 2012 году компания вышла за пределы республики. Ее аптеки появились в Тюменской, Оренбургской и Челябинской областях, в Удмуртии и Татарстане. По итогам 2015 года «Фармленд» занимает восьмое место в рейтинге аптечных сетей России по данным DSM Group. В составе сети порядка 600 аптек и аптечных центров. По данным базы «СПАРК-Интерфакс», в 2015 году ее выручка составила 8,03 млрд руб.

По словам пресс-секретаря областного минздрава Константина Шестакова, «Фармленд» планирует открыть в регионе порядка 150 аптек. Оперативно получить комментарий в аптечной сети не удалось, однако на своем сайте компания не скрывает планов по расширению. «Мы не боимся идти вперед и не боимся открывать новые горизонты вместе с нашими покупателями», — сообщается на сайте компании.

По словам Натальи Харламовой, в Свердловской области на 1 августа 2016 года функционируют 1782 аптеки. Среди них 160 государственных аптек, свыше 230 — муниципальных, остальные — частные. По словам экс-владельца сети аптек «Здравник» Андрея Рожкова, аптечный рынок Свердловской области в данный момент перенасыщен. «Если „Фармленд” разработает грамотную стратегию продвижения на рынке, будет эффективно работать с клиентами, то у него есть все шансы закрепиться в регионе», — считает он. Как отметила директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова, Екатеринбург — один из лидеров среди российских городов по количеству аптек в пересчете на душу населения. «На фоне экономического кризиса и падения платежеспособности населения в стране за последние три года зафиксировано увеличение количества аптек почти в два раза. В настоящее время в Екатеринбурге в среднем на одну точку приходится 1900 человек», — подчеркнула госпожа Иванова. По ее словам, «Фармленд» как весьма крупный игрок вполне может составить серьезную конкуренцию двум основным лидерам областного рынка аптечного ритейла — «Классике» и «Живике». «Переизбыток продавцов будет способствовать снижению цен на лекарства, что полезно для потребителя, но чревато уменьшением прибыли для аптекарей. А снижать цены придется, так как падение продаж медпрепаратов продолжается второй год. В условиях кризиса и конкуренции борьба за покупателей становится особенно жесткой», — говорит Настасья Иванова. По оценкам участников рынка, открытие одной аптеки среднего размера обходится в 1,5–2 млн руб.

 

Деловой квартал: Переизбыток продавцов [ссылка]

«Переизбыток продавцов». В Екатеринбург заходит крупная сеть аптек

Борьба фармритейлеров за покупателей ужесточится еще сильнее — башкирская аптечная сеть «Фармленд» намерена открыть в Свердловской области примерно 150 точек.

О намерениях башкирской сети «Фармленд» выйти на рынок Среднего Урала пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на начальника управления фармацевтического и медицинского лицензирования регионального министерства здравоохранения Наталью Харламову. По данным представителя областного Минздрава, фармритейлер собирается открыть в регионе порядка 150 аптек. Сейчас в Свердловской области расположено 1782 аптеки, говорит г-жа Харламова. 160 точек из них — государственные, более 230 — муниципальные, а остальные принадлежат частным компаниям.

Компания «Фармленд» была основана в 1997 г., первая аптека заработала в небольшом башкирском городе Мелеуз. В 2012 г. сеть вышла за пределы республики и сейчас работает в Тюмени, Ижевске, Оренбурге, Республике Татарстан и Челябинской области. Сейчас «Фармленд» насчитывает более 600 точек и занимает восьмое место в рейтинге крупнейших аптечных сетей России, составленном DSM Group.

Игроки аптечного рынка Свердловской области отмечают его перенасыщенность. Однако сеть может закрепиться в регионе, если разработает грамотную стратегию продвижения, говорит бывший владелец аптек «Здравник» Андрей Рожков.

«Переизбыток продавцов будет способствовать снижению цен на лекарства, что полезно для потребителя, но чревато уменьшением прибыли для аптекарей. А снижать цены придется, так как падение продаж медпрепаратов продолжается второй год. В условиях кризиса и конкуренции борьба за покупателей становится особенно жесткой», — говорит Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп».

По оценкам участников рынка, открытие одной аптеки обходится в 1,5-2 млн руб. Таким образом на экспансию в Свердловскую область «Фармленд» может потратить примерно 225-300 млн руб.

В 2014 г. DK.RU составлял рейтинг аптечных сетей Екатеринбурга: 93% рынка принадлежало региональным операторам, а тройку крупнейших сетей города составляли «Живика», «Классика» и государственная «Фармация».

 

Коммерсант: Фармрынок взял курс на импортозамещение [ссылка]

Российский фармацевтический рынок адаптировался к текущей экономической ситуации: за первые шесть месяцев текущего года наблюдается уменьшение спада продаж лекарств в натуральном выражении. В отрасли набирает темп импортозамещение. Доля отечественных производителей выросла, кроме того, продолжается строительство новых фармзаводов, рассчитанных на производство препаратов, ранее не выпускавшихся в стране. Спрос на отечественное По данным DSM Group, объем фармацевтического рынка в 2015 году достиг 1,259 млрд руб., что на 9,3% выше, чем годом ра-нее. Однако директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова отмечает, что главными драйверами роста послужили инфляция и увеличение цен на лекарства. «В прошлом году объемы продаж лекарств в упаковках сократились сразу на 4,2%, что стало худшим показателем за последние шесть лет. Главная причина роста цен на медикаменты — продолжающееся ослабление рубля, которое негативно отразилось как на потребительском спросе, так и на рентабельности иностранных и отечественных фармпроизводителей»,— говорит она. Весь текст см. ниже.

 

импортозамещение
фармрынок

Коммерсант: Прогресс для биомедицины [ссылка]

Эксперты считают, что российский рынок биофармацевтики по своей инвестиционной привлекательности близок к IT-индустрии. Отечественные фармкомпании уже готовят к выходу на рынок инновационные биопрепараты, а также объединяются в кластеры. Пристальное внимание Рынок биофармацевтики в России находится на на-начальном этапе развития, тем не менее именно в этой отрасли сконцентрирован большой потенциал для дальнейшего роста. Биофармацевтика представляет собой особое направление фармацевтики, в котором лекарственные препараты и субстанции разрабатываются и производятся с использованием биотехнологии, то есть живых организмов и биологических процессов. Весь текст см. ниже. 

 

фармрынок россии

 

Журнал Da Signa: инструмент контроля [ссылка]

Законопроект, вводящий наказание врачей и медорганизаций за некачественное оказание медпомощи, принят в первом чтении.

Государственная Дума приняла в первом чтении правительственный законопроект о введении с 2017 года штрафов за нарушение порядка оказания медицинской помощи. Совсем недавно внесенный Правительством РФ в Государственную Думу законопроект, который вводит штрафы для медицинских работников и медучреждения за ненадлежащее исполнение обязанностей, уже вызвал многочисленные дискуссии в обществе. Проект закона направлен на дополнение административного законодательства новыми видами ответственности за нарушение правовых норм в сфере здравоохранения, в числе которых повышение ответственности медицинских учреждений за предоставление некачественной медпомощи, а также наказание фармацевтов за неисполнение правил торговли лекарствами или правил проведения доклинических и клинических испытаний медикаментов.

Проект подготовлен по поручению Президента, распорядившегося в декабре 2014 года создать систему государственного контроля за качеством работы медучреждений и фармацевтических организаций. По словам Министра здравоохранения Вероники Скворцовой, введение достаточно жёсткой законодательной инициативы вызвано необходимостью положить конец советским методам лечения, применяемым в России до сих пор. Авторы законопроекта отмечают, что в настоящее время не предусмотрено административной ответственности медицинских и фармацевтических работников и организаций за низкое качество работы, а у Росздравнадзора нет инструментов для обеспечения контроля и ответственности за оказание ненадлежащих медицинских услуг.

Одной из наиболее обсуждаемых новаций законопроекта стала инициатива наказания врача штрафом на сумму от пяти до двадцати тысяч рублей за нарушение порядка назначения лекарств, а именно за неправильно выписанный пациенту рецепт, некачественно оказанное лечение или диагностику. Однако, дискуссии на столь злободневную тему как качество оказания медпомощи и наказание врача за плохую работу быстро сошли на «нет», поскольку глава Минздрава уточнила, что внесение изменений в административный кодекс направлено не на лечащих врачей, а на организаторов здравоохранения: главных врачей, администраторов, других должностных лиц, допускающих халатность в работе. Заместитель министра здравоохранения Игорь Каграманян отметил, что «усиление административной ответственности за нарушение фармацевтической деятельности в части, связанной с установлением и применением аптечными организациями предельных размеров оптовых и предельных розничных надбавок к фактическим отпускным ценам», является основным в документе. Тем не менее, вопрос ответственности конкретного врача за результаты лечения остался открытым.

В нынешнем виде однозначно оценить полезность законопроекта эксперты не решаются. По мнению директора фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасьи Ивановой: «с одной стороны, очевидна необходимость повышения ответственности врача за результаты его труда, что может служить только на пользу пациентам. На данный момент ответственность врачей прописана лишь в уголовном законодательстве, это не совсем правильно. С другой стороны, законопроект вводит жесткие финансовые санкции для врачей, которые при максимальном размере штрафа могут доходить до половины заработка, но лишь в случаях формальных ошибок врача. Проблему медицинских ошибок документ не решает». Специалист замечает, что в течение последних лет наблюдается тенденция сокращения медицинского персонала в бюджетных медучреждениях и понижения его компетентности и профессионализма, что приводит как к увеличению функциональной нагрузки, так и к снижению качества выполняемой работы. В любом случае, корень всех проблем заключается в хроническом недофинансировании российского здравоохранения, подытоживает Иванова.

Согласно данным проверок медицинских организаций Росздравнадзором РФ наибольшая доля нарушений приходилась на нарушение стандартов оснащения (25%), нарушение требований к деятельности медицинской организации (12%), несоблюдение штатных нормативов (2,5%). Чаще всего нарушения порядков оказания медицинской помощи отмечаются по таким профилям медицины, как терапия, хирургия, акушерство и гинекология, стоматология взрослого населения, неврология, скорая медицинская помощь.

Эксперты отмечают, что большинство правонарушений, обозначенных законопроектом, в настоящее время присутствуют в различных действующих нормативных актах, однако, не предусматривают финансовой ответственности. При этом основной акцент сделан все-таки на нарушениях в работе медицинских организаций, а не врачей и медперсонала. Редактор фармпортала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов отмечает, что целью проекта стало повышение ответственности администраций медучреждений, а не врачей. Не исключено, что при обсуждении в парламенте законопроект в ряде принципиальных положений будет изменен, «поскольку в текущем виде предлагаемые поправки неэффективны - они не регламентируют ответственности врача при нарушении стандартов лечения, а также в случае ошибки при установлении диагноза и назначении неверной схемы лечения». По мнению эксперта, ответственность врача при неправильном диагнозе или врачебной ошибке должна быть дополнительно установлена в виде штрафа или запрета на занятие медицинской деятельностью.

Не исключено, что следующим шагом может стать наказание пациентов, которые нарушают рекомендации врачей. К примеру, в Португалии ответственность за результат лечения несет не только врач, но и больной. Если пациент не соблюдает схемы приема лекарств и не следует утвержденному плану лечения, он может быть оштрафован, а врач освобождается от ответственности при осложнении ситуации. Правда, это правило касается не всех больных, а только тех, что получают медикаменты бесплатно в рамках госпрограмм, или тех, кто находится под наблюдением врачей при лечении тяжёлых заболеваний.

Напомним, что на данный момент российские врачи могут быть оштрафованы, но по иному поводу - им запрещено выписывать пациентам рецепты с торговыми названиями лекарств, поскольку такая ситуация будет трактоваться как помощь в продвижении лекарств конкретного производителя. Размер штрафа для врачей составляет 3-5 тысячи рублей, для руководителя медорганизации – 5-10 тысяч рублей. Если прецедент повторится, нарушителя на шесть месяцев лишат права работать в медицинской сфере.

 

Законопроект, вводящий наказание врачей и медорганизаций за некачественное оказание медпомощи

директора фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасьи Ивановой

 
Биржевой лидер: Россияне жалуются на дорогие лекарства [ссылка]

По мнению не менее 70% российских граждан, на протяжении последних шести-двенадцати месяцев лекарственные препараты, которые они на постоянной основе покупали, стали значительно дороже, сообщают эксперты раздела «Новости России» журнала «Биржевой лидер» со ссылкой на «Независимую газету». Еще 27% россиян пришлось на себе ощутить факт отсутствия в аптечных сетях нужных им лекарств, которые ранее все время были доступными в свободной продаже, передают специалисты фонда «Общественное мнение». По мнению экспертов, страна пока что не столкнулась с трудностями из-за коммерческих лекарств. Бытует мнение, что из-за экономии на лекарствах на протяжение первых пяти месяцев текущего года, сокращение сбыта медикаментов составило десять процентов в сравнении со статистическими данными за аналогичный период 2015 года.

Как утверждают 68% российских граждан, в течение последних полугода-года стоимость лекарств стала существенно выше, об этом свидетельствуют результаты опроса ФОМ. В то же время имеется в виду не весь ассортимент, который представлен в аптеках, а как раз те лекарства, которые им приходилось покупать на регулярной основе.

30% российских граждан, которые стали участниками опроса, сообщили, что в последнее время они вынужденно экономят на приобретении лекарств (ранее о постоянной экономии на лекарствах говорили не более трех процентов участников опроса). Изо всех признавшихся в экономии на своем же здоровье 22% опрошенных россиян поменяли привычные медицинские препараты на те аналоги, которые стоят не так дорого. Еще 8% респондентов сообщили, что теперь не так часто покупают нужные лекарства. 7% российских граждан и вовсе вынужденно отказались от покупки определенной части лекарств и медикаментов.

При условии, что есть выбор и стоимость примерно одна и та же, 39% опрошенных российских граждан, скорее всего, остановят свой выбор на лекарствах отечественного производства, а еще 24% россиян будут покупать медицинские препараты импортного производства. Граждане, имеющие более высокое образование, не склонны делать разницу между российскими и зарубежными лекарствами. Что же касается жителей российской столицы, они наиболее часто свой выбор останавливают на медицинских средствах иностранного производства.
Не менее трети российских граждан сообщили, что на протяжение последних полугода-года им пришлось ощутить на себе проблемы, связанные с поиском необходимого лекарственного препарата. 9% респондентов заявили, что много раз им не удавалось в аптеке найти то лекарство, которое ранее они могли себе купить без проблем. У 18% россиян, ставших участниками опроса, нечто подобное происходило один-два раза.

Согласно информации некоторых российских СМИ, генеральный директор DSM-group Сергей Шуляк сообщил, что ежегодно в аптеках России продаются двадцать восемь тысяч торговых позиций лекарств ( в это число попало также одно и то же лекарство, но с разной дозировкой или числом таблеток в упаковке). «Даже если взять исключительно торговые наименования лекарств, то их будет семь тысяч, а столько может быть в одно и то же время разве что в самых крупных аптеках. В среднем в аптеках находится 3,5 тыс. торговых наименований, так что в целом проблем с лекарствами у нас нет, в крайнем случае можно уточнить через Интернет, в какой ближайшей к вам аптеке есть нужное лекарство. Аптек достаточно, ведь в России, в отличие, скажем, от Германии, нет ограничений по плотности их размещения», – считает эксперт.

В соответствии с данными DSM-group, на протяжение первых пяти месяцев текущего года снижение уровня продаж лекарств равнялось 10% по сравнению с таким же периодом минувшего года, если имеются в виду упаковки, а в стоимостном выражении сокращение выручки составило 5%. Уровень коммерческого рынка лекарственных препаратов в ценах закупки аптек в мае был снижен на 2,9 процента в сравнении с апрелем и составил 46,7 млрд. руб. В среднем же стоимость упаковки лекарственного препарата на коммерческом рынке Российской Федерации в мае по сравнению с апрелем выросла на 0,7 процента и составила 147,8 руб. В марте было продано 316,2 млн. упаковок, а это на 1% меньше, чем за такой же период прошлого года.

Руководитель фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова отметила, что до последнего момента уровень недоступных лекарств в аптеках и больницах составлял от десяти до пятнадцати процентов. Однако, как она считает, ситуация еще не достигла критического уровня, так как почти все популярные препараты имеют аналоги различной стоимости. В то же время каждый год отмечается уменьшение ассортимента недорогих лекарств.

Данные аудита льготного лекарственного обеспечения фармацевтического рынка России, который был проведен DSM-Group, показали, что за первые четыре месяца этого года было закуплено 23 млн. упаковок лекарственных средств на сумму 42,6 миллиарда рублей. По сравнению с первыми тремя месяцами 2015 года объемы закупок в упаковках сократились на 10,5 процента, а в рублях – на 12,5 процента.

 
Независимая газета: Граждане экономят на таблетках. Каждый четвертый сталкивается с дефицитом лекарств [ссылка]
Граждане экономят на таблетках. Каждый четвертый сталкивается с дефицитом лекарств
 
Около 70% россиян отметили, что за последние полгода-год лекарство, которое они регулярно покупали, существенно подорожало. Около 27% столкнулись с отсутствием в аптеках необходимых лекарств, которые раньше можно было купить свободно, сообщает фонд «Общественное мнение» (ФОМ). Эксперты считают, что с коммерческими лекарствами в стране проблем нет. Экономия на лекарствах, по их мнению, привела к сокращению на 10% сбыта медикаментов за первые пять месяцев 2016 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.
 
Около 68% россиян заметили, что за последние полгода-год лекарства существенно подорожали, следует из опросов ФОМ. Причем речь идет не вообще об ассортименте, представленном в аптеках, а именно о тех лекарствах, которые они регулярно покупали.
 
Треть принявших участие в опросе сообщила, что им пришлось в последнее время экономить на покупке лекарств (всегда экономили на лекарствах только 3% респондентов.) Из тех, кто признался, что экономит на здоровье, 22% заменили привычное лекарство на более дешевые аналоги, 8% стали покупать реже и в меньших количествах, а 7% вообще отказались от некоторых лекарств и медикаментов.
 
Если есть выбор и цена примерно одинаковая, то 39% россиян предпочтут отечественные лекарства, а 24% – импортные. Люди с более высоким образованием не делают разницы между нашими и зарубежными лекарствами, а вот жители Москвы сделали выбор в пользу импортных медицинских средств.
 
Треть россиян отметила, что за последние полгода-год сталкивалась с проблемами при поиске нужного лекарства, 9% опрошенных ответили, что им многократно случалось не найти в аптеке лекарство, которое раньше они покупали без проблем. Еще у 18% это произошло один-два раза.
 
Как сообщил «НГ» гендиректор DSM-group Сергей Шуляк, ежегодно в аптеках России продается 28 тыс. торговых позиций лекарств (например, в это число входит одно и то же лекарство, но с различной дозировкой и даже количеством таблеток в упаковке). «Даже если брать только торговые наименования лекарств, то и их 7 тыс., а столько могут одномоментно предложить только в самых крупных аптеках. В среднем в аптеках находится 3,5 тыс. торговых наименований, так что в целом проблем с лекарствами у нас нет, в крайнем случае можно уточнить через Интернет, в какой ближайшей к вам аптеке есть нужное лекарство. Аптек достаточно, ведь в России в отличие, скажем, от Германии нет ограничений по плотности их размещения», – считает эксперт.
 
По данным DSM-group, за первые пять месяцев 2016 года падение продаж лекарств составило 10% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, если брать в упаковках, а в стоимостном выражении выручка сократилась на 5%. Объем коммерческого рынка лекарственных препаратов в ценах закупки аптек в мае сократился на 2,9% по сравнению с апрелем и составил 46,7 млрд руб. Средняя стоимость упаковки лекарственного препарата на коммерческом рынке России в мае по сравнению с апрелем увеличилась на 0,7% и составила 147,8 руб.  В марте было продано 316,2 млн упаковок, что на 1% меньше, чем за аналогичный период 2015 года.
 
Директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова подтвердила «НГ», что до последнего времени объем недоступных лекарств в аптеках и больницах оценивался в 10–15%, но, по ее мнению, критичной ситуацию назвать сложно, практически у всех популярных препаратов есть несколько аналогов разной стоимости. При этом уменьшение ассортимента недорогих лекарств продолжается ежегодно. «В последнее время общественные организации по защите прав пациентов фиксируют увеличение обращений граждан, которые не могут получить льготные лекарства, доступность которых обеспечивается именно государством. Основные проблемы наблюдаются в отношении дорогих онкологических  и противоопухолевых препаратов, а в целом спектр проблем очень широкий – здесь и замена медикаментов, и отсрочки, а то и просто отказ в их получении. Мы видим и сокращение финансирования, и вынужденные замены оригинальных препаратов дженериками, и рост цен как следствие санкций и обесценивания нацвалюты. К сожалению, наблюдается тенденция замены современных дорогостоящих технологий лечения».
 
По данным аудита льготного лекарственного обеспечения фармацевтического рынка России, проводимого DSM-Group, за первый квартал 2016 года было закуплено 23 млн упаковок лекарственных средств на сумму 42,6 млрд  руб. В сравнении с первыми тремя месяцами 2015 года объемы закупок в упаковках сократились на 10,5%, а в рублях – на 12,5%. Доля отечественных препаратов составила 24% против 29% в первом квартале 2015 года.
Медицинская газета: Штрафовать будут и врачей, и пациентов? [ссылка]

Внесение Правительством РФ в Государственную Думу законопроекта, который вводит штрафы для медицинских работников и медучреждений за ненадлежащее исполнение обязанностей, вызвало многочисленные дискуссии в обществе.
Проект закона направлен на дополнение административного законодательства новыми видами ответственности за нарушение правовых норм в сфере здравоохранения, в числе которых повышение ответственности медицинских учреждений за предоставление некачественной медпомощи, а также наказание фармацевтов за неисполнение правил торговли лекарствами или правил проведения доклинических и клинических испытаний медикаментов.
Законопроект подготовлен по поручению Президента, распорядившегося в декабре 2014 года создать систему государственного контроля за качеством работы медучреждений и фармацевтических организаций. По словам Министра здравоохранения Вероники Скворцовой, введение достаточно жёсткой законодательной инициативы вызвано необходимостью положить конец советским методам лечения, применяемым в России до сих пор. Авторы законопроекта отмечают, что в настоящее время не предусмотрено административной ответственности медицинских и фармацевтических работников и организаций за низкое качество работы, а у Росздравнадзора нет инструментов для обеспечения контроля и ответственности за оказание ненадлежащих медицинских услуг.
Одной из наиболее обсуждаемых новаций законопроекта стала инициатива наказания врача штрафом на сумму от 5 до 20 тыс. руб. за нарушение порядка назначения лекарств, а именно за неправильно выписанный пациенту рецепт, некачественно оказанное лечение или диагностику, сообщает info@pharm-expert.ru. Однако, дискуссии на столь злободневную тему как качество оказания медпомощи и наказание врача за плохую работу быстро сошли на «нет», поскольку глава Минздрава России уточнила, что внесение изменений в Административный кодекс РФ направлено не на лечащих врачей, а на организаторов здравоохранения: главных врачей, администраторов, других должностных лиц, допускающих халатность в работе. Тем не менее, вопрос ответственности конкретного врача за результаты лечения остался открытым.
В нынешнем виде однозначно оценить полезность законопроекта эксперты не решаются. По мнению директора фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасьи Ивановой: «с одной стороны, очевидна необходимость повышения ответственности врача за результаты его труда, что может служить только на пользу пациентам. На данный момент ответственность врачей прописана лишь в уголовном законодательстве, это не совсем правильно. С другой стороны, законопроект вводит жесткие финансовые санкции для врачей, которые при максимальном размере штрафа могут доходить до половины заработка, но лишь в случаях формальных ошибок врача. Проблему медицинских ошибок документ не решает». Специалист замечает, что в течение последних лет наблюдается тенденция сокращения медицинского персонала в бюджетных медучреждениях и понижения его компетентности и профессионализма, что приводит как к увеличению функциональной нагрузки, так и к снижению качества выполняемой работы. В любом случае, корень всех проблем заключается в хроническом недофинансировании российского здравоохранения, подытоживает Н. Иванова.
Эксперты отмечают, что большинство правонарушений, обозначенных законопроектом, в настоящее время присутствуют в различных действующих нормативных актах, однако, не предусматривают финансовой ответственности. При этом основной акцент сделан все-таки на нарушениях в работе медицинских организаций, а не врачей и медперсонала. Редактор фармпорталаPharm-MedExpert.Ru Иван Данилов отмечает, что целью проекта стало повышение ответственности администраций медучреждений, а не врачей. Не исключено, что при обсуждении в парламенте законопроект в ряде принципиальных положений будет изменен, «поскольку в текущем виде предлагаемые поправки неэффективны - они не регламентируют ответственности врача при нарушении стандартов лечения, а также в случае ошибки при установлении диагноза и назначении неверной схемы лечения». По мнению эксперта, ответственность врача при неправильном диагнозе или врачебной ошибке должна быть дополнительно установлена в виде штрафа или запрета на занятие медицинской деятельностью.
Не исключено, что следующим шагом может стать наказание пациентов, которые нарушают рекомендации врачей. К примеру, в Португалии ответственность за результат лечения несет не только врач, но и больной. Если пациент не соблюдает схемы приема лекарств и не следует утвержденному плану лечения, он может быть оштрафован, а врач освобождается от ответственности при осложнении ситуации. Правда, это правило касается не всех больных, а только тех, что получают медикаменты бесплатно в рамках госпрограмм, или тех, кто находится под наблюдением врачей при лечении тяжёлых заболеваний.
Напомним, что на данный момент российские врачи могут быть оштрафованы, но по иному поводу - им запрещено выписывать пациентам рецепты с торговыми названиями лекарств, поскольку такая ситуация будет трактоваться как помощь в продвижении лекарств конкретного производителя. Размер штрафа для врачей составляет 3-5 тыс. руб., для руководителя медорганизации – 5-10 тыс. руб. Если прецедент повторится, нарушителя на шесть месяцев лишат права работать в медицинской сфере.
МИА Cito! Иван Ветлугин.
На снимке: Вплоть до лишения права работать в здравоохранении…

Правительство предложило штрафовать врачей и медорганизации за некачественное оказание медпомощи - реакция последовала [ссылка]
Источник: Арктик ТВ

Внесение Правительством РФ в Государственную Думу законопроекта, который вводит штрафы для медицинских работников и медучреждения за ненадлежащее исполнение обязанностей, вызвало многочисленные дискуссии в обществе. Проект закона направлен на дополнение административного законодательства новыми видами ответственности за нарушение правовых норм в сфере здравоохранения, в числе которых повышение ответственности медицинских учреждений за предоставление некачественной медпомощи, а также наказание фармацевтов за неисполнение правил торговли лекарствами или правил проведения доклинических и клинических испытаний медикаментов. 

Проект подготовлен по поручению Президента, распорядившегося в декабре 2014 года создать систему государственного контроля за качеством работы медучреждений и фармацевтических организаций. По словам Министра здравоохранения Вероники Скворцовой, введение достаточно жёсткой законодательной инициативы вызвано необходимостью положить конец советским методам лечения, применяемым в России до сих пор. Авторы законопроекта отмечают, что в настоящее время не предусмотрено административной ответственности медицинских и фармацевтических работников и организаций за низкое качество работы, а у Росздравнадзора нет инструментов для обеспечения контроля и ответственности за оказание ненадлежащих медицинских услуг. 

Одной из наиболее обсуждаемых новаций законопроекта стала инициатива наказания врача штрафом на сумму от пяти до двадцати тысяч рублей за нарушение порядка назначения лекарств, а именно за неправильно выписанный пациенту рецепт, некачественно оказанное лечение или диагностику. Однако, дискуссии на столь злободневную тему как качество оказания медпомощи и наказание врача за плохую работу быстро сошли на «нет», поскольку глава Минздрава уточнила, что внесение изменений в административный кодекс направлено не на лечащих врачей, а на организаторов здравоохранения: главных врачей, администраторов, других должностных лиц, допускающих халатность в работе. Тем не менее, вопрос ответственности конкретного врача за результаты лечения остался открытым. 

В нынешнем виде однозначно оценить полезность законопроекта эксперты не решаются. По мнению директора фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасьи Ивановой: «с одной стороны, очевидна необходимость повышения ответственности врача за результаты его труда, что может служить только на пользу пациентам. На данный момент ответственность врачей прописана лишь в уголовном законодательстве, это не совсем правильно. С другой стороны, законопроект вводит жесткие финансовые санкции для врачей, которые при максимальном размере штрафа могут доходить до половины заработка, но лишь в случаях формальных ошибок врача. Проблему медицинских ошибок документ не решает». Специалист замечает, что в течение последних лет наблюдается тенденция сокращения медицинского персонала в бюджетных медучреждениях и понижения его компетентности и профессионализма, что приводит как к увеличению функциональной нагрузки, так и к снижению качества выполняемой работы. В любом случае, корень всех проблем заключается в хроническом недофинансировании российского здравоохранения, подытоживает Иванова.

Согласно данным проверок медицинских организаций Росздравнадзором РФ наибольшая доля нарушений приходилась на нарушение стандартов оснащения (25%), нарушение требований к деятельности медицинской организации (12%), несоблюдение штатных нормативов (2,5%). Чаще всего нарушения порядков оказания медицинской помощи отмечаются по таким профилям медицины, как терапия, хирургия, акушерство и гинекология, стоматология взрослого населения, неврология, скорая медицинская помощь. 

Эксперты отмечают, что большинство правонарушений, обозначенных законопроектом, в настоящее время присутствуют в различных действующих нормативных актах, однако, не предусматривают финансовой ответственности. При этом основной акцент сделан все-таки на нарушениях в работе медицинских организаций, а не врачей и медперсонала. Редактор фармпортала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов отмечает, что целью проекта стало повышение ответственности администраций медучреждений, а не врачей. Не исключено, что при обсуждении в парламенте законопроект в ряде принципиальных положений будет изменен, «поскольку в текущем виде предлагаемые поправки неэффективны - они не регламентируют ответственности врача при нарушении стандартов лечения, а также в случае ошибки при установлении диагноза и назначении неверной схемы лечения». По мнению эксперта, ответственность врача при неправильном диагнозе или врачебной ошибке должна быть дополнительно установлена в виде штрафа или запрета на занятие медицинской деятельностью. 

Не исключено, что следующим шагом может стать наказание пациентов, которые нарушают рекомендации врачей. К примеру, в Португалии ответственность за результат лечения несет не только врач, но и больной. Если пациент не соблюдает схемы приема лекарств и не следует утвержденному плану лечения, он может быть оштрафован, а врач освобождается от ответственности при осложнении ситуации. Правда, это правило касается не всех больных, а только тех, что получают медикаменты бесплатно в рамках госпрограмм, или тех, кто находится под наблюдением врачей при лечении тяжёлых заболеваний. 

Напомним, что на данный момент российские врачи могут быть оштрафованы, но по иному поводу - им запрещено выписывать пациентам рецепты с торговыми названиями лекарств, поскольку такая ситуация будет трактоваться как помощь в продвижении лекарств конкретного производителя. Размер штрафа для врачей составляет 3-5 тысячи рублей, для руководителя медорганизации – 5-10 тысяч рублей. Если прецедент повторится, нарушителя на шесть месяцев лишат права работать в медицинской сфере.

Московские Аптеки: В ближайшие десять лет проблема с кадрами будет преодолена [ссылка]

Тема номера. Очевидно, что все непростые задачи, которые поставлены перед российской фармотраслью, удастся осуществить, лишь опираясь на высококвалифицированные кадровые ресурсы.

Настасья Иванова, управляющий директор фармдистрибьютора "Интер-С Групп":

Очевидно, что все непростые задачи, которые поставлены перед российской фармотраслью, удастся осуществить лишь опираясь на высококвалифицированные кадровые ресурсы. Мы говорим о реализации «инновационного этапа» в развитии фарминдустрии страны, в рамках которого должен произойти переход на новые стандарты производства, должны усилиться процессы создания и запуска современных медпрепаратов. Стратегия инновационного развития, которая медленно, но все же целенаправленно реализуется, предполагает наличие сильного кадрового потенциала, в первую очередь, в сферах индустриальной науки и новых технологий. Еще совсем недавно спроса на таких специалистов со стороны промышленности в России не было и потому в течение двух десятков лет практически отсутствовала полноценная подготовка квалифицированных кадров, необходимых для современного фармпроизводства. Развитие научно-технического потенциала фармацевтической промышленности требует экстренной модернизации системы подготовки специалистов, в т.ч. в области разработки и производства лекарственных препаратов. Отрасль нуждается в создании новых исследовательских кадров практически «с нуля», как с привлечением западных специалистов, так и создавая условия для возвращения российских профессионалов, уже получивших опыт работы за рубежом, кроме того, следует более широко использовать переподготовку и стажировки молодых специалистов. Хорошо зарекомендовали себя система образовательных грантов, модульное обучение, поддержка и совершенствование программ образования с учетом передовых знаний и технологий, а также производственная практика студентов на фармпредприятиях. К примеру, учащиеся Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии проходят стажировку на более чем 50 производственных площадках в различных регионах страны.

В Стратегии развития фармацевтической промышленности до 2020 года отмечается, что на текущий момент в отечественной фарминдустрии занято более 65 тыс. человек (некоторые эксперты увеличивают этот показатель до 100 тыс.), но даже с учетом этого нехватка профкадров оценивается в 30 тыс. специалистов. Реально ли в ближайшее время погасить этот кадровый дефицит? Согласно данным Росстата, в среднем, ежегодное количество выпускаемых молодых специалистов составляет 13 тыс. человек с высшим образованием и 5 тыс. - со средним специальным. Однако, опросы общественного мнения показывают, что не более трети выпускников ВУЗов начинают работать по своему профилю. Да и они еще нескоро наберутся опыта и освоят сложные производственные процессы, а на первых порах работы по специальности их ожидает невысокая оплата труда, предстоит адаптация на производстве и множество других проблем. В Стратегии «Фарма-2020» отмечено, что сегодня в России имеется не более 10% кадрового ресурса необходимой квалификации, из них порядка 10 тыс. специалистов нуждаются в переподготовке и повышении квалификации, в т.ч. научные исследователи (химики, биологи) - 3500 чел., индустриальные научные специалисты – 450, фармакологи – 800, клиницисты – 750, технологи – 2000, управленцы – 2000, инновационные менеджеры в фармацевтической отрасли – 1500. Дефицит сегодня ощущается практически на всех направлениях работы, например, средний возраст технолога на производстве составляет 60 лет, а фармкомпании вынуждены перекупать друг у друга как топ-менеджеров, так и иных высококлассных специалистов. Мы прекрасно знаем основные проблемы «кадрового голода» - это низкий уровень оплаты труда профессорско-преподавательского состава, отток квалифицированных кадров за рубеж, слабая материально-техническая база, низкая ориентированность на новые технологии и любые изменения, происходящие в сфере здравоохранения и фармации, да, и в целом, потеря многолетнего опыта и традиций высоких стандартов образования. Тем не менее, даже с учетом стратегической задачи подготовки и переподготовки кадров можно предположить, что в ближайшие десять лет проблема в целом будет преодолена, а образовательные учреждения в области фармацевтики и биотехнологий смогут подготовить достаточно специалистов для пополнения кадрового резерва, который необходим российской фармпромышленности.

задачи, которые поставлены перед российской фармотраслью

КоммерсантЪ: «Эском» выписали горький рецепт [ссылка]
Источник: КоммерсантЪ

Банк «ФК „Открытие“» требует банкротства задолжавшей ему фармкомпании.

Арбитражный суд Ставропольского края удовлетворил ходатайство банка «ФК „Открытие“» о запрете ставропольскому научно-производственному концерну «Эском» совершать сделки с принадлежащими ему акциями других предприятий. Концерн задолжал банку 185,6 млн руб., кредит выдавался под залог контрольного пакета акций ОАО. Обеспечительная мера защитит банк от обесценивания пакета акций концерна, поскольку он не сможет продать активы, приносящие ему основной доход, полагает эксперт.

Ходатайство о запрете ставропольскому научно-производственному концерну «Эском» совершать сделки с принадлежащими ему акциями других предприятий банк «ФК „Открытие“» подал в рамках рассматриваемого арбитражем иска о банкротстве НПК. Как следует из материалов арбитражного дела, в 2012 году банк открыл НПК «Эском» кредитную линию под залог 75% акций ОАО (размер кредита не раскрывается). Согласно условиям соглашения, «Эском» обязался в течение восьми лет погашать проценты, а по основному телу кредита рассчитаться в 2020 году. В 2014 году у компании возникли сложности из-за прекращения поставок с украинского предприятия-партнера стеклянной тары для инфузионных растворов (основная продукция предприятия). Компания начала закупать тару у ставропольского завода «ЮгРосПродукт», однако тот вскоре остановил производство. В результате «Эском» почти на 40% сократил производство и не смог вовремя погашать проценты по кредиту. В настоящее время задолженность «Эскома» перед банком составляет 185,6 млн руб. Реструктуризацию долга банк не произвел и в феврале 2016 года подал иск о банкротстве НПК.

«Насколько нам известно, банк планирует произвести взыскание залога в пользу некоего ООО „ПрофитКапиталИнвест“»,— сказал „Ъ“ представитель НПК и его владельца Сергея Азирова адвокат Геворк Халатян.

Интересно, что в начале апреля Федеральная антимонопольная служба уже одобрила ходатайство этого ООО о приобретении прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности ОАО НПК «Эском» и принадлежащих ему компаний ООО «Первый инфузионный торговый дом», ОАО «Фирма „Медполимер“», ООО «Эском-СПб». Соответствующее решение опубликовано на сайте антимонопольного органа. Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», «ПрофитКапиталИнвест» образован в октябре 2015 года в Москве, основной сферой его деятельности указано консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления. Единственным владельцем значится Виктор Дериколенко. Информация в справочной системе о нем есть только в связи с этой компанией. Мобильный телефон «ПрофитКапиталИнвеста», указанный в «СПАРК-Интерфакс», вчера был недоступен.

В ФК «Открытие» „Ъ“ сказали, что банк никак не связан с «ПрофитКапиталИнвестом». «Мы ведем переговоры с заемщиком, так как нацелены на урегулирование вопроса с проблемной задолженностью и готовы рассматривать различные варианты разрешения таких ситуаций — при условии их реалистичности»,— сказали в пресс-службе банка. Вопрос „Ъ“ о возможных действиях банка с пакетом акций «Эскома» был оставлен без ответа.

Логично, что банк подал ходатайство о запрете «Эскому» совершать сделки с принадлежащими ему акциями других предприятий, в противном случае компания может продать активы, приносящие ей основной доход, и залоговое имущество — контрольный пакет его акций — попросту обесценится, говорит старший юрист адвокатского бюро «Юг» Сергей Радченко. «Банк не обязан проводить реструктуризацию долга „Эскома“. Как правило, залог должника продается с торгов на электронной площадке, и тот, кто положил глаз на его имущество, может участвовать в торгах и приобрести акции. Таким образом, покупатель получает контроль над предприятием, а у банка погашается кредит»,— отмечает он. Эксперт также говорит, что для получения одобрения сделки ФАС не требуется разрешение у того, чье предприятие приобретают. В компетенцию ФАС не входит проверка действительности сделки и реальности ее заключения, добавляет юрист адвокатского бюро «Степанов и Аксюк» Даниэла Быстрова.

Редактор портала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов отмечает, что объемы госпитальных закупок, в которых принимает участие «Эском», ежегодно растут, и концерн остается крайне привлекательным для инвестиций фармпроизводителем. Директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов оценивает совокупную долю «Эскома» на рынке так называемых госпитальных (инфузионных) растворов в 22%. По итогам 2015 года «Эском» реализовал продукции на сумму около 3,2 млрд руб., что превысило показатель 2014 года на 15%, отмечает он. Финансовый аналитик ГК «Финам» Тимур Нигматуллин оценивает долю компании на российском рынке инфузионных препаратов в 25–30%.

Журнал Da Signa: Мы выбираем отечественное [ссылка]
Источник: Da Signa

Две авторитетные компании по исследованию общественного мнения «Ромир» и Nielsen провели опросы населения России по вопросу уменьшения расходов на лекарства и выбору более дешёвых лекарственных препаратов. Согласно результатам исследований почти половина опрошенных граждан (47%) в течение последнего года сократила свои траты в аптеках, приобретая медикаменты по промоакциям или выбирая более доступные по цене аналоги требуемых лекарств, как правило, отечественного производства.

Абсолютное большинство фармацевтов, принявших участие в опросе (96%), также подтвердили, что покупатели стали более активно интересоваться ценами перед покупкой лекарств и чаще просить провизора выбрать наиболее недорогой препарат со схожим механизмом действия. При этом 81% респондентов отметили, что им удалось найти необходимую замену зарубежному лекарству и выбрать менее дорогой российский аналог препарата.

Треть опрошенных респондентов в 2015 году сообщили, что сознательно старались покупать меньше лекарств, отказываясь от некоторых препаратов. Эксперт фармрынка, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова отмечает, что в кризис люди начинают чаще покупать только действительно нужные им лекарства. «Последние несколько лет сохранялась устойчивая тенденция перехода от покупки недорогих устаревающих и традиционных препаратов к более качественным, эффективным, безопасным и, конечно, более дорогим препаратам. Однако нестабильная экономическая ситуация и сокращение реальных доходов меняет потребительское поведение покупателей – люди начинают экономить даже на собственном здоровье», - отмечает эксперт. По словам Ивановой, похожая ситуация была в 2011 году, когда на волне кризиса и инфляции россияне также соблюдали жесткий режим экономии, в том числе и в отношении покупки медикаментов.

Результаты опросов и мнение эксперта подтверждают как данные статистики, так и результаты, полученные из интернет-источников. Ведущие поисковые системы рунета отмечают многократный рост запросов, касающихся поиска дешевых аналогов дорогих препаратов, а также значительное увеличение посещаемости порталов, на которых можно найти и сравнить цены на лекарства в разных аптеках. Согласно данным Счетной палаты РФ, 74% всех расходов на лекарства  - это личные средства граждан, объем которых ежегодно растет (по сравнению с 2012 годом объем таких затрат вырос на 26%).

Редактор фармпортала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов отмечает, что при общем падении спроса на лекарства, существуют отдельные ниши, где ситуация не изменилась и даже наблюдается незначительный рост продаж: «Один из примеров – это дистрибуция в Россию лекарств восточно-европейского производителя «Софарма», хорошо известного нашему потребителю еще с 70-х годов прошлого века. У этого фармконцерна объемы поставок практически не изменились, а по ряду позиций даже выросли». Эксперт заключает, что это связано с тем, что болгарские лекарства за несколько десятилетий активного использования приобрели статус наиболее эффективных из недорогого сегмента и считаются оптимальными по соотношению «цена-качество», что стало сейчас определяющим при выборе конкретных лекарственных брендов.

Тем временем на рынке продолжает уменьшаться доля препаратов стоимостью ниже 150 рублей за упаковку, а удельный вес дорогих лекарств стабильно ежегодно увеличивается. Аналитики отмечают, что более половины покупателей готовы отказаться от покупки лекарства, если посчитают его цену завышенной. При этом, отмечают эксперты, в кризисный год экономят не только потребители, но и государство. К концу 2015 года Министерство финансов РФ в целях снижения расходов на здравоохранение предложило отменить бесплатные вызовы врача на дом для взрослых и заменить врачей фельдшерами в составе бригад «скорой помощи», в планах ведомства также проведение плановой госпитализации в федеральных учреждениях здравоохранения только за счет пациентов и сокращение числа больничных коек.

Два безусловных тренда последнего года – это увеличение цены медикаментов при одновременном падении спроса на них, а также рост доли платных услуг в сфере здравоохранения на фоне снижения доступности бесплатных.

Журнал Da Signa: Мы выбираем отечественное

Журнал Эксперт: Лекарство для роста [ссылка]
Источник: Эксперт

Резкий рост производства фармпрепаратов, который сибирские компании показали в 2015 году, сменился паузой. Насыщение рынка и ослабление нацио­нальной валюты делают инвестиции в новое оборудование малорентабельными

В 2015 году в ряде сибирских регионов отмечен существенный рост промышленного производства фармацевтических препаратов. Главным драйвером сибирского рынка стала Новосибирская область. «Объем производства фармацевтической продукции за 2015 год в регионе составил более шести миллиардов руб­лей, темп роста по отношению к 2014 году — 38,9%», — констатирует заместитель министра промышленности Новосибирской области, начальник управления по регулированию потребительского рынка и сферы услуг Лариса Яркова.

По данным Новосибирскстата, на фармацевтические предприятия региона за 11 месяцев 2015 года пришлось около 30% от общего объема производства лекарственных средств в Сибирском федеральном округе. Наибольший рост достигнут в сегментах антибиотиков — увеличение промпроизводства в 4,1 раза.

«Доля валового регионального продукта в медицинской и фармацевтической промышленности Новосибирской области в 2015 году составила 2,9% в общем объеме обрабатывающего производства региона», — сообщили в областном правительстве. Годом ранее в Сибири по производству лекарственных средств лидировала Томская область. Однако уже в 2015 году, по данным статистики, предприятия региона произвели фармпрепаратов на 13,6% меньше, чем в 2014 году.

Еще одним регионом, который продемонстрировал существенный прирост производства фармацевтической продукции в прошлом году, стал Алтайский край. «Индекс производства фармпромышленности в регионе превысил показатели прошлого года на 35,5%, фармацевтической продукции отгружено на сумму более трех миллиардов руб­лей (+29,3% к соответствующему периоду прошлого года), объем производства фармацевтической продукции составил 35,9% к прошлому году», — рассказывает начальник управления Алтайского края по пищевой, перерабатывающей, фармацевтической промышленности и биотехнологиям Татьяна Зеленина. Существенная доля в возросших объемах фармпроизводства пришлась на выпуск витаминных препаратов, противоастматических и антигистаминных средств, болеутоляющих, жаропонижающих и противовоспалительных препаратов.

Подготовленная площадка
Увеличение темпа роста объемов фарм­производства в Новосибирской области связано, в том числе, с востребованностью этой продукции потребителями, убеждены в регио­нальном правительстве. В Алтайском крае рост связывают с реализацией проекта биофармацевтического кластера (развивается с 2008 года), в котором определяющими факторами стали территориальная концентрация предприятий, а также наличие связей с поставщиками сырья и разработчиками технологий.

Кластерный проект в сфере фармпроизводства реализуется и в Иркутской области. Организаторы убеждены: он даст мощный толчок к увеличению доли отечественных производителей в общем объеме продукции. «Сейчас мы заканчиваем первый полноценный год работы Байкальского фармацевтического кластера, в котором порядка 100 участников, — рассказывает руководитель Центра Кластерного Развития (ЦКР) Иркутской области Антон Васильев. — Можно сказать, что общий объем производимой продукции участников кластера в стоимостном выражении за год, как минимум, не упал. Например, «Усолье-Сибирский Химфармзавод» (УСФХЗ) в два раза повысил свою выручку в 2015 году, по сравнению с 2014 годом». По словам Васильева, в рамках кластера УСФХЗ реализует проект по производству готовых лекарственных препаратов. «Совместно с ЦКР предприятию удалось начать работу по регистрации семи лекарственных средств и трех субстанций», — говорит он.

Увеличение производства лекарственных средств в регионах Сибири аналитики связывают с наращиванием местными компаниями производственных мощностей. «Рост объемов промышленного производства фармпродукции происходил в рамках процесса импортозамещения. Важно отметить, что местные производители активно инвестировали в развитие производственных мощностей еще до кризиса. Таким образом, они стали основными бенефициарами ослабления руб­ля и скачкообразного роста спроса на отечественную продукцию, так как обладали свободными производственными мощностями», — считает финансовый аналитик ГК «ФИНАМ» Тимур Нигматуллин. «Многие предприятия провели реконструкцию, приобрели новое оборудование. Как результат — рост производства российских препаратов, — согласен генеральный директор ЗАО «Вектор-БиАльгам» Леонид Никулин. — Некоторое время назад мы провели реконструкцию вакцинного производства. Этот задел позволил нам сейчас увеличить объемы. Докупается необходимое оборудование, происходит доукомплектование небольшими производственными узлами. По пробиотикам тоже есть ресурсы для роста — сейчас мы активно расширяем ассортиментную линейку».

По оценкам Никулина, предприятия Новосибирской области по российским технологиям выпускают порядка 60% препаратов. Ранее большую долю (до 75%) в регионе занимало производство фармпрепаратов, изготовляемых с использованием зарубежных субстанций и технологий. В то же время в качестве сдерживающих факторов для развития регио­нальных компаний он отметил серьезную конкуренцию со стороны зарубежных производителей, а также высокие барьеры выхода на фармрынок для отечественных предприятий. «Это и технологические, и юридические, и производственные барьеры. В итоге новых компаний на рынке практически не появляется. Так что меняться доля отечественных производителей может только за счет роста существующих игроков рынка», — говорит эксперт.

Управляющий директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова резкий рост локального фармпроизводства связывает с ограничением госзакупок иностранных лекарств, включенных в перечень жизненно необходимых, а также изменением структуры спроса на лекарства, который перераспределяется в сторону сегмента отечественных медикаментов с более низкими, чем у импортных аналогов, ценами. В результате доля российских производителей на внутреннем рынке фармацевтики выросла почти до 28%, и этот показатель продолжит увеличиваться, убеждена Настасья Иванова.

«Зависимость производителей от поставок из-за рубежа очень высока. Тем не менее, местное производство за счет дешевой даже по российским меркам рабочей силы, экономии на логистике и упаковке позволяет получить более дешевую продукцию. В перспективе себестоимость еще снизится по мере появления продукции отечественных производителей качественных субстанций»,— отмечает Тимур Нигматуллин.

Ближайшие перспективы
Между тем, в 2016 году чиновники и участники фармрынка не ждут стремительного роста объемов производства. «Основной задачей на 2016 год мы определили сохранение доли рынка в аптечном и госпитальном сегменте, которая принадлежит фармпредприятиям нашего региона», — говорит Татьяна Зеленина. «Ситуация по объемам производства фармацевтической продукции не планирует резких изменений на 2016 год», — сдержанна в оценках Лариса Яркова.

Аналитики же не исключают замедления динамики фармпроизводства в текущем году. «Судя по всему, в 2016 году динамика роста в СФО замедлится в несколько раз. Наращивание объемов производства будет осложнено из-за насыщения рынка и ослабления руб­ля, что делает инвестиции в закупки нового оборудования малорентабельными», — полагает Нигматуллин.

Многие предприятия говорят о реализации проектов, связанных с модернизацией производства. «Мы не планируем увеличения объемов производства в этом году, — рассказывает финансовый директор ОАО «Органика» Игорь Битюков. — Рынок достаточно плотно заполнен, выпускать больше, чем он сможет переварить, — бессмысленно. Ближайшей целью мы ставим повышение технологичности производства. Объем инвестиций составит порядка 300 млн руб­лей. Надеюсь, что на новых линиях начнем работать уже в 2017 году».

В компании ПАО «Фармстандарт» не стали комментировать планы на текущий год, однако отметили, что на 2016 год предусмотрена масштабная модернизация производства: «Это коснется всех наших предприятий. В большей степени это замена изношенного оборудования».

Невыгодный сегмент
Одной из наиболее острых проблем для фармпроизводителей является производство препаратов нижнего ценового сегмента из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). В феврале стало известно о предложении Федеральной антимонопольной службы увеличить цены на дешевые лекарства. Как сообщалось ранее, со ссылкой на ведомство, с производства снято уже 197 наименований отечественных лекарств по цене до 50 руб­лей из списка ЖНВЛП.

Не секрет, что большинство компонентов для производства фармацевтической продукции имеют зарубежное происхож­дение. Эксперты отмечают, что по мере роста валютных курсов разница между стоимостью импортного сырья и регулируемыми государством ценами на данную категорию лекарств неуклонно сокращалась на протяжении полутора–двух лет. «Сейчас для многих препаратов она достигла нуля или вышла в отрицательную область, — говорит генеральный директор компании «Фармасинтез» Александр Кейко. — Такая мера, как повышение регулируемых цен, — временное решение, через какой-то промежуток времени цены снова придется менять, причем не для всех препаратов такое повышение оправдано». По его оценкам, более рацио­нальным решением могла бы стать отмена административного регулирования цен в нижнем ценовом сегменте — до 50 руб­лей. «Это самые массовые препараты, выпускаемые десятками производителей, поэтому рынок в данном сегменте близок к совершенному. Отмена регулирования для нижнего ценового сегмента приведет к тому, что с рынка уйдет несколько самых слабых игроков, тогда как конкуренция сохранится, и дешевые препараты останутся доступными для пациентов. Автоматическое повышение предельных цен для всех жизненно необходимых препаратов, напротив, действует на подавление конкуренции», — полагает он.

«Сейчас обсуждается инициатива о выделении компенсации производителям препаратов из списка ЖНВЛП, но критерии отбора компаний пока не озвучены. По опыту прошлых лет можно сказать, что субсидии, получали компании «приближенные к кормушке», входящие в крупные холдинги», — предполагает Игорь Битюков.

«Нужно понимать, чего мы хотим: или социальной справедливости путем сдерживания цен на препараты из списка ЖНВЛП, или увеличить целевую поддержку покупателям, дав право производителям выпускать препараты в соответствии с их фактической стоимостью», — подчеркивает Битюков.

Как ранее сообщалось в СМИ со ссылкой на данные аналитической компании DSM Group, по итогам 2015 года цены на лекарства выросли на 10,3%, инфляция в сегменте ЖНВЛП составила 2,8%.

Между тем, согласно отраслевой программе импортозамещения, отечественный рынок важнейших лекарств уже к 2018 году должен на 90% состоять из препаратов, произведенных на территории страны, напоминает Настасья Иванова. Тотальный переход на отечественные медикаменты — не единственная амбициозная цель правительства, отмечает эксперт. К 2020 году доля продукции российского производства должна вырасти до 50% в денежном выражении (на текущий момент показатель равен 24%, хотя в количестве проданных упаковок у российской продукции 57% рынка).

Основные проблемы, которые тормозят развитие российского фармрынка — это текущее состояние экономики и несовершенство отраслевого законодательства. «Импортозамещению в сфере медицины также мешают минимальное количество отечественных инноваций и технологий, отсутствие достаточного количества высокопрофессио­нальных кадров, а также недостаток финансирования, который особенно ощутим сейчас, во время падения бюджетных доходов. Тем не менее, текущее ослабление руб­ля создает хорошие условия для более динамичного процесса импортозамещения», — полагает эксперт.

Московские Аптеки: Отсрочка платежей — единственный шанс выжить для аптеки [ссылка]

В 2016 г. продолжится устойчивая тенденция последнего года — цены на лекарства будут по–прежнему достаточно жестко привязаны к курсам валют.

Иванова Настасья 
Управляющий директор фармдистрибутора "Интер–С Групп"

При этом данное утверждение будет в равной степени относиться как к препаратам зарубежного производства, так и к российским лекарствам, поскольку субстанции для производства медикаментов в подавляющем объеме являются импортными и закупаются в валюте.

Спрос на лекарства будет, как и в 2015 г., снижаться и перераспределяться в сторону сегмента продуктов с наиболее низкими ценами. В прошлом году опросы населения показали, что почти половина респондентов сократила свои траты в аптеках, приобретая медикаменты по промоакциям или выбирая более доступные по цене аналоги требуемых лекарств. В этом году в силу экономических причин людей, которые будут экономить на собственном здоровье, станет больше.

Анализируя текущую рыночную конъюнктуру, можно отметить, что наценка на лекарства увеличивается в большей степени на продукцию низкого ценового сегмента, т.к. именно в таких лекарствах производители закладывают наименьшую маржу. В 2016 г. западные фармконцерны продолжат сокращать поставки препаратов из перечня ЖНВЛП. И, в первую очередь, это коснется тех из них, рентабельность которых находится в отрицательной зоне. В настоящий момент на складах оптовиков происходит вытеснение импортных лекарств из списка ЖНВЛП продукцией российского производства, поскольку сейчас это единственная категория, которая может индексировать свои цены в данном сегменте. Тем не менее, в российских аптеках и в целом на рынке по-прежнему находится широчайший ассортимент лекарственных средств, но в силу высоких цен на медикаменты и низкой платежеспособности населения их доступность стала весьма ограниченной.

Ряд экспертов фармрынка придерживаются мнения, что именно аптека из всех участников процесса лекарственного обеспечения населения ответственна за завышение цен на ЖНВЛП, а в качестве меры наказания предлагается ввести штрафные санкции, приостановление или даже лишение лицензий. Однако переводить всю ответственность только на одного участника цепочки неправильно.

Законодательством четко определены уровни торговых надбавок сегмента ЖНВЛП в каждом звене "производитель — дистрибутор — аптека". Соответственно, ответственность за завышение цен должен нести тот, кто нарушил это требование закона на своем участке. Если его нарушили двое участников — они оба должны нести ответственность, если трое — ответственность должна коснуться каждого. Тем не менее, до сих пор остается открытым вопрос: каким же образом от дистрибутора может попасть в аптеку товар с заведомо завышенной ценой? Ведь такой товар аптека в принципе не должна закупать как нарушающий законодательство, и, кроме того, выявив такое нарушение со стороны дистрибутора, директор аптеки должен информировать соответствующие госорганы. Это же касается и отношений дистрибутора с производителем.

Но если уж препарат из списка ЖНВЛП добрался до полки аптеки, и конечный потребитель вдруг видит несоответствующие цены, то, по сути, эти цены предлагает ему именно аптека, и именно аптека должна нести ответственность в данном случае. Но даже при максимально возможном ужесточении законодательства в этой сфере введение штрафов и аннулирование лицензий в данный момент не сможет стабилизировать цены на лекарства и предотвратить исчезновение дешевых препаратов.

Что касается сотрудничества фармдистрибуторов с аптеками, то в настоящий момент просьбы со стороны аптечного звена об отсрочке платежей — одно из основных требований на рынке. В этом нет ничего удивительного. Но если раньше отсрочка платежей в отношениях с поставщиками являлась только главным методом управления товарными запасами, то сегодня она становится чуть ли не единственным способом для аптеки выжить в текущим условиях. Кроме того, аптеки сокращают сами товарные запасы и увеличивают спектр продукции, которую они отказываются брать из–за фактора рентабельности. Больше всего отказов встречает новая продукция и новые лекарственные бренды, но этот момент не касается расширения линеек уже известных и популярных лекарств. В 2016 г. такая тенденция также продолжится.

Подводя краткий итог, можно отметить, что лекарственное обеспечение населения страны на сегодняшний день находится на недостаточном уровне, а выход из кризисного положения на фармацевтическом рынке только один — стабилизация макроэкономической ситуации в стране.

Московские Аптеки: Ожидается массовое закрытие нерентабельных аптек [ссылка]

Текущие проблемы на фармрынке связаны не только с падением курса рубля и нестабильной экономической ситуацией, но и с несостоявшимся пока в полной мере лекарственным импортозамещением.

Новиков Анатолий
Эксперт портала Pharm-MedExpert.ru

Наибольшие опасения у участников рынка вызывает сегмент важнейших лекарственных препаратов, цены на котором регулирует государство.

Конечно, наша фармацевтическая отрасль в конце 2015 г. добилась стратегического решения индексировать цены на лекарства, входящие в список ЖНВЛП, но представленные изменения нельзя назвать достаточными. Например, иностранные фармацевтические производители не могут индексировать цены больше чем на утвержденный законом уровень инфляции, и только в том случае, если увеличение курса валют превышает данный показатель. В рамках текущей конъюнктуры этот аспект повсеместно ставит производство на грань убыточности — плановые значения инфляции на 2016 г. составляют 6,4%, а изменение курса валют только за полгода составило почти 20%. И если в товаропроводящей цепочке остались возможности для поднятия цен на препараты из перечня ЖНВЛП до предельно разрешенного уровня — они этим обязательно воспользуются. Однако даже максимально разрешенные цены для многих производителей становятся нерентабельными. Прежде всего, это ударило по иностранным фармацевтическим производителям. Логичный итог — уменьшение поставок импортных ЖНВЛП в нашу страну. Этот процесс уже начался, и он будет закономерно продолжаться, набирая обороты. Участники рынка давно смирились с тем, что важнейшие лекарства в России — это не источник прибыли, в результате чего дополнительный стимул роста цен получили лекарства, не входящие в перечень.

Первоочередные угрозы для пациентов и здравоохранения в целом находятся в тех сегментах списка ЖНВЛП, где присутствуют в основном только импортные производители. К примеру, по итогам 2015 г. на 9% сократился ассортимент, а на 22,6% — импорт зарубежных лекарственных препаратов именно из категории ЖНВЛП стоимостью до 50 руб. Кроме этого, повышение цен на лекарства, оплачиваемые из бюджетных средств (ЖНВЛП, "7 нозологий" и т.п.), приведет к незапланированному увеличению государственных расходов, что, в конечном счете, увеличит дефицит бюджета здравоохранения.

Реальные шансы имеют только российские производители сегмента ЖНВЛП, при этом отсутствие возможности адекватной индексации цены на лекарства из перечня ЖНВЛП импортного производства, по сути, является заградительным условием для поставок данной продукции в Россию. Индексация цен на данную продукцию со стороны отечественного производителя ограничена только временным интервалом значительно меньше, что может привести (в условиях снижения конкуренции из–за выбытия импортных поставщиков) к малоконтролируемому росту цен на продукцию этого сегмента. Так как программа импортозамещения разрабатывалась с прицелом на экономию госбюджета, то в свете вышесказанного данное утверждение в настоящих экономических условиях становится трудновыполнимым.

В этой ситуации в России производится все меньше недорогих лекарств (стоимостью до 50 руб.). По данным ФАС РФ, в стране уже прекращено производство 197 наименований препаратов, а в ближайшее время с рынка могут исчезнуть до 300 наименований наиболее доступных медикаментов.

Что касается дефицита в аптечной сети тех или иных лекарств… По нашему мнению, это, в первую очередь, коснется импортных препаратов из перечня ЖНВЛП, а также лекарств низкого ценового сегмента. Дефицит лекарств особенно заметен и в периоды сезонных вирусных эпидемий, когда заболеваемость гриппом и ОРВИ ставит новые рекорды. Результатом текущих процессов на фармацевтическом рынке станет перераспределение долей рынка в категории ЖНВЛП, а также массовое закрытие нерентабельных аптечных точек.

Идеального решения для преодоления кризиса, а именно универсального рецепта по спасению российской фармотрасли, на данный момент нет. Положительный эффект имело бы введение возможности повторной индексации цены для импортных производителей ЖНВЛП при резких скачках курсов валют, значительно превышающих прогнозные значения инфляции. По крайней мере, до того времени, когда программа импортозамещения в этом сегменте заработает в полную силу и так, как это должно быть (для того чтобы цены на продукцию российских производителей стали действительно ниже зарубежных).

Московские Аптеки, тема номера: Фармрынок температурит: цены не удержать [ссылка]

Рост цен на лекарства — неизбежный результат затянувшегося экономического кризиса. Запас прочности, которым располагает сегодняшний фармацевтический рынок, уже не тот.

Значимый вклад в рост цен вносят фармацевтические производители. Дистрибуторы балансируют на незначительных изменениях наценок. Аптеки выживают в строго установленной наценке на ЖНВЛП и рискуют потерять потребителей остального аптечного ассортимента из-за небольшой разницы цен на него.
Ситуация с доступными лекарствами такова, что Президент России дал правительству поручение: до 29 апреля сделать все, чтобы жизненно важные и приемлемые по цене лекарства  совсем  не исчезли из аптек.

Приостановление производства лекарств, подорожание кредитов для производителей и дистрибуторов, рост цен на все, сокращение отсрочек платежей для аптек — все это можно было предсказать задолго до санкций и кризиса, считают эксперты рынка. Ведь сегодняшние проблемы — лишь симптомы глубинных противоречий, которым вынуждена следовать российская фармацевтика.

Цены на лекарства становятся выше, когда у производителя, дистрибутора и аптеки есть возможность не отказываться от препаратов. Но порой нерентабельное средство проще снять с производства или не закупать.

Аптеки сокращают товарные запасы и перестают приобретать все больший спектр продукции из–за фактора рентабельности, отмечаетуправляющий директор фармдистрибутора "Интер–С Групп" Настасья Иванова. Чаще всего в розницу не попадают новые лекарственные бренды…

Что касается фармацевтических компаний, то, как сообщает Федеральная антимонопольная служба, с производства уже снято 197 отечественных препаратов дешевле 50 руб. На очереди — еще 160. Но говорить, что вместо импортозамещения на российском фармрынке происходит "импортом замещение", – не совсем верно. Падение рубля ударило и по зарубежным препаратам. Поставки импортных лекарств дешевле 50 руб., по данным RNC Pharma, в 2015 г. сократились на 22,6%. Как заметила министр здравоохранения Вероника Скворцова, уменьшился и ассортимент жизненно важных средств заграничного производства — на 8–9%. И цифра эта будет расти.

Причину трудностей, которые испытывает сегодня фармацевтический рынок, стоит искать не только и не столько в цене. Изменения в регулировании цен необходимы, но они устранят не первопричину проблемы, а часть ее последствий. Вместе с поддержкой "жизненно важных" в фармацевтический сектор должно прийти и лекарственное страхование. На лечении наши сограждане экономят в последнюю очередь, но…

Судя по поведению посетителей в аптеках, эта последняя очередь наступила. Более дешевые аналоги на сайтах поиска лекарств в Интернете сегодня ищет большинство их посетителей. А ради того, чтобы купить выбранное лекарство дешевле, многие готовы обойти все аптеки в своем районе. Порой человек отказывается приобретать препарат, который аптека заказала специально для него, только потому, что по дороге он заглянул к дискаунтеру и увидел  более привлекательную цену.

Говорить о штрафах за завышение цен аптеками в такой ситуации вряд ли стоит: экономический кризис обострил ценовые войны. Соседство с дискаунтером и раньше было проблематично выдержать, теперь же оно ставит единичную аптеку или небольшую сеть на грань выживания. Отсрочки платежей сократились: перечислять деньги дистрибуторам иногда приходится не через 30, а через 14 дней. Но, стремясь за выгодной ценой, покупатель уменьшает конкуренцию на аптечном рынке и со временем столкнется с тем, что уцелевшие компании поменяют цифры на ценниках.

Все чаще аптеку вспоминают, когда заходит речь о главном парадоксе фармацевтического рынка — парадоксе социального и коммерческого. Фармацевтическая помощь и фармацевтический маркетинг. Провизоры и продавцы. Обязанность заботиться о здоровье граждан и вынужденная необходимость выживать по законам рынка. Но аптека вовсе не одинока. В коммерческих правах и социальных обязанностях живут и фармацевтический дистрибутор, и фармацевтический производитель. Для предприятий, производящих препараты из Перечня ЖНВЛП, это противоречие особенно остро. Доступная цена, по которой должен получить лекарство пациент, оборачивается убытками для фармацевтического сектора, которому все сложнее трудиться на благо того же пациента.

Обеспечить человека лекарством по приемлемой цене — социальная задача, почему–то возложенная на плечи бизнеса, замечает руководитель консалтинговой компании Shulga Consulting Group Ярослав Шульга. И эту социальную обязанность необходимо уравновесить социальными правами. Одним из них могли бы стать налоговые льготы — для аптек, фармдистрибуторов, фармпредприятий, выпускающих ЖНВЛП. Другое решение вопроса — государственный заказ на "жизненно важные" и гарантированный регулятором спрос на них. Проще всего осуществить его в рамках лекарственного возмещения. А вот субсидирование убытков — не выход.

Низкий ценовой сегмент ЖНВЛП стоит передать госкорпорациям, считает генеральный директор АРФП Виктор Дмитриев. Лекарства дешевле 50 руб. высокой маржинальностью не отличаются, но имеют исключительную социальную важность. Так почему бы за них не взяться тому же "Ростеху"? Тем более что шанс проявить себя действительно уникален…

Устранить фармацевтический парадокс коммерческого и социального можно и другим способом: сделать лекарственный рынок рынком в полном смысле этого слова. Тогда коммерция получит все коммерческие привилегии. Но за медикаменты платит пациент. И как только регулирование цен станет приемлемым для бизнеса, оно сможет быть приемлемым для покупателя разве что в сочетании с лекарственным возмещением. На лекарствах наши граждане экономят уже сейчас.

"Отсутствие полномасштабной системы лекарственного обеспечения в России делает крайне проблематичным доступ населения к высокоэффективной современной лекарственной терапии, особенно это касается пациентов с тяжелыми или хроническими заболеваниями", — вполне обоснованно утверждает Дмитрий Ефимов, генеральный директор АО "Нижфарм". В самом деле, система лекарственного обеспечения населения у нас не рыночная, а какая–то базарная, — нет разумного планирования потребности и закупок, все делается урывками и похоже на латание дыр и решение своих частных интересов, а не проблем населения

В одном аспекте производитель, дистрибутор, аптека и пациент равны. Проценты по кредиту в банке все они будут выплачивать по рыночным законам. А это не делает лекарственные средства дешевле, а покупателя — платежеспособнее. Отечественным фармацевтическим предприятиям уже субсидируют процентную ставку, но такие программы еще не стали всеобщими. И для решения проблемы этого мало. А на законодательный акт, который установил бы особые условия кредитования для фармацевтического сектора, можно только надеяться.

Второе противоречие фармацевтического рынка — импортозамещение без импортозамещения субстанций, на долю которых, как известно, приходится 70–80% себестоимости лекарства. Разрешить эту проблему — вопрос времени. На отечественное производство фармацевтического сырья тоже начали выделять субсидии. Первых серьезных результатов стоит ждать через три–четыре года. Примерно столько времени требуется для вывода на рынок новой фармсубстанции. Или для замены уже существующей.

Пока расходы на лекарства были более–менее "подъемными" для пациента, а курс доллара составлял 35–40 руб., о противоречиях, движущих фармрынком, мало кто задумывался. Как о хронической болезни, которая долгое время о себе не напоминает.

Когда грянул экономический кризис, "хроника" обострилась до экстренного состояния. Регулирование цен дало сильнейшие побочные эффекты. А рост цифр на ценниках оказался той самой температурой, которая говорит о серьезном заболевании и не снижается, пока лечение не становится правильным.

Первым шагом к исцелению станут изменения в ценообразовании. Лекарства в аптеках появятся, но будут дорогими для многих пациентов. Чтобы вынужденная экономия среди покупателей не ударила по всей цепочке доставки, эксперты Союза профессиональных фармацевтических производителей предлагают одновременно с корректировкой регулирования цен активно внедрять лекарственное возмещение. Кстати, о назревшей необходимости последнего говорят многие эксперты фармрынка.

Чем сложнее экономическая обстановка, тем труднее фармацевтическому рынку балансировать в подвешенном состоянии между коммерческим и социальным, а иногда уже и просто зажатым на этом «прокрустовом ложе". Но если чаша весов склонится в сторону рынка в строгом смысле этого слова, ни пациенту, ни бизнесу это не поможет.

Эксперты: Ведет ли слияние аптечных сетей к нарушению финансовой дисциплины [ссылка]
Источник: ФармСоюз

Одной из главных тенденций последнего времени  на фармацевтическом рынке РФ является консолидация аптечных сетей.

Мы спросили у дистрибьюторов: Не ведет ли слияние аптечных сетей к нарушению финансовой дисциплины?

И вот что они ответили:

Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп»

Иванова.png

«Как участник рынка я с одобрением отношусь к объединению аптечных сетей, поскольку переход от жесткой конкуренции к партнерству, а также формирование новой взаимовыгодной модели сотрудничества – всё это условия успешного и цивилизованного развития отечественного фармрынка. Слияние аптек, в том числе, и облегчает нашу работу в области фармдистрибуции. 

Тенденция создания крупных аптечных сетей, которые будут поглощать или вытеснять одиночные аптечные учреждения, в том числе государственные и муниципальные, будет продолжаться и в будущем. И если эти процессы проходят в рамках закона и получают одобрение Федеральной антимонопольной службы, то их можно только поприветствовать. 

Укрупнение аптечных сетей должно происходить на добровольных началах и не монополизировать рынок. Результатом консолидации аптек станет обмен информационными технологиями и передовыми технологическими наработками, использование наиболее эффективных схем работы с фармпроизводителями и поставщиками, совершенствование бизнес-технологий, и, в конечном итоге, формирование более привлекательных цен для потребителя. В таком случае никаких нарушений финансовой дисциплины в процессах слияний на фармрынке нет».

Владимир Малинников, первый заместитель генерального директора ЦВ «ПРОТЕК»

circle (2).png«За последнее время было много сделок по слиянию и поглощению. В целом, консолидация розницы – нормальный процесс, тем более в условиях кризиса. И если компания ведет бизнес прозрачно и этично, то никакого риска неплатежей не возникает.

Другое дело, если слияние происходит с целью намеренного ухода от долгов, тогда ни о какой финансовой дисциплине речи не идет. В таких ситуациях ЦВ «Протек» стремится урегулировать процесс возврата денег за отгруженный товар вначале путем переговоров, затем через суд, что является крайней, но необходимой мерой.

Отмечу, что цивилизованных поглощений на рынке абсолютное большинство: за исключением «A.V.E.»,  проблем с платежами и возвратом долгов при укрупнении сетей ни с кем не возникало».

Анастасия Киселёва, руководитель отдела рекламы и PR  компании  «БСС»

3яя.png

«Рынок Санкт-Петербурга самый насыщенный по количеству действующих сетей в различных отраслях ритейла и сферы услуг.  Эта система взаимоотношений сложившаяся и довольно устойчивая. У дистрибьюторов, преимущественно, хорошие отношения с сетями, а последние стараются не нарушать финансовую дисциплину. Конечно, периодически та или иная сеть не выдерживает финансовой нагрузки, начинаются просрочки платежей, но т.к. стороны заинтересованы в друг друге – стараются выйти из такой ситуации взаимовыгодно. 

В перспективе случаев задержки оплат может быть несколько больше, но, считаем, что участники рынка будут до последнего стараться удержать ситуацию под контролем».

Настасья Иванова: «Россияне начинают экономить на собственном здоровье» [ссылка]

Две авторитетные компании по исследованию общественного мнения «Ромир» и Nielsen провели опросы населения России по вопросу возможного уменьшения расходов на лекарства и выбору более дешёвых, как правило, отечественных препаратов. Согласно результатам исследований почти половина опрошенных граждан (47%) сократила свои траты в аптеках, приобретая медикаменты по промоакциям или выбирая более доступные по цене аналоги требуемых лекарств.

Абсолютное большинство фармацевтов, принявших участие в опросе (96%), также подтвердили, что покупатели стали более активно интересоваться ценами перед покупкой лекарств и чаще просить провизора выбрать наиболее недорогой препарат со схожим механизмом действия. При этом 81% респондентов отметили, что им удалось найти необходимую замену зарубежному лекарству и выбрать менее дорогой российский аналог препарата.

Треть опрошенных респондентов в 2015 году сообщили, что сознательно старались покупать меньше лекарств, отказываясь от некоторых препаратов. Эксперт фармрынка, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова отмечает, что в кризис люди начинают чаще покупать только действительно нужные им лекарства. «Последние несколько лет сохранялась устойчивая тенденция перехода от покупки недорогих устаревающих и традиционных препаратов к более качественным, эффективным, безопасным и, конечно, более дорогим препаратам. Однако нестабильная экономическая ситуация и сокращение реальных доходов меняет потребительское поведение покупателей – люди начинают экономить даже на собственном здоровье», - отмечает эксперт. По словам Ивановой, похожая ситуация была в 2011 году, когда на волне кризиса и инфляции россияне также соблюдали жесткий режим экономии, в том числе и в отношении покупки медикаментов.

Результаты опросов и мнение эксперта подтверждают как данные статистики, так и результаты, полученные из интернет-источников. Ведущие поисковые системы рунета отмечают многократный рост запросов, касающихся поиска дешевых аналогов дорогих препаратов, а также значительное увеличение посещаемости порталов, на которых можно найти и сравнить цены на лекарства в разных аптеках.

Аналитики отмечают, что более половины покупателей готовы отказаться от покупки лекарства, если посчитают его цену завышенной. При этом на рынке продолжает уменьшаться доля препаратов стоимостью ниже 150 рублей за упаковку, а удельный вес дорогих лекарств стабильно ежегодно увеличивается. Безусловный тренд последнего года – увеличение цены медикаментов при одновременном падении спроса на них, отмечают эксперты.

DaSigna: Лечись отечественным [ссылка]

Согласно отраслевой программе импортозамещения, отечественный рынок важнейших лекарств уже к 2018 году должен на 90 % состоять из препаратов, произведенных на территории страны. Для решения этой сложной задачи в России в течение нескольких лет активно создаются крупные фармацевтические кластеры, а таможенные и налоговые льготы призваны вернуть на рынок отечественных и иностранных инвесторов. Комментарии экспертов портала Настасьи Ивановой и Ивана Данилова.

ptero

ptero1987

 

АМИ-ТАСС: На рынке лекарств и медтехники, по словам специалистов, «инвестиционный бум» [ссылка]
Источник: АМИ-ТАСС

Согласно докладу Росстата, только за первые шесть месяцев этого года производство фармацевтической продукции выросло в целом на 10,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. На 10,7% больше стали выпускать препаратов для онкобольных, на 6,4% – для диабетиков... По словам председателя комитета по здравоохранению Валерия Колабутина, по программе льготного обеспечения город уже закупает 283 торговых наименования препаратов, произведенных в России.

Напомним, что основной вектор развития отечественной фармацевтической промышленности сегодня определяет федеральная целевая программа «Фарма-2020». Она была разработана в 2008 году, и главная ее цель формулировалась как «переход фармпромышленности страны на инновационную модель развития».

Для решения этой сложной задачи создавались и создаются крупные фармацевтические кластеры, предоставляются таможенные и налоговые льготы для инвесторов. Результат таких мер: западные компании стали резидентами пяти крупных российских фармацевтических кластеров – в Ярославле, Калуге, Петербурге, Екатеринбурге и Подмосковье. С 2012 года введено в эксплуатацию более десяти новых фармзаводов, модернизировано более 30 отечественных производств. Объем частных и государственных инвестиций в фармотрасль составил 159 миллиардов рублей.

Но тотальный переход на отечественные медикаменты не единственная амбициозная цель. Предполагается, что к 2020 году значительно уменьшится зависимость от импорта медтехники и различных вспомогательных принадлежностей – таких как вата (с 39 до 30%), хирургические перчатки (с 95 до 60%), катетеры (с 96 до 35%), хирургические инструменты и гипс (с 38 до 30%). Производство сложных протезов планируется повысить так, чтобы вместо 90% по импорту закупалось 24 – 55% в зависимости от вида.

А рынок компьютерных томографов в РФ к 2018 году будет лишь на 12% состоять из импортных приборов против 55% в 2014 году. И магнитно-резонансных томографов страна будет закупать лишь половину. Значительно вырастет и производство отечественной рентгеновской аппаратуры – по импорту будет закупаться лишь 9 – 12% вместо 30 – 56%, а также электрокардиографов, их будут импортировать всего 10 вместо 64%.

Однако торжествовать пока рано. С 1 января будущего года правительство намерено ограничить доступ иностранных производителей к государственным закупкам лекарств для больничных нужд, если их препараты имеют отечественные аналоги.

Эта идея сразу же вызвала бурную дискуссию. Представители Международной ассоциации фармпроизводителей и Всероссийского союза пациентов высказались в негативных тонах, отметив, что такая инициатива не будет стимулировать отечественных производителей поддерживать высокий уровень качества российских лекарств. Напротив, глава Ассоциации российских фармпроизводителей Виктор Дмитриев отметил, что только такая модель бюджетных закупок позволит уменьшить траты бюджета и будет поощрять западные концерны строить в России новые площадки и создавать рабочие места. Редактор фармпортала Pharm-MedExpert Иван Данилов с ним солидарен: «Если российский рынок является для иностранного производителя перспективным, решение проблемы заключается только в вопросе поиска инвестиций и создании в стране локализованного фармпроизводства».

То есть единой позиции пока нет: на одной стороне весов – снижение зависимости рынка от импортных лекарств в целях роста экономики и обеспечения национальной безопасности, на другой – ограничение доступа населения к использованию, как правило, более качественных и современных зарубежных препаратов.

Даже Министерство здравоохранения воспринимает инициативу о полном импортозамещении медицинской техники с осторожностью. «Не вызывает сомнения, что нашей стране необходимо развивать отечественное производство медицинских изделий и импортозамещение. Однако очевидно, что это не должно негативно отражаться на качестве оказываемой россиянам медицинской помощи», – заявила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.

Эксперт же фармрынка Настасья Иванова выделяет несколько проблем, которые могут встать на пути к тотальному импортозамещению: минимальное количество отечественных инноваций и технологий, отсутствие достаточного количества высокопрофессиональных кадров, а также недостаток финансирования, который будет особенно ощутим сейчас, во время падения бюджетных доходов. И делает вывод: несмотря на большой прогресс в развитии отечественного фармрынка, зависимость от импорта сохранится еще долгие годы.

...Недавно фонд «Общественное мнение» провел опрос россиян об отношении к импортозамещению. На вопрос: «способна ли российская промышленность в ближайшие годы полностью обеспечить население страны качественными лекарствами?» – положительно ответили 64 процента опрошенных. Доля тех, кто считает, что импортозамещение лекарств не нужно проводить вовсе, оказалась очень мала – всего 4 процента.

 

Санкт-Петербургские ведомости: Все свое [ссылка]

Согласно докладу Росстата, только за первые шесть месяцев этого года производство фармацевтической продукции выросло в целом на 10,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. На 10,7% больше стали выпускать препаратов для онкобольных, на 6,4% – для диабетиков... По словам председателя комитета по здравоохранению Валерия Колабутина, по программе льготного обеспечения город уже закупает 283 торговых наименования препаратов, произведенных в России.

Напомним, что основной вектор развития отечественной фармацевтической промышленности сегодня определяет федеральная целевая программа «Фарма-2020». Она была разработана в 2008 году, и главная ее цель формулировалась как «переход фармпромышленности страны на инновационную модель развития».

Для решения этой сложной задачи создавались и создаются крупные фармацевтические кластеры, предоставляются таможенные и налоговые льготы для инвесторов. Результат таких мер: западные компании стали резидентами пяти крупных российских фармацевтических кластеров – в Ярославле, Калуге, Петербурге, Екатеринбурге и Подмосковье. С 2012 года введено в эксплуатацию более десяти новых фармзаводов, модернизировано более 30 отечественных производств. Объем частных и государственных инвестиций в фармотрасль составил 159 миллиардов рублей.

Но тотальный переход на отечественные медикаменты не единственная амбициозная цель. Предполагается, что к 2020 году значительно уменьшится зависимость от импорта медтехники и различных вспомогательных принадлежностей – таких как вата (с 39 до 30%), хирургические перчатки (с 95 до 60%), катетеры (с 96 до 35%), хирургические инструменты и гипс (с 38 до 30%). Производство сложных протезов планируется повысить так, чтобы вместо 90% по импорту закупалось 24 – 55% в зависимости от вида.

А рынок компьютерных томографов в РФ к 2018 году будет лишь на 12% состоять из импортных приборов против 55% в 2014 году. И магнитно-резонансных томографов страна будет закупать лишь половину. Значительно вырастет и производство отечественной рентгеновской аппаратуры – по импорту будет закупаться лишь 9 – 12% вместо 30 – 56%, а также электрокардиографов, их будут импортировать всего 10 вместо 64%.

Однако торжествовать пока рано. С 1 января будущего года правительство намерено ограничить доступ иностранных производителей к государственным закупкам лекарств для больничных нужд, если их препараты имеют отечественные аналоги.

Эта идея сразу же вызвала бурную дискуссию. Представители Международной ассоциации фармпроизводителей и Всероссийского союза пациентов высказались в негативных тонах, отметив, что такая инициатива не будет стимулировать отечественных производителей поддерживать высокий уровень качества российских лекарств. Напротив, глава Ассоциации российских фармпроизводителей Виктор Дмитриев отметил, что только такая модель бюджетных закупок позволит уменьшить траты бюджета и будет поощрять западные концерны строить в России новые площадки и создавать рабочие места. Редактор фармпортала Pharm-MedExpert Иван Данилов с ним солидарен: «Если российский рынок является для иностранного производителя перспективным, решение проблемы заключается только в вопросе поиска инвестиций и создании в стране локализованного фармпроизводства».

То есть единой позиции пока нет: на одной стороне весов – снижение зависимости рынка от импортных лекарств в целях роста экономики и обеспечения национальной безопасности, на другой – ограничение доступа населения к использованию, как правило, более качественных и современных зарубежных препаратов.

Даже Министерство здравоохранения воспринимает инициативу о полном импортозамещении медицинской техники с осторожностью. «Не вызывает сомнения, что нашей стране необходимо развивать отечественное производство медицинских изделий и импортозамещение. Однако очевидно, что это не должно негативно отражаться на качестве оказываемой россиянам медицинской помощи», – заявила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.

Эксперт же фармрынка Настасья Иванова выделяет несколько проблем, которые могут встать на пути к тотальному импортозамещению: минимальное количество отечественных инноваций и технологий, отсутствие достаточного количества высокопрофессиональных кадров, а также недостаток финансирования, который будет особенно ощутим сейчас, во время падения бюджетных доходов. И делает вывод: несмотря на большой прогресс в развитии отечественного фармрынка, зависимость от импорта сохранится еще долгие годы.

...Недавно фонд «Общественное мнение» провел опрос россиян об отношении к импортозамещению. На вопрос: «способна ли российская промышленность в ближайшие годы полностью обеспечить население страны качественными лекарствами?» – положительно ответили 64 процента опрошенных. Доля тех, кто считает, что импортозамещение лекарств не нужно проводить вовсе, оказалась очень мала – всего 4 процента.

 

REGNUM: Фармрынок России: когда закончится зависимость от импорта? [ссылка]
Источник: ИА REGNUM
«В принципе, мы выглядим на первом этапе так же как весь мир»
 
Программа импортозамещения на рынке фармацевтики развивается достаточно активно, однако максимально снизить зависимость рынка от иностранных поставок получится нескоро, необходимо создавать отечественное производство фармсубстанции, считают эксперты, опрошенные корреспондентом ИА REGNUM.
 
Согласно Федеральной целевой программе развития фармацевтической и медицинской промышленности, к 2020 году 90% производства лекарств из перечня ЖНВЛП должны быть на локальном рынке. На данный момент, по отчетам Минздрава РФ, не менее 70% всех лекарственных препаратов или их компонентов приобретаются за границей. К тому же, цены на медикаменты напрямую зависят от курса валют. Как сообщила корреспонденту ИА REGNUM исполнительный директор «Российская ассоциация аптечных сетей» РААС Нелли Игнатьева, данная ситуация быстро не поменяется, по причине того, что даже те лекарственные препараты, которые производятся на локальном рынке, — на 90% производятся из импортного сырья.
 
В то же время, Игнатьева отмечает, что потребители не отказываются от отечественных лекарств. «Россияне больше средств тратят на импортные препараты (75%), а вот потребляют в упаковках больше 67% препаратов произведенных в России», — сообщила она. Также представитель РААС подчеркнула, что все лекарственные препараты, произведенные на локальном российском рынке, соответствуют стандартам качества. «В настоящий момент всем мировым профессиональным сообществом поднят вопрос о полной идентичности, эффективности и взаимозаменяемости лекарственных препаратов с одной действующей молекулой, но разных производителей, но это не проблема несоответствия качества. Стандарты качества работают, отмечу, что в этом году у нас введена уголовная ответственность за оборот фальсифицированных, недоброкачественных и контрафактных лекарственных средств, БАД, медицинских изделий», — пояснила она.
 
При этом, стоит учесть, что в стране насчитывается минимальный объем отечественных медпрепаратов и совершенно отсутствует производство собственной фармсубстанций. По словам исполнительного директора объединения «Аптечная гильдия» Елены Неволины, сегодня выпускаются только те лекарства, на которые прошла патентная защита. «Сегодня мы покрыть потребность во всех группах лекарственных средств не можем. Что касается оригинальных новых препаратов, то, к сожалению, их отечественного производства просто нет в природе. При том, даже то, что мы выпускаем дженерики, то есть препараты, по которым закончилась патентная защита. Получается, что сырье все равно покупаем за границей. Субстанции сырья мы не производим. На предмет отсутствия субстанции это касается многих стран. И, зачастую, у нас субстанции западных и американских фирм производится в Китае и Корее», — сообщила корреспонденту ИА REGNUM Неволина.
 
Кроме Китая и Кореи сырье закупают также и в Индии, отметил генеральный директор ОАО «Биохимик» (Саранск) Денис Швецов. «Всевозможные смеси делают в Европе, а сырье делают Китай и Индия, там самое большое количество потребления, поэтому производство сырья там самое простое и дешевое. Какие-то редкие смеси или субстанции мы делаем сами, в России. В принципе, мы выглядим на первом этапе так как весь мир. Основная наша задача — производить доступные и качественные препараты и доводить их до потребителя», — подчеркнул он.
 
К тому же, директор завода медпрепаратов отметил, что нестабильная экономическая ситуация в стране повлияла и на то, что часть медпрепаратов просто перестала производиться. По его словам, представители фармотрасли держат курс на освоение новых продуктов. «Курс доллара сказался очень просто — часть лекарств просто больше не производится в стране, такие как, например, «Нистатин». Все заводы сняли с производства. Это обсуждается в ФАС и во всех эшелонах власти. Это то, к чему привело регулирование цен. Борьба переместилась с аптек и коммерсантов в министерства. Мы сейчас боремся за то, кто лучше договорится, зарегистрирует и поучаствует в тендерах. Если бы мы это опустили полностью, то всё бы переместилось в аптеку и сектор экономики», — пояснил Швецов.
 
Напомним, ранее Минпромторг опубликовал проект постановления правительства, ограничивающий госзакупки медицинских изделий. Однако проект вызвал широкую общественную дискуссию, в частности на сайте Change.org появилась петиция на имя премьера Дмитрия Медведева с требованием не принимать предложение министерства, а также, против проекта высказывалось медицинское сообщество. На данный момент, правительство РФ заблокировало предложение Минпромторга.
 
В свою очередь, редактор фармпортала Pharm-MedExpert Иван Данилов полагает, что оптимального решения по планирующемуся ограничению доступа иностранных производителей к государственным закупкам лекарств не существует. «На одной стороне весов — снижение зависимости рынка от импортных лекарств в целях роста экономики и обеспечения национальной безопасности, на другой — ограничение доступа населения к использованию, как правило, более качественных и современных зарубежных препаратов», — прокомментировал он корреспонденту ИА REGNUM.
Кроме того, он считает, что использование такой схемы госзакупок приведет к сокращению расходов бюджета и к строительству западных фармпроизводств в России.
METRO: Эксперт: зависимость России от иностранных лекарств сохраняется [ссылка]
Источник: METRO

Импортозамещение на фармацевтическом рынке развивается активно, но окончательно проблему решить удастся нескоро, отмечает Настасья Иванова, эксперт отрасли

http://www.metronews.ru/novosti/ekspert-zavisimost-rossii-ot

– Стратегия импортозамещения была принята Правительством в 2009 году и с самого начала задачи, поставленные в программе, были оценены фармсообществом как труднодостижимые и чрезмерно амбициозные. Однако, шесть лет спустя можно отметить, что в целях реализации этого документа проделана колоссальная работа. За четыре года производство лекарств в России увеличился в два раза, за время реализации госпрограммы «Фарма-2020» объем частных и государственных инвестиций в фармотрасль составил 159 млрд руб. С 2012 года введено в эксплуатацию более 10 новых фармзаводов, модернизировано более 30 отечественных производств. Увеличение инвестиций и госфинансирования в отрасль дали результат: еще три года назад в России производилось лишь 16,4% лекарств из перечня важнейших, в настоящее время этот показатель достиг 68%. 

– В ближайшие годы зависимость российского фармрынка от импортируемых лекарств сохранится, однако за последние годы наблюдается прогресс: номенклатура препаратов, которые производятся на территории России, увеличилась, заводы переходят на международные стандарты качества, хорошие результаты показывает кластерная политика развития промышленности – в страну переносятся современные технологии по производству лекарственных препаратов, построены новые производства и лаборатории. Планируется создание рейтинга отраслей промышленности для более эффективного импортозамещения, фармотрасль займет в нем одно из лидирующих мест. Несмотря на это, мы видим постоянный рост цен на лекарства, вне зависимости от страны их происхождения, и если цены на важнейшие лекарства не превышают уровень инфляции, поскольку они находятся под государственным контролем, то цены на иные препараты выросли за год более чем на треть.

– Перспектива импортозамещения в фармотрасли к 2020-2025 годам существует, хотя ряд фундаментальных проблем останется: необходимо с нуля восстанавливать производство фармсубстанций (сейчас для производства отечественных лекарств используются импортные субстанции, что существенно влияет на их стоимость), в производстве препаратов для лечения онкологических или генетических заболеваний в ближайшее десятилетие отечественные производители достигнуть успеха не смогут. Производство относительно недорогих дженериков зарубежных препаратов на основе готовых импортных субстанций – это пока единственный локомотив процесса импортозамещения в российской фармотрасли. Есть и иные проблемы на пути к «глобальному импортозамещению», которые необходимо решать: непостоянство регулятивной среды, отсутствие достаточного количества высокопрофессиональных кадров, минимальное количество отечественных инноваций и технологий.

Импортозамещение лекарств: за четыре года Россия удвоила объем производства медикаментов [ссылка]

Согласно отраслевой программе импортозамещения отечественный рынок важнейших лекарств уже к 2018 году должен на 90% состоять из препаратов, произведенных на территории страны. Для решения этой сложной задачи в России в течение нескольких лет активно создаются крупные фармацевтические кластеры, а таможенные и налоговые льготы призваны вернуть на рынок отечественных и иностранных инвесторов. Наиболее успешные фармацевтические технопарки сегодня расположены в Ярославской, Калужской и Московской областях, причем в последнем регионе власти планируют уже в следующем году достичь рекордного уровня лекарственного импортозамещения в 70%. Сообщает национальный фармпортал Pharm-MedExpert.ru. Тотальный переход на отечественные медикаменты - не единственная амбициозная цель правительства. К 2020 году доля продукции российского производства должна вырасти до 50% в денежном выражении (на текущий момент показатель равен 24%, хотя в количестве проданных упаковок у российской продукции 57% рынка).

По словам министра промышленности и торговли Дениса Мантурова, за четыре года действия госпрограммы «Фарма-2020» объем производства лекарственных препаратов в России увеличился в два раза. Позитивные сдвиги отметил и другой представитель Минпромторга - Сергей Цыб, по словам которого в российской фармацевтической и медицинской промышленности происходит «инвестиционный бум». Действительно, за время реализации программы объем инвестиций в фармотрасль со стороны частных иностранных и отечественных компаний составил свыше 120 млрд рублей. Бюджетные вливания, по данным экспертов, составили 39 млрд руб. В целом, с 2012 года в России введено в эксплуатацию более 10 новых фармзаводов, модернизировано более 30 отечественных производств.

Задача «90% к 2018 году», которую поставил перед правительством Владимир Путин, оказалась еще более амбициозной, поскольку в «Фарма-2020» речь шла о 85% лекарств из списка жизненно необходимых к 2020 году. Сегодня такая цель не кажется недостижимой: еще три года назад в России производилось лишь 16,4% лекарств из перечня важнейших, в настоящее время этот показатель достиг 68%. И хотя не существует нормативного документа, который бы дал определение термину «отечественный лекпрепарат» (полный производственный цикл, частичное производство или только упаковка) достигнутые показатели впечатляет.

Тем не менее, основные дискуссии в профессиональном сообществе вызывает вопрос качества захватывающих на фармрынке новые позиции отечественных препаратов – согласно опросам, в обществе наблюдается значительный уровень недоверия к отечественным лекарствам как со стороны пациентов, так и медиков.

В связи с этим проект постановления правительства об ограничении доступа иностранных производителей к государственным закупкам лекарств, который может вступить в силу с начала 2016 года, подвергся волне критики со стороны специалистов. Единой позиции пока нет: на одной стороне весов - снижение зависимости рынка от импортных лекарств в целях роста экономики и обеспечения национальной безопасности, на другой – ограничение доступа населения к использованию, как правило, более качественных и современных зарубежных препаратов. Согласно нормам документа, зарубежный производитель не будет допущен к торгам, если его препарат имеет отечественный аналог. При этом доступность импортных лекарств в аптечных учреждениях останется прежней, документ касается только закупок медикаментов для больничных нужд.

Представители Международной ассоциации фармпроизводителей и Всероссийского союза пациентов высказались о проекте постановления в негативных тонах, отметив, что такая инициатива не будет стимулировать отечественных производителей поддерживать высокий уровень качества российских лекарств. Напротив, глава Ассоциации российских фармпроизводителей Виктор Дмитриев отметил, что только такая модель бюджетных закупок позволит уменьшить траты бюджета и будет поощрять западные концерны строить в России новые площадки и создавать рабочие места. Редактор фармпортала Pharm-MedExpert Иван Данилов подтверждает: «В глобальном смысле для иностранного производителя, если российский рынок является для него перспективным, решение проблемы отсутствия доступа к госсредствам заключается только в вопросе поиска инвестиций и создании в стране локализованного фармпроизводства». Примеров немало: свои заводы в России построили такие мировые корпорации, как «Байер», «Новартис», «Берлин-Хеми», «Никомед», «АстраЗенека» и другие.

Эксперт фармрынка Настасья Иванова отмечает, что перспектива лекарственного импортозамещения в отечественной фармотрасли к 2020-2025 годам существует, однако в ряде наиболее инновационных направлений (например, производстве препаратов для лечения онкологических или генетических заболеваний) в ближайшие десятилетия отечественные производители достигнуть успеха не смогут. По мнению специалиста, «производство в стране относительно недорогих аналогов зарубежных препаратов на основе готовых субстанций – это пока единственный локомотив процесса импортозамещения в российской фармотрасли».

Иванова выделяет несколько проблем, которые могут встать на пути к тотальному импортозамещению в сфере медицины: минимальное количество отечественных инноваций и технологий, отсутствие достаточного количества высокопрофессиональных кадров, а также недостаток финансирования, который будет особенно ощутим сейчас, во время падения бюджетных доходов. Тем не менее, Иван Данилов замечает, что текущее ослабление рубля создает хорошие условия для более динамичного процесса импортозамещения.

Очевидно, что в ближайшие годы зависимость российского фармрынка от импортируемых лекарств сохранится. Тем не менее, за последние пять лет наблюдается бесспорный прогресс – номенклатура препаратов, которые производятся на территории России, увеличилась, заводы переходят на международные стандарты качества, хорошие результаты показывает кластерная политика развития промышленности – в страну переносятся современные технологии по производству лекарственных препаратов, построены новые производства и лаборатории.

 

Аптечные инфоматы в Москве: нужны ли они жителям и разрешат ли базу в ФАС? [ссылка]
Источник: REGNUM
Источник: Новости GMP
Источник: АМИ-ТАСС
Эксперты фармацевтической отрасли скептически оценивают дорогостоящую инициативу столичных властей
 
Идея обязательной установки в аптеках Москвы инфоматов с данными о стоимости препаратов, входящих в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), в ее текущем варианте, вряд ли конкурентноспособна, считают опрошенные корреспондентом ИА REGNUM эксперты фармацевтической отрасли. Люди пожилого возраста с трудом освоят аппарат, а более молодое поколение использует реестры, размещенные в сети. Кроме того, не все аптеки города смогут спокойно приобрести дорогостоящий инфомат, что может сказаться на ценах, а сам процесс обеспечения работы системы — трудоемкий и длительный. Оптимальным по затрате сил вариантом могла бы стать общая база данных по всем лекарственным препаратам, однако подобные предложения ранее уже отвергали в антимонопольной службе России.
Напомним, согласно новой инициативе столичных властей, все аптеки Москвы планируют обязать устанавливать инфоматы с данными о начальной и максимальной стоимости препаратов ЖНВЛП, а также адресами близлежащий аптек, где эти препараты можно приобрести дешевле. Как заявил в интервью М24 руководитель дирекции по координации деятельности медицинских организаций департамента здравоохранения Андрей Белостоцкий, первый тестовый инфомат установят уже через месяц. Стоимость одного аппарата составляет 250 тыс. рублей, и эта сумма вполне приемлемая для любой столичной аптеки, отмечают в департаменте.
 
«Если рассматривать идею внедрения инфоматов с точки зрения обязательства, то есть обязать все аптеки их использовать, то, по сути, это приведет к созданию единой информационной базы по ЖНВЛП по аптекам города Москвы. Таким образом, для того, чтобы сравнивать и предоставлять информацию по ценам в других аптеках, нужно, чтобы эта информация где-то накапливалась в электронном ресурсе. Очевидно, этот механизм способен поблагоприятствовать созданию единой информационной базы», — заявила корреспонденту ИА REGNUM исполнительной директор Российской ассоциации аптечных сетей Нелли Игнатьева.
 
По словам Игнатьевой, в 90-е годы уже предпринимались попытки создать единую информационную базу лекарственных препаратов, обязательную для аптек, но антимонопольная служба выступила против, так как там посчитали, что она займет доминирующее положение на рынке.
«Что же касается того, насколько эта информация будет востребована пациентами… Во-первых, эта информация есть и сегодня, она обязательно должна предоставляться по закону аптеками по запросу любого посетителя. Он может запросить информацию в любой аптеке, и она должна быть ему предоставлена либо в электронном виде (например, на компьютере, что уже аналог инфомата), либо в бумажном распечатанном виде. Цены на ЖНВЛП являются обязательными для предоставления в качестве информации для наших граждан, — пояснила Игнатьева. — У нас очень много таких идей, которые не решают по сути никаких проблем. Я не вижу здесь такого целеполагания, чтобы это как-то улучшило качество лекарственного обеспечения. То есть любая информация, любой источник дополнительной информации — это, конечно же благо, но не каждая аптека может позволить себе поставить такой инфомат. И стоит подумать о том, что любое дополнительное обременение для аптеки — это и рост цен на лекарственные препараты, прежде всего».
 
В целом эксперт отметила, что те или иные информационные системы уже внедряются в некоторых аптеках, и оптимальным вариантом является система, которая позволяет оперативно проверить наличие любого препарата в данной аптеке.
Как, в свою очередь, корреспонденту ИА REGNUM заявил генеральный директор СРО НП «Фармацевтическое Единство» Сергей Снакин, участники фармрынка ранее уже обсуждали вопрос аптечных инфоматов и пришли к выводу, что данная идея бесполезна. «Сейчас все пользуются смартфонами и получают информацию через интернет, так как существуют реестры с ценами, данными о ближайших аптеках и наличии препаратов в них. Поэтому нет никакой особой надобности в размещении этих инфоматов на территории аптечных пунктов. Те, кто не пользуется смартфонами, а это старшее поколение, не будут использовать и инфоматы. Зайдите, например, в банк и посмотрите, как бабушки в присутствии кассира-операциониста работают с банкоматами… Смысла в этом нет», — заключил он.
 
Инициатива могла бы принести большую пользу в случае, если потребители смогут проверить по инфомату цену на любой препарат, а не только из ЖНВЛП, заявила корреспонденту ИА REGNUM эксперт фармрынка Настасья Иванова. В текущем же виде система востребована не будет, считает она.
 
«Список важнейших препаратов утверждается правительством и цены на него от аптеки к аптеке колеблются незначительно, даже с учетом немассовых ситуаций с нарушением предельных розничных цен. Другой момент — все остальные лекарства, цены на которые не ограничены и могут отличаться в розничных точках продаж на порядок. Не исключено, что после установки инфонетов, информирующих население о ценах на лекарства первой необходимости, возможности системы будут расширены и база цен на лекарства увеличится. Реализовать это совершенно реально, учитывая, что технология уже работает, и в интернете есть ряд крупных онлайн-баз, пользующихся высокой популярностью. Однако, надо понимать, что ни одной аптеке не выгодно покупать и обслуживать на свой счет оборудование, которое информирует о более низких ценах у конкурентов», — резюмировала Иванова.
 
Импортозамещение иностранных лекарств в России показывает прогресс [ссылка]
Источник: АМИ-ТАСС


За четыре года Россия удвоила объем производства лекарственных препаратов       

Импортозамещением лекарственных средств Россия занялась на несколько лет раньше начала экономической войны с Западом. Чего достигла страна за пять лет работы над замещением импортных лекарств отечественными аналогами? И правы ли критики, которые не верят в качество российских лекарственных препаратов, которые, между тем, покупают уже даже за рубежом?

Пока западные санкции не затрагивают медицину, однако взятый еще в начале 2010-х годов курс на обеспечение себя собственными лекарствами теперь приобрел еще более приоритетный статус.

«Закупка отечественных лекарств иностранным государством подтверждает их соответствие высоким стандартам качества»

Экономический кризис из-за падения цен на нефть и структурных проблем, приведший к девальвации рубля и росту цен на импортные лекарства, также активизирует курс России на импортозамещение.
Качество российских лекарств

Дискуссии об импортозамещении лекарственных препаратов сделали актуальным вопрос качества отечественных препаратов. Особую критику вызвал разрабатываемый с 2014 года проект постановления об ограничении доступа иностранных производителей к госзакупкам лекарств (ввести планируют с 1 января 2016 года).

Суть закона в том, что если аналогов импортных лекарств в России нет, то иностранные компании спокойно будут допускаться к торгам, а больные смогут продолжать их получать в больницах. Но если в России производится полноценный аналог, то импортное лекарство больше не сможет участвовать в торгах.

Надо понимать, что речь идет именно о госзакупках, поэтому этот закон никак не повлияет на коммерческие закупки лекарств аптечными сетями. То есть россиянин на свои деньги может купить в аптеке любой препарат вне зависимости от места его производства, но государство будет закупать для лечения в больницах отечественные аналоги импортных препаратов, если такие имеются.

Критики этого закона, которые, естественно, лоббируют интересы иностранных производителей (ведь государство лишает их доли рынка), указывают на то, что не все оригинальные препараты однозначно можно заменить на их аналоги, так называемые дженерики. Дженерик – это лекарство, которое по химической формуле аналогично оригинальному лекарству, но его производит сторонняя компания после окончания срока патентной защиты (как правило, после 20–25 лет).

Критики указывают, что российская система не установила взаимозаменяемость иностранных и отечественных биотехнологических препаратов, в основе которых белковые молекулы, чувствительные к различиям в технологии производства. Поэтому они ставят под сомнение утверждение, что импортные препараты по качеству равнозначны и могут быть заменены на российские аналоги. К биопрепаратам относят, например, вакцины, рекомбинантные белки, моноклональные антитела и т. д. Однако эта критика является лишь сомнением в качестве российских аналогов без какой-либо доказательной базы.

Недавно в СМИ появилась информации о якобы низком качестве российских лекарств от ВИЧ. Член Общественного совета по защите прав пациентов при Минздраве Алексей Старченко заявил о нескольких десятках поступивших в совет сообщений от пациентов, которые жаловались на ухудшение самочувствия, а также на появление вторичных инфекций после перевода на отечественные препараты антиретровирусной терапии (в борьбе с ВИЧ-инфекцией). «Это полуанонимные сообщения, поэтому мы не знаем, как на них реагировать, но, тем не менее, такие сообщения уже есть», – сказал Старченко.

Однако Росздравнадзор уверил, что эта информация недостоверная, ухудшений состояний пациентов не наблюдается. «У всех пациентов, получающих лечение препаратами, произведенными в России, отмечается устойчивая супрессия (подавление) вируса, что свидетельствует об эффективном противовирусном действии принимаемых препаратов», – заявили в ведомстве. С опровержением выступил также Московский городской центр профилактики и борьбы со СПИДом. Отечественные препараты не уступают по эффективности и качеству зарубежным аналогам, поэтому представители медицинского экспертного сообщества и общественных пациентских организаций, наоборот, выступают за расширение их применения, отмечают в Росздравнадзоре.

Еще одним примером того, что Россия действительно умеет создавать качественные препараты, является недавно подписанный пятилетний контракт российской компании «Биокард» на поставку в Египет противоопухолевого препарата на 42,5 млн долларов. Речь идет о ритуксимабе – первом отечественном препарате на основе моноклональных антител, предназначенных для лечения онкологических заболеваний, прежде всего неходжкинских лимфом.

«Сейчас в стране происходят глобальные изменения в работе по обеспечению людей лекарственными препаратами. Благодаря поддержке Министерства промышленности и торговли, Минздрава и Минэкономразвития российские фармацевтические компании создают мощную технологическую платформу для выпуска отечественных инновационных препаратов и успешной конкуренции на мировом фармацевтическом рынке. Сейчас мы можем выпускать не только качественные дженерики, но и инновационные препараты, аналогов которых еще нет в мире», – оценил потенциал отечественной фармы на глобальных рынках генеральный директор компании «Биокад» (BIOCAD) Дмитрий Морозов.

Локализация производства

Критики лоббируют, скорее всего, интересы иностранных компаний, которые могут лишиться возможности и дальше зарабатывать деньги на госзакупках. Однако вместо огульной критики качества российских лекарств-конкурентов им стоит задуматься об имеющейся альтернативе, как не лишаться заработка на российском рынке. Но для этого придется в него инвестировать – создать в России локализованное фармацевтическое производство. Получив российскую прописку, они вернут себе и доступ к госзакупкам.

Здесь можно привести аналогию с автомобильным производством в России. Когда-то, кроме «Лад» и «Газелей», других машин, собранных в России, не было, все остальное занимал импорт. Однако с помощью протекционистских мер государства и ряда налоговых и таможенных льгот по промсоглашению ситуация кардинально изменилась: рядом с «Ладами» теперь выпускают автомобили Renault, а Калужская, Петербургская и Калининградская области стали автомобильными кластерами, где построены крупные заводы мировых брендов вкупе с производствами комплектующих.

Как выглядят планы по замещению импортных товаров российскими

В России уже начали появляться фармацевтические кластеры, число резидентов которых постоянно растет. Таможенные и налоговые льготы в рамках режима ОЭЗ вкупе с курсом на импортозамещение привлекают как отечественных, так и иностранных инвесторов в российские технопарки.
К примеру, в июне в Санкт-Петербурге открылся завод полного цикла второго в Европе фармацевтического гиганта Novartis. В следующем году в северной столице начнут строиться заводы таких иностранных и отечественных компаний, как «Орион Медик», «Герофарм», «Медпрофит», и еще один завод «Биокад» (где будут производить новые препараты для лечения онкологических и аутоимунных заболеваний, в частности рассеянного склероза и псориаза). 

Одна из последних новостей из петербургского фармкластера – там разрабатывают лекарство от гепатита В и С, которое дешевле западных аналогов, но при этом не уступающее им по качеству. По словам директора Некоммерческого партнерства «Медико-фармацевтические проекты XXI века» Дмитрия Чагина, новые препараты дадут возможность вылечить пациента за шесть недель по схеме две таблетки в сутки. По его словам, такие препараты уже созданы в США и Европе, но курс лечения там в разы дороже. Так, в США курс лечения одного пациента стоит 80 тыс. долларов, одна таблетка стоит около 1 доллара. В Европе – 30 тыс. долларов за курс. Тогда как российские аналоги будут вдвое дешевле европейских и впятеро – американских.

Еще один фармкластер – в Новоуральске – специализируется на биофармацевтике. Это технопарк полного цикла производства – от идеи до готового лекарства. Именно здесь синтезируют инсулин, который дешевле импортных аналогов. Первый российский аналог инсулина может появиться в продаже уже в 2016 году. В апреле этого года препарат поступил на регистрацию Минздрава для получения разрешения на клинические испытания.

Также в Новоуральске локализовано производство антибиотиков по немецким технологиям и налажено производство отечественных противовирусных препаратов. Региональные власти уверяют, что скоро площади технопарка будут полностью заняты новыми резидентами, которые насытят рынок новыми качественными отечественными лекарствами.

В числе лидеров также фармкластеры в Ярославской и Калужской областях и в Подмосковье. За несколько последних лет российские и иностранные компании вложили в создание новейших производств на территории страны более 100 млрд рублей. Свои заводы в России построили такие мировые гиганты, как «Байер», «Такеда», «Новартис», «Берлин-Хеми», «Никомед», «АстраЗенека», «Тева». В итоге Россия получила все ключевые технологии производства лекарственных препаратов как синтетической, так и биотехнологической природы, говорил замминистра Минпромторга Сергей Цыб.

Программа импортозамещения

Первые подвижки в импортозамещении и увеличении доли инновационных фармацевтических производств стали следствием пятилетней работы в рамках госпрограммы «Фарма-2020», которая стартовала еще в 2011 году. Теперь она вошла в одноименную госпрограмму. По плану, к 2020 году доля продукции отечественного производства в общем объеме потребления в России должна вырасти до 50% в денежном выражении.

Президент России в одном из майских указов от 2012 года поставил задачу довести объем производства отечественных лекарственных средств в списке стратегически значимых лекарственных средств до 90% уже к 2018 году. Первые результаты налицо. Сейчас, по словам Цыба, из 608 импортируемых жизненно необходимых лекарств 413, или 68%, производится в России. Остается заместить треть жизненно необходимых лекарств иностранного производства. В рамках программы импортозамещения «Фарма-2020» ведется реализация 130 госпроектов по разработке этих препаратов в России, указывают в Минпромторге.

В целом за четыре с небольшим года действия этой программы объем производства лекарственных препаратов в России увеличился в два раза, отчитался в начале 2015 года министр промышленности и торговли Денис Мантуров.

«За последние пять лет действительно заметен прогресс – номенклатура препаратов, которые производятся на территории России, увеличилась, заводы переходят на международный стандарт качества GMP, – говорит газете ВЗГЛЯД представитель Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова. – Хорошие результаты показывает кластерная политика развития фармацевтической и медицинской промышленности – в страну переносятся современные технологии по производству лекарственных препаратов, построены новые производства и лаборатории».

В целом, по ее мнению, перспектива импортозамещения в фарме к 2020–2025 году имеется. Это подтверждает то, какого высокого уровня замещения удалось добиться в списке жизненно важных лекарств. По ее словам, локомотивом процесса импортозамещения в российской фармотрасли сейчас является производство относительно недорогих дженериков зарубежных препаратов на основе готовых субстанций.

«Однако в ряде наиболее инновационных направлений – производстве препаратов для лечения онкологических или генетических заболеваний – в ближайшие десятилетия отечественные производители достигнуть успеха не смогут», – указывает на узкие места в сфере медицины Иванова. Эксперт выделяет несколько проблем, которые могут встать на пути к тотальному импортозамещению в сфере медицины: минимальное количество собственных отечественных инноваций и технологий, отсутствие достаточного количества высокопрофессиональных кадров, а также недостаток финансирования, который будет особенно ощутим сейчас, во время падения бюджетных доходов.

А процесс создания собственных уникальных препаратов полного цикла требует огромных инвестиций и многих лет работ. Согласно мировой практике, полный цикл создания фармацевтического препарата занимает 10–15 лет, а затраты составляют до 1 млрд долларов на один препарат. При этом, начиная такой проект с идеи, никто не может гарантировать на выходе создание эффективного лекарства. То есть инвестор рискует потерять годы и сотни миллионов долларов.

Московские аптеки: Все выше, и выше, и выше цены на лекарства [ссылка]

Рост цен на лекарства и возможность дефицита лекарственных средств волнуют не только пациента, но и все фармацевтическое сообщество. Рост цен повлечет за собой передел рынка и вымывание дешевых препаратов. Под угрозой исчезновения оказались многие единичные аптеки, небольшие сети и… отечественные препараты из перечня ЖНВЛП.

Причины роста цен на лекарства известны, главная из них та, что российский фармрынок, несмотря на провозглашенную программу импортозамещения, в основном базируется на иностранных лекарственных средствах, и даже российские препараты сегодня производятся из зарубежного сырья, расплачиваться за которое нашим фармацевтическим производителям приходится долларами и евро. Так что стратегия импортозамещения под угрозой срыва. Особенно в отношении препаратов из перечня ЖНВЛП, который ударными темпами становится все более и более национальным.

Руководители отечественных фармпредприятий уже высказывают опасение: если регулятор откажется перерегистрировать цены на российские лекарства и, по меньшей мере, сравнять сегодняшнюю стоимость «наших» препаратов с докризисной стоимостью «импортных», – от производства многих «жизненно важных» ЛС на территории страны придется отказаться. В противном случае фармпромышленность России уйдет в «минус». Из которого вряд ли сможет выбраться.

По оценкам экспертов, цены на лекарства из разных сегментов изменяются по-разному. На препараты, которые являются субъектом государственного ценового регулирования (входят в перечень ЖНВЛП), рост цен в пределах 7–8%. На коммерческие лекарства – на 20–25%, хотя на этой отметке они продержатся лишь в первом квартале 2015 г. и будут продолжать расти.

Для радикального решения вопроса о сдерживании цен на лекарства и контроля над ними в конце февраля Президент России Владимир Путин поручил правительству вместе с региональными властями рассмотреть вопрос о целесообразности создания государственных (муниципальных) аптек в целях обеспечения доступности лекарств для граждан, в т.ч. недорогих препаратов и сильных обезболивающих. Исполнительным властям также следует продумать механизмы поддержки таких организаций. Поставлен срок выработки решения по данному вопросу – до 15 апреля 2015 г. Поистине, наша страна – страна чудес... Сначала разрушаем государственную аптечную систему, остатки ее пытаемся продать повыгоднее, а затем, когда прижмет, строим все заново. Как-то все до боли знакомо – старый мир разрушить до основанья, а затем построить свой на обломках. Видимо, история нас не учит. На обломках ничего не строят, а используют старый опыт, модернизируют, не ломая, развиваются планомерно, а не скачками. Если, конечно, хотят сделать дело, а не распилить деньги.

Кроме того, Владимир Путин потребовал вести мониторинг розничных цен на лекарства и подготовить доклад до 20 марта. Далее отчитываться по этому вопросу чиновникам нужно будет ежемесячно. Контролировать предполагают цены из перечня ЖНВЛП. В настоящее время мониторинг цен на ЛС из перечня ведет Росздравнадзор. Но есть опасение, что мониторить скоро будет почти нечего – под угрозой производство отечественных лекарств из Перечня; кроме того, импорт лекарств в Россию сократился. По словам эксперта фармацевтического рынка Еленой Неволиной, главы Аптечной гильдии, для поддержки государственных аптек государству достаточно взять на себя расходы по обеспечению их средствами охраны (сейфы, замки и т.д.), также дать поручение МВД устанавливать сигнализацию по спецценам и др. Кроме того, считает эксперт, можно закупать наркотические обезболивающие препараты на государственных торгах. От себя добавим, что аптекам всех форм собственности как предприятиям социальной сферы необходимо ввести льготы по арендной плате и налогам, о чем давно и безуспешно мечтает аптечная розница. Отмена НДС на лекарства также необходимая мера борьбы с ростом цен. Механизмы поддержки аптек в центре и регионах есть, и хочется надеяться, что поддержка будет своевременной и продуманной.

Для предотвращения исчезновения из аптечного ассортимента отдельных лекарств из перечня ЖНВЛП правительство, по словам его председателя Дмитрия Медведева, готово произвести разовую индексацию цен нижнего и среднего стоимостного пакета жизненно необходимых лекарств. Но вице-премьер Ольга Голодец уточнила, что речь пока идет лишь о разовой индексации предельных цен на лекарства только нижнего ценового сегмента из списка ЖНВЛП. Об индексации цен просят не только отечественные и локальные производители, действительно оказавшиеся в опасности, но и зарубежные компании, условия деятельности которых на нашем рынке стали менее приемлемыми (а менее приемлемый – еще не означает «критический»). Эксперты фармацевтического рынка уверены, что для каждого представителя фармацевтической промышленности необходимо выработать индивидуальные условия изменения стоимости лекарств. Одни компании сделали запасы на год вперед и, следовательно, терпят меньшие убытки, чем те, кто только ввозит из-за рубежа новые партии своей продукции.

Что касается, коммерческих цен в аптеках и влияния кризиса на аптечный ассортимент, то реалии и прогнозы неутешительные: цены растут и наблюдается перестройка аптечного ассортимента – дефектура номенклатуры и вымывание дешевых препаратов. Прошлогодние прогнозы экспертов о росте цен на препараты подтвердились: в начале 2015 г. ценники в аптеках объявили цифру, увеличенную как минимум на 20%. В январе импорт фармацевтической продукции сократился на 48,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Сокращение импорта коснулось всех основных категорий товаров. Зависимость роста цен на лекарства от валютного курса: сегодня 74% лекарств в стоимостном объеме производится за границей, а остальные – в большинстве изготавливаются из импортного сырья. Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей, утверждает, что с начала года аптеки не поднимали цены и рост цен произошел в оптовом звене – у дистрибуторов, для которых это стало «где-то неизбежностью (новые поставки по курсу на 2015 г.), где-то – попыткой сохранить свой доход и оборотные средства».

Спасет ли фарму изменение цифр на ценниках – вопрос риторический. Среди опрошенных нами пациентов далеко не все согласились экономить на самом необходимом и ни в коем случае не менять привычные лекарства на более дешевые аналоги. Кто-то попросит знакомых привезти препараты из-за границы (где их стоимость, возможно, будет меньше). Молодежь, к счастью, не знающая никаких других заболеваний кроме ОРВИ и гриппа, решительно отказывается от приема лекарств и планирует перейти на лечение народными средствами. Такая категория покупателей не так мала, а значит, ее отказ от лекарств отразится и на выручке аптек и, в конечном счете, на прибыли фармпроизводителя.

Как отмечает один из наших экспертов, председатель Ассоциации аптечного менеджмента и маркетинга Гарик Тадевосян, цена на лекарства способна стать мощным фактором передела рынка. Пациенты покупают меньше лекарств и тем самым уменьшают возможности аптеки своевременно расплачиваться с дистрибуторами. Отсрочка платежей, на которой раньше держалась «цепочка доставки», стремительно уходит в прошлое. Если в первые месяцы кризиса поставщики лишь высказывали предположение, что кредитовать розницу на прежних условиях не получится, то сейчас этот прогноз стал реальностью. Одни дистрибуторы сократили периоды отсрочки платежей с 120–150 дней до 60 и даже 45. Другие и вовсе отказываются ждать. Меняется и ассортимент, который дистрибуция предлагает рознице. Как отмечает директор ООО «Национальная дистрибьюторская компания» Настасья Иванова, из портфелей поставщиков уже исчезают самые доступные по цене препараты. Среди них много лекарств, включенных в перечень ЖНВЛП.

Проблемы с кредитованием и изменение «товарной картины» на аптечных полках со временем приведут к решающим перестановкам в аптечном сегменте. Крупные игроки в состоянии платить по счетам, а вот у единичных аптек и небольших сетей сотрудничество с дистрибуцией может оказаться под вопросом. Повышение цен, невзирая на возражения фармкомпаний, в данном случае не выход. Маржа, на которую так рассчитывает аптека, приходит в розницу только вместе с пациентом.

Некредитоспособным организациям придется закрываться или же проситься «под крыло» к более влиятельным игрокам. Таким образом, гиганты аптечного рынка будут наращивать свою мощь как за счет присоединения малых фармацевтических учреждений, так и за счет открытия новых торговых точек. Доля больших сетей в российском аптечном сегменте значительно возрастет. А это значит, что мнение покупателя перестанет играть решающую роль – ведь конкуренция между уцелевшими игроками рынка станет менее жесткой. Выжившие участники фармацевтической розницы совместно выработают новые правила игры. А выход на рынок новых игроков аптечного сектора станет весьма сложной задачей.

Еще одна угроза – дефицит лекарственных средств. Зарубежное лекарство, покинувшее российский рынок, можно будет приобретать за рубежом через знакомых. У ограниченного круга россиян такой шанс останется. Отечественные же препараты, которые производитель перестал выпускать ввиду их нерентабельности, найти будет нельзя. Список лекарственных средств, находящихся под угрозой исчезновения, достаточно велик: в нем оказались не только препараты из перечня ЖНВЛП, но и другие, ставшие убыточными для дистрибуторов, медикаменты низкого и среднего ценового сегмента. Среди них есть и ряд популярных лекарств для лечения болезней сердечно-сосудистой системы. Переход на аналоги возможен не всегда: в одних случаях ему препятствуют цены, в других – свойства самих ЛС.

Пациент, фармпроизводитель, дистрибуция и аптека оказались в равных условиях: каждый из них сегодня рискует жизнью. Лекарства могут исчезнуть, розница, дистрибутор и производство – разориться и также уйти с рынка, пациенты – не вылечиться.

Спасти человека и фарму предлагает оригинальное предложение президента Лиги защитников пациентов Александра Саверского (при условии, что на него согласится государственный регулятор). Александр Саверский дал радикальный ответ на вопрос о росте цен на лекарства. Сегодняшняя ситуация в какой-то мере парадоксальна: права на жизнь и бесплатную медицинскую помощь гарантированы Конституцией, а в действительности за лечение приходится платить. Врач в поликлинике консультирует бесплатно. Но получить лекарство в аптеке, не вытащив из кошелька ни копейки, может только льготник. Иначе говоря, серьезно больной человек. Практически здоровый – вновь и вновь изыскивает средства на медикаменты. Чтобы конституционное право было реализовано, Александр Саверский советует срочно внедрить систему лекарственного обеспечения, в которой за лекарства будет платить государство. Тогда вопрос о цене перестанет мучить и граждан, и аптечную розницу, и дистрибутора, и производителя. А заодно будет решена проблема дисциплины пациентов: по несоблюдению рекомендаций врача россияне – на первом месте в мире.

Главные причины нашей недисциплинированности – нелюбовь работодателей к затратным для компании больничным и ощутимые для кошелька пациента цены в аптеках. Чем труднее материальное положение пациента, тем дольше он старается обходиться без дорогих лекарств. И, в конце концов, становится тяжелобольным человеком. Льготником. Бесплатные медикаменты дадут людям возможность лечиться вовремя. А государству – существенную экономию бюджетов. Первые расходы на лекарственное обеспечение обещают быть внушительными, но… Чем меньше страна тратит на здравоохранение, тем больше в ней… инвалидов.

Мнение экспертов: Что подорожает в России и на сколько [ссылка]

Вне зависимости от дальнейшей судьбы рубля подорожания товаров не избежать. Как это будет, говорят эксперты Metro

 

За лето курс рубля обвалился к доллару и евро на треть. Повышение цен на товары традиционно будет очень неравномерным, но осторожным. Об этом Metro рассказали эксперты и представители торговли. В ближайшее время могут подорожать категории, в которых высока доля валютных затрат: фрукты, вино и крепкий алкоголь, непродовольственные товары, которые, к примеру, поступают из Китая. Товары с большими сроками оборачиваемости (закупаются на месяцы вперёд) будут дорожать в течение осени по мере продажи запасов.
– Впрочем, нужно понимать, что в сложных условиях торговле в ряде категорий, к примеру, по одежде, нужны средства для закупки новых партий уже по совсем другим ценам, – говорит Михаил Бурмистров, генеральный директор «INFOline-Аналитика».

По словам эксперта, можно быть уверенным лишь в том, что необоснованного роста цен не будет.

– Во-первых, ситуация с доходами населения хуже, чем в кризис 2008 года, – говорит Бурмистров. – Продажи и так упали. Во-вторых, конкуренция на рынке очень высока, в том числе с онлайном. В-третьих, ценники перепишут, когда все поставщики в конкретной категории объявят о подорожании. Наконец, активизируются маркетинговые и промокампании. Это смягчит последствия.

Уже объявили о будущем повышении цен импортёры алкоголя и автодилеры (с сентября), а также торговые сети бытовой техники и электроники (в ближайшие недели). Турпутёвки дорожают сразу за курсом, стоимость авиабилетов пересчитывается в ночь со вторника на среду централизованно по миру.

– Лекарства, закупленные по старым ценам, могут закончиться за две недели или месяц, – предполагает Настасья Иванова из Национальной дистрибьюторской компании. – Летом закупок было не так много. Подорожают и российские препараты – компоненты импортные.

– Цены на сигареты вряд ли вырастут заметно, – объясняет представитель производителя. – Продажи и так сильно упали на фоне антитабачной кампании.


Чай и кофе подорожают умеренно в середине осени.

 

 

Иванова Настасья, представитель Национальной дистрибьюторской компании

 

Единственный эффективный инструмент остановить рост цен на лекарства заключается в укреплении рубля. Государство достаточно эффективно регулирует стоимость препаратов, которых входят в список важнейших, однако на розничном рынке лекарств контролировать ценообразование невозможно. В ближайшие две недели, возможно, месяц, закончатся партии лекарств, которые были закуплены по старым ценам. Летом поставок было не так много и большинство фармдистрибьюторов планировали осуществить их как раз в конце августа. Сейчас складывается ситуация, при которой необходимо делать закупки медикаментов, но сделаны они уже будут по новым ценам - как известно, подавляющая часть медпрепаратов являются импортными и контракты на их поставки заключаются в валюте. Поэтому очевидно, что при росте курса доллара и евро будут расти и цены на лекарства. На наш взгляд, рост цен может достигнуть 15%. При этом рост цен коснется и так называемых российских препаратов, поскольку они изготавливаются из импортных субстанций. Выбор невелик - или дорогие лекарства, или отсутствие лекарств.

Журнал БОСС: Аптечный сектор на пути к эффективности [ссылка]
Источник: БОСС

Фармацевтический рынок России стабильно развивается уже много лет, однако некоторые системные проблемы по-прежнему не решаются. Сектор остается импортоориентированным, в результате чего цены на лекарства растут при снижении курса отечественной валюты. Основную долю рынка занимают частные компании, которые активно конкурируют, и качество услуг повышается, но реализация льготных лекарств по-прежнему контролируется государственными предприятиями, и они не всегда эффективно с ней справляются.

 

Доля государства

 

75% лекарств (в денежном выражении), которые потребляются российским населением, производится за рубежом. Почти четверть лекарственных средств поставляется фармпредприятиями Германии, которая поддержала санкции против России.

 

Как отметила директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова, "проблема даже не в том, что медикаменты - это стратегически важная продукция. Вопрос в том, что именно из-за рубежа к нам поступают инновационные, современные и потому наиболее эффективные лекарства - главная проблема российской фарминдустрии".

 

Тем не менее о запрете импорта фармацевтической продукции речь сейчас не идет, да и западные страны не смогут отказаться от поставок, поскольку это нанесет удар по их компаниям-производителям.

 

Как отмечают специалисты, аптечный рынок в России - один из самых высококонкурентных. Число аптечных пунктов постоянно растет. Большинство аптек в настоящее время является частными. Процесс разгосударствления розничного аптечного сектора шел прерывисто.

 

Активные процессы приватизации происходили в конце 1990-х - начале 2000-х годов. Затем наступило временное затишье, вызванное необходимостью приведения нормативных актов в соответствие с новым Законом "О приватизации". В середине нулевых годов начался новый виток приватизации аптечных предприятий, который проходит по измененным правилам, без учета льгот трудового коллектива.

 

В настоящее время доля государственных аптек составляет около 20%. Однако они имеют значительное влияние на рынок. Как правило, такие аптеки получают дотации и имеют возможность устанавливать нерыночные цены. Чтобы противостоять конкуренции с их стороны, частные компании стараются оперативно размещать аптеки в зданиях новостроек или поблизости, а также предоставляют дополнительные сервисы: консультации, помощь в выборе лучшего товара для конкретной болезни и другие.

 

Относительно свободна ниша в сельской местности, в отдаленных регионах. Но рентабельность аптечных продаж там крайне мала из-за высокой себестоимости доставки лекарств. Конечные цены, обеспечивающие минимальную прибыль, непривлекательны для жителей: им становится выгоднее покупать лекарства в городе. По данным DSM Group, государственный аптечный сектор демонстрирует ежегодный рост на уровне около 15%. Это один из самых стабильных сегментов на фармацевтическом рынке, так как его развитие обусловлено бюджетными деньгами. Ежегодно на закупку лекарств для льготных категорий граждан тратится около 80 млрд рублей. Каждый год этот показатель растет на 7-10%.

 

В структуре фармацевтического рынка по источникам финансирования доля государства (льготное лекарственное обеспечение и госпитальные закупки) составляет около 25% и постоянно сокращается начиная с 2006 года. Максимальная доля государственных средств в объеме рынка равнялась 34,7%. В настоящее время за счет собственных средств населения реализуется три четверти объема фармацевтического рынка.

 

Если оценивать емкость фармрынка в ценах конечного потребления, то на государственный сектор готовых лекарственных средств (ГЛС) приходится около 270 млрд рублей, на коммерческий сектор ГЛС - около 600 млрд рублей, а на коммерческий сектор парафармацевтики - около 170 млрд рублей.

 

Правительство продолжает придерживаться социальной политики в сфере государственного обеспечения лекарствами населения и индексировать расходы, связанные с закупкой лекарственных препаратов. Расходы на закупку лекарств лечебными учреждениями растут почти на 20% в год.

 

Льготные лекарства - прерогатива государства Государство занимает львиную долю в таком важном секторе, как льготные лекарства. В большинстве регионов России льготные программы сосредотачиваются в государственных руках.

 

Например, в уральских регионах социальные программы реализуют исключительно государственные сети.

 

В Красноярском крае ГПКК "Губернские аптеки" полностью осуществляет снабжение лекарствами льготников и становится с каждым годом все более успешным предприятием с финансовой точки зрения.

 

В Новосибирской области в прошлом году частная фармацевтическая компания "Роста" перестала реализовывать программу льготного лекарственного обеспечения (ЛЛО), которой она занималась на протяжении восьми лет. Закупки и реализацию льготных препаратов передали государственной организации - ГКУ НСО "Новосибоблфарм".

 

Помимо "Росты" из программы исключили муниципальную "Новосибирскую аптечную сеть", оставив за ней отпуск рецептурных лекарственных препаратов, содержащих наркотические и психотропные вещества. ГКУ НСО "Новосибоблфарм" начало справляться с новыми функциями не сразу. В первой половине года многие конкурсы на закупку лекарств были провалены, после чего в "Новосибоблфарме" поменялся руководитель и создана рабочая группа "по вопросам приобретения лекарственных препаратов для обеспечения льготной категории граждан".

 

Во многих регионах доступ частным структурам на рынок ЛЛО просто закрыт.

 

Например, в Татарстане полномочия по реализации этих программ возложены на местную государственную сеть - ГУП "Таттехмедфарм", однако крупные игроки рынка говорят о своем желании также поучаствовать в этой работе. "Частники готовы работать в системе льготного лекарственного обеспечения, однако нас в эту систему не допускают. Льгота - это хороший куш, ведь государственным аптекам достался сформированный десятилетиями покупательский поток, и их основная задача сводится к минимуму - получить медикаменты и отпустить их льготникам", - отмечает генеральный директор казанской аптечной сети "Аптеки 36,6"

 

Артур Уразманов.

 

Однако бывают и исключения из правил. На Дальнем Востоке льготные лекарства перешли в зону ответственности частных аптек. После банкротства фармацевтического гиганта "Приморской краевой аптеки" остро встал вопрос об обеспечении лекарственными препаратами льготников региона. Эти полномочия взяла на себя крупнейшая частная сеть края O'vita, увеличившая свои обороты в разы.

 

Еще весной 2013 года стали заметны перебои с реализацией программ ЛЛО, начали закрываться как "льготные", так и обычные аптеки. Чтобы избежать кризиса, региональные власти провели аукцион на определение уполномоченной фармацевтической организации, осуществляющей все процедуры по хранению, выдаче, транспортировке лекарственных препаратов для льготных категорий граждан. Победителем стало ОАО "Фармация" - оптовая компания, входящая в одну группу с крупной местной аптечной сетью O'vita. А осенью и розничные точки "ПКА" начали переходить под бренд этой сети. O'vita постаралась сохранить в них как социальную направленность, так и трудовые коллективы. Часть льготного лекарственного обеспечения также взяли на себя муниципальные аптеки в сельских районах.

 

Депутат Законодательного собрания Приморского края Владимир Беспалов называет переход функций по льготному лекарственному обеспечению к O'vita "перехватом бизнеса", а сама процедура, считает он, изначально была "сомнительной и внезапной". Новое направление деятельности стало для компании выгодным: по оценке парламентария, ее оборот вырос в три-четыре раза.

 

Однако другие наблюдатели отмечают, что в 2014 году ситуация с лекарственным обеспечением льготников улучшилась. "Я не следил специально за ситуацией по передаче аптек, но могу сказать, что жалоб на работу O'vita мне не поступало. А вот когда действовала "ПКА", подобные обращения иногда были, хотя и решались без проблем в штатном порядке", - уточнил депутат Законодательного собрания Приморского края Павел Ашихмин.

 

Неэффективные менеджеры

 

Эксперты отмечают, что проблема государственных аптек часто заключается в их неэффективном управлении, что приводит в конечном итоге к сокращению лекарственного обеспечения.

 

Например, в Ставропольском крае в последние годы шло сокращение количества аптечных ГУП. С 2012 года их стало на шесть меньше. Региональное Минимущества решило провести реорганизацию ГУП "Ставропольфармация". В ходе данной реформы вся аптечная сеть будет централизована. Предполагается, что 13 центральных районных аптекоуправлений присоединят к ГУП "Ставропольфармация ". Авторы реформы ссылаются на то, что через централизованную структуру проще управлять закупками и логистикой, поскольку это позволит снизить накладные расходы. Также будет создана единая информационная система с полным реестром льготников.

 

Больше всего от реформы должны выиграть льготники, которых пока обслуживают лишь государственные и муниципальные аптеки, ведь только они еще работают с "социальными" лекарствами. В соответствии с Федеральным законом "О государственной социальной помощи" право на льготные лекарства имеют инвалиды, пенсионеры, родители малышей до 3 лет и детей-инвалидов.

 

Но льготные лекарства нуждающиеся получают не всегда. Проверка прокуратуры Ставропольского края выявила, что в большинстве районных больниц Ставрополья врачи отказываются выписывать рецепты, ссылаясь на якобы отсутствие лекарства в аптечном пункте.

 

Наблюдатели опасаются, что данная реформа приведет к дальнейшему ухудшению дел в этой сфере: число аптек сократится. Ведь ГУП "Ставропольфармация" - убыточная организация, и суть реформы заключается именно в том, чтобы присоединить к ней прибыльные аптеки и поправить ее дела. Все аптечные ГУПы, даже в отсутствие собственных оборотных средств, являются прибыльными предприятиями. "Ставропольфармация" уже закрыла половину присоединенных к ней аптек, множество сотрудников потеряло работу, товарооборот в аптеках существенно снизился, оставшиеся аптеки реализуют исключительно количественно-учетные (то есть наркотические) препараты.

 

Таким образом, небольшие населенные пункты фактически остались без лекарственного обеспечения, и местные жители могут приобрести необходимые средства только в районных центрах.

 

Регулирование аптечного рынка со стороны государства тоже не всегда эффективно. "Государство в России активно влияет на деятельность аптечного рынка, причем это влияние бывает как позитивным, так и негативным", - считает независимый аналитик Александр Дмитриев. В частности, государство заинтересовано в том, чтобы цена лекарств была не слишком высокой, иначе это может вызвать недовольство населения.

 

В связи с этим оно проводит государственную регистрацию отпускных цен производителя на жизненно важные и необходимые лекарственные средства (ЖНВЛС), устанавливает предельные оптовые и розничные надбавки с целью снижения цен. В то же время многие действия государства, направленные на регулирование фармацевтической сферы, приводят к росту стоимости лекарств. Например, введение налогов на лекарства, новые правила их сертификации, отмена льгот на прибыль производителей ЖНВЛС и таможенное регулирование цен на лекарственные средства.

 

Аптека как коммерческое предприятие заинтересована в получении максимальной прибыли. Для этого она поднимает цены. С другой стороны, аптеки тоже хотят, чтобы цены на лекарства оставались доступными населению, иначе невозможно привлечь и удержать покупателей. В связи с этим они максимально снижают торговые надбавки, минимизируют зарплату за счет сокращения штата сотрудников, проводят гибкую ценовую политику с учетом изменения спроса, выбирают поставщиков с минимальными ценами, заключают с ними прямые договоры, вводят дисконтные карты, открывают социальные отделы. Все эти мероприятия аптек направлены на снижение цены лекарств.

 

Таким образом, аптечный сектор России остается перспективным, однако для полноценного развития ему необходимо сокращение зависимости от импорта, улучшение качества регулирования и уничтожение административных препон, мешающих частным аптекам реализовывать льготные лекарственные средства.

 

Мнения боссов

 

Никита КУЛИКОВ, исполнительный директор консалтинговой компании HEADS:

 

Продажа лекарственных препаратов - такой же розничный бизнес, как, скажем, и торговля одеждой, но с некоторыми оговорками в виде специализированной лицензии и требований к хранению товара. Соответственно, как и продавцы на рынке одежды, каждая аптечная сеть ставит своей целью реализовать как можно больше товара по наибольшей цене, ведь их основная цель - извлечение прибыли. Государственные и муниципальные аптеки действуют по такому же принципу, единственное их отличие - относительно низкая наценка по сравнению с коммерческими сетями.

 

Госрегулирование в сфере ценообразования на лекарственные препараты, скорее всего, принесет только отрицательный результат - с рынка уйдут коммерческие аптечные сети, для которых торговля станет просто нерентабельной. А государственные и муниципальные сети попросту не смогут обеспечить население всем необходимым в связи с тем, что, играя на грани рентабельности и низких цен, они попросту будут дотационными, а именно повиснут отдельной строкой затрат для бюджета, и это, несомненно, скажется на их развитии и увеличении точек продаж, то есть снижении обеспечения населения лекарственными препаратами.

 

Главная проблема в сфере лекарственного снабжения - отсутствие единой системы взаимодействия между врачом, выписывающим рецепты, и аптечными сетями, которые обеспечивают население лекарствами, прописанными врачом. В случае если Минздрав России когда-нибудь внедрит систему электронных медицинских карт, которая поможет проследить, какие лекарства наиболее часто выписываются врачами, тогда будет возможность говорить о системе "частичного государственного регулирования" цен на наиболее значимые и популярные лекарства у врачей и их пациентов, тем самым позволяя аптечным сетям зарабатывать на их аналогах, какие могут покупать люди, не обремененные рецептом, по своему усмотрению. Таким образом, режим частичного государственного регулирования цен на наиболее важные лекарства, причем важные не только по своему назначению, но и чья важность для населения станет статистически подтверждаться наличием соответствующих записей в системе электронных медицинских карт, является наиболее приемлемой и адекватной.

 

Тимур НИГМАТУЛЛИН, аналитик ИХ "ФИНАМ":

 

На текущий момент существует множество проблем в сфере лекарственного обеспечения. Пожалуй, начать стоит с нерыночного ценообразования на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты (ЖНВЛП), которое приводит к дефициту товаров на рынке и росту цен на нерегулируемые лекарственные средства. Более того, у производителей ЖНВЛП уменьшается стимул наращивать объемы выпуска из-за падения объема продаж и рентабельности. На мой взгляд, единственный выход из сложившейся ситуации - постепенное введение рыночных механизмов и стимулов снижения цен на лекарства, в т.ч. посредством развития рынка ДМС. Помимо проблем с ЖНВЛП необходимо затронуть отсутствие гарантий качества приобретаемых лекарств из-за затянувшегося перехода фармпроизводителей на соблюдение правил производства и контроля качества лекарственных средств (GMP). Очевидно, что здесь нужно развитие инспекционных подразделений и повышение стимулов к переходу для производителей.

 

Я считаю, соотношение между государственными и частными аптечными сетями должно быть одна к пяти, что повысит уровень доступности ЖНВЛП, но не приведет к снижению конкуренции.

 

Андрей ВОЛКОВ, директор Агентства стратегического консалтинга NOSTRATEGY.RU:

 

Как мы видим, инфляция охватила все сектора потребительского рынка. Уже выросли цены на все, от банальных адаптогенов (валериана - в два раза, добытая и упакованная в России) до сложных многокомпонентных модуляторов зарубежного производства. Несмотря на то что государство занимается регулированием рынка жизненно важных лекарств и поддержкой самых незащищенных социальных групп, и аптечные сети, и поставщики, и производители цены поднимают. Надо понимать, что главная демографическая тенденция РФ - это старение экономически активного населения: старых и пожилых становится больше в процентном отношении. Здесь еще и кризис, болеть будут больше, и зависимость от медицинских услуг и препаратов также возрастет.

 

Не только в России, но и в остальном мире не существует хороших примеров участия государства в дистрибьюции лекарственных препаратов. Аптеки должны стать частными, но их деятельность требует разумного регулирования. Интернет-аптеки в силах составить хорошую конкуренцию и взбодрить рынок, в том числе и за счет ценовой конкуренции. Но это произойдет не раньше, чем их деятельность будет окончательно закреплена и однозначно легитимна. Также можно ожидать запуска проектов крупными отечественными ритейлерами. Аналогичная практика существует во многих странах мира и больше всего развита в США, где сеть Walgreens представляет и крупнейшую в стране аптечную сеть. Кстати, в тех же США вторая по величине аптечная сеть CVS своим сегодняшним успехом обязана стратегии, расширившей фокус с исключительной дистрибьюции аптечных товаров дальше - на сопутствующие (бады и спортивное питание) - и еще дальше (еда и напитки). Так что, вполне возможно, в кризис кто-то из российских аптечных сетей почувствует себя настолько уверенно, что выйдет на рынок ритейла.

 

Елена ХРОМОВА, партнер группы компаний БДО Юникон:

 

Основной проблемой станет увеличение цен на лекарственные средства, связанное с изменением курсов иностранной валюты. В этой ситуации большой потенциал роста у отечественных производителей, выпускающих аналоги импортных средств. В то же время нужны меры поддержки для больных, которым требуются препараты, выпускаемые исключительно за рубежом. Что касается государственных и частных аптечных сетей, сложно определить "золотое" соотношение. В предыдущие годы мы наблюдали вытеснение государственных сетей более эффективными частными конкурентами. При условии государственного регулирования цен на средства, включенные в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, форма собственности аптек отходит на второй план.

 

Михаил СТЕПАНОВ, заместитель генерального директора ООО "Доктор на работе":

 

В ближайшей перспективе (на 2015 год) наиболее важными проблемами, на мой взгляд, могут стать, во-первых, изменение структуры импорта и, во-вторых, низкая конкурентоспособность отечественной фармацевтики, что не позволит ей обеспечить достаточный уровень импортозамещения.

 

По первому пункту: вопреки распространенным ожиданиям импорт лекарств вряд ли значимо уменьшится. Ни производителям, ни государству, ни потребителям это невыгодно. Другое дело, что цены на оригинальные импортные препараты могут подняться весьма ощутимо. Это связано с курсом валюты, с неопределенностью перспектив и рисками для фармкомпаний, в силу чего они могут ограничивать импорт своих продуктов. Это приведет к повышенному спросу на данные препараты, а также к тому, что на рынок хлынут дешевые аналоги из стран Азии, качество которых порой весьма сомнительно. Увеличится также количество подделок лекарственных препаратов.

 

Все это вызовет перераспределение импорта в сторону большей бюджетности и акцент на аналогах (дженериках) в ущерб качественным оригинальным препаратам. И в целом способно достаточно негативно сказаться на качестве медицинской помощи. Здесь поможет увеличение числа государственных аптечных сетей, внутри которых государство дотирует ряд лекарственных препаратов. На мой взгляд, доля подобных государственных аптек должна составлять не менее 20-25% от общей численности аптек в России.

 

По второму пункту: качественного скачка в отечественной фармацевтической промышленности ни в 2015 году, ни в последующем ожидать не приходится. Несмотря на то что фармацевтика названа в числе приоритетов государства, это настолько технологически сложное и дорогостоящее производство с многоуровневой системой контроля, что на первые результаты при самых благоприятных условиях можно рассчитывать не ранее, чем через три-пять лет.

 

Сергей СУШИНСКИЙ, президент фонда "Защита нации", член Координационного совета при Минздраве России, член Экспертного совета при ФАС России:

 

В настоящее время ситуация на российском рынке в сфере лекарственного обеспечения требует серьезных структурных улучшений.

 

Первое - это законодательное регулирование. Оно предполагает пресечение фальсифицированных и недоброкачественных лекарств и обеспечивает доступ граждан к необходимым лекарствам вне зависимости от наличия российской регистрации.

 

К примеру, 23 января 2015 года вступил в силу Федеральный закон от 31.12.2014 №532-ФЗ. С одной стороны, закон нужный и верный, так как защищает жизнь и здоровье людей от фальсифицированных, контрафактных и недоброкачественных лекарств, предусматривающий жесткое уголовное наказание за производство, сбыт или ввоз в страну фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных лекарств, биодобавок и медицинских изделий.

 

С другой стороны, закон №532 вводит уголовную ответственность за "сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации в целях сбыта незарегистрированных лекарственных средств или медицинских изделий". Законодатели убеждают, что ввоз не в целях сбыта не будет караться. Однако мало кто покупает одну таблетку или упаковку. Покупают про запас, и порой и вовсе не себе, а своим тяжело больным родственникам, которые сами не в состоянии выехать за границу. Таких людей по этому положению будут сажать в тюрьму.

 

Слишком сложна официальная схема получения незарегистрированных лекарств, в том числе по жизненным показаниям. Нужно взаимодействие больницы, благотворительного фонда и какой-то международной службы доставки. Схема работает лишь для меньшинства больных. Особенно тяжело приходится тем, кто живет вдали от Москвы, а ведь через Москву необходимы все согласования. Регистрация таких лекарств - дело нескольких лет.

 

Второе - упрощение процедуры получения незарегистрированных лекарств. В рядовой аптеке Евросоюза в течение буквально нескольких дней любой гражданин своей страны может с рецептом от своего врача получить не зарегистрированное в этой стране лекарство, к примеру, из США или Японии. При этом ему не требуется собирать больше никаких справок и обращаться к чиновникам, и вероятность получения нужного лекарства в рекомендованный врачом срок приема близится к 100%. У нас же эта процедура выписана так, что надо пройти череду инстанций, поэтому вероятность получения лекарства вовремя в отдельных случаях ничтожно мала.

 

Третье - развитие отечественного производства. Приоритетными задачами России должны стать развитие отечественного производства качественных современных лекарств, в том числе для лечения редких болезней. Основная нагрузка ложится не на производство химической формулы или отладки массового производства, а именно на регистрацию - проведение доклинических, клинических исследований, согласование всех документов. На это уходит от одного до трех лет и более. Но данное направление нужно начинать сейчас, чтобы через три-четыре года у нас были свои родные качественные лекарства.

 

Четвертое - государственные аптеки в каждый район. С одной стороны, аптечный бизнес сам решает, где ему целесообразно ставить свою аптечную точку. С другой - все же время. Необходимо государственное обеспечение хотя бы одной государственной аптекой в каждом районе каждого города или крупного населенного пункта, чтобы жители смогли получить 100%-ный качественный товар по разумной цене. А конечное соотношение между государственными и частными аптеками - уже вопрос опыта.

 

Игорь ВЯЛОВ, адвокат, партнер адвокатского бюро "Шабарин и партнеры":

 

В настоящее время многие граждане сталкиваются с проблемами при получении медицинской помощи. Одно из условий получения качественной медицинской помощи - надлежащее лекарственное обеспечение населения.

 

Согласно п. 1 ст. 29 Федерального закона №323-ФЗ от 21.11.2011 "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" (далее - Федеральный закон) организация охраны здоровья осуществляется путем обеспечения определенных категорий граждан Российской Федерации лекарственными препаратами, медицинскими изделиями в соответствии с законодательством Российской Федерации.

 

Одной из центральных проблем выступает дефицит бюджетных средств для закупки препаратов по льготе. В соответствии с отчетом ФАС России "Основные проблемы лекарственного обеспечения" за 2012 год в нашей стране отмечается низкий уровень объемов финансирования лекарственного обеспечения населения, недостаточный охват населения и низкий уровень государственного субсидирования расходов на лекарства.

 

До сих пор требует решения проблема отсутствия конкуренции на рынке лекарственных препаратов, высокие цены и низкая доступность лекарств для населения, отсутствие понятия и четких критериев определения взаимозаменяемости лекарственных средств, а также проблема нерыночного ценообразования на жизненно важные лекарственные препараты, приводящие к дефициту лекарственных препаратов и снижению их доступности на рынке.

 

Согласно ст. 18 Федерального закона право граждан РФ на охрану здоровья обеспечивается в том числе реализацией качественных, безопасных и доступных лекарственных препаратов, а также оказанием доступной и качественной медицинской помощи.

 

На российском рынке лекарств наблюдается ненадлежащее качество закупаемых по низкой стоимости неоригинальных препаратов. Обращение на рынке препаратов с негарантированным качеством, фальсифицированных препаратов, незаконное использование БАДов как лекарственных средств стоит на повестке дня органов здравоохранения и надзорных структур. В статье 73 Федерального закона установлено, что медицинские работники обязаны назначать лекарственные препараты и выписывать их на рецептурных бланках (за исключением лекарственных препаратов, отпускаемых без рецепта). При этом назначение и применение лекарственных препаратов, не входящих в соответствующий стандарт медицинской помощи, допускается в случае наличия медицинских показаний по решению врачебной комиссии.

 

Однако на практике имеет место неразрешенная проблема замены назначенных препаратов на копии и дженерики по рекомендации фармацевтического работника, отпуск рецептурных препаратов без надлежащего документального оформления.

 

Не столь очевиден, но не менее важен вопрос выбора пациентами денежной компенсации вместо лекарственного обеспечения. Как следствие отказа от получения выписанных врачом лекарственных средств в пользу денежных средств, возникает практика самолечения пациентами, приводящая к росту числа тяжелых хронических больных на поздних стадиях либо с резистентностью к терапии определенными препаратами.

 

Марина ЕМЕЛЬЯНЦЕВА, юрист компании "Деловой фарватер", руководитель направления по трудовой и социальной политике независимого экспертного центра "Общественная Дума":

 

В сфере сегодняшнего лекарственного обеспечения, к сожалению, накопилось множество проблем. В первую очередь существует много недостатков и пробелов в законодательстве как на федеральном, так и на региональном уровнях. До сих пор нет явного порядка в вопросе нормативов размещения аптек и их лицензировании. Выход на аптечный рынок не ограничен, а деятельность аптек недостаточно строго регламентирована. Из-за этого сейчас аптеки расположены (не везде, но во многих случаях) рядом друг с другом, буквально в шаговой доступности, в местах с высокой плотностью населения или повышенной проходимостью. Зато сельская местность, негусто населенные территории и отдаленные районы городов остаются без аптек, а значит, доступ к лекарствам у большой части населения затруднен.

 

Еще одна проблема - низкий контроль за ценообразованием со стороны государства. Лекарства становятся менее доступными по ценам, но меры для улучшения ситуации не предпринимаются. При этом нередко именно действия властей приводят к тому, что качество лекарств в аптеках снижается, а цены растут. Например, повышение налогов и таможенных сборов, отсутствие льгот, большое количество административных барьеров и т.п. вынуждает собственников аптек экономить на количестве персонала, на их профессиональных навыках, на качестве закупаемой и производимой продукции. Это делается, чтобы уменьшить издержки и тем самым снизить себестоимость продаваемых лекарств, что без понижения цен дает высокую прибыль.

 

Нерешенным остается вопрос недостаточного лекарственного обеспечения льготных категорий граждан. На это выделяется мало средств, из-за чего в последние годы сформировалась устойчивая тенденция к снижению показателей удовлетворенности обратившихся за льготными медикаментами граждан.

 

Для достижения оптимальных результатов соотношение между государственными и частными аптечными сетями в стране должно быть примерно 1:1. Если перевес будет в сторону государственных аптечных сетей, то эффективность аптечной сферы повысится, то есть если соотношение станет хотя бы 1,5:1 или даже 2:1. Объясняется это просто: сейчас количество льготных и социально незащищенных категорий населения регулярно растет, соответственно, должно расти количество аптечных сетей, работающих для блага людей из таких категорий и обслуживающих их. К тому же из-за проблем в стране благосостояние населения начало снижаться, а значит, увеличивается количество людей, неспособных покупать дорогостоящие лекарства. Государственные аптечные сети в отличие от частных делают лекарственную помощь и лекарственные средства более доступными для населения. Это их главная задача. При этом квалификация кадров в государственных аптеках практически всегда выше, чем в частных. Нередко управленческий персонал частной аптечной сети вообще не имеет профильного образования.

 

Зачастую прилавки частных аптечных сетей занимают не только лекарства, а различные товары, которые помогают повышать прибыль, например косметика, эфирные масла, БАДы и т.п. При этом доступных и нужных лекарств там становится все меньше, а значит, аптека перестает выполнять свою главную функцию - поставлять лекарственную помощь населению. В государственных аптеках такие непрофильные отделы либо отсутствуют, либо очень малы. Это дает людям гарантию, что они все-таки купят тот медикамент, за которым пришли. Кроме того, частные аптечные сети ныне отказываются работать в сельской местности, негусто населенных и отдаленных территориях, ведь это нерентабельно. Однако проживающие там люди тоже нуждаются в лекарственной помощи. Решить эту проблему могут только государственные аптечные сети, а не частные.

 

Александр ФИЛИМОНОВ, младший партнер Artisan Group Public Relations:

 

Вопросы и сомнения относительно судьбы поставок лекарственных препаратов в России стали главной кулуарно обсуждаемой темой с момента ввода санкций со стороны ЕС, и по понятным причинам. Природа и санкций, и экономического эмбарго никакого отношения к гуманистическим целям, на которые ссылаются западные политики, конечно же, не имеет. Мотивы исключительно политические, и скорого прекращения полузакрытого режима, в котором сейчас существует Россия, ждать не приходится.

 

Волнения относительно возможного расширения санкций, обсуждаемые в последнюю неделю января, уже сыграли определенную роль в курсовой стоимости национальной валюты и российских биржевых индексах и ныне выступают главным дестабилизирующим фактором для инвесторов и крупного бизнеса с активами в России. Однако волнения россиян, никак не связанных с ростом или падением индексов и не следящих за ростом (а вернее, отрицательным ростом) российской экономики, касаются в первую очередь поставки лекарственных препаратов и их доступности: в России производится ничтожное количество препаратов, а лекарств для многих тяжелых болезней не производится вообще. Часть российских фармкомпаний изготавливает некоторые препараты из зарубежного сырья (главный поставщик - Южная Корея), однако их эффективность и объемы выпуска далеки от реальных нужд. К сожалению, опасения относительно доступности лекарственных препаратов совершенно правильны: уже к лету начнутся серьезные перебои, а цены на них вырастут.

 

Масла в огонь подливают различные слухи о возможном уходе ряда фармацевтических гигантов с рынка (в частности, активно муссируется перспектива ухода Abbott из России). Впрочем, такого рода спекуляции сильно грешат против частной логики: фармацевты (самая прибыльная индустрия после нелегальных) потратили слишком много сил и денег для вхождения на этот рынок, чтобы его покинуть. Добавлю, что фармкомпании - довольно сильные лоббисты, и санкции относительно медицинских препаратов если и введут, то в самую последнюю очередь.

 

Но, учитывая экономическую ситуацию в стране и их доминирующее положение (реальной альтернативы европейским и американским гигантам нет нигде в мире), они могут существенно пересмотреть свою ценовую политику. С одной стороны, это означает резкое удорожание жизненно важных лекарств, которые больные покупают за свой счет, с другой, исходя из дефицитности бюджета и общей тенденции к снижению затрат на образование и здравоохранение, нас вполне может ожидать снижение квот, которые и в годы роста-то были далеки от реальных потребностей населения. Власти пытаются готовиться к этой безрадостной перспективе, сокращая численность врачей (что по большому счету достаточно глупо: далеко не всем нужны дорогостоящие препараты, большинство обращается с достаточно прозаичными недугами). Нечто подобное наблюдалось и в 90-е, но тогда в бюджете фактически отсутствовали деньги.

 

Словом, проблемы с лекарствами вполне реальны - это факт. Однако диабетики и астматики свои препараты смогут покупать всегда. Но вот что станет с теми, кто лечится бесплатно...

Медицинская газета: Решит ли проблему высоких цен на лекарства расширение сети государственных аптек [ссылка]

Жители разных городов России жалуются, что с начала января 2015 г. не могут приобрести в аптеках привычные лекарства. Во всей стране цены на многие лекарства сильно выросли, а каких-то и вовсе не найти. Президент РФ Владимир Путин поручил правительству совместно с властями регионов рассмотреть вопрос о целесообразности создания государственных (муниципальных) аптек и разработать механизмы их поддержки в целях обеспечения доступности лекарств, в том числе недорогих препаратов и сильных обезболивающих средств.

 

Эксперты фармрынка отмечают, что эта проблема действительно носит актуальный характер. В середине 2000-х годов процесс приватизации муниципальных аптек приобрел массовый характер, поскольку региональные власти начали активно избавляться от непрофильных, малоприбыльных и сложных активов.

 

За 10 лет в России количество аптек, находящихся в государственной или муниципальной собственности, сократилось с 40 до 25%. Например, в Челябинской области таких аптек не осталось совсем, в Подмосковье муниципальные аптеки были объединены в унитарное предприятие, которое после реорганизации было также продано коммерческой аптечной сети. Лишь в Москве ГУП " Столичные аптеки " по количеству

 

торговых точек является одной из крупнейших сетей города и, пожалуй, только это предприятие можно назвать единственным серьезным и успешным примером неприватизированной аптечной сети. Тем не менее российская фармотрасль осталась одной из немногих, где еще сохранились государственные или муниципальные предприятия.

 

Однако конкурировать с сетевыми аптеками муниципальным предприятиям невозможно - они несут приличную социальную нагрузку, которая негативно сказывается на их финансовом положении. В ситуации быстрого роста цен на лекарства Президент предложил обратить процесс акционирования аптек вспять и увеличить количество аптек с государственным и муниципальным участием, в которых в административном порядке можно было бы жестко контролировать цены на медикаменты. Редактор фармпортала PharmMedExpert. Ru Иван Данилов замечает, что " опасения того, что массовая приватизация аптек может привести к значительному ухудшению физической доступности лекарственной помощи, были с самого начала этого процесса. На текущий момент к этим проблемам добавился и неконтролируемый рост цен на лекарства, только в январе - сразу на 11%. Видимо, теперь инициаторам приватизации таких крупных муниципальных сетей, как Нижегородская, Тюменская или Смоленская фармация, придется пересмотреть свои решения " .

 

По мнению специалистов, социальная ориентированность муниципальных аптек делает их малодоходными или в ряде случаев убыточными. Основные направления социальной деятельности таких аптек, как правило, неприбыльны. Речь идет о выдаче лекарств по льготным рецептам, отпуске сильнодействующих и психотропных препаратов, изготовлении медикаментов. Все эти виды деятельности с точки зрения рентабельности малопривлекательны для коммерческих аптек и потому совершенно непопулярны.

 

К примеру, обеспечение торговли наркотическими, сильнодействующими и ядовитыми препаратами требует приличных затрат на лицензию, охрану, персонал и спецпомещения. Глава " Аптечной гильдии " Елена Неволина отмечает, что " финансовые затраты на получение лицензии на оборот наркотических средств и психотропных веществ составляют от 200 до 600 тыс. руб., порядка 150 тыс. руб. уходит на ежемесячное обслуживание, такие траты не идут ни в какое сравнение с размером прибыли, которую получает аптека " . Неудивительно, что частные аптеки такой деятельности не ведут. Также непросто найти коммерческую аптеку, которая занималась бы производством лекарственных форм, несмотря на то, что никаких законодательных ограничений нет. При этом более 90% лекарств, которые сегодня производят аптеки, не выпускаются в заводских условиях.

 

Директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова говорит, что муниципальные аптеки нужно поддерживать: " необходимо снижать налоговую нагрузку, особенно сейчас, когда происходит девальвация рубля и растут цены не только на импортные, но и на отечественные лекарства, а также предоставлять дополнительную финансовую поддержку за счет бюджетов муниципальных образований. По ее словам, эти меры помогут повысить конкурентоспособность муниципальных аптек и помогут им выжить на высококонкурентном аптечном рынке " .

 

Эксперт также отмечает, что, в отличие от Москвы, региональной власти, как правило, неэффективно содержать крупную и низкорентабельную сеть аптечных предприятий. " Речь идет не о зарабатывании денег, а о реализации социального проекта. Известно, что только муниципальные предприятия занимаются открытием новых аптечных пунктов в отдаленных городских и сельских районах, где предпринимателю работать невыгодно. Однако в глобальном смысле расширение сети госаптек не решит проблему высоких цен на медикаменты " , - заключает Н. Иванова.

 

В свете решения Президента европейская схема, где рынок состоит только из частных конкурирующих аптечных сетей, у нас развития не получит. В первую очередь из-за совершенно иной системы организации лекарственного страхования. Таким образом, государственные и муниципальные аптеки останутся важной частью отечественной системы лекарственного обеспечения.

 

Расширение сети государственных аптек - шаг достаточно неожиданный. Этим вопросы роста цен на лекарства не решить, считает генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей ( АРФП) Виктор Дмитриев. По его словам, аптека - это учреждение торговли, несущее все платежи и нагрузки как любой торговый объект. С другой стороны, это учреждение здравоохранения, социальный объект со многими обязательствами по ассортименту и пр.

 

" Если мы дадим льготы госаптекам и не дадим частным, для чего тогда нужны ФАС и псевдоконкуренция? Если наша цель - снижение цен на лекарства, то госсеть аптек не поможет, она поможет реализации другой цели - сделать сеть аптек более широкой, общедоступной. Что касается замораживания цен, боюсь, что таким методом мы многие лекарства потеряем. Регулирование должно быть дорогой с двухсторонним движением.

 

С препаратами, на которые заморозили цены, никому работать невыгодно, и такие препараты просто тогда исчезают " , - подчеркнул эксперт.

Московские торги: Лекарствам запретили дорожать [ссылка]

Зачем московское правительство выделило в виде госбюджетных учреждений аптеки, несущие социальные функции?

 

Государство принимает активные меры, для того чтобы цены на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты (ЖНВЛП) росли как можно медленнее. Сначала президент призвал подумать о создании сети аптек государственного подчинения, а 8 марта подписал Закон "О внесении изменений в статью 61 Федерального закона "Об обращении лекарственных средств", в котором зафиксированы новые правила индексации цен на ЖНВЛП. Теперь лекарства будут перерегистрироваться раз в год в марте, индексацию цен произведут в соответствии с курсом валют, но в рублях, чтобы дальнейшие курсовые колебания не отражались на конечной стоимости препаратов.

 

ПОСТАВИТЬ НА КОНТРОЛЬ Цены на лекарства начали лавинообразный рост еще в конце 2014 года, когда евро стал стоить почти 100 руб. Аптеки в пожарном порядке переоценивали лекарства, а какие-то придерживали, пока ситуация с ценами не станет более понятной. Рост цен коснулся и препаратов из списка ЖНВЛП. По словам министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой, розничная стоимость препаратов выросла на 11 - 13%, при этом сильнее всего подорожали лекарства из нижнего ценового сегмента и препараты российского производства.

 

Президент поручил правительству проводить ежемесячный мониторинг отпускных цен, который должен выявлять превышение законодательно разрешенной наценки на ЖНВЛП.

 

Кроме того, президент дал правительству распоряжение подумать о том, чтобы возродить государственные сети аптек, которые обеспечивали бы население необходимыми лекарствами. Доклад о результатах мониторинга цен будет представлен до 20 марта, а о том, как обстоит дело с созданием сети государственных аптек, президент хочет знать до 15 апреля. Эксперты считают, что вернуть приватизированные аптеки в собственность государства во многих регионах будет затруднительно. Исключение составляет Москва - здесь сеть муниципальных аптек создавать не нужно, она есть и со своими функциями справляется.

 

Для чего понадобились государственные аптеки - понятно. Регулировать цены в коммерческих аптеках затруднительно, тогда как аптеки, частично или полностью находящиеся в муниципальной собственности, легко управляемы - для них можно устанавливать и цены, и необходимый городу ассортимент. Это и эффективный способ остановить рост цен и исключить дефицит необходимых лекарств. К тому же только государственные аптеки располагают специальными отделами изготовления лекарств, в коммерческих аптеках их нет, а заменить такие лекарства почти всегда нечем - около 80% лекарств, изготовляемых в аптеках, в промышленных масштабах не производятся.

 

С коммерческой точки зрения реализация ЖНВЛП для частных аптек невыгодна. Например, кислород, которым необходимо обеспечивать многих больных, стоит совсем недорого, но при этом требует много места для хранения. Лицензия на продажу сильных обезболивающих и психотропных препаратов с содержанием наркотических веществ обходится в 200 - 600 тыс. руб. На хранение таких веществ наложены требования повышенной безопасности. В частности, аптека должна установить решетки на окнах, металлическую дверь, а охранять такие вещества могут только сотрудники вневедомственной охраны, чьи услуги стоят довольно дорого. Ряд препаратов имеет очень невысокую цену и их продажа не может рассматриваться как выгодное предприятие. Дорогостоящие лекарства от редких заболеваний не пользуются высоким спросом. Аптекам невыгодна и продажа лекарств по льготным рецептам, а также самостоятельное изготовление лекарств. В целом можно сказать, что реализация всего спектра ЖНВЛП лишена коммерческой составляющей, поэтому, чем полнее список таких препаратов в аптеке, тем менее прибылен ее бизнес. Пострадают от этого пациенты, не обеспеченные жизненно необходимыми препаратами.

 

Правда, дефицита медикаментов для льготников в ближайшие месяцы не ожидается. РИА "Новости" со ссылкой на пресс-службу Минздрава РФ сообщает, что в регионах сформированы запасы лекарственных средств, которых хватит примерно на 4,5 месяца. Общая стоимость запаса оценивается примерно в 17 млрд руб. Лекарств для пациентов, заболевания которых входят в список "7 нозологий", хватит на 9 месяцев.

 

ЭФФЕКТИВНАЯ РАБОТА СЕТИ МУП Москве нет необходимости отчитываться о запасах. Здесь эффективно работает сеть МУП, которые эффективно обеспечивают льготников всеми необходимыми лекарствами.

 

О том, что лекарственная проблема полностью решена в Москве, говорит исполнительный директор некоммерческого партнерства "Аптечная гильдия"

 

Елена Неволина:

 

- В Москве и сейчас нет проблем с обеспечением ЖНВЛП. Московское правительство выделило в виде госбюджетных учреждений здравоохоранения те аптеки, которые несут социальные функции. Все убыточные для аптек функции по обеспечению ЖНВЛП московское правительство взяло на себя. С точки зрения социально незащищенных граждан, в Москве вопрос с медикаментами решен.

 

Государственные или муниципальные аптеки, исключенные из конкурентной среды и дотируемые из бюджета, могли бы предлагать полный спектр ЖНВЛП, как это и происходит в Москве, но к созданию подобных структур многие эксперты относятся со скепсисом.

 

Pharm-MedExpert.Ru отмечает, что проблема доступности недорогих лекарств и сильных обезболивающих средств действительно носит актуальный характер. Но среди всех российских регионов только Москва сохранила ГУП "Столичные аптеки" - единственный пример успешной работы сети муниципальных аптек. В ГУП входит 165 аптек и аптечных пунктов, которые расположены во всех районах города. Любой москвич, нуждающийся в медикаментах из списка ЖНВЛП, может добраться до ближайшей муниципальной аптеки в пределах 10 минут. "Столичные аптеки" - одна из самых развитых аптечных сетей в Москве и по количеству аптек, и по качеству предоставляемых услуг. Московскому правительству принадлежит 80 аптек.

 

В остальных российских регионах ситуация далеко не радужная. Активный процесс приватизации захватил и муниципальные аптеки. От них избавлялись как от непрофильных и сложных активов. По данным Pharm-MedExpert.Ru, за последние 10 лет количество аптек, находящихся в государственной или муниципальной собственности, сократилось с 40 до 25%. В некоторых регионах таких аптек просто нет. Например, в Челябинской области все аптечные организации - коммерческие.

 

Разумеется, контролировать цены на лекарства в коммерческих аптеках сложнее, чем в муниципальных. Только в январе текущего года цены на лекарства выросли на 11%.

 

Поэтому президент и призвал приостановить приватизацию госаптек и нарастить сеть полностью или частично муниципальных аптечных предприятий.

                                               

Директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова говорит, что муниципальные аптеки нужно поддерживать.

 

- Необходимо снижать налоговую нагрузку, особенно сейчас, когда происходит девальвация рубля и растут цены не только на импортные, но и на отечественные лекарства, а также предоставлять дополнительную финансовую поддержку за счет бюджетов муниципальных образований. Эти меры повысят конкурентоспособность муниципальных аптек и помогут им выжить на высококонкурентном аптечном рынке. Однако в глобальном смысле расширение сети госаптек не решит проблему высоких цен на медикаменты, - считает Иванова.

 

С ней не соглашается Елена Неволина, которая полагает, что позитивный московский опыт необходимо распространить на регионы. Например, дать возможность аптекам, реализующим ЖНВЛП, не платить арендную плату или договориться с Министерством внутренних дел о том, чтобы стоимость услуг вневедомственной охраны была фиксированной. Аптека, которая реализует препараты с наркотическими веществами, должна охраняться только сотрудниками МВД, услуги которых обходятся в два-три раза дороже, чем охрана аптеки силами обычного ЧОПа.

 

СЛИШКОМ МНОГО АПТЕК Контроль аптечных организаций, в том числе и в Москве, неэффективен, считает исполнительный директор Ассоциации аптечных учреждений "Союзфарма" Дмитрий Белоусов.

 

Напомним, что в январе текущего года межрайонная прокуратура совместно с Департаментом здравоохранения Москвы проверили аптеки Северо-Восточного АО. Проверка выявила превышение предельно допустимых цен на некоторые препараты из перечня жизненно необходимых и важнейших. В одной из аптек, например, наценка на глазные капли "Лекролин" и таблетки "Кандинорм Форте" составила 28,48%.

 

- Завышение расценок вызвано не умыслом, а ошибкой в протоколе, например, или какими-то другими чисто техническими неполадками. В заявлениях прокуратуры встречается информация о том, что цены завышались на 400 - 600%. На практике это может выглядеть так: если препарат стоит 10 руб., а наценка на него не 1 руб., а 2 руб., то это уже завышение наценки на 100%, - говорит эксперт.

 

Московские аптеки вряд ли умышленно завышали цены на лекарства из перечня ЖНВЛП, соглашается Елена Неволина. Она обращает внимание на то, что нарушения, которые обнаружили прокурорские проверки, не носили массового характера - предельная розничная наценка была завышена на 1 - 2 препарата.

 

- Надо разбираться в причинах, - полагает Неволина. - Законодательство в этой части достаточно сложное. Иногда затруднительно понять, на какое количество препарата и в какой расфасовке зарегистрирована цена. Например, на антибиотик цефазолин зарегистрировано 66 цен от производителей. Не каждая аптечная организация может разобраться, на что именно установлена цена - на 1 флакон или на упаковку из нескольких флаконов. На 608 МНН (международное непатентованное наименование. - "БОИ") у нас зарегистрировано 19 тыс. цен. Не надо также забывать, что завышение цен карается штрафом. Это действенная мера, но она ложится на потребителя. Елена Неволина считает, что аптекарям необходимы уроки правоведения:

 

- Необходимы превентивные меры.

 

Неплохо было бы открыть курсы для частных организаций, где будут обучать правилам ценообразования в фарме. Мы также призываем профильные вузы, чтобы они учили своих студентов применению законодательства.

 

Регулирование цен на ЖНВЛП и исправная работа муниципальных аптек не может полностью исключить рост цен на популярные медикаменты, а также дефицит препаратов, не входящих в список жизненно необходимых.

 

Специфической аптечной проблемой Москвы является переизбыток аптек, что не идет на пользу потребителю, считает Дмитрий Белоусов. Он полагает, что регулирование этого "стихийного" рынка необходимо:

 

- В Москве сосредоточенность аптечных организаций, как нигде, высока.

 

У нас на каждые 100 - 200 метров может приходиться три аптеки. Город, конечно, очень большой, трафик насыщенный, огромные спальные районы.

 

Но необходимо регулировать число аптечных организаций, а этого не происходит. В европейских странах есть норма - сколько человек должна обслуживать одна аптека, чтобы она была рентабельной. Например, в спальном районе, где проживает 5 тыс. человек, достаточно двух аптек. Тогда был бы другой уровень фармацевтической помощи, аптекам не приходилось бы так гнаться за рентабельностью.

 

В "Союзфарме" считают, что муниципалитетам следует вернуть право регулировать количество аптек в городе. Однако приказ Минздрава № 80, по которому коммерческие аптечные организации могли открываться только с разрешения муниципальных органов власти, не действует с 2014 года. Но и до этого норма не применялась многие годы, так как в ней увидели коррупционную составляющую, и она была фактически запрещена.

 

- Конкурируя между собой, аптеки забывают о покупателях, - считает Дмитрий Белоусов. - Чтобы сохранить рентабельность, аптеки перенимают законы торговли - оперируют такими понятиями, как "средний чек", думают, где еще сократить затраты. Понятно, что выгоднее продавать дорогие препараты, а не дешевые. Аптечные организации начинают действовать не только правовыми, но и неправовыми методами. Возникают картельные сговоры. ФАС, призванная регулировать рынок, в данном случае ничего не делает, поскольку считает, что рынок должен быть более открытым и свободным.

 

Поэтому инициативу президента мы воспринимаем с некоторым беспокойством. Москве точно не нужны дополнительные аптеки.

Медицина РФ: Одна из острых тем [ссылка]
Источник: Медицина РФ

Недорогие лекарства, входящие в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, подорожают на 30%, среднего ценового сегмента – на 11,4%. С такой инициативой выступила министр здравоохранения Вероника Скворцова.

Глава Минздрава отметила, что лекарственное обеспечение населения в нынешних экономических условиях – одна из самых острых тем.

– Необходимо принимать меры. Индексация цен на препараты данных сегментов позволит как сдержать рост цен на них, так и сохранить дешевые препараты на рынке.

Как известно, в России действует система государственного регулирования стоимости лекарств, в рамках которой ежегодно происходит регистрация отпускных цен фармпроизводителей и фиксация предельных торговых надбавок. Такое ограничение распространяется на 608 лекарственных средств под международными непатентованными наименованиями из перечня ЖНВЛП, министр отмечает, что «порядка 21 тысячи лекарственных препаратов контролируются государством, что позволяет в достаточной мере держать рынок под контролем».

На ценообразование всех остальных лекарств влияют только законы конкурентного рынка и ситуация в экономике. Неудивительно, что за первый квартал 2015 года лекарства из коммерческого сегмента выросли в цене на 16,9%. При этом лекарства из нижнего ценового сегмента подорожали на 28%, из среднего – на 18,4%, а цены на дорогие лекарства выросли на 12,6%. В некоторых регионах стоимость отдельных медикаментов выросла в 2-3 раза.

Эксперт фармрынка, директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова говорит, что «предлагаемая Правительством индексация цен давно обсуждалась, поскольку на рынке сохраняется ситуация, при которой запрет на адекватный пересмотр цен приводит к тому, что ряд препаратов исчезает с полок аптек». Эксперт отмечает, что цены на лекарства из списка ЖНВЛП в течение последних лет менялись в значениях значительно меньше показателей инфляции, потому с учетом нынешнего валютного кризиса их стало еще более невыгодно импортировать и производить.

Таким образом, в течение нескольких месяцев цены на важнейшие лекарства с отпускной ценой до 50 рублей вырастут на 30%, на лекарства в ценовом сегменте от 50 до 500 рублей – на 11,4 %, цены на лекарства дороже 500 рублей скорее всего останутся прежними.

СМИ: Рынок платных медуслуг растет, хотя россияне выбирают недорогие лекарства и бесплатную медицину [ссылка]
Источник: Remedium
Источник: Арктик ТВ
Источник: Доктор Питер
Источник: Калуга24.ТВ
По данным Счетной палаты, объем рынка платных медицинских услуг в России вырос в 2014 году более чем на 20%, показав максимальный темп роста за последние пять лет, при этом эксперты дают не менее позитивный ежегодный прогноз роста частной медицины вплоть до 2019 года. Тем не менее, по данным холдинга «Ромир», за последние два года число пациентов, которые пользовались платными медицинскими услугами, сократилось на 21%. Социологический опрос показал, что в течение 2014 года только 38% россиян заплатили за прием врача, хотя еще в 2012 году этот показатель был равен 67%.
 
Резкое уменьшение обращений за платной медицинской помощью, по мнению социологов, произошло из-за снижения платежеспособности населения. Пятая часть респондентов заявили о том, что не пользовались платными медуслугами только потому, что не смогли позволить себе это, при этом число граждан, которые не болели в течение последнего года, сократилось с 55 до 40%. В результате число людей, которые по-прежнему могут позволить себе оплачивать медицинские услуги, сокращается и все больше россиян вынуждены обращаться в государственные медучреждения. При этом авторитетная социологическая организация «Левада – Центр» оценила в конце 2014 года неудовлетворенность системой здравоохранения среди граждан страны в 64% (77% в 2013 году).
 
Эксперт фармрынка, представитель Национальной Дистрибьюторской компании Настасья Иванова не удивлена результатами исследования: «С начала прошлого года мы видим отчетливую тенденцию не только по постепенному отказу от платной врачебной помощи, к которой теперь прибегают только в экстренных случаях, но и к экономии на лекарствах. Сегодня каждый второй покупатель просит провизора в аптеке предложить ему более дешевый аналог необходимого ему препарата». По словам эксперта, эти данные подтверждает ведущий интернет-поисковик, «специалисты которого отметили, что по сравнению с весной прошлого года число запросов о дешевых лекарствах выросло в семь раз».
 
Недофинансирование, сокращение численности и профессионализма медперсонала, рост нагрузки на медицинских работников прогнозируемо привели к снижению доступности бесплатной медицины и росту платных медицинских услуг. Недостаточное финансирование – одна из основных проблем современного российского здравоохранения. В апреле 2014 года в России была утверждена новая редакция государственной программы «Развитие здравоохранения» до 2020 года, согласно которой на финансирование медицины планируется выделить 26,62 трлн руб., в январе 2015 года Правительство РФ в рамках антикризисной программы согласилось направить еще 16 млрд руб. на улучшение лекарственного обеспечения граждан из-за девальвации рубля. Тем не менее, по прогнозам Ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования, в 2015 году дефицит средств на программу оказания бесплатной медицинской помощи составит 30%.
 
Объем оказанных населению платных медицинских услуг за последние десять лет непрерывно растет, при этом примерно четверть этого рынка приходится на Москву и Санкт-Петербург. Эксперт отмечает: «Рост рынка напрямую зависит от увеличения суммы гонорара врачам. Этим можно объяснить, почему растет рынок при одновременном уменьшении числа пациентов, которые воспользовались платными медицинскими услугами. Однако, уже сейчас этот рынок близок к своему насыщению, а покупательная способность населения падает». По данным специалистов, в стране порядка 10% населения пользуется только услугами бесплатной медицины.
 
Отметим, что, согласно данным экспертов, государственные расходы на здравоохранение в России по отношению к ВВП в три раза меньше расходов ведущих государств Евросоюза - в среднем в течение последних лет этот показатель был равен 3,5% ВВП. Для примера, медицина США остается ведущей в мире по уровню расходов и количеству привлеченных ресурсов, здесь на нужды здравоохранения расходуется свыше 17% ВВП.
 
Da Signa: По заданию Президента [ссылка]

Владимир Путин поручил правительству совместно с властями регионов рассмотреть вопрос о целесообразности создания государственных (муниципальных) аптек и разработать механизмы их поддержки в целях обеспечения доступности лекарств, в том числе недорогих препаратов и сильных обезболивающих средств. Комментарий экспертов портала Pharm-MedExpert.Ru Настасьи Ивановой и Ивана Данилова.

 

Скачать ПДФ

 

 

Столица FM: Закупки импортных лекарств ограничиваться не будут [ссылка]
Источник: Столица FM

Международные фармацевтические ассоциации и крупные производители уникальных препаратов не только не уходят с российского рынка, но и существенно не повышают свои цены. Об этом заявила глава Минздрава Вероника Скворцова. 

Что касается роста цен на лекарства, то, по мнению министра здравоохранения, его удается «существенно сдерживать». В этом году в среднем по России медикаменты из списка жизненно необходимых подорожали на 7%.

«По сравнению с ростом курса валют 7% - достаточно маленький показатель. По закону эти препараты не могут вырасти в цене, потому что они регулируются государством. Даже это повышение не превышает предельно допустимые цены, установленные государством на жизненно важные препараты. Данный рост стал виден из-за отмены скидок, которые раньше предоставляли поставщики», - сказал Анатолий Новиков, эксперт по фармрынку, в эфире Столица FM.  


Минздрав и Генпрокуратура выявили в 22 регионах более 2 тысяч нарушений при продаже лекарств за первый квартал 2015 года. Проблемы, как отмечала министр Вероника Скворцова, были устранены очень оперативно — в течение недели после проверок.

АМИ-ТАСС: Проект компании «Интегральная медицина» по строительству фармацевтического завода [ссылка]
Источник: АМИ-ТАСС

Проект компании «Интегральная медицина» по строительству в Новосибирской области фармацевтического завода по производству инфузионных растворов хлорида натрия и глюкозы подорожал в 1,6 раза.

Строительство в Ордынском районе на участке в 9 га планировалось начать этой весной и закончить в 2017 году, однако пока что не завершен процесс согласования с обладминистрацией, потому сроки могут быть сдвинуты. Кроме того в силу общеэкономической ситуации и того, что оборудование импортное, стоимость проекта возросла с 800 млн рублей до порядка 1,3 млрд, рассказал РБК.Новосибирск финансовый директор «Интегральной медицины» Антон Миняйло.

По его словам, инвестиции будут обеспечены как за счет собственных средств компании, так и структур, связанных с поставщиком оборудования (Италия). Переговоры о предоставлении кредита изначально велись со Сбербанком, однако теперь заемные средства предоставят несколько других российских банков и один иностранный, ожидаемый срок окупаемости составит 7 лет — до 2022 года. Миняйло оговаривается, что если раньше выход на максимальную производственную мощность (24 млн упаковок в год, фасовка от 100 до 500 мл) был возможен в 2017 году, то теперь лишь в 2019.

Фармацевтический завод инфузионных растворов может стать крупнейшим в Сибири, ближайшее аналогичное производство — ОАО «Красфарма».

После принятия в 2010 году закона «Об обращении лекарственных средств», с 2014 года российские фармпроизводители должны были перейти на международные стандарты производства GMP, в соответствии с которыми запрещался выпуск инфузионных растворов в стеклянной таре, однако вступление в силу требований перенесли на 2016 год, отмечает Миняйло.

«Стеклянная тара с точки зрения медицины является небезопасной: закон принимался на фоне скандалов с гибелью новорожденных после инъекций, — объясняет он. — Теперь фармпроизводители должны переоснаститься, однако это дорого и на сегодняшний день этим занимаются хорошо, если 40% от всех российских производителей инфузионных растворов. У меня есть сомнения, что законодательная норма заработает с 2016 года и сроки вновь не перенесут. Если требования вступят в силу, то в России будет дефицит инфузионных растворов в объеме 60% от всего потребления. Сейчас если в Европе на одного человека потребляется 3 литра инфузионных растворов, то в России — всего 1 литр, с учетом того, что мы импортируем порядка 40 млн упаковок, включая скрытый импорт».

В свете вопросов импортозамещения и лекарственной безопасности компания надеется на поддержку проекта со стороны властей — проблема была обозначена в недавно полученном письме от аппарата полпреда, говорит Миняйло. Он ожидает, что новосибирское производство будет обеспечивать весь рынок Сибири: увеличивать транспортное плечо особого смысла нет, но при необходимости возможно.

Ранее от планов по запуску аналогичного производства в Новосибирске отказался «Медсинтез», завод которого расположен в Новоуральске. Руководство посчитало, что имеющиеся российские производства полностью покрывают потребности страны, писали «Ведомости».

Финансовый аналитик инвестхолдинга «Финам» Тимур Нигматуллин положительно оценивает востребованность производства: «Даже учитывая сдвинувшиеся на 2019 год сроки вывода фармзавода на полную мощность, к тому времени на рынке, скорее всего, по-прежнему будет наблюдаться дефицит данного вида продукции». На его взгляд, дополнительным фактором спроса станет быстрорастущий рынок платных медицинских услуг.

Проект имеет хорошие перспективы с точки зрения сбыта продукции в области и соседних регионах, поскольку физрастворы, хотя и являются маломаржинальным продуктом (уровень рентабельности в среднем не превышает 15%), постоянно востребованы на рынке, солидарен редактор фармацевтического портала Pharm-MedExpert Иван Данилов. «Однако важнейшим вопросом планируемой окупаемости проекта должны стать гарантированные крупные объемы госзакупок, а значит поддержка со стороны госорганов, участие в тендерах и конкурентная борьба за счет снижения цен», — подчеркивает он.

Размер инвестиций в 1,3 млрд рублей при планируемой мощности в 24 млн упаковок в год Данилов считает адекватным. Кроме того, он полагает, что «мощность производства растворов и использование пластиковой упаковки позволят максимально снизить себестоимость».

Росбалт: Лекарство на замену [ссылка]
Источник: Росбалт
Говоря об импортозамещении медицинских препаратов, мы все чаще подразумеваем вытеснение с рынка даже не ввозных оригиналов, а скорее дженериков, произведенных за рубежом. Именно на этом построена сегодняшняя философия импортозамещения. Но это ли важно? Ведь, окажись страна в полной изоляции, и все старания властей сведутся на нет: не отладив производство субстанций, по крайней мере, для лекарств из списка стратегически значимых, делать их будет попросту не из чего.
 
"После введения санкций мы почувствовали реальную угрозу того, что завтра, оказавшись вдруг в полной изоляции, можем попросту остаться без важных лекарств. Резкий скачок валютного курса только добавил жару: импортные препараты взлетели в цене почти втрое", — отмечает генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев.
 
Нельзя сказать, что работа по импортозамещению в стране не велась вовсе: еще в 2010 году утверждена стратегия "Фарма-2020", выделены немалые средства на развитие отрасли, и кое-что даже удалось сделать.
 
"На многих площадках внедрены стандарты GMP, развиваются фарм-кластеры, создаются условия для научной работы", — заметила директор Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович.
 
То, что с каждым годом лекарств отечественного производства на рынке становится больше, у экспертов не вызывает сомнений. "За пять лет — двукратный прирост", — отметил в свою очередь директор по маркетингу Национальной дистрибьюторской компании Анатолий Новиков.
 
В последнее время работа активизировалась: Минпромторгом утвержден план мероприятий, составлен перечень того, что и в каких объемах будем замещать, и даже обозначены сроки. Амбициозные планы ведомства эксперты находят вполне реальными. Более того, если в расчет брать локализованные в РФ импортные продукты, то показателей мы достигнем гораздо раньше, убежден Дмитриев.
 
Но здесь возникает вопрос, какие препараты считать "отечественными"? "Немало иностранных фармкомпаний локализовалось в России, но цена этой локализации у всех разная: кто-то просто пакует таблетки, кто-то производит, кто-то реализует полный цикл — от субстанции до прилавка. И если мы по-прежнему будем считать упакованные в стране препараты своими, развиваться будет скорее бумажная промышленность, а не фармацевтическая", — предостерег Дмитриев.
 
Другой вопрос: что понимать под импортозамещением? По словам Новикова, сегодня речь идет о замещении всего импорта, а поскольку львиная доля рынка в денежном эквиваленте приходится на дженерики, война объявлена именно им — даже не оригинальным препаратам. "Но здесь есть очень серьезный вопрос: любые дженерики в нашей стране, да и в любой другой стране мира, производятся из субстанций. Львиную долю которых мы закупаем в Китае", — заметил эксперт.
 
Он пояснил: вес субстанции в стоимости лекарства сегодня варьируется от 25-99%. "Есть субстанции, которые составляют в цене продукта 99% — это высокотехнологичные субстанции, из которых производят препараты для лечения онкологии, болезней крови. Иные "весят" не более 20-25%: субстанции для лекарств желудочно-кишечного ряда, препаратов от головной боли", — перечислял он.
 
Цифры, достаточные для того, чтобы задуматься о собственном производстве. Тем более, когда речь идет о стратегически значимых препаратах. Таких, по словам Новикова, всего 57, однако далеко не для всех из них в России производятся субстанции.
 
"К сожалению, в годы перестройки было потеряно очень много заводов, которые занимались именно этим. Сейчас их можно посчитать по пальцам, количество субстанций — мизерное. Многие из этих предприятий датирует государство: старые производственные линии делают процесс дороже, чем за рубежом. Меж тем, на случай войны, изоляции, эпидемий государство должно обладать технологическими линиями для производства "стратегических" лекарств", — подчеркнул эксперт.
 
Он добавил: наладить в стране современное производство субстанций выгоднее и дешевле, чем закупать в Китае.
 
Но если в отношении "стратегических" препаратов эксперты были единогласны, то в отношении остальных с Новиковым поспорили. "Полный цикл — это нереально, да и не нужно — экономически не выгодно. Производство субстанций — дело достаточно энергоемкое и не очень благоприятное с точки зрения экологии. Для Китая, который сегодня стал фактически мировой фабрикой по производству субстанций, это экономически оправдано. Мы же вряд ли сможем с ними конкурировать", — заметил Дмитриев.
 
Да, в России есть компании, которые работают по полному циклу, но субстанции они делают скорее под себя, добавил он.
 
В любом случае, в России производство субстанций возможно только при поддержке государства. "Чтобы поднять производство с нуля, потребуются инвестиции, которые вернутся не раньше, чем через 10 лет. Для того, чтобы привлечь бизнес, государство должно помочь на начальном этапе: установить налоговые льготы, пообещать приоритет по закупке продукции. Но здесь мы уже говорим о нарушении закона о конкуренции… В общем, есть над чем подумать. Но запустить эту волну сможет только законодательный акт, который четко даст инвестору понять, зачем ему это, как он будет работать и что получит. Пока же ничего подобного в России нет, и даже инициатив таких на законодательном уровне не звучит", — отметил Новиков.
 
По мнению Ларисы Попович, само по себе импортозамещение может иметь место лишь на промежуточном этапе. "У нас слишком большой крен в сторону догоняющего развития. Говоря об импортозамещении, мы лишь хотим воспроизвести у себя то, что кто-то уже изобрел. Эта позиция всегда проигрышна", — считает эксперт.
 
Глава Института экономики здравоохранения ВШЭ упрекнула чиновников в отсутствии амбиций. "Не могу сказать, что денег, выделяемых государством, достаточно для того, чтобы разработать новую молекулу, и в этом проблема. Сегодня, чтобы открыть новую молекулу, по оценкам экспертов, требуется $4 млрд. Понятно, что когда чиновники выделяют 50 млн рублей, на многое рассчитывать не приходится", — констатировала Попович.
 
"Нужно придумывать, каким образом снижать затраты на разработки. У нас выхода другого нет: в геополитических реалиях мы должны быть конкурентоспособны", — добавила она.
 
Сегодня же, по словам директора по маркетингу Национальной дистрибьюторской компании Анатолия Новикова, основная цель программы — ближайшая — сократить издержки Минздрава на лекарства, бесплатные для пациентов. "Самые денежные — программа "Семь нозологий". Если препараты программы до 2020 года заменить своим, это сэкономит государству значительные суммы. Эти цели программы оправданы. Все остальное, что касается импортозамещения, упирается в производство субстанций", — заключил он.
 
Другая проблема — ментальное импортозамещение. "Зайдите в любую аптеку, что вам предложат в первую очередь? Конечно, иностранный препарат: выше цена, больше маржа", — посетовал Дмитриев. Но как с этим бороться?
 
METRO: Дешевых лекарств все меньше [ссылка]
Источник: METRO

Директор Национальной Дистрибьюторской компании Настасья Иванова:

Рост цен на лекарства подтверждается данными статистики, за год с февраля прошлого года по февраль 2015 года рост цен составил 21,7%, при этом только с начала года – более 23%. Цены росли без привязки к конкретным сегментам рынка – неизбежная инфляция, вызванная ослаблением рубля, затронула все секторы фармрынка, включая и регулируемые цены на важнейшие препараты из списка ЖНВЛП. Здесь рост не превысил  разрешенной индексации Правительством в 11,4%, как известно, эта мера должна не допустить исчезновения дешевых лекарств из аптек, однако на все остальные препараты цены с начала 2014 года выросли более чем на 29%! Несмотря на временную стабилизацию курса рубля, точного прогноза дальнейшего поведения отечественной валюты и, соответственно, цен на лекарства, сделать невозможно. Однако, основные тенденции останутся прежними: падение рубля приведет к новому росту цен на лекарства, даже отечественного производства, укрепление рубля маловероятно, но если произойдет, то даст обратный эффект, также продолжится резкое сокращение доли лекарств в диапазоне до 150 руб. 

РБК: Проект новосибирского фармзавода подорожал до 1,3 млрд рублей [ссылка]
Источник: РБК
На полную мощность производство инфузионных растворов выйдет лишь в 2019 году
 
Проект компании «Интегральная медицина» по строительству в Новосибирской области фармацевтического завода по производству инфузионных растворов хлорида натрия и глюкозы подорожал в 1,6 раза.
 
Строительство в Ордынском районе на участке в 9 га планировалось начать этой весной и закончить в 2017 году, однако пока что не завершен процесс согласования с обладминистрацией, потому сроки могут быть сдвинуты. Кроме того в силу общеэкономической ситуации и того, что оборудование импортное, стоимость проекта возросла с 800 млн рублей до порядка 1,3 млрд, рассказал РБК.Новосибирск финансовый директор «Интегральной медицины» Антон Миняйло.
 
По его словам, инвестиции будут обеспечены как за счет собственных средств компании, так и структур, связанных с поставщиком оборудования (Италия). Переговоры о предоставлении кредита изначально велись со Сбербанком, однако теперь заемные средства предоставят несколько других российских банков и один иностранный, ожидаемый срок окупаемости составит 7 лет — до 2022 года. Миняйло оговаривается, что если раньше выход на максимальную производственную мощность (24 млн упаковок в год, фасовка от 100 до 500 мл) был возможен в 2017 году, то теперь лишь в 2019.
 
Фармацевтический завод инфузионных растворов может стать крупнейшим в Сибири, ближайшее аналогичное производство — ОАО «Красфарма».
 
После принятия в 2010 году закона «Об обращении лекарственных средств», с 2014 года российские фармпроизводители должны были перейти на международные стандарты производства GMP, в соответствии с которыми запрещался выпуск инфузионных растворов в стеклянной таре, однако вступление в силу требований перенесли на 2016 год, отмечает Миняйло.
 
«Стеклянная тара с точки зрения медицины является небезопасной: закон принимался на фоне скандалов с гибелью новорожденных после инъекций, — объясняет он. — Теперь фармпроизводители должны переоснаститься, однако это дорого и на сегодняшний день этим занимаются хорошо, если 40% от всех российских производителей инфузионных растворов. У меня есть сомнения, что законодательная норма заработает с 2016 года и сроки вновь не перенесут. Если требования вступят в силу, то в России будет дефицит инфузионных растворов в объеме 60% от всего потребления. Сейчас если в Европе на одного человека потребляется 3 литра инфузионных растворов, то в России — всего 1 литр, с учетом того, что мы импортируем порядка 40 млн упаковок, включая скрытый импорт».
 
В свете вопросов импортозамещения и лекарственной безопасности компания надеется на поддержку проекта со стороны властей — проблема была обозначена в недавно полученном письме от аппарата полпреда, говорит Миняйло. Он ожидает, что новосибирское производство будет обеспечивать весь рынок Сибири: увеличивать транспортное плечо особого смысла нет, но при необходимости возможно.
 
Ранее от планов по запуску аналогичного производства в Новосибирске отказался «Медсинтез», завод которого расположен в Новоуральске. Руководство посчитало, что имеющиеся российские производства полностью покрывают потребности страны, писали «Ведомости».
 
Финансовый аналитик инвестхолдинга «Финам» Тимур Нигматуллин положительно оценивает востребованность производства: «Даже учитывая сдвинувшиеся на 2019 год сроки вывода фармзавода на полную мощность, к тому времени на рынке, скорее всего, по-прежнему будет наблюдаться дефицит данного вида продукции». На его взгляд, дополнительным фактором спроса станет быстрорастущий рынок платных медицинских услуг.
 
Проект имеет хорошие перспективы с точки зрения сбыта продукции в области и соседних регионах, поскольку физрастворы, хотя и являются маломаржинальным продуктом (уровень рентабельности в среднем не превышает 15%), постоянно востребованы на рынке, солидарен редактор фармацевтического портала Pharm-MedExpert Иван Данилов. «Однако важнейшим вопросом планируемой окупаемости проекта должны стать гарантированные крупные объемы госзакупок, а значит поддержка со стороны госорганов, участие в тендерах и конкурентная борьба за счет снижения цен», — подчеркивает он.
 
Размер инвестиций в 1,3 млрд рублей при планируемой мощности в 24 млн упаковок в год Данилов считает адекватным. Кроме того, он полагает, что «мощность производства растворов и использование пластиковой упаковки позволят максимально снизить себестоимость».
 
Группа риска. Цены на дешевые медикаменты могут вырасти на треть [ссылка]

Вероятно, такие вывески скоро назовут «ретро» и память о них будет хранить лишь фотоальбом.

В ближайшее время недорогие лекарства, входящие в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), подорожают на 30%, лекарства из среднего ценового сегмента вырастут на 11,4%. С такой инициативой выступила министр здравоохранения Вероника Скворцова. По мнению чиновника, этот шаг позволит сдержать цены, которые с начала 2015 года и так росли в доступных категориях. К примеру, в нижнем ценовом сегменте, сообщает портал pharm-medexpert.ru, препараты стали дороже на 28%, в среднем – на 18,4%, а цены на дорогие лекарства выросли на 12,6%. Медикаменты же, не входящие в перечень ЖНВЛП, выросли в цене на 16,9%.

Напомним, что резкий скачок цен на лекарства произошел под занавес прошлого года. На некоторые отечественные препараты цены выросли в два и более раз. Почему – понятно. Многие из них российскими можно назвать лишь условно, валютная составляющая в них доходит до 80%, включая импортную субстанцию (из которой «лепят» таблетки) и упаковочные материалы. Но единственный сегмент лекарств, на которые цены «застыли», был из списка ЖНВЛП. В этот перечень входит 657 препаратов, которые составляют порядка 40% рынка. Как известно, в России на эти медикаменты действует система государственного регулирования, в рамках которой ежегодно происходит регистрация отпускных цен фармпроизводителей и фиксация предельных торговых надбавок.

Естественно, что с ростом курса валюты производство лекарств по цене до 100 рублей (а это препараты, в которых массово нуждаются прежде всего стационары – физрастворы, средства для наркоза, обезболивающие, противовоспалительные) стало нерентабельным как для отечественных, так и зарубежных фармкомпаний.

Для российских потому, что они на 90% зависят от импорта. Иностранных потому, что все поставки осуществляются в валюте, а цену приходится поддерживать в рублях. В итоге, если еще пару лет назад «попадание в список» было пределом мечтаний большинства фармкомпаний, так как обеспечивало гарантированные государственные закупки и рынки сбыта, то сегодня поставлять такие препараты стало более чем накладно.

Производители начали намекать, потом просить, а затем и требовать изменения цены регистрации на дешевые лекарства. Ведь их производство не в состоянии было в новых курсовых реалиях выдерживать рентабельность и заявленные предельные цены. Правительство поначалу отказывалось, и тогда некоторые фармкомпании заявили о том, что будут вынуждены прекратить выпуск.

Другие же начали хитрить, регистрировать новые препараты под измененными названиями и поставлять их в аптеки не по перечню, а как обычные лекарства.

Действительно, согласно исследованиям компании DSMGroup, неизменным трендом последнего времени является сокращение доли недорогих лекарств и увеличение удельного веса дорогих препаратов (со средней стоимостью упаковки выше 150 руб.). К примеру, доля рынка недорогих препаратов по сравнению с декабрем 2014 года сократилась более чем на 5%.

Министр здравоохранения подтверждает эти данные: «Чем дешевле препараты, тем в большую группу риска они попали, потому что оказались на нулевой рентабельности или вообще ушли в минус». Поэтому, как уточнила Вероника Скворцова, разовая индексация цен на дешевые лекарственные препараты позволит сдержать рост цен на них.

Эксперт фармрынка директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова отмечает, что «предлагаемая правительством индексация давно обсуждалась, поскольку на рынке сохраняется ситуация, при которой запрет на адекватный пересмотр цен приводит к тому, что ряд препаратов исчезает с полок аптек. Поэтому действия правительства можно оценить как шаг навстречу рынку, но не потребителю, которому снова придется платить больше».

«Однако такие действия в нынешней ситуации необходимы – индексация сохранит допустимую рентабельность производства, а стабилизировавшийся рубль придаст уверенности участникам фармрынка. Тем не менее в идеале цены на лекарства из перечня ЖНВЛП не должны быть подвержены колебаниям курса рубля и они должны оставаться доступными для населения», – резюмирует эксперт.

Заместитель министра промышленности и торговли Сергей Цыб также поддерживает индексацию цен, поскольку она поможет российским производителям сохранить номенклатуру, а аптекам – весь ассортимент лекарств.

Директор же института проблем здравоохранения Высшей школы экономики Лариса Попович считает, что выше поднимать цены было бы опасно, поскольку люди, покупающие эти лекарства, и так замечают подорожание и недовольны.

В свою очередь директор аналитической компании DMS Group Сергей Шуляк считает, что для населения индексация цен на самые дешевые препараты вряд ли станет слишком ощутимой, поскольку они все равно останутся дешевыми по сравнению с препаратами, цены на которые не регулируются.

При этом специалисты сходятся в том, что разовая индексация цен на дешевые препараты из перечня – это полумера, которая лишь немного улучшит положение российских производителей. Сергей Шуляк подчеркнул, что индексация на 30% поможет решить проблему отрицательной рентабельности, но издержки при производстве разных препаратов серьезно различаются. Для некоторых лекарств будет недостаточно даже индексации в два раза.

Многие эксперты в сфере здравоохранения сходятся во мнении, что необходимо принимать системные меры – в частности, вводить лекарственное страхование. Так называют схему, когда пациент получает рецептурное лекарство бесплатно или со скидкой за счет компенсации со стороны государства или страховой компании.

В России эта программа, которая уже многие годы действует в западных странах, пока находится на стадии пилотных проектов.

КСТАТИ

В правительстве не ограничатся одним поднятием цен. По словам главы ведомства Вероники Скворцовой, жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты к 2020 году на 90% будут производиться в России. На данный момент показатель составляет 67%. Правда, никто из экспертов не берется прогнозировать, удастся ли всего за четыре с половиной года наладить в нашей стране качественное производство собственных лекарств.

– Прежде чем производить собственные лекарства, нужно основательно вложиться в науку, чтобы препараты разработать, – объясняет главный фармаколог Петербурга Александр Хаджидис. – На закупку оборудования, разработку, а затем запуск массового производства нужно время, и трудно сказать, сколько именно его потребуется. К сожалению, мы очень импортозависимая страна.

Возможно, поэтому Минздрав не планирует отказываться от закупки ряда лекарственных препаратов за рубежом, у которых пока нет замены среди российских аналогов. 

Московские Аптеки: Продвижение лекарств в кризис: Под действием рекламы скачки цен труднее заметить [ссылка]

Иван Данилов, редактор портала Pharm-MedExpert.Ru специально для газеты Московские Аптеки:
 

 

В течение последних лет фармкомпании регулярно сталкивались с ужесточением рекламного законодательства и ограничением возможностей продвижения лекарственных препаратов. Однако даже в кризисное время отечественный фармрынок демонстрирует свою уникальность, поскольку, несмотря на проблемы, как и в прошлые годы, по объему рекламы он уверенно держится в лидерах. Это обстоятельство объясняется тем, что российская фармотрасль продолжает динамично развиваться, одновременно оставаясь в высокой степени рекламозависимой. Неудивительно, что для производителя и импортера медикаментов значительным фактором на переговорах, наряду с адекватной ценой и рядом других важных условий, остается наличие рекламных бюджетов.

На фармрынке чаще всего используется стратегия мультиканального продвижения, но для стимулирования коммерческого рынка в период кризиса основное внимание будет уделяться прямой рекламе. Однако, оценки состояния рынка рекламы лекарств по итогам 2015 года разнятся в разы. Некоторые эксперты считают, что в кризис может произойти рост объема рекламы медикаментов вплоть до 15%, приводя в пример аналогичную ситуацию 2008-2009 годов. Действительно, стабильная рекламная активность фармпродукции пока подтверждается данными медийных и рекламных агентств, хотя одновременно имеет место снижение объема рекламы в других популярных категориях, таких как, к примеру, продажи автомобилей или ювелирных изделий. 

Чтобы не допустить фатального снижения доходов и потери клиентов, СМИ во время кризиса идут навстречу рекламодателям, предлагая максимально выгодные условия размещения, например, в 2009 году ряд медийных компаний давали до 40% скидки на свои услуги для фармкомпаний и фармдистрибьютеров. Важно понимать, что у большинства участников фармрынка в результате экономического и валютного кризиса произошло значительное замедление роста оборотов, а увеличение задолженности клиентов и снижение кредитов привело к тому, что многие фармкомпании начали испытывать серьезный дефицит денежных средств. Эти проблемы, в первую очередь, отразились на размере рекламных бюджетов в сторону их значительного уменьшения.

Учитывая, что рекламные инвестиции до сих пор воспринимаются в России как рискованные, в случае, если рекламодателям не будут предложены привлекательные условия размещения, маловероятно, что объемы рекламы останутся на прежнем уровне или, тем более, произойдет увеличение рекламной активности. Даже в обычное время заказать рекламу на телевидении в большом объеме способны лишь некоторые крупные международные корпорации. В кризис устойчивая тенденция снижения ТВ-бюджетов относительно всего объема рекламы становится еще боле очевидной. Такой эффект обусловлен высокой стоимостью телевизионной рекламы и утратой ею прежних позиций. Как известно, интернет-поисковик «Яндекс» уже обогнал «Первый канал» и стал крупнейшим медиа-ресурсом страны, что выразилось как в максимальных доходах от рекламы, так и в наибольшей ежедневной и недельной аудитории. Неудивительно, что бюджеты фармкомпаний все больше уходят в интернет-медиа, кабельные каналы с нужной целевой аудиторией и портативные носители, такие как радио и пресса.

Несмотря на законодательные ограничения, введенные в 2011 году в рамках закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», одним из ключевых инструментов продвижения лекарств во время кризиса становится работа с врачами и фармацевтами. Эти данные подтверждают результаты исследований: до 70% затрат фармкомпаний на продвижение приходится на работу медицинских представителей, при этом до 40% покупателей приобретают препарат определенного бренда, основываясь только на рекомендациях провизоров.

Ограничения со стороны законодательства привели к тому, что фармпроизводители начали искать новые способы взаимодействия с медицинскими работниками. Это приводит к тому, что год от года роль электронных digital-каналов, посредством которых фармкомпании стремятся наладить взаимодействие с врачами, увеличивается. Именно поэтому в последнее время стало распространенным удаленное общение с медицинским персоналом с помощью программы Skype или специализированных социальных сетей. Кроме того, интенсивно применяется формат видеопрезентаций, используются индивидуализированные email-рассылки, которые со стороны надзорных органов невозможно отследить и пресечь. Компьютерные способы взаимодействия с медперсоналом позволяют достичь максимального качества при самых низких расходах. Очевидно, что живое общение медицинского представителя с врачом уходит в прошлое, поскольку является незаконным и высокозатратным, тогда как такой же диалог на интернет-форуме или в процессе вебинара будет не менее эффективен, но при этом ненадзорен и минимально затратен. Поэтому во время кризиса формат онлайн общения будет предельно востребован.

Особую популярность приобретают социальные сети для врачей, в крупнейшей на сегодняшний момент насчитывается почти 400 тысяч реальных специалистов (на моменте регистрации тщательно проверяются данные претендента). И хотя такие проекты формально являются полностью независимыми, в действительности они активно взаимодействуют с фармацевтическими компаниями. Возможности соцсетей позволяют проводить онлайн-семинары и обучение по применению новых препаратов. Наряду с этим, здесь же идет обсуждение лекарств, проводится ознакомление с результатами исследований препаратов. Соцсети выполняют важнейшую для фармпроизводителя роль: они обеспечивают им возможность получить обратную связь. Здесь врачи заполняют различные анкеты, выкладывают и обсуждают статьи, делятся опытом применения лекарств, участвуют в онлайн-конференциях.

В кризис рекламная и маркетинговая активность в интернете будет возрастать, исходя всё из тех же описанных выше преимуществ, и для продвижения препаратов будут максимально использоваться специализированные веб-ресурсы, блоги и форумы. Не менее популярной останется и вирусная реклама препаратов, в которой креативность идеи будет иметь решающее значение для продвижения. Одним из ярких примеров такой рекламы стало активное обсуждение в сети возможности применения одного лекарственного препарата как средства для скрытия номера автомашины от камер фиксации ГИБДД, поскольку мазь якобы обладает качествами светового фильтра для оптики и номер засвечивается при его съемке. Эффективность такой рекламы может оценить только ее заказчик, но нельзя не отметить ее популярность среди большого количества автолюбителей.

Тем не менее, оффлайновая активность также не будет прекращена: продолжится и завуалированная работа с известными врачами - «лидерами мнений». Такие специалисты за определенное вознаграждение пишут научные статьи, сотрудничают с коллегами, выступают на конференциях, симпозиумах и семинарах в целях продвижения конкретного продукта в профессиональной среде.

В целом, для достижения наибольшего эффекта в процессе продвижения препаратов на фармацевтическом рынке во время кризиса производителям необходимо применять сбалансированный маркетинг, включающий в себя все наиболее эффективные и не затратные средства продвижения. Кроме того, производитель должен уделять  повышенное внимание дизайну и качеству изготовления самой упаковки к лекарству, поскольку фармкомпании прилагают основные усилия по продвижению продукта именно в аптеках. До сих пор работает стереотип, согласно которому «в дорогой упаковке не может быть плохого лекарства».  В течение прошлого года мы видели удачные примеры, когда производители проводили успешные ребрендинги своих препаратов («Табекс», «Трибестан», «Карсил Форте» и др.).

Наличие в аптеке большого количества препаратов-конкурентов с похожими характеристиками вынуждает производителей выделять свой продукт на витрине с помощью выкладки и дизайна, а также проводить промоушен-акции. Поэтому в последнее время аптечные сети активно начали исполнять функции промо- и рекламных агентств. У большинства аптечных сетей существует прайс-лист с перечнем услуг по продвижению лекарственных брэндов, который может включать привлекательную выкладку лекарств на витрине, indoor-рекламу, direct-mail по базе владельцев скидочных карт, организацию промо-акций, размещение воблеров, стикеров, монетниц с логотипом брэнда, муляжей продуктов в зоне кассы, видеорекламу на мониторах, мерчендайзинг и даже производство полиграфии.

В тоже время в кризис также с целью минимизации затрат, как правило, замораживаются проекты, связанные с привлечением к продвижению лекарств специализированных коммуникационных и PR-агентств. Тем не менее, в целом реклама медикаментов останется высоковостребованной и во время кризиса. Это связано с тем, что потребители менее чувствительны к колебаниям цены на активно рекламируемые продукты. 

 

Фармпром: продвигать нельзя экономить

Чем больше цифры на ценниках товаров, чем сложнее условия жизни, тем сильнее напрашивается вопрос: что будет с продвижением лекарственных средств, если предлагать их фактически станет некому? Ведь карман потребителя по-прежнему остается главным источником финансирования фармацевтического рынка.

Покупатель переходит на дешевые препараты, проявляя повышенный интерес и к аптекам-дискаунтерам, как заметили эксперты темы номера МА. Так что крупные аптечные компании, создавшие у себя сети экономкласса, сделали правильный выбор. Тем более что на самом необходимом, в т.ч. и на еде, экономят уже 67% жителей нашей страны (по данным Synovate Comcon). Падает спрос на традиционные драйверы роста для среднего чека биодобавки и парафармацевтические товары. Даже вату и салфетки многие из покупателей предпочтут приобрести в супермаркете. Повысился спрос на так называемые "экономичные" упаковки с большим количеством разовых доз необходимого препарата.

И эксперты-аналитики, и представители аптечной розницы едины во мнении: сегодня ключевое слово для пациента экономия. Время покупок на эмоциях прошло. Больной человек хочет реальной пользы и уверенности в завтрашнем дне. Тем не менее на витринах аптек он наблюдает за ростом цен на лекарства, особенно "дешевого" сегмента. Как отметил генеральный директор компании DSM Group Сергей Шуляк на конференции "Государственное регулирование и фармацевтическая промышленность", инфляция сильнее всего затронула самые доступные по цене препараты. Стоимостью ниже 50 руб. На долю которых приходится более 50% употребления лекарств в нашей стране.

Восприняв "экономию" как главный мотивирующий фактор покупки, многие фармацевтические компании решили, что наиболее результативными становятся маркетинговые акции, дающие покупателю почувствовать, приобретая, например, два препарата по цене одного, что он приносит ощутимую пользу семейному бюджету и решает вопросы лечения. Но такой способ продвижения подходит далеко не всем препаратам. Генеральный директор фармпредприятия "Оболенское" Андрей Младенцев уверен: маркетинговые акции в аптеках последнее, чем должна заниматься компания-производитель. Пытаться привлечь покупателя "супервыгодными предложениями" &значит, думать о нем как о человеке, приобретающем серьезные медицинские препараты спонтанно. То есть необдуманно, под влиянием момента. Между тем пациент принимает решение задолго до того, как переступит порог аптеки. И если у человека болит голова, его вряд ли вдохновит рекламный буклет, повествующий о кардиологическом препарате. Особенно если сердечно-сосудистых заболеваний у данного гражданина нет. Если же пациента убедят купить ненужное ему лекарство - это уже преступление. "Чем меньше фармкомпания тратит денег на акции в аптеке, тем эффективнее она вкладывает их в продвижение", - уверен Андрей Младенцев. И с его словами трудно не согласиться: когда человеку необходимо лекарство, он купит его и без всяких акций.

А вот заместитель генерального директора холдинга STADA CIS Иван Глушков уверен: реакция покупателя на различные рекламные и маркетинговые ходы остается прежней. Кризис длится еще не так долго, чтобы стали меняться наши шаблоны поведения. Даже ажиотажный спрос конца 2014 г.это ответ населения вовсе не на рекламу, а на падение курса рубля и ожидание дальнейших экономических сложностей. Что касается буклетов, роликов и акций, то если бы они были неэффективны, фармкомпании давным-давно бы от них отказались. Никто не хочет вкладывать деньги в то, что не приносит результатов.

В условиях кризиса основным каналом продвижения станет прямая реклама, считает эксперт темы МА. Причем не важно, каков будет рекламоноситель. Хотя в последнее время рекламодатель уходит в Интернет: по охвату аудитории Всемирная сеть успела обогнать телевидение и, в отличие от ТВ, дает компаниям-производителям большую свободу действий. Поисковик Яндекс уже обогнал Первый канал и стал крупнейшим медиа ресурсом страны. Ролик, выложенный в сети, не привязан к эфирному времени и с меньшими усилиями находит своего адресата. Кроме того, продвижение в Интернете малозатратно по сравнению, например, с ТВ, легко подсчитываются результаты просмотра и таргетируется целевая аудитория ролики и иного рода информацию можно разместить на порталах, посещаемых потенциальными потребителями продвигаемого продукта. Популярными стали онлайн-общения фармкомпаний с врачами и аптеками в социальных сетях, на специализированных форумах и вебинарах живое общение становится затратно. Эффективные мейл-рассылки, хотя и спамят адресатов, но также входят в арсенал методов интернет-продвижения продукта: в первый и второй раз письмо уничтожат, в третий прочтут.

Над остальными способами продвижения например, над sales force время, скорее всего, не властно. Меняются лишь средства их реализации. "Если раньше представители приходили в аптеки с папками печатных материалов, то сейчас главный инструмент iPad",отмечает руководитель отдела розничных продаж компании Pfizer в России Константин Литвиченко. Причина консервативного поведения фармпроизводителей в выборе каналов продвижения: капиталоемкость их наиболее популярных методов. Предположим, что сегодня какая-либо компания отважилась на сокращение штата медицинских представителей. После завершения кризиса организации придется вновь набирать команду этих сотрудников. И хорошо еще, если придется. Как в свое время показал кризис 1998 г., ушедшим с рынка очень сложно вернуться назад. Так что сохранить механизмы своей работы в докризисном состоянии наименее опасное решение для производителя. И сокращение количества препаратов, и снижение их качества покупатель рано или поздно все равно заметит.

Несмотря на то, что Интернет увеличивает свои возможности и возможности своих пользователей, ограничение доступа к сети и непрофессиональная информация на так называемых "порталах о здоровье" еще продолжают быть проблемами Всемирной сети. Впрочем, неграмотность и непрофессионализм заявляют о себе и в традиционной сфере продвижения работе медицинских представителей. Кризис изменяет формат их работы и заставляет производителей пересматривать свои взгляды на кадровый вопрос. Если раньше разговор сотрудника фармацевтической компании с врачом мог длиться полчаса, то сейчас в распоряжении медпреда всего 7-10 минут. По мнению представителей фармацевтической промышленности, "такой подход делает нецелесообразным использование ресурсов медицинских представителей с глубокими медицинскими знаниями. На первое место выходит способность эффективно общаться и запоминать информацию. Все чаще в штате компаний появляются сотрудники без медицинского образования, что дает дополнительные выгоды в условиях кадрового дефицита".

Фармацевтические компании оказались между двух огней. С одной стороны, от традиционных методов продвижения трудно отказаться: они проверены временем. С другой стороны, привычные виды "продвигающей" активности дорожают. Например, тот же медицинский представитель оправдывает себя лишь в работе с препаратами, у которых высоки объемы продаж. Если же лекарство необходимо лишь ограниченному кругу пациентов, труды sales force напрасны однако их приходится включать в итоговую цифру на ценнике.

По этой причине крупные компании, например, AstraZeneca, делают ставку на мультиканальное продвижение. По мнению руководителя направления по развитию каналов продвижения "АстраЗенека Россия" Сергея Мастягина, такая бизнес модель обладает большим "запасом прочности", поскольку позволяет быстро и эффективно комбинировать и перераспределять ресурсы. В условиях, когда изменения на рынке предсказать невозможно, мультиканальная фармкомпания успевает перестроиться. Главное понимать взаимосвязи избранных путей к пациенту.

Несмотря на эффективность стратегии мультиканального продвижения, так часто используемой крупными компаниями, в период кризиса для стимулирования коммерческого рынка основное внимание все же будет уделяться прямой рекламе, считает эксперт темы МА Иван Данилов, редактор фармацевтического портала Pharm-MedExpert.ru Стабильная рекламная активность фармацевтической продукции подтверждается данными медийных и рекламных агентств, а эксперты считают, что объем рекламы в этом секторе может вырасти на 15%, как это было в период кризиса 1998-1999 гг.

В погоне за продвижением продукта необходимо не забыть о его качестве в условиях экономии потребитель будет более требователен к эффективности и качеству покупаемого лекарства. Руководитель направления по развитию каналов продвижения "АстраЗенека Россия" Сергей Мастягин уверен, что так же, как и высокое качество продукта, особую ценность в условиях кризиса и в перспективе приобретают способность эффективно общаться, обмениваться информацией, наблюдая за примерами эффективных стратегий продвижения товаров, приобретать собственный опыт. Врачи и пациенты начинают ожидать высокого уровня поддержки от фармацевтических компаний, как в вопросах диагностики, так и в вопросах лечения. Именно поэтому "выигрывать будут те компании, которые смогут предложить больше, чем просто продукт, а именно дополнительные сервисы, т.е. придать своему препарату так называемую дополнительную ценность, в т.ч. на уровне аптеки".

Способы борьбы с кризисом сближают фармацевтических производителей с пациентами. Как и обычные люди, компании экономят на задачах не первой необходимости и откладывают   новых препаратов. А также занимают более жесткую позицию в переговорах с деловыми партнерами. Как заметил Иван Глушков, денег стало меньше, и делить их стало сложнее. Тем более что источник финансов все тот же карман больного человека.

Свободная Пресса: Совет Федерации предлагает создать сеть государственных аптек [ссылка]
Эксперты полагают, что это не сделает лекарства более доступными
 
Совет Федерации выступил недавно с предложением о создании сети государственных аптек. Эта мера сделает лекарства и обезболивающие более доступными для населения, говорится в проекте рекомендации комитета СФ по социальной политике.
 
Обратиться к проблемам регулирования аптечного ритейла сенаторов заставил резкий рост стоимости лекарств. По оценкам DSM Group, в 2014 году инфляция цен на препараты в аптеках страны составила 12,7% - это самый высокий показатель со времен кризиса 2008-2009 годов, когда стоимость лекарств подскочила на 14,0% и 16,2% соответственно. Ключевой причиной повышения цен стала девальвация рубля. В денежном выражении на долю импорта приходится свыше трех четвертей медикаментов, реализуемых на отечественном рынке. В результате любой серьезный скачок курса российской национальной валюты автоматически приводит к снижению доступности препаратов для граждан.
В условиях, когда рост цен на лекарства превышает официальную динамику инфляции (последняя, по подсчетам Росстата, в 2014 году составила 11,4%), стремление властей дать населению возможность приобретать медикаменты в прежнем объеме выглядит оправданным. Однако стоит ли для этой цели создавать новую сеть государственных аптек?
По мнению исполнительного директора некоммерческого партнерства «Аптечная гильдия» Елены Неволиной, проще и дешевле поддержать уже существующие аптеки, находящиеся в собственности государства и муниципалитетов. За последние десять лет их доля на российском рынке фармацевтического ритейла сократилась с 40% до 25%. Несмотря на это, они продолжают выполнять ряд важных социальных функций, которые не хотят брать на себя частные сети, работающие как коммерческие предприятия. Речь, в частности, идет об отпуске наркотических средств и психотропных веществ для онкологических больных – затраты аптек на их оборот существенно превышают доходы от их реализации, а потому специальные лицензии на право работы с ними имеют лишь аптечные ГУП и МУП.
Другой важной функцией государственных аптек, по словам Е. Неволиной, служит изготовление лекарств по индивидуальным предписаниям и по требованию медицинских организаций. Внутриаптечное производство препаратов занимает мизерную долю в совокупном потреблении лекарственных средств, однако до сих пор оно полностью не исчезло. Причина тому – невыгодность промышленного выпуска медикаментов с ограниченным сроком годности, предназначенных лишь для некоторых групп населения (например, для пожилых и новорожденных), а также для лиц с индивидуальной непереносимостью тех или иных антибиотиков и препаратов. Наконец, в отличие от частных сетей, аптечные ГУП и МУП участвуют в программах льготного обеспечения лекарствами малоимущих, что им не приносит прибыли.
Какую помощь правительство могло бы оказать государственным аптекам? Как полагает Е. Неволина, в первую очередь необходимо передать им в хозяйственное ведение занимаемые ими помещения, пусть даже бюджеты разных уровней недополучат средства, выручаемые сегодня от их сдачи в аренду. Важно также в значительной степени увеличить объем денежных компенсаций для тех аптечных организаций, которые отпускают лекарственные препараты в рамках государственных программ. При этом нельзя забывать о покрытии расходов на использование вневедомственной охраны МВД, к услугам которой прибегают аптеки, реализующие наркотические средства. Эти меры позволили бы улучшить положение аптечных ГУП и МУП, работающих сегодня по тем же правилам, что и «частники», но несущих весомые социальные обязательства.
«Примером успешной поддержки государственных аптек со стороны региональных властей является ГУП «Столичные аптеки», включающее в себя 165 точек продаж лекарственных препаратов», - говорит Настасья Иванова, генеральный директор Национальной дистрибьюторской компании. Крупнейшая в России и единственная в Москве аптечная сеть, находящаяся в собственности государства, была создана в 2005 году. Аптеки этой сети работают в круглосуточном режиме, имеют рецептурно-производственные отделы и при этом участвуют в программах дополнительного лекарственного обеспечения. Как отмечает Н. Иванова, обратный пример показывает Московская область, где муниципальные аптеки были объединены в ГУП МО «Мособлфармация», которое после реорганизации было продано коммерческой аптечной сети «А5».
С тем, что только государственные аптеки могут отпускать лекарства по льготным ценам, не согласна Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей (РААС). Она отмечает, что при условии выделения дотаций из бюджета частные аптеки тоже будут принимать участие в программах обеспечения лекарствами малоимущих слоев населения. Выбор же в пользу той или иной формы собственности не может обеспечить низкие цены на лекарства, поскольку все аптеки осуществляют закупки у одних и тех же поставщиков. При этом расширение государственной сети может обернуться ростом стоимости ряда медикаментов. Это подтверждает опыт государственного регулирования цен перечня жизненно важных и необходимых лекарственных препаратов: цены на медикаменты, входящие в него, растут существенно медленнее стоимости лекарств, в него не включенных.
С мнением о нецелесообразности создания новой сети государственных аптек солидарен Алексей Славич-Приступа, консультант в области аптечного маркетинга. По его словам, подобного рода инициативы реализовывались в регионах десять-пятнадцать лет назад: субсидии, выделявшиеся тогда аптекам из бюджетов субъектов федерации, зачастую оказывались недостаточными, из-за чего цены на лекарства не были ниже среднерыночного уровня, а нередко и превышали его. Вместе с тем, к идее использования уже действующей сети государственных аптек он относится прохладно: «Для решения задачи сокращения издержек госсобственность неэффективна; об этом свидетельствует не только зарубежный, но и отечественный опыт: подавляющее большинство аптечных дискаунтеров в РФ находится в частных руках».
Как подчеркивает А. Славич-Приступа, из мировой практики можно позаимствовать иные методы сдерживания лекарственных цен. К ним, в первую очередь, относится радикальное упрощение допуска на рынок недорогих импортных дженериков (ведь на долю дженериков приходится около 75% аптечного рынка РФ). Стимулирование конкуренции между производителями популярных препаратов, продающихся под международными непатентованными названиями, может привести к снижению цен на десятки, а иногда – и на сотни процентов. Помимо этого, доход, получаемый аптеками от реализации жизненно необходимых и важных лекарственных препаратов, должен формироваться не на основе их стоимостного объема, а от продаж в натуральном выражении.
Кроме того, по мнению А. Славича-Приступы, значительный эффект может принести поддержка частных дискаунтеров (особенно интернет-аптек), которые за счет минимизации мерчандайзинга и экономии на торговых площадях способны реализовывать лекарства по ценам, на 15-20% ниже среднерыночных. Для данного сегмента аптечного ритейла целесообразно предоставлять налоговые льготы и послабления по аренде помещений. Создание же сети государственных аптек или существенное увеличение уже существующих аптечных ГУП и МУП займет, по меньшей мере, от шести до двенадцати месяцев и, что самое главное, приведет лишь к бесполезной трате бюджетных средств, как это часто бывает при исполнении различных программ, финансируемых из средств федеральной казны.
В этой связи актуальность приобретают конкретные предложения по корректировке налогового и тарифного регулирования. Как указывает Нелли Игнатьева, для всех аптек, вне зависимости от их формы собственности, был бы выгоден переход от общей системы налогообложения к уплате единого налога на вмененный доход, который действовал до 2011 года. Она полагает, что сдерживанию цен на препараты также могла бы поспособствовать отмена НДС на лекарства, урезание тарифов на ввоз импортных медикаментов и снижение ставок страховых взносов в государственные внебюджетные фонды для аптечных организаций. Последние в результате внедрения этих мер станут более рентабельными, и им будет гораздо легче пережить нынешний кризис.
В целом, специалисты сходятся во мнении, что будет гораздо эффективнее несколько изменить действующие правила поддержки аптек, нежели создавать новую государственную сеть. И действительно, зачем изобретать велосипед, когда он уже существует.
 
Минздрав: Жизненно необходимые и важнейшие лекарства вырастут в цене [ссылка]
Источник: REMEDIUM
Источник: RusNord
Источник: rostov-today.ru
Источник: NEW RETAIL
В ближайшее время недорогие лекарства, входящие в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), подорожают на 30%, лекарства из среднего ценового сегмента вырастут в цене на 11,4%. С такой инициативой выступила министр здравоохранения Вероника Скворцова, отметив, что «лекарственное обеспечение населения в нынешних экономических условиях – одна из самых острых тем». 
  
Глава Минздрава сообщила, что индексация цен на лекарственные препараты низкого и среднего ценового сегментов позволит как сдержать рост цен на них, так и сохранить дешевые препараты на рынке. Как известно, в России действует система государственного регулирования стоимости лекарств, в рамках которой ежегодно происходит регистрация отпускных цен фармпроизводителей и фиксация предельных торговых надбавок. Такое ограничение распространяется на 608 лекарственных средств под международными непатентованными наименованиями из перечня ЖНВЛП, министр отмечает, что «порядка 21 тысячи лекарственных препаратов контролируются государством, что позволяет в достаточной мере держать рынок под контролем». 
  
На ценообразование всех остальных лекарств влияют только законы конкурентного рынка и ситуация в экономике, поэтому неудивительно, что за первый квартал 2015 года лекарства из коммерческого сегмента выросли в цене на 16,9%. При этом лекарства из нижнего ценового сегмента подорожали на 28%, из среднего — на 18,4%, а цены на дорогие лекарства выросли на 12,6%. В некоторых регионах стоимость отдельных медикаментов выросла в 2-3 раза. 
  
Эксперт фармрынка, директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова отмечает, что «предлагаемая Правительством индексация цен давно обсуждалась, поскольку на рынке сохраняется ситуация, при которой запрет на адекватный пересмотр цен приводит к тому, что ряд препаратов исчезает с полок аптек». Эксперт отмечает, что цены на лекарства из списка ЖНВЛП в течение последних лет менялись в значениях значительно меньше показателей инфляции, потому с учетом нынешнего валютного кризиса их стало еще более невыгодно импортировать и производить. 
  
Действительно, согласно исследованиям компании DSMGroup, неизменным трендом последнего времени является сокращения доли «недорогих лекарств» и увеличение удельного веса «дорогих препаратов» (со средней стоимостью упаковки выше 150 руб.). К примеру, доля рынка «недорогих» препаратов по сравнению с декабрем 2014 года сократиласэ более чем на 5%. 
  
Министр здравоохранения подтверждает эти данные: «чем дешевле препараты, тем в большую группу риска они попали, потому что оказались на нулевой рентабельности или вообще ушли в минус». Отметим, что кризис сильнее всего ударил по российским производителям, которые закупают оборудование, субстанции и упаковочные материалы за границей, а также пользуются валютными кредитами. Поэтому с ухудшением экономической ситуации препараты с предельно допустимой ценой д о 50 рублей стали убыточными и многие производители решили приостановить их производство. 
  
«Уже в течение нескольких лет мы видим как из аптечного ассортимента постепенно исчезают лекарства низкой ценовой категории. Поэтому действия Правительства можно оценить как шаг навстречу рынку, но не потребителю, которому снова придется платить больше», - отмечает Настасья Иванова. «Однако, такие действия в нынешней ситуации необходимы - индексация сохранит допустимую рентабельность производства, а стабилизировавшийся рубль придаст уверенности участн икам фармрынка. Тем не менее, в идеале цены на лекарства из перечня ЖНВЛП не должны быть подвержены колебаниям курса рубля и они должны оставаться доступными для населения», - резюмирует эксперт. 
  
Заместитель министра промышленности и торговли Сергей Цыб также поддерживает индексацию цен, поскольку она поможет российским производителям сохранить номенклатуру, а аптекам - весь ассортимент лекарств. «В натуральном выражении по многим позициям доля отечественных препаратов из перечня ЖНВЛП доходит до 70-80%. Это огромное количество упаковок, например, антибиотики, - это сотни миллионов», - замечает чиновник.   

Таким образом, в течение нескольких месяцев цены на важнейшие лекарства с отпускной ценой до 50 рублей вырастут на 30%, на лекарства в ценовом сегменте от 50 до 500 рублей - на 11,4 %, цены на лекарства дороже 500 рублей скорее всего останутся прежними. 
 
 
Дешёвые лекарства в России подорожают на треть [ссылка]
Источник: METRO

Глава Минздрава Вероника Скворцова анонсировала индексацию стоимости препаратов из перечня жизненно важных и необходимых препаратов (ЖНВЛП)

Решение будет принято правительством в ближайшее время, отметила она. Самые дешёвые лекарства (до 50 рублей) подорожают на 30%, среднего ценового сегмента (до 500 рублей) – на 11,4%. По словам Скворцовой, такая индексация поможет компаниям сохранить рентабельность производства.

Давид Мелик-Гусейнов, директор Центра социальной экономики

– Ситуация с лекарствам из списка непростая. Цены на жизненно необходимые и важнейшие препараты регулируются государством. Сейчас компании работают на старых запасах, закупленных до обвала рубля, но они заканчиваются, а сами компоненты уже обходятся дороже, чем готовая продукция. Если индексации не будет, лекарства просто исчезнут из аптек. Их будет невыгодно производить. В целом на ряд препаратов так называемого бездоказательного класса, терапевтический эффект от которых неочевиден (корвалол, активированный уголь, дешёвые анальгетики), стоило бы отпустить цены, как это сделали с валидолом. По крайней мере, на первое время индексации хватит. Но только в том случае, если в ближайшее время не будет никаких потрясений, связанных с рублём.

Настасья Иванова, директор Национальной Дистрибьюторской компании

– В целом, предлагаемая правительством индексация цен на лекарства из низкого и среднего ценового сегмента из списка важнейших препаратов давно обсуждалась на рынке и экспертами, и представителями производителей медикаментов. На рынке сохраняется ситуация, при которой запрет на адекватную индексацию цен на такие лекарства приводит к тому, что часть импортных препаратов начинает исчезать с полок аптек. Как известно, цены на лекарства, входящие в список ЖНВЛП, в течение последних лет менялись в значениях значительно меньше показателей инфляции, потому с учетом нынешнего валютного кризиса их стало еще более невыгодно импортировать. Уже в течение нескольких лет мы видим как из аптечного ассортимента постепенно исчезают лекарства низкой ценовой категории. Поэтому действия Правительства можно оценить как шаг навстречу рынку, но не потребителю, которому снова придется платить больше. Однако, такие действия в нынешней ситуации необходимы - индексация сохранит допустимую рентабельность производства, а стабилизировавшийся рубль придаст уверенности участникам фармрынка. Тем не менее, в идеале цены на лекарства из перечня ЖНВЛП не должны подвержены колебаниям курса рубля и они должны оставаться доступными для населения.

Рост цен на лекарства в Москве: когда закончится кризис? [ссылка]
Источник: ИА REGNUM

Экономический кризис ощутимо «ударил» по столичному рынку лекарств, и цены на большинство препаратов выросли. И хотя власти города заявляют, что ситуация находится под контролем, экспертные оценки оставляют желать лучшего. По мнению специалистов фармацевтического рынка, рост цен продолжится и из-за экономической ситуации в целом, и потому, что большинство медикаментов импортируется из-за рубежа, а дистрибьюторы ужесточают условия поставок. Тем не менее все наценки временны, заявили корреспонденту ИА REGNUM эксперты сразу нескольких компаний.

По данным мониторинга ассортимента и цен на жизненно необходимые и важные лекарственные препараты (ЖНВЛП) Росздравнадзора, розничные цены на лекарства в феврале 2015 года по отношению к январю 2015 года в среднем по России выросли на 2,1%. По отношению к январю 2014 года уровень цен повысился на 7,5%. На данный момент список ЖНВЛП состоит из 608 международных непатентованных наименований, 67% из которых производятся на территории РФ. Согласно анализу цен Росздравнадзора за декабрь 2014 года, по сравнению с ноябрем 2014 года в среднем по России уровень розничных цен на ЖНВЛП амбулаторного сегмента увеличился незначительно — на 0,07%, а относительно января 2014 года увеличение составило 0,34%. При этом рост цен не был отмечен в Центральном округе. Отмечается, что цены на лекарства отечественного производства из списка ЖНВЛП растут быстрее, чем импортные. Так, цены на зарубежные ЖНВЛП в феврале 2015 года выросли по сравнению с январем 2014 года на 3,9%, в то время как прирост цен на ЖНВЛП отечественного производства в феврале 2015 года относительно января 2014 года составил 6,8%.

Кроме того, сотрудники ВЦИОМ опросили 1600 человек в 132 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках России. Как следует из данных ведомства, 37% респондентов жаловались на то, что не могут купить лекарства по причине их дороговизны, а 28% жаловались на то, что некоторые медикаменты и вовсе отсутствуют.

Корреспондент ИА REGNUM сопоставил цены на идентичные лекарственные препараты в ряде аптек столицы — трёх сетевых компаниях «Горздрав», «Доктор Столетов» и «Трика», розничных заведениях «Аптека низких цен», «На здоровье» и «Норма», а также интернет-аптеке «Диалог». Оказалось, что необоснованное завышение ценовой политики среди конкурентов нередко. Ценники на препараты для лечения ОРВИ и гриппа несколько разнились: так, купить препарат «Стрепсилс» (24 шт) в «Горздраве» можно за 300 рублей, в «Докторе Столетове» — за 355 рублей, в «Трике» — за 198 рублей. «Аптека низких цен» предлагает «Стрепсилс» по цене 237 рублей, аптека «На здоровье» — 259 рублей, аптека «Норма» — 250 рублей, а интернет-аптека «Диалог» — 223,40 рубля. Существенно различаются цены на таблетки «Антигриппин» (10 шт): «Горздрав» предлагает их за 311 рублей, «Доктор Столетов» — за 295 рублей, «Трика» — за 198 рублей, «Аптека низких цен» — за 120 рублей, «Норма» — 245 рублей, «Диалог» — 278,50 рубля, а в аптеке «На здоровье» данного препарата не оказалось в продаже. Также внимание привлекла цена назального спрея «Санорин»: «Горздрав» предлагает его за 122 рубля, «Доктор Столетов» — за 150 рублей, «Трика» — за 98 рублей, «Аптека низких цен» — за 120 рублей, «На здоровье» — за 99,50 рубля, «Норма» — за 141 рубль, а «Диалог» — за 80,60 рубля.

В этом году эксперты прогнозируют, что цены на лекарства в РФ вырастут на 20%, с таким заявлением выступил на февральском совещании «О первоочередных антикризисных мероприятиях в сфере здравоохранения» премьер-министр России Дмитрий Медведев. По его заявлению, в условиях резко подорожавшего импорта власти РФ планируют сделать ставку на отечественных производителей лекарственных препаратов. Московские чиновники также поддерживают идею введения ограничений по допуску к госзакупкам зарубежных фармпроизводителей. По словам заместителя мэра Москвы по вопросам социального развития Леонида Печатникова, для того, чтобы остановить рост цен в аптеках, необходимо стимулировать употребление населением недорогих медикаментов отечественного производства.

Для контроля над ситуацией власти также решили ужесточить ответственность за превышение цен на лекарства, включенные в перечень ЖНВЛП, в московских аптеках. Как заявлял начальник Управления фармации Департамента здравоохранения Москвы Константин Кокушкин, в городе зарегистрировано 2 тыс. 649 аптек, имеющих действующие лицензии на фармацевтическую деятельность, и, по данным департамента за 2014/2015 год, «Москва не значится в перечне регионов, где наблюдается выраженное увеличение цен на лекарственные препараты из перечня ЖНВЛП». В то же время он отмечал, что необходимо усилить контроль за нарушением порядка ценообразования на эти препараты. «В 2014 году было проведено 66 плановых проверок, в 27 случаях были выявлены нарушения. К 11 организациям, в том числе 10 розничным и одной оптовой, применены меры административного взыскания в виде наложения штрафов, семи вынесены устные замечания, девять дел находятся на рассмотрении. Общая сумма штрафов составила 11 тысяч рублей», — пояснял он. Кроме того, с 23 января по 4 февраля 2015 года совместно с представителями столичной прокуратуры было проведено 35 поверок и планируется еще 28. По данным прокуратуры, в среднем наценка составляет 40%.

Как поясняет эксперт фармрынка, редактор портала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов, главный фактор повышения стоимости лекарств — это инфляция и девальвация рубля. «C учетом сохранения текущей экономической и политической обстановки мы ожидаем по итогам 2015 года рост цен на лекарства в диапазоне 20-25%, сокращение потребления лекарств населением (снижение объемов в натуральном выражении), уменьшение в аптечном ассортименте лекарств низкой ценовой категории, а также рост оборота контрафактной и фальсифицированной лекарственной продукции», — сообщается на портале компании. В свою очередь директор Национальной Дистрибьюторской компании Настасья Иванова отмечает, что ситуация в столичной фарминдустрии соответствует прогнозам и поддается контролю. «Отказов от препаратов из-за новых высоких цен со стороны наших клиентов не было, однако наблюдается некоторое снижение объемов продаж. Рост цен на лекарства в конце года был прогнозируем и полностью оправдался. Мы ждем дальнейшего роста цен на лекарства в связи с окончанием партий, закупленных по докризисным ценам», — отмечается в сообщении.

Как заявила корреспонденту ИА REGNUM исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей (РААС) Нелли Игнатьева, лекарственный рынок всецело зависит от импорта. Так, около 60% упаковок лекарств, потребляемых россиянами, производятся на территории РФ, но, увы, на импортном оборудовании и на 90% из импортного сырья. «Рост цен на лекарства с начала года произошёл у производителей и дистрибьюторов (оптовиков), и этот рост перетранслировался в аптеки», — считает эксперт. Игнатьева утверждает, что в 2015 году аптеки свои доходы не увеличивали, и рост цен на лекарства с начала года составил 15-20%, что является средним показателем. «Наиболее чувствительными к зависимости курса валют оказались наиболее доступные (»дешёвые") лекарственные препараты, их производство с сохранением имевшего место до 2015 года ценового сегмента стало нерентабельным, их производство приостанавливается. Это есть объяснение тому факту, что на рынке из обращения вымываются доступные лекарственные препараты", — пояснила она. Но, по еёе словам, это временная ситуация. В настоящее время уже подготовлены механизмы государственного регулирования, которые направлены на то, чтобы препараты со стоимостью производства до 50 рублей были представлены на рынке лекарств. «Рынок лекарственных препаратов отличается от других, поскольку цены на отдельные лекарственные препараты, которые включены в перечень ЖНВЛП, регулируются государством: устанавливаются предельные отпускные цены производителя и предельно допустимые надбавки для оптового и розничного звеньев. На этот перечень лекарственных препаратов (ЖНВЛП) предельные разрешенные надбавки большинством аптек не выбираются, т.е. цены на них ниже возможных цен, установленных государством. Рост цен на регулируемый государством перечень ниже уровня официальной инфляции. А вот на практике разницы в ценах между крупными аптечными сетями, более мелкими и отдельными аптеками нет. Равно как нет разницы в ценах в государственных и в частных аптеках. Ведь абсолютно все аптеки закупают лекарства у одних и тех же производителей и поставщиков», — добавила Игнатьева.

Фармацевты отмечают, что во время кризиса выиграют компании, которые постараются удержать своего покупателя. Как заявляли эксперты на 4-м Аптечном саммите «Эффективное управление аптечной сетью», на фармрынке останутся те компании, где предложит оптимальный ассортимент и высококачественное обслуживание, сообщает фармацевтическая газета «Московские аптеки». Кроме того, участники розничного фармацевтического рынка отрицают, что играют какую-либо роль в росте цен на препараты. По заявлению участников саммита, в этом виноваты исключительно дистрибьюторы. Напомним, в декабре 2014 года, пытаясь запастись медикаментами впрок, москвичи активно скупали аптечные препараты. К такому ажиотажу привели колебания валюты, а рост цен лишь следует за экономическими условиями, считают эксперты.

Для того чтобы обеспечить доступность лекарств для всех категорий граждан, в Совете Федерации предложили создать сеть государственных аптек. И президент России Владимир Путин поручил правительству до 15 апреля рассмотреть вопрос о целесообразности инициативы. Это решение вызвало противоречивые оценки в экспертном сообществе. Как сообщало ИА REGNUM, на круглом столе исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей, кандидат фармацевтических наук Нелли Игнатьева заявляла, что рост цен остановит не создание сети государственных аптек, а государственные заказы. К тому же, по данным «Аптечной гильдии», в некоторых государственных аптеках цены на лекарственные препараты оказываются выше, чем в коммерческих аптеках. «Государство во многих отраслях показало себя как не самого удачного менеджера. Наверное, сейчас не самое лучшее время, чтобы сосредотачивать силы на создании некой новой структуры, которая потребует финансирования, кадров, ресурсов», — считает генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев. А вот по мнению исполнительного директора НП «Аптечная гильдия» Елены Неволиной, наоборот, смысл в подобной инициативе сегодня есть, но при соблюдении ряда условий. Она считает, что государство должно взять на себя расходы по поддержке аптек социальной направленности, а именно взять на себя расходы по обеспечению помещений средствами охраны, предоставить аптечным организациям льготное кредитование и организовать государственную систему закупок наркотических препаратов.

Тем временем на официальном портале правительства Москвы опубликовано постановление о том, что столичный Департамент здравоохранения будет штрафовать аптеки и оптовых поставщиков за завышение ценообразования. Физическим лицам грозит штраф в размере 5 тысяч рублей, должностным лицам — 50 тысяч рублей, а юридические лица облагаются штрафом, в два раза превышающим полученную выручку от реализации товара по завышенным ценам за весь период нарушения. В то же время, по словам руководителей аптек, выступающих на 4-м Аптечном саммите «Эффективное управление аптечной сетью», главная задача на 2015 год — развитие бизнеса, основные тренды которого — укрепление аптек и создание дискаунтеров.

КоммерсантЪ: Лекарство для бедных? О том, удастся ли государству регулировать цены на лекарства [ссылка]
Источник: КоммерсантЪ
В Россию могут вернуться госаптеки, которые за последние годы почти исчезли. Помогут ли они людям в кризис?
 
Материалы подготовил Кирилл Журенков
 
Кризис добрался до аптечных прилавков: Росздравнадзор зафиксировал повышение розничных цен на лекарства за год (в январе 2015-го к январю 2014-го) на 5,4 процента. Хуже становится с каждым днем: по сравнению с декабрем прошлого года рост 3,4 процента! Есть и другие неприятные сюрпризы. Ну, например, выше всех подтянулись в цене самые дешевые препараты, у них рост составил 7,2 процента. Еще один парадокс: наибольшее повышение теперь уже оптовых цен в аптечном сегменте в категории жизненно важных препаратов зафиксировано... у отечественных лекарств (на 7,3 процента за год). В Росздравнадзоре констатируют, что виноваты недобросовестные аптеки и распространители, которые пытаются нажиться на кризисе. Паники пока не наблюдается, но недовольство уже заметно: на дефицит и цены пожаловались Дмитрию Медведеву во время его неожиданного визита в одну из аптек Уфы.
 
Бизнес откликнулся на критику, и когда этот номер сдавался в печать, стало известно, что крупнейшие отечественные сети решили заморозить стоимость жизненно важных препаратов. А власти тем временем выступили с инициативой. Владимир Путин в числе прочих мер поручил правительству совместно с регионами изучить вопрос создания госаптек. Речь о целой государственной сети, где можно будет купить, в частности, дешевые лекарства, а также сильнодействующие обезболивающие. Поможет ли рынку такое "жаропонижающее"?
 
Эксперты приняли инициативу с энтузиазмом, при том что подробностей пока немного.
 
— Государство впервые за 25 лет приходит в систему социального обслуживания, откуда все эти годы последовательно уходило,— говорит президент Лиги защиты пациентов Александр Саверский.— Создание подобных аптек должно вернуть дешевый ассортимент лекарств, который неизбежно вымывается частниками. Вслед за этим должен быть создан и государственный дистрибутор, а значит, налажен выпуск дешевых препаратов.
 
Вопрос с частным капиталом в медицине вообще, как выясняется, стоит очень остро. К примеру, Александр Саверский сравнивает его... с частным капиталом в силовых структурах.
 
— Представьте себе приватизированного милиционера, прокурора. Я, разумеется, не против частного капитала, но не в сфере здоровья,— говорит эксперт.— Здесь он зарабатывает на страхах, ведь пациент не информирован по определению, он не знает, что ему нужно и нужно ли вообще. Классический пример "заблуждения" на международном уровне — пандемия свиного гриппа. Сезонным гриппом болеют сотни миллионов, и то это называют эпидемией, а тогда число заболевших было в разы меньше. Зато на создание вакцины потратили миллиарды, и только потом признали, что пандемию объявили не без влияния фармрынка.
 
Таким образом, по словам Саверского, если перед госаптеками поставят лишь задачу извлекать прибыль, то ничего хорошего из реформы не получится.
 
Давид Мелик-Гусейнов, директор Центра социальной экономики, одобряет появление сети госаптек, но также подчеркивает, что интрига — в реализации этой идеи.
 
— У меня есть риторический вопрос: кто это будет все выполнять,— говорит он,— и кто профинансирует создание аптечных организаций? Кто будет их дотировать, ведь работать с дешевым ассортиментом невыгодно и убыточно.
 
По словам эксперта, сейчас все ждут пояснений со стороны Минздрава и Минпромторга. И здесь есть важный момент: нельзя отдавать все на откуп регионам, должны быть единые правила для всех, как это было в советское время с общей для всего Союза сетью "Фармация". Эксперт напоминает, что на ее осколках появились различные ГУПы и МУПы, многие из которых были приватизированы, многие просто закрылись, а те, что остались, до сих пор пытаются совместить бизнес и социальные функции. А ведь в цивилизованном мире — другие правила.
 
— В США или Великобритании во всех аптеках вы найдете лекарственный ассортимент по одной и той же цене,— говорит Мелик-Гусейнов.— В Великобритании вы купите парацетамол за 16 пенсов где угодно. Он обязан быть в этих аптеках! У нас каждый регион устанавливает торговые наценки, оптовые и розничные, решает, сколько аптек должно у него быть, закрывая глаза на то, что их может быть больше, чем надо, а может, наоборот, не хватать. Поэтому пока не будут даны вводные, трудно предсказать, сможет ли эта инициатива разрешить ситуацию.
 
Планы, впрочем, глобальные: эксперты отмечают, что в перспективе в стране возможен переход на программы лекарственного возмещения, когда почти все лекарства будут для людей бесплатными. Пилотные проекты должны скоро запустить в регионах, и вот тут пригодится государственная сеть.
 
— Мы возвращаемся к опыту СССР, когда нельзя было открыть аптеку дверь в дверь, нельзя было оставить село без аптеки,— говорит Мелик-Гусейнов.— Сейчас эти стандарты будут пересмотрены, и мы вернемся к квотированию аптечных организаций: у нас есть регионы вроде Москвы или Ставропольского края (там находится крупнейший фармацевтический вуз), где аптек с избытком. И в то же время регионы вроде Красноярского края или Якутии, где до ближайшей аптеки можно ехать целые сутки.
 
Не получится ли, что, открывая госаптеки, власти создают параллельную медицину: для бедных с дешевыми лекарствами и для богатых с дорогими препаратами? На фоне кризиса такие страхи тоже могут возникнуть. Эксперты разводят руками: мол, даже в госаптеках лекарства придется покупать, к тому же в вопросе доступности лекарства аптеки — едва ли не последнее звено. Нужно менять всю систему — это на сегодня, что называется, программа-максимум.
 
 
Анна Андронова, врач-кардиолог, писатель
 
Как утопающий хватается за соломинку, мы в критические моменты пытаемся ухватиться за слова "государство" и "государственный". Получить некие гарантии и защиту. Кроме того, это еще и ностальгический порыв в сторону советского прошлого, когда нам гарантировали труд, отдых, всеобщее среднее и бесплатную медицину. Попытка противостоять коммерческим интересам аптек. Рост цен на лекарства превысил все прогнозы уже в феврале, а мы все рассуждаем: что делать? Не прошло и месяца с тех пор, как Вероника Скворцова в прямом эфире обещала нам, что цены на жизненно необходимые лекарства из списка ни в коем случае не смогут превысить свой "потолок", установленный государством. Что значительно подорожают самые дешевые препараты, иначе их производство станет не просто нерентабельным, а убыточным, и они исчезнут из обращения. Конечно, этот "потолок" нам неизвестен. Наименований в списке жизненно необходимых препаратов сейчас больше 600, это около 7 тысяч торговых названий. Разброс цен огромен, но цены растут и растут, как снежный ком. Идея создания госаптек, на мой взгляд,— признание своего полного бессилия в схватке с "желтым дьяволом".
 
Государство не в состоянии контролировать ситуацию с уровнем цен не только на импортную продукцию, но и на отечественные препараты. Темпы роста точно неизвестны, те цифры, которые удается найти в более или менее официальных источниках, очень разные. Выросли цены на продукты питания, технику, услуги. В связи с санкциями и неустойчивым курсом доллара выяснилось, что у нас проблемы с легкой промышленностью, мясом, молоком, яблоками. И лекарственными препаратами в том числе. Решение о создании сети государственных аптек, возможно, позволит несколько остановить темпы роста цен на лекарственные препараты, сделать их более доступными. Но это проект долгосрочный! И к тому же требующий серьезных бюджетных вложений, раз уж он государственный. Что такое — создать единую подконтрольную сеть аптек по всей стране? Оснастить, обеспечить лекарственными средствами. Помещения, документы, персонал, управление, вся логистика. Эти аптеки должны быть доступны для населения, то есть для пенсионеров, и их должно быть в каждом городе не одна и не две! Огромная работа, которую невозможно осуществить в одночасье. Не проще ли будет вместо того, чтобы создавать новую сложную структуру с нуля, предпринять еще одну попытку проконтролировать и ограничить старую?
 
Леонид Рошаль, член центрального штаба ОНФ, глава Национальной медицинской палаты
 
Я считаю, что давно пора создать в России сеть госаптек, поскольку сегодня в аптечной сети творится безобразие. Необходим противовес коммерческим структурам, которые заинтересованы прежде всего в зарабатывании денег.
 
Иван Данилов, редактор фармпортала Pharm-MedExpert.Ru
 
Опасения того, что массовая приватизация аптек может привести к значительному ухудшению физической доступности лекарственной помощи, были с самого начала этого процесса. На текущий момент к этим проблемам добавился и неконтролируемый рост цен на лекарства, только в январе сразу на 11 процентов. Видимо, теперь инициаторам приватизации таких крупных муниципальных сетей, как Нижегородская, Тюменская или Смоленская фармация, придется пересмотреть свои решения.
 
 
Елена Неволина, исполнительный директор "Аптечной гильдии"
 
Не очень понятно, что будет происходить: их (государственные аптеки.— "О") будут возвращать или строить новые? Возможно, стоит рассмотреть вопрос о наделении госаптек дополнительными оборотными средствами. Ведь те госаптеки, которые есть, выживают очень сложно, за счет собственного фармацевтического производства, поставок лекарств в государственные лечебные учреждения и участия в программе лекарственного обеспечения льготников.
 
СМИ: Эксперты: расширение сети госаптек не решит проблему высоких цен на лекарства [ссылка]
Источник: Remedium
Источник: Мир Новостей
Источник: КомиИнформ
Источник: АмиТел
Владимир Путин поручил Правительству совместно с властями регионов рассмотреть вопрос о целесообразности создания государственных (муниципальных) аптек и разработать механизмы их поддержки в целях обеспечения доступности лекарств, в том числе недорогих препаратов и сильных обезболивающих средств. 
 
Эксперты фармрынка отмечают, что эта проблема действительно носит актуальный характер. В середине 2000-х годов процесс приватизации муниципальных аптек приобрел массовый характер, поскольку региональные власти начали активно избавляться от непрофильных, малоприбыльных и сложных активов. За 10 лет в России количество аптек, находящихся в государственной или муниципальной собственности, сократилось с 40 до 25%. Например, в Челябинской области таких аптек не осталось совсем, в Подмосковье муниципальные аптеки были объединены в унитарное предприятие, которое после реорганизации было также продано коммерческой аптечной сети. Лишь в Москве ГУП «Столичные аптеки» по количеству торговых точек является одной из крупнейших сетей города и, пожалуй, только это предприятие можно назвать единственным серьезным и успешным примером неприватизированной аптечной сети. Тем не менее, российская фармотрасль осталась одной из немногих, где еще сохранились государственные или муниципальные предприятия. 
 
Однако, конкурировать с сетевыми аптеками муниципальным предприятиям невозможно - они несут приличную социальную нагрузку, которая негативно сказывается на их финансовом положении. В ситуации быстрого роста цен на лекарства Президент предложил обратить процесс акционирования аптек вспять и увеличить количество аптек с государственным и муниципальным участием, в которых в административном порядке можно было бы жестко контролировать цены на медикаменты. Редактор фармпортала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов замечает, что «опасения того, что массовая приватизация аптек может привести к значительному ухудшению физической доступности лекарственной помощи, были с самого начала этого процесса. На текущий момент к этим проблемам добавился и неконтролируемый рост цен на лекарства, только в январе сразу на 11%. Видимо, теперь инициаторам приватизации таких крупных муниципальных сетей как Нижегородская, Тюменская или Смоленская фармация придется пересмотреть свои решения». 
 
По мнению специалистов, социальная ориентированность муниципальных аптек делает их малодоходными или в ряде случаев убыточными. Основные направления социальной деятельности таких аптек, как правило, неприбыльны. Речь идет о выдаче лекарств по льготным рецептам, отпуске сильнодействующих и психотропных препаратов, изготовлении медикаментов. Все эти виды деятельности с точки зрения рентабельности малопривлекательны для коммерческих аптек и потому совершенно непопулярны. 
 
К примеру, обеспечение торговли наркотическими, сильнодействующими и ядовитыми препаратами требует приличных затрат на лицензию, охрану, персонал и спецпомещения. Глава «Аптечной гильдии» Елена Неволина отмечает, что «финансовые затраты на получение лицензии на оборот наркотических средств и психотропных веществ составляют от 200 до 600 тыс. руб., порядка 150 тыс. руб. уходит на ежемесячное обслуживание, такие траты не идут ни в какое сравнение с размером прибыли, которую получает аптека». Неудивительно, что частные аптеки такой деятельности не ведут. Также непросто найти коммерческую аптеку, которая занималась бы производством лекарственных форм, несмотря на то, что никаких законодательных ограничений нет. При этом более 90% лекарств, которые сегодня производят аптеки, не выпускаются в заводских условиях. 
 
Директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова говорит, что муниципальные аптеки нужно поддерживать: «необходимо снижать налоговую нагрузку, особенно сейчас, когда происходит девальвация рубля и растут цены не только на импортные, но и на отечественные лекарства, а также предоставлять дополнительную финансовую поддержку за счет бюджетов муниципальных образований. Эти меры помогут повысить конкурентоспособность муниципальных аптек и помогут им выжить на высококонкурентном аптечном рынке». Эксперт отмечает, что, в отличие от Москвы, региональной власти, как правило, неэффективно содержать крупную и низкорентабельную сеть аптечных предприятий. «Речь идет не о зарабатывании денег, а о реализации социального проекта. Известно, что только муниципальные предприятия занимаются открытием новых аптечных пунктов в отдаленных городских и сельских районах, где предпринимателю работать невыгодно. Однако, в глобальном смысле расширение сети госаптек не решит проблему высоких цен на медикаменты», - заключает Иванова. 
 
В свете решения президента европейская схема, где рынок состоит только из частных конкурирующих аптечных сетей, у нас развития не получит. В первую очередь, из-за совершенной иной системы организации лекарственного страхования. Таким образом, государственные и муниципальные аптеки останутся важной частью отечественной системы лекарственного обеспечения. 
 
METRO: Президент Владимир Путин поручил проработать вопрос о создании бюджетных аптек. Эксперты: это вполне реально [ссылка]
Источник: METRO
Кабинет министров рассмотрит вопрос о создании государственной сети аптек в России. Такое поручение дал президент Владимир Путин. Предлагается реализовать проект «в целях обеспечения доступности для населения лекарственных препаратов, в том числе низкого ценового сегмента, и сильнодействующих обезболивающих препаратов».
 
По мнению Давида Мелик-Гусейнова, директора Центра социальной экономики, создать государственную структуру возможно. Но главная проблема в том, чтобы в условиях экономического кризиса отыскать инвестора.
 
- Такая аптечная сеть должна выполнять социальную функцию, то есть обеспечивать население доступными лекарствами, а не гнаться за прибылью, - говорит эксперт Metro. - Вряд ли банки в нынешней ситуации дефицита средств захотят поучаствовать в проекте. Поэтому это мог бы быть участник фармацевтического рынка - к примеру, крупная сеть аптек.
 
Цифра 5,4% - на столько выросли в цене за год жизненно важные лекарства в России (Росстат). По всему рынку, говорят эксперты, это 15-20%.
 
Как отмечает Мелик-Гу-сейнов, советская аптечная сеть после развала СССР была быстро разделена - частично закрылась, частично приватизировалась.
 
- «Наследники» тех аптек нацелены на максимизацию прибыли, - отмечает он. - А в государственной сети должны быть самые насущные препараты по очень низким ценам. Государственную сеть можно создать за полгода.
 
Настасья Иванова, директор Национальной дистрибьюторской компании, отмечает, что количество аптек в России, которые остались в государственной или муниципальной собственности, сократилось за 10 лет с 40% до 25%. В Москве - в меньшей степени.
 
- Конкурировать с сетевыми аптеками таким предприятиям невозможно - они несут приличную социальную нагрузку, которая негативно сказывается на их финансовом положении, - говорит Иванова. - Однако такие аптеки нужно поддерживать: снижать налоговую нагрузку, предоставлять финансовую поддержку за счёт бюджетов муниципальных образований.
 

 

Известия: Правительство РФ разрабатывает меры, призванные остановить рост цен на лекарства [ссылка]
Источник: Известия

Правительство РФ разрабатывает меры, призванные остановить рост цен на лекарства. Однако опрошенные «Известиями» эксперты смотрят на ситуацию без особого оптимизма...

 

Перепалка в одной из московских аптек в окрестностях метро «Белорусская» набирает обороты: «Да сколько можно над людьми издеваться? — возмущается 64-летняя Ирина Конкина, грозно нависая над окошком стеклянного прилавка. — До нового года у вас здесь Корвалол в таблетках покупала — так стоил около 100 рублей. Почему он теперь 192 стоит? А на Оциллококцинум посмотрите! 1235 рублей! До декабря около 700 рублей было». Застывшая по ту сторону прилавка фармацевт приводит дежурное оправдание: «Не мы цены устанавливаем!» Но небольшую очередь этот аргумент, конечно, не успокаивает: перечень подорожавших лекарств становится все длиннее, а разница цен «до и после нового года» все более поражает воображение.

Понять тревогу покупателей несложно. По оценкам экспертов, цены на лекарства с начала января воспарили в заоблачные дали необъяснимо стремительно. Так, по подсчетам компании DSM Group, за весь 2014 год стоимость медпрепаратов со свободным ценообразованием выросла на 12,7%, а с января 2015 года — до 20%. По оценкам самих аптекарей, отдельные препараты за неполных два месяца нового года успели подорожать на целых 200%. Параллельно в аптеках появился и непонятный неподготовленному «зрителю» разброс цен. К примеру, по данным специализированного интернет-портала, Анаферон (20 таблеток) в различных аптеках Москвы и Подмосковья стоит от 148 до 352 рублей, Бифиформ (30 капсул) от 283 до 638 рублей, Антигриппин (ромашковый) — от 154 до 390 рублей.

Утешение одно. С медикаментами из так называемо списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), регулировкой цен на которые с 2010 года озадачилось государство, дела обстоят значительно лучше: как следует из отчета Росздравнадзора, за год цены на них выросли всего на 0,4%.

Законодательные страсти

Главным образом лекарства дорожают по двум причинам — это падение курса рубля и спекуляции на рынке, признал премьер-министр Дмитрий Медведев. Дать по рукам спекулянтам было поручено прокуратуре. Так, около месяца назад в столице объявили: правоохранители проверят цены в аптеках — правда, лишь на жизненно важные препараты. Фармацевтам, продающим подобные медикаменты дороже установленной цены, грозит не только штраф, но и лишение лицензии. Сбором жалоб от москвичей на этот счет занялась Мосгордума. Главной мишенью прокурорских работников станут небольшие аптеки — как оказалось, крупные сети имеют электронные системы внутреннего аудита. У них процесс ценообразования компьютеризирован, и, если вводится в систему цена выше положенной, продукт блокируется автоматически. А в небольших аптеках такой чудо-системы нет.

Куда сложнее разобраться с падением курса рубля. «Дело не только в том, что около 70% лекарств на отечественном рынке импортного производства. Намного тревожнее, что 90% тех субстанций, из которых производятся препараты в нашей стране, также привозятся из-за рубежа и точно так же зависят от колебания курса валют», — отметил Олег Куликов, заместитель председателя комитета по охране здоровья Госдумы РФ. По мнению депутата, действенной мерой поддержки отечественного фармрынка могло бы стать софинансирование государством закупки импортных субстанций. Без этого заставить предприятия «удерживать» цены хотя бы на российские пилюли вряд ли удастся. И выбор даже у особо сознательных и человеколюбивых производителей будет невелик: либо стоимость собственной продукции поднимать, либо идти ко дну.

К примеру, в конце прошлого года стало известно, что сразу 16 отечественных компаний приостановили производство самых дешевых и необходимых препаратов из-за того, что после подорожания импортных ингредиентов их себестоимость стала выше, чем регулируемая государством отпускная цена. Что же касается поддержки населения, то, по словам Олега Куликова, здесь стоит подумать о выдаче бесплатных медпрепаратов не только в стационарах, но и в амбулаторном звене.

В середине февраля с законодательной инициативой по части лекарственного обеспечения выступила и группа депутатов из фракции ЛДПР во главе с Сергеем Калашниковым, председателем комитета по охране здоровья Госдумы. Внесенный ими в нижнюю палату парламента пакет законопроектов ужесточает госрегулирование цен на лекарства и медицинские изделия. «Это два антикризисных закона, которые позволят правительству оперативно реагировать на ситуацию на рынке. По сути дела, государство берет на себя регулирование цен на лекарства и на медизделия — прежде всего импланты, являющиеся самыми дорогими», — пояснил Сергей Калашников. По его мнению, поправки позволят обеспечить наполняемость рынка лекарств и более жестко регулировать цены.

История одной инициативы

Более пристально следить за колебанием цен за рынке медпрепаратов, похоже, решило и правительство. Так, Игорь Каграманян, первый заместитель министра здравоохранения России, на совещании о первоочередных антикризисных мероприятиях в сфере здравоохранения недавно объявил: Минздрав готовит законопроект по регулированию цен на лекарства. «Мы совместно с Федеральной службой по тарифам и Минэкономразвития планируем разработать и внести в правительство методику, которая позволит регистрировать цены на медицинские изделия и соответственно исключить необоснованное повышение цен на тот или иной вид медицинской продукции», — подчеркнул Игорь Каграманян. Пока же, по его словам, на рынке медицинских изделий царит «полная неопределенность».

Премьер-министр России Дмитрий Медведев констатировал, что цены на лекарства, по экспертным оценкам, в 2015 году вырастут на 20%. В этой связи задача государства, напомнил председатель правительства, принять меры для предотвращения необоснованного роста стоимости медикаментов. Так, Федеральной службе по тарифам (ФСТ) России уже поручено усилить государственный контроль за установлением органами исполнительной власти субъектов России предельных оптовых и предельных розничных надбавок к ценам на лекарственные препараты, которые включены в перечень жизненно необходимых. Минэкономразвития, Минздраву и ФАС придется проработать вопрос о модернизации процедуры закупки лекарств, в том числе с целью возможного сокращения ее сроков.

Отдельным пунктом был предложен и комплекс мер, направленный на поддержку фармакологии в целом. В частности, Минэкономразвития, Минфину, Минпромторгу, Минздраву совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и общественными организациями поручено проработать вопрос обеспечения доступности кредитов для предприятий фармацевтической и медицинской промышленности. Минздрав, Минфин и федеральный Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС) займутся подготовкой поправок в законодательство, предусматривающих создание в бюджете ФОМСа резерва для финансового обеспечения антикризисных мероприятий в сфере здравоохранения.

Маленькое «но»

Такое внимание к проблемам фармацевтики со стороны властных структур, наверное, можно было бы назвать обнадеживающим, признают эксперты. Если бы не одно «но». Еще в конце января достоянием гласности стал так называемый «Антикризисный план правительства», который в части лекарственного обеспечения предусматривал весьма и весьма радикальные подвижки. В том числе направленные на стимулирование импортозамещения в сфере фармацевтики — то есть внедрение в жизнь тех мер, которые не на словах, а на деле позволили бы обезопасить лекарственный рынок от колебания курса валют.

Этот план был изложен в трех пунктах. В частности, речь шла о введении ограничений на закупку импортных лекарств (это меру эксперты уже успели окрестить «третий лишний»), разовую индексацию цен на препараты стоимостью до 50 рублей, попадающие под ценовое регулирование, и выделение дополнительно 16 млрд рублей на закупку лекарств для льготников в связи «с изменением валютного курса при приобретении лекарств, медицинских изделий и расходных материалов, в том числе закупаемых в рамках программы госгарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи».

Наибольшие страсти конечно же вспыхнули вокруг положения, которое предусматривало серьезные ограничения на закупку импортных лекарств, в нем закреплялась широко обсуждаемая в течение последнего года инициатива Минпромторга об ограничении участия в госзакупках лекарств иностранных компаний, если заявленный препарат выпускают два и более российских производителя. Предполагалось, что внести соответствующий проект постановления в правительство Минпромторг должен был до 15 февраля. Но ничего подобного до сих пор не произошло. «Насколько я знаю, до сих пор нет даже проекта такого постановления, — заметил в беседе с «Известиями» Сергей Шуляк, генеральный директор DSM Group. — И это сводит на нет все разговоры о том, что наше государство действительно заинтересовано в импортозамещении. Какой смысл отечественным фармацевтам вкладывать гигантские средства в разработку новых препаратов, производство нужных молекул, если на рынке у них нет ровно никаких преференций, а зарубежные аналоги могут запросто оказаться дешевле их продукции?» По словам эксперта, ограничения на госзакупку импортных препаратов больше 5 лет действуют в Казахстане, и там эта мера успела доказать свою эффективность. «У нас же — одни разговоры. А на деле у предприятий фармотрасли очень немного шансов реально отказаться от импорта: субстанции закупались и закупаются за валюту. Оборудование заводов в большинстве своем также иностранного производства и закупается также отнюдь не за рубли. Так что стоит ли удивляться тому, что цены на медпрепараты растут? В убыток себе производители работать, конечно, не будут», — отмечает Сергей Шуляк.

А ведь производство лекарств — удовольствие не из дешевых. Так, создание нового лекарственного препарата требует около 12–14 лет и до $2 млрд. Из 10 тыс. перспективных молекул только одна ложится в основу медикамента и выводится на рынок. Но даже если успешная молекула найдена, еще не факт, что лекарство дойдет до потребителя: его могут забраковать на любом этапе доклинических или клинических исследований. По статистике, чаще всего медикамент-кандидат не проходит регистрацию по следующим причинам: токсичность (30%), недостаточная клиническая эффективность (27%), неприемлемый профиль безопасности (13%), предпочтение другим препаратам (9%), отсутствие дальнейших инвестиций (5%).

Импортозамещение не выгодно и западным производителям лекарств, о чем они и заявляют без стеснений. «Нашему государству стоит быть более последовательным в таких вопросах, — полагает Вадим Кукава, исполнительный директор Ассоциации ведущих мировых инновационных фармацевтических компаний InPharma. — В развитие госпрограммы «Фарма 2020» многие иностранные фармкомпании локализовывались на территории России, открывали здесь свои заводы, налаживали производство. И вот теперь пошли сигналы о том, что их участие в госзакупках может быть ограничено, если степень локализации недостаточно высока. Потенциальных инвесторов подобные разговоры, бесспорно, могут отпугнуть».

Ожидания и реальность

Прогнозов о том, что будет с ценами на лекарства дальше, большинство независимых аналитиков сегодня стараются не давать. Во многом здесь сказывается печальный опыт прошлого кризиса. В 2009 году Федеральная антимонопольная служба (ФАС) неожиданно вынесла предупреждение за подобную прозорливость одному крупному маркетинговому агентству, «осмелившемуся» предсказать рост цен на лекарства едва ли не в 20%. «Оценки аналитиков могут быть восприняты участниками рынка как руководство к действию», — пояснили тогда свою позицию чиновники.

И вот сейчас экспертам приходится осторожничать. «К сожалению, мы ждем дальнейшего роста цен на лекарства, который будет связан с продолжающимся ослаблением рубля, сезонным фактором и окончанием партий, закупленных по докризисным ценам», — отметила фармэксперт Настасья Иванова. При этом, по ее мнению, прямой зависимости роста курса валют и роста цен на медикаменты нет. «Многие западные производители не рискнут настолько увеличивать цену, понимая, что это может привести к серьезному спаду объемов продаж», — отмечает специалист. С такой позицией согласен и Сергей Шуляк: «Не будем забывать, что немало контрактов с зарубежными производителями у отечественных компаний заключено в рублях, без привязки к курсу доллара и евро. С некоторыми производителями уже достигнута договоренность сохранить цены на уровне 2014 года. Имеется в аптечных сетях и определенный запас медикаментов». По прогнозам эксперта, рост цен на лекарства будет отнюдь не столь стремительным, как скачок, продемонстрированный иностранной валютой. «Судя по кризисам прошлых лет, в 2014–2015 годах рост цен на лекарства будет почти в 3 раза меньше, чем рост курса доллара и евро», — отметил он.

Еще один бич отечественной фармакологии — нехватка перспективных кадров и отсутствие надлежащей экспериментальной базы. В России катастрофически не хватает квалифицированных фарм- и биотехнологов. Многие компании вынуждены приглашать специалистов из-за границы. Другие выплачивают студентам отечественных вузов гранты, с тем чтобы они повышали свою квалификацию за рубежом, а позже приходили к ним работать.

Суммируя эти факторы, практически все опрошенные «Известиями» эксперты весьма скептически относятся к тому, что в ближайшем будущем нам удастся добиться импортозамещения на рынке лекарственных препаратов. «Дело в том, что даже в советские времена фармацевтическая промышленность была не самой сильной отраслью в нашей стране, — признал Александр Кравец, член комитета Госдумы по охране здоровья. — Многие лекарства в то время импортировались из Югославии, Венгрии, Польши. А в 1990-е годы были разрушены даже те заводы, которые в стране имелись». По мнению депутата, в ближайшие годы добиться полной независимости от импорта в этой сфере нам вряд ли удастся: «Для этого нет ровно никаких предпосылок. Серьезно этим в правительстве не занимаются. По крайней мере я не вижу ни планомерной работы по закупке технологий, ни налаживания производства тех же станков и оборудования для фармацевтики. Все это как поставлялось, так и поставляется из-за рубежа».

Да, все получится

Валерий Рязанский, председатель комитета Совета Федерации по социальной политике

Усилия, которые предпринимает государство, заметны. С 2010 года оно занимается прямой регулировкой цен на лекарства из списка ЖНВЛП. И сегодня можно быть уверенным в том, что существенного удорожания этих лекарств ни в коем случае не произойдет. С остальными лекарственными препаратами дела обстоят сложнее — это сугубо рыночный сегмент, и рычаги, которыми государство может влиять на их цену, очень ограничены. Здесь скорее всего придется поддерживать потребителей другими методами — к примеру, налоговыми вычетами для тех, кому по показаниям здоровья приходится покупать большой ассортимент подобных препаратов. Что касается импортозамещения, то в стране действует федеральная целевая программа «Фарма 2020», одним из приоритетов которой является развитие отечественной фармакологии.

Нет, ничего не выйдет

Павел Воробьев, заместитель председателя формулярного комитета РАМН

Государство не предпринимает никаких мер, чтобы сдержать рост цен на медикаменты и добиться импортозамещения на рынке лекарств. Мы слышим одни лишь слова. Да, правительство обнародовало антикризисный план в сфере здравоохранения, но до его реального воплощения в жизнь дело так и не дошло. Решить проблему можно лишь одним способом — предоставлять гражданам основные медикаменты бесплатно. Расходы на это должны покрываться за счет Фонда обязательного медицинского страхования. Одними лишь обещаниями чиновники ограничиваются и в так называемой политике по обеспечению импортозамещения. Субстанции, из которых производится подавляющее большинство медпрепаратов, как были, так и остаются импортными, оборудование на заводах — импортное, даже упаковочная техника — и та импортная. О каком импортозамещении может идти речь?

Московские аптеки: прогноз роста цен на лекарства и ситуация в фармдистрибуции [ссылка]
Насколько вероятен дефицит лекарственных препаратов – и если да, то какие категории лекарств рискуют исчезнуть в первую очередь? 
Чего стоит ждать пациентам и участникам фармацевтического рынка – и что они могут сделать, чтобы защитить себя?
 

Иван Данилов, редактор портала Pharm-MedExpert.Ru

В 2014 году цены на лекарства выросли на 12,7%, причем в последнем месяце года рост достиг отметки в 20%. Таким образом, прошлый год показал максимум повышения цен на медикаменты за последние четыре года с момента введения госрегулирования на важнейшие медпрепараты. По нашему мнению, главный фактор повышения стоимости лекарств - инфляция и девальвация рубля. При этом в текущем году наш прогноз еще более пессимистичный – с большой вероятностью рекорд кризисного 2009 года, когда цены на лекарства выросли более чем на  16%, может быть побит. А это значит, что в полной мере российский потребитель рост цен на себе еще не ощутил. Повышение стоимости медикаментов в первую очередь коснется неработающих пенсионеров, у которых расходы на лекарства занимают наибольший процент регулярных трат по сравнению с другими категориями населения.

Прошлогодний прогноз экспертов фармрынка по поводу роста цен на лекарственные средства в России в 2015 году в начале февраля подтвердил Дмитрий Медведев на совещании «О первоочередных антикризисных мероприятиях в сфере здравоохранения». Председатель Правительства заявил, что ожидает рост цен на лекарства в текущем году «приблизительно на 20%». Очевидно, что локомотивами этого роста останутся нестабильный валютный курс, инфляция, сезонные факторы, распродажа лекарств по старым ценам и, в целом, сокращение лекарственного импорта, а также решение об индексации цен на лекарственные препараты из списка ЖНВЛП. Похоже, отсутствие в российских аптеках целого ряда медицинских препаратов низкой ценовой категории из списка жизненно важных, которое массово наблюдалось в январе, и угроза того, что такие препараты вообще могут быть сняты с производства, убедили власти в необходимости либерализации ценообразования на такие лекарства.

Для предотвращения исчезновения из аптечного ассортимента отдельных лекарств из списка жизненно необходимых Правительство, по словам Дмитрия Медведева, готово произвести разовую индексацию цен нижнего и среднего стоимостного пакета жизненно необходимых медпрепаратов. Правда, чуть позже вице-премьер Ольга Голодец уточнила, что речь пока идет лишь о разовой индексации предельных цен на лекарства только нижнего ценового сегмента из списка ЖНВЛП.

В настоящее время мы продолжаем наблюдать повышение цен на лекарства, не входящие в перечень жизненно важных. Планирующаяся индексация цен на лекарства из перечня ЖНВЛП - это трудный шаг, направленный на предотвращение дефицита лекарств. Цены на такие лекарства в течение последних лет менялись в значениях значительно меньше показателей инфляции, потому с учетом нынешнего валютного кризиса их становится все более невыгодно импортировать. Мы уже видим последствия текущей экономической и валютной ситуации в стране: по итогам января, по данным Федеральной таможенной службы России, импорт фармпродукции сократился на 48,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом сокращение импорта коснулось всех основных категорий товаров. Также понятна и зависимость роста цен на лекарства от валютного курса: сегодня 74% лекарств в стоимостном объеме производится за границей, а остальные в большинстве изготавливаются из импортного сырья.

C учетом сохранения текущей экономической и политической обстановки мы ожидаем по итогам 2015 года рост цен на лекарства в диапазоне 20-25%, сокращение потребления лекарств населением (снижение объемов в натуральном выражении), уменьшение в аптечном ассортименте лекарств низкой ценовой категории, а также рост оборота контрафактной и фальсифицированной лекарственной продукции.

 

 

Как в связи с экономической ситуацией  изменилась ценовая политика фармдистрибьютора относительно наценок на ЛС? На какие категории лекарств наценку пришлось увеличить сильнее всего? Приходилось ли Вам  отказываться от поставок тех или иных препаратов в связи с нерентабельностью?
 

Настасья Иванова, директор Национальной Дистрибьюторской компании

Текущая экономическая ситуация, безусловно, повлияла на нашу ценовую политику. Мы были вынуждены увеличить цены на импортные препараты в соответствии с курсом соответствующих валют. При этом отнесение лекарств к тем или иным категориям никак не влияло на наценку – цены на все медикаменты, в целом, увеличивались пропорционально. Работать в области фармдистрибуции стало сложнее, всему виной отсутствие стабильности на экономическом и валютном рынках, падение объемов продаж, отказ от поставок ряда медикаментов. В частности, сегодня приходится, исходя из конкуренции на рынке (старые запасы, отечественные или более дешевые аналоги) проседание по ряду одних позиций отбивать за счет другого, более востребованного, ассортимента. Неутешительно то, что нам пришлось отказаться от дистрибуции ряда позиций из перечня ЖНВЛС, а также других препаратов низкого и среднего ценового сегмента из-за нерентабельности и уже неконкурентных цен.

Процесс работы в целом не изменился. Важным фактором является то, что мы финально отменили все отсрочки платежей и больше к ним не планируем возвращаться. В принципе, и раньше мы работали на отсрочку только в исключительных случаях, однако, на сегодняшний момент мы полностью прекращаем сотрудничество с оптовиками-должниками. Отказов от препаратов из-за новых высоких цен со стороны наших клиентов не было, однако, наблюдается некоторое снижение объемов продаж. Рост цен на лекарства в конце года был прогнозируем и полностью оправдался.  Мы ждем дальнейшего роста цен на лекарства в связи с окончанием партий, закупленных по докризисным ценам.

Медицинская газета: Рост цен достиг максимума [ссылка]
Согласно анализу, проведенному компанией «ФармМедЭксперт», в 2014 г. цены на лекарства выросли на 12,7%, причем в последнем месяце года рост достиг отметки в 20%. Таким образом, прошлый год показал максимум повышения цен на медикаменты за последние четыре года с момента введения госрегулирования на важнейшие медпрепараты.
 
По мнению экспертов, главный фактор повышения стоимости лекарств - инфляция и девальвация рубля. При этом аналитики дают еще более пессимистичный прогноз на 2015 г., предупреждая, что в наступившем году может быть побит рекорд даже кризисного 2009 г., когда цены на лекарства выросли более чем на 16%. А это значит, что в полной мере российский потребитель рост цен на себе еще не ощутил.
 
«Мы прогнозировали такой рост цен и он, к сожалению, полностью оправдался», - отмечает фармэксперт Настасья Иванова. – «Мы ждем дальнейшего роста цен на лекарства, который будет связан с продолжающимся ослаблением рубля, сезонным фактором и окончанием партий, закупленных по докризисным ценам». Зависимость роста цен на лекарства от валютного курса неудивительна: сегодня 74% лекарств в стоимостном объеме производится за границей, а остальные в большинстве изготавливаются из импортного сырья.
 
Тем не менее, прямой зависимости роста курса валют и роста цен на медикаменты нет. «Многие западные производители не рискнут настолько увеличивать цену, понимая, что это может привести к серьезному спаду объемов продаж. Не стоит забывать и о требовании президента и премьер-министра обеспечить контроль за ситуацией на рынке лекарств, что также должно предотвратить резкий скачок цен», – отмечает специалист. Кроме того, стало известно, что адекватность роста цен на лекарства из списка жизненных в ряде регионов начала проверять прокуратура.
 
Сейчас наблюдается значительное повышение цен именно на лекарства, не входящие в перечень жизненно важных, цены на которые контролируется государством. Рост стоимости таких препаратов в 2014 году составил всего 4%, что значительно ниже даже уровня инфляции. Министр здравоохранения Вероника Скворцова заявившая в ноябре, что цены на медикаменты из списка жизненно необходимых могут вырасти при ухудшении экономической ситуации, теперь придерживается иной позиции: государство убережет от скачков валюты такие лекарства и они останутся доступными для населения.
 
С точки зрения нормализации социальной ситуации – это важный и очень трудный шаг, однако нужно быть готовым к тому, что часть импортных препаратов из списка жизненно важных в нынешних условиях может исчезать с полок аптек. Цены на такие лекарства в течение последних лет менялись в значениях значительно меньше показателей инфляции, потому с учетом нынешнего валютного кризиса их невыгодно импортировать. На фоне продолжающегося исчезновения из аптечного ассортимента лекарств низкой ценовой категории мы можем столкнуться и с нехваткой отдельных препаратов из списка жизненно необходимых.
Фармацевтический Вестник: Курс рубля повысил спрос на лекарства [ссылка]

В период резкого снижения курса рубля россияне активно скупали лекарства, заявляют представители аптек. Эксперты считают эти действия оправданными и прогнозируют рост цен на лекарственные препараты в 2015 г. до 40%.

Директор по рекламе A.v.e Group Георгий Шакая заявил, что во время понижения курса рубля спрос на лекарства вырос на 30%. По данным компании, наиболее популярными стали противопростудные средства и препараты для хронически больных.

«В декабре сильно увеличились продажи лекарственных препаратов, в особенности курсовых и дорогостоящих лекарств, в т.ч. средств для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, ЖКТ и нормализации ЦНС. В последние дни месяца вырос спрос на сезонные лекарства — противопростудные, противовирусные и иммунотропные средства», — говорит руководитель отдела закупок и ассортиментного планирования сети аптек VITRUM Оксана Михеева.

Генеральный директор московской аптечной сети «Самсон-Фарма» Самсон Согоян отмечает, что текущая ситуация заставляет потребителей экономить средства. «Если человек может отказать себе в гастрономических изысках, новой одежде и путешествиях, то лекарства являются первоочередной необходимостью. Именно поэтому в аптеках сегодня наблюдается ажиотаж», — констатирует г-н Согоян.

Он уверен в том, что никаких серьезных предпосылок к стремительному подорожанию или дефициту нет. «Есть незначительные повышения на некоторые средства, связанные с колебанием валютного рынка, — от 1 до 4%. Мы, как розничное звено, тоже реагируем пропорционально изменениям. Но цены на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты, к которым относятся лекарственные средства для лечения гипертонии, диабета, бронхиальной астмы и сердечно-сосудистых заболеваний, всегда остаются стабильными. Ведь их отсутствие для людей, страдающих хроническими заболеваниями, критично», — подчеркивает Самсон Согоян.

Директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова констатирует, что уровень потребления лекарственных препаратов начинает снижаться: только в ноябре по сравнению с предыдущим месяцем емкость рынка в натуральных единицах упала на 9,4%. «Средняя стоимость упаковки лекарственного препарата в ноябре 2014 г. увеличилась по сравнению с октябрем на 2,9% и составила 130,4 руб. Средняя стоимость упаковки лекарства, по данным на ноябрь, за год увеличилась более чем на 18%. Люди начинают все меньше покупать подорожавшие лекарства, и эта тенденция сохранится в будущем», — считает г-жа Иванова.

Рост цен на рынке лекарств уже начался, и его будет трудно остановить. «Уже сейчас прогнозы экспертов разнятся — от 15 до 30—40%. Главный фактор повышения стоимости — инфляция и девальвация рубля. Последнее обстоятельство оказывает основное влияние на рост стоимости лекарств, поскольку сегодня 74% ЛП (в стоимостном объеме) производится за границей и закупается за валюту, а остальные в своем большинстве производятся из импортного сырья. На фоне резкого ослабления рубля стремительный рост цен на лекарства неизбежен», — говорит Настасья Иванова.

Она также предполагает, что прямой зависимости роста курса валют и роста цен на медикаменты не будет: «Во-первых, распроданы еще не все лекарства, закупленные по более низкому валютному курсу. Во-вторых, многие западные производители не рискнут настолько увеличивать цену, понимая, что это может привести к серьезному спаду объемов продаж. В-третьих, не стоит забывать о требовании президента обеспечить контроль за ситуацией на рынке лекарств, что также должно предотвратить резкий скачок цен».

«Люди активнее стали покупать те препараты, которые принимаются длительно, — они старались сделать запасы на полгода вперед, предполагая, что цены на лекарства вырастут. Цены уже поднимаются, а ситуация в 2015 г. будет зависеть от стабилизации курса доллара и евро», — считает генеральный директор маркетингового агентства DSM GroupСергей Шуляк и сравнивает ситуацию с кризисами 2008—2009 гг.: тогда за два года цены на ЛП выросли на 30%. «Сейчас ситуация похожая. Можно ожидать такого же роста в том случае, если доллар и евро останутся примерно на той же самой отметке», — предполагает г-н Шуляк.

Генеральный директор Центра фармакоэкономических исследованийДмитрий Белоусов утверждает, что «в декабре 2014 г., в период сильного понижения курса рубля, население должно было активно скупать те лекарства, которые для многих являются «жизненными». В основном это дорогостоящие рецептурные препараты, например онкологические». Он отмечает, что к февралю 2015 г. запасы лекарств в розничных аптечных сетях иссякнут. «Начнутся новые закупки, по новым оптовым ценам, что приведет к значительному их подорожанию, а повышение цен по некоторым позициям может достигнуть 40%. И государственное регулирование тут не поможет. Аптеки не смогут не поднимать цены, все работает по законам рынка. Если падение национальной валюты в 2015 г. продолжится, то покупательная способность россиян на лекарства сильно снизится, как это уже было в 1998 г., когда спрос на препараты упал в четыре раза», — заявляет г-н Белоусов.

Власти пытаются не допустить кризисной ситуации на рынке лекарств, но пока ограничиваются заявлениями. Так, в декабре 2014 г. вице-премьер Ольга Голодец объявила, что правительство нашло «нетривиальный» способ решения проблемы с доступностью медикаментов. Она пообещала, что ни потребители, ни производители не пострадают. Однако, в чем именно будут заключаться действия чиновников, г-жа Голодец не уточнила. А премьер-министр Дмитрий Медведев в январе поручил Минздраву принимать необходимые меры для того, чтобы не допустить дефицита лекарственных препаратов.

Становится очевидным, что рост цен на лекарства продолжается, и он будет особенно заметен в феврале—марте 2015 г., когда в аптеках закончатся запасы препаратов, купленных по старому курсу. Вмешательство государства может лишь незначительно помочь игрокам рынка. Закупщики в любом случае будут вынуждены ориентироваться на новый курс валюты, и аптеки уже не смогут держать цены на прежнем уровне.

Можно предположить, что спрос на лекарства в 2015 г. останется неизменным. На фоне общего повышения цен люди пока вряд ли будут готовы экономить на лекарственных препаратах. Резко спрос вырастет лишь в том случае, если рубль снова будет сильно падать: так же, как в декабре 2014-го, россияне начнут запасаться лекарствами, опасаясь дальнейшего повышения цен.

Новая Аптека. Эффективное управление: Муниципальные аптечные предприятия. Приватизировать нельзя оставить [ссылка]
Источник: Новая Аптека

Эксперт фармрынка, директор Национальной Дистрибьюторской компании Настасья Иванова о перспективах развития муниципальных аптечных сетей

 | все материалы Круглого стола в Новой аптеке |

- Даже после процесса акционирования муниципальных аптек, который приобрел в середине 2000-х массовый характер, говорить о серьезной конкуренции аптечных МУПов и частных сетей не приходится. Конкурировать с сетевыми аптеками муниципальным предприятиям невозможно - последние несут приличную социальную нагрузку, которая серьезным образом сказывается на их финансовом положении. Безусловно, процессы реорганизации помогли муниципальным аптечным предприятиям и увеличить объем продаж лекарств, и поддержать свои же убыточные точки, и сохранить социальную направленность. Тем не менее, даже несмотря на поддержку со стороны региональных властей, муниципальные аптеки продолжают терять свои позиции. Однако, представляется маловероятным, что в ближайшие годы аптечные МУПы совсем исчезнут с высококонкурентного аптечного рынка.

В России, в отличие от западных стран, по-прежнему широко развита система муниципальных и государственных аптек. Еще в 2004 году, когда началась их массовая «распродажа», аналитики предсказывали, что в течение 2-3 лет в стране останется не более 10% государственных  аптек. При этом аптек, оказывающих полный перечень фармуслуг (включая изготовление лекарств), из-за низкой рентабельности не останется совсем. Действительно количество аптек, находящихся в государственной или муниципальной собственности, за 10 лет сократилось с 40 до 25%. Однако, европейский вариант, где рынок состоит только из частных конкурирующих сетей, у нас так и не прошел. В первую очередь, из-за совершенной иной системы организации лекарственного страхования.

Ни для кого не секрет, что социальная ориентированность муниципальных аптек делает их малодоходными или в ряде случаев даже убыточными. Основные направления социальной деятельности такой аптеки, как правило, неприбыльны. Речь идет о выдаче лекарств по льготным рецептам, отпуске сильнодействующих и психотропных препаратов, изготовлении медикаментов. Все эти виды деятельности с точки зрения рентабельности малопривлекательны для коммерческих аптек. Например, обеспечение торговли наркотическими, сильнодействующими и ядовитыми препаратами требует затрат на лицензию, охрану, дополнительный персонал, спецпомещения. Неудивительно, что частные аптеки такой деятельности не ведут. Также непросто найти коммерческую аптеку, которая занимается производством лекарственных форм, несмотря на то, что законодательных ограничений на такой вид деятельности в зависимости от формы собственности нет. При этом более 90% лекарств, которые сегодня производят аптеки, не выпускаются в заводских условиях. Неудивительно, что на сегодня государственные и муниципальные аптеки остаются важной частью системы лекарственного обеспечения. 

На примере московского региона можно привести два совершенно разных примера реорганизации государственного аптечного бизнеса. ГУП «Столичные аптеки» по количеству торговых точек является одной из крупнейших аптечных сетей Москвы, достаточно популярной среди населения. В Московской области ситуация иная – здесь все муниципальные аптеки были объединены в ГУП МО «Мособлфармация», которое после реорганизации было продано коммерческой аптечной сети «А5».

На наш взгляд, муниципальные аптеки нужно продолжать поддерживать. Необходимо снижать налоговую нагрузку, особенно сейчас, когда происходит девальвация рубля и растут цены не только на импортные, но и на отечественные лекарства, а также предоставлять дополнительную финансовую поддержку за счет бюджетов муниципальных образований. Эти меры помогут повысить конкурентоспособность муниципальных аптек. Понятно, что, в отличие от Москвы, региональной власти, как правило, неэффективно содержать крупную и низкорентабельную сеть аптечных предприятий. Однако, речь идет не о зарабатывании денег, а о реализации социального проекта. Известно, что только муниципальные предприятия занимаются открытием новых аптечных пунктов в отдаленных городских и сельских районах, где предпринимателю работать невыгодно. 

Лекарства в 2015 году могут побить рекорд подорожания [ссылка]
Источник: METRO

До сих пор максимальный рост был зафиксирован в кризисном 2009-м – 16%. Но из-за девальвации и инфляции этот год окажется ещё проблемнее, прогнозирует фармэксперт Настасья Иванова

– Мы ждём дальнейшего роста цен на лекарства, который будет связан с продолжающимся ослаблением рубля, сезонным фактором и окончанием партий, закупленных по докризисным ценам, – цитирует Иванову "ФармМедЭксперт".

По её словам, сегодня 74% лекарств в стоимостном объёме производится за границей, а остальные в большинстве изготавливаются из импортного сырья. Тем не менее, прямой зависимости между курсами валют и ценами нет.

– Многие западные производители не рискнут настолько увеличивать цену, понимая, что это может привести к серьезному спаду объемов продаж, – говорит эксперт. – Не стоит забывать и о требовании президента и премьер-министра обеспечить контроль за ситуацией на рынке лекарств, что также должно предотвратить резкий скачок цен.

 

 

Эксперт опасается исчезновения из аптек импортных жизненно важных лекарств [ссылка]

В случае если в фиксированные государством цены на жизненно важные лекарства иностранного производства не будут заложены потери из-за падения курса рубля, из аптек могут исчезнуть импортные препараты.

Такое мнение радиостанции «Говорит Москва» высказала управляющий директор ЗАО «Национальная дистрибьюторская компания», эксперт фармацевтического рынка Настасья Иванова.

«Если они на импорт не пересчитают цены, то импортные лекарства исчезнут. Я, например, уже не буду завозить ряд позиций жизненно важных, будут либо отечественные, либо какие-то непонятные», - сказала Иванова.

По словам эксперта, цены на препараты отечественного производства при этом стабильно растут.

«На импортные они держали цены и не пересчитывали несколько лет, а на отечественные корректировали. Поэтому неизвестно в итоге, что будет лучше. Если цены на отечественные препараты будут каждый год корректироваться, то возможно в итоге получатся выше, чем могло бы быть, если бы были импортные», - отметила Настасья Иванова.

Ранее правительство утвердило обновлённый перечень жизненно важных лекарств. Также определён минимальный ассортимент препаратов в аптеках, необходимых для оказания медицинской помощи. По информации независимого мониторинга цен на лекарства, в декабре цены на препараты в РФ выросли  в среднем на 2-8%.

Дорожают импортные лекарства, но дефицита препаратов не будет [ссылка]
Источник: METRO
В Сети аптек «Фиалка» Metro рассказали, что за последние две недели заметен скачок цен на лечебную косметику.
- Примерно на пять про-центов, - пояснил аптечный работник. - Что касается лекарств, то и здесь пришлось поменять ценники.
В основном цены увеличились на препараты стоимостью до 1000 рублей.
В аптеке Эдифарм отметили, что в среднем цены изменились на 10-25% в сторону увеличения.
Несколько иная ситуация наблюдалась в сети аптек «Будь здоров».
- Никаких повышений у нас нет, - рассказала фармацевт.
А в аптеке Калининского района сотрудник огорошил информацией о таком лекарстве, как Андипал.
- Ещё недавно он стоил всего 30 рублей, а на этой неделе мы получили его уже по 70. Скорее всего, это произошло из-за того, что компоненты препарата импортные.
Директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова рассказала, что их организация пока взяла паузу в отгрузке лекарств. 
- Те дистрибьюторы, у которых контрасты были заключены в валюте, вынуждены остановить ввоз медикаментов и собственно их продажи, - говорит руководитель компании. - Мы смотрим, что будет дальше с рынком и как дальше будут действовать конкуренты. Поставщики, у которых контракты были рублёвыми, продолжают торговать. Дня них в ситуации кризиса особых изменений не произошло.
У директора Центра социальной экономики Давида Мелик-Гусейнова в отношении наполняемости фармацевтического рынка было иное мнение.
- Традиционно компании поставляют лекарства на 7-8 месяцев вперёд, - отметил Мелик-Гусейнов. - Даже если предположить, что отгрузки в теории закончатся сейчас, хотя этого не произойдёт, то реальный дефицит начнётся не сейчас или после Нового года, а в марте-апреле 2015 года. Призываю не провоцировать ажиотажа. Нет необходимости бежать в аптеки и закупать медикаменты.
Как объяснил эксперт, при самом неблагоприятном случае может возникнуть лишь нехватка отдельных препаратов, если крупные компании прекратят их поставку.
 
На 40 дорожают импортные лекарства.
Эксперт: Рост цен на самые дорогие лекарства в мире продолжится [ссылка]

В июле, когда падение курса рубля еще не было таким стремительным, в российском антимонопольном ведомстве представили доклад о том, что в России одни из самых высоких цен в мире на наиболее востребованные лекарства, даже на те, которые имеют большое количество аналогов. К концу года цены на лекарства начали новый рост.

Заметно подорожали препараты, которые растут в цене традиционно осенью и зимой – для лечения простуды и гриппа, противовоспалительные и жаропонижающие препараты, витаминные комплексы и средства, повышающие иммунитет. К этому прогнозируемому повышению добавляется эффект слабого рубля. Цены растут и на все остальные группы препаратов, хотя, к примеру, противоаллергические средства максимально подорожают к весне, когда сложатся все основные факторы высоких цен – рост валют, сезонный фактор, окончание партий лекарств, закупленных еще по докризисным ценам. Потому специалисты рекомендуют покупать такие медикаменты на некоторую перспективу.

Тем не менее, по мнению экспертов фармрынка, неконтролируемого роста цен на лекарства в ближайшее время не будет. Директор Национальной дистрибьюторской компании, занимающейся поставками лекарств из-за рубежа, Настасья Иванова отмечает: «главный фактор повышения стоимости - это инфляция и девальвация рубля. Последнее обстоятельство оказывает  основное влияние на рост лекарств, поскольку сегодня 74% лекарств (в стоимостном объеме) производится за границей и закупается за валюту, а остальные в своем большинстве производятся из импортного сырья».

Однако, отмечает эксперт, прямой зависимости роста курса валют и роста цен на медикаменты не будет. Потому вряд ли стоит ждать, что вслед за рублем, который сначала года обесценился на 44%, зеркально подорожают и лекарства. «Во-первых, распроданы еще не все лекарства, закупленные по более низкому валютному курсу. Во-вторых, многие западные производители не рискнут настолько увеличивать цену, понимая, что это может привести к серьезному спаду объемов продаж», - обещает специалист. Не стоит забывать и о требовании президента обеспечить контроль за ситуацией на рынке лекарств, что также должно предотвратить резкий скачок цен.

Тем не менее, есть серьезные опасения того, что к концу года рост стоимости лекарств продолжится и дойдет до отметки в 12-16%. Так что пока еще наш потребитель еще не ощутил на себе рост цен в полной мере. Повышение стоимости медикаментов в первую очередь коснется неработающих пенсионеров, у которых расходы на лекарства занимают наибольший процент регулярных трат по сравнению с другими категориями населения

С начала года аналитики фиксируют рост коммерческого рынка лекарств на величину более 8% (за 9 месяцев) и это не предел. Однако, с полной уверенностью можно отметить, что это произошло исключительно за счет роста цен на лекарства, поскольку в натуральном объеме как раз был зафиксирован спад - лекарства стали покупать меньше.

Наблюдается рост цен именно на лекарства, не входящие в перечень жизненно важных, цены на которые контролируется государством. Нужно быть готовым к тому, что часть импортных лекарств из списка жизненно важных в нынешних условиях может просто исчезать с полок аптек – цены на них в течение последних трех лет менялись в значениях значительно меньше показателей инфляции, потому с учетом нынешнего валютного кризиса их просто будет невыгодно импортировать в Россию.

Редактор фармпортала Иван Данилов отмечает, что министр здравоохранения уже допустила, что цены на важнейшие медикаменты могут вырасти при ухудшении экономической ситуации. А это значит, что скоро нас может ожидать рост цен и на эти препараты первой необходимости, которые занимают около 40% фармрынка. При этом, отмечает эксперт, «из ассортимента аптек продолжают исчезать лекарства низкой ценовой категории».

Новые Известия: К концу года лекарства подорожают на 12-16 процентов [ссылка]
В июле, когда падение курса рубля еще не было таким стремительным, в российском антимонопольном ведомстве представили доклад о том, что в России одни из самых высоких цен в мире на наиболее востребованные лекарства, даже на те, которые имеют большое количество аналогов. К концу года цены на лекарства начали новый рост.
 
Заметно подорожали препараты, которые растут в цене традиционно осенью и зимой – для лечения простуды и гриппа, противовоспалительные и жаропонижающие препараты, витаминные комплексы и средства, повышающие иммунитет. К этому прогнозируемому повышению добавляется эффект слабого рубля. Цены растут и на все остальные группы препаратов, хотя, к примеру, противоаллергические средства максимально подорожают к весне, когда сложатся все основные факторы высоких цен – рост валют, сезонный фактор, окончание партий лекарств, закупленных еще по докризисным ценам. Потому специалисты рекомендуют покупать такие медикаменты на некоторую перспективу.
 
Тем не менее, по мнению экспертов фармрынка, неконтролируемого роста цен на лекарства в ближайшее время не будет. Директор Национальной дистрибьюторской компании, занимающейся поставками лекарств из-за рубежа, Настасья Иванова отмечает: «главный фактор повышения стоимости - это инфляция и девальвация рубля. Последнее обстоятельство оказывает  основное влияние на рост лекарств, поскольку сегодня 74% лекарств (в стоимостном объеме) производится за границей и закупается за валюту, а остальные в своем большинстве производятся из импортного сырья».
 
Однако, отмечает эксперт, прямой зависимости роста курса валют и роста цен на медикаменты не будет. Потому вряд ли стоит ждать, что вслед за рублем, который сначала года обесценился на 44%, зеркально подорожают и лекарства. «Во-первых, распроданы еще не все лекарства, закупленные по более низкому валютному курсу. Во-вторых, многие западные производители не рискнут настолько увеличивать цену, понимая, что это может привести к серьезному спаду объемов продаж», - обещает специалист. Не стоит забывать и о требовании президента обеспечить контроль за ситуацией на рынке лекарств, что также должно предотвратить резкий скачок цен.
 
Тем не менее, есть серьезные опасения того, что к концу года рост стоимости лекарств продолжится и дойдет до отметки в 12-16%, прогнозирует портал Pharm-MedExpert.ru. Так что пока еще наш потребитель еще не ощутил на себе рост цен в полной мере. Повышение стоимости медикаментов в первую очередь коснется неработающих пенсионеров, у которых расходы на лекарства занимают наибольший процент регулярных трат по сравнению с другими категориями населения
 
С начала года аналитики фиксируют рост коммерческого рынка лекарств на величину более 8% (за 9 месяцев) и это не предел. Однако, с полной уверенностью можно отметить, что это произошло исключительно за счет роста цен на лекарства, поскольку в натуральном объеме как раз был зафиксирован спад - лекарства стали покупать меньше.
 
Наблюдается рост цен именно на лекарства, не входящие в перечень жизненно важных, цены на которые контролируется государством. Нужно быть готовым к тому, что часть импортных лекарств из списка жизненно важных в нынешних условиях может просто исчезать с полок аптек – цены на них в течение последних трех лет менялись в значениях значительно меньше показателей инфляции, потому с учетом нынешнего валютного кризиса их просто будет невыгодно импортировать в Россию.
 
Редактор фармпортала Иван Данилов отмечает, что министр здравоохранения уже допустила, что цены на важнейшие медикаменты могут вырасти при ухудшении экономической ситуации. А это значит, что скоро нас может ожидать рост цен и на эти препараты первой необходимости, которые занимают около 40% фармрынка. При этом, отмечает эксперт, «из ассортимента аптек продолжают исчезать лекарства низкой ценовой категории».
Лекарства "замерзли" в пику доллару и евро [ссылка]
Источник: METRO

Прогнозы о 20-25%-ном подорожании препаратов в России пока не сбылись. Но некоторые могут просто исчезнуть с аптечных полок

В России в 2014 году стали покупать меньше лекарств, но при этом объём рынка вырос на 8%. Это объясняется подорожанием препаратов, рассказала Metro Настасья Иванова, директор Национальной дистрибьюторской компании. По её словам, есть опасения, что до конца года рост цен составит 12-16%. Основные виновники - стандартные для оттого года: обвал рубля и высокая инфляция. Покупатели, впрочем. пока не ощутили на себе этот процесс в полной мере. В том числе потому, что прямой зависимости между курсом валют и ценниками на аптечных палках нет.

- Во-первыхх, распроданы ещё не все лекарства, закупленные по более низкому валютном курсу. - отмечает эксперт. - Во-вторых, многие западные производители пока не рискнут значительно увеличивать цены, понимая, что их продажи в России могут сразу серьезно упасть.

По словам Ивановой, касается это. разумеется, только наименований, не входящих в список необходимых и важнейших лекарственных препаратов, цены на которые регулируются государством.

- Что касается импортных лекарств из этого реестра, то в нынешних условиях часть из них, произведенная за рубежом, может просто исчезнуть с полок аптек, - заключает глава Национальной дистрибьюторской компании.

Весной эксперты прогнозировали подорожание на 20-25%. По некоторым категориям эти прогнозы могут сбыться, предполагают представители опрошенных Metro аптечных сетей. Но в среднем они согласны с уровнем роста на 10-15% по итогам года. Касается это не только импорта. Большая часть лекарств в России производится из иностранного сырья.

- По итогам осеннего роста курса иностранных валют поставщики уже начали переписывать цены, - подтвердили в одной из сетей.

В DSM Group заявляют, что по итогам 9 месяцев 54% препаратов, предлагаемых в стране. - отечественные. Но лишь в количественном выражении. По стоимости импорт составляет 74%.

8,5% - на столько w 9 месяцев 2014 года в России снизился импорт иностранных лекарств (данные Высшей школы экономики)

РосИнвест: Запретят ли ввоз импортных лекарственных средств? Ответ на санкции. [ссылка]
Источник: РосИнвест

В ответ на санкции запада Россия уже ввела ограничения на ввоз продуктов питания из стран ЕС и США. Фермеры ряда стран несут значительные убытки из-за невозможности реализовать выращенную продукцию. Российский премьер Дмитрий Медведев подчеркнул, что защитные меры могут быть введены в некоторых производственных отраслях: автомобильной промышленности, авиастроении и судостроении. Это не означает, что санкции будут введены Россией немедленно, но они обсуждены и подготовлены. Среди ответных мер, обсуждаемых правительством России, - ограничение ввоза лекарственных средств и медицинских препаратов из стран, поддержавших санкции.

На сегодняшний день доля импорта лекарственных препаратов составляет 56%, причем почти четверть этого объема - поставки из Германии, которая поддержала санкции против России одной из первых. Россия получает современные и эффективные лекарственные средства, необходимые тяжелобольным людям, особенно диабетикам, которые не могут обойтись без препаратов инсулина.

Комментируя ситуацию, эксперт Настасья Иванова отметила, что в 2009 году

Россия приняла ряд документов, регламентирующих замещение импортных лекарств российскими аналогами. Позднее были поставлены задачи: в шестилетний срок увеличить выпуск отечественных лекарственных форм и модернизированной медицинской техники. Программа реализуется. Она предусматривает в период 2014 - 17 годов освоение государственных вложений, на развитие отечественной фармоиндустрии, в размере - 68 млрд. руб. При настоящей международной обстановке, и на фоне устойчивого снижения ВВП, - это достаточно проблематично.

Российская Госдума еще в июле текущего года приняла в первом чтении законопроект об уголовной ответственности за ввоз в Россию контрафактных лекарственных форм и БАДов. Совет Федерации вынес на рассмотрение проект по ограничению поступления в страну лекарственных форм из-за рубежа, имеющих российские аналоги. Это может привести к увеличению импорта.

Замещение импортных лекарственных средств

Новейшие лекарственные препараты импортного производства, способные облегчить состояние тяжелобольного человека, или даже спасти кому - то жизнь, в России пройдут регистрацию не скоро. Больные и их родственники вынуждены будут искать обходные пути для приобретения жизненно необходимого препарата. Законопроектом предусмотрены санкции - штрафные санкции в размере 5 млн рублей, или тюремное заключения с максимальным сроком 12 лет.

Больным россиянам остается довольствоваться устаревшими заменителями оригинальных лекарственных препаратов, часто имеющими побочные эффекты, негативные для здоровья.

Директор Центра социальной экономики Давид Мелик - Гусейнов считает, что лекарственные средства являются предметом социальной безопасности страны.

Именно поэтому российское правительство приняло курс на замещение импортных лекарственных препаратов, чтобы большая часть необходимых фармацевтических препаратов выпускалась отечественными предприятиями. Для достижения этой цели установлены временные рамки - 2018 год, ряд биохимических предприятий работает над выпуском отечественных аналогов препаратов импортного производства, у которых заканчиваются сроки патента.

Запрета не будет

Редактор Pharm-MedExpert Иван Данилов считает, что со стороны стран ЕС и США, добровольный отказ от поставок в Россию прибыльных фармацевтических товаров, не является актуальным. Что касается ответных действий России на санкции западных стран, то отказ от некоторых импортных лекарств, продающихся без рецепта, а также витаминов и БАДов, может иметь место. Иван Данилов отметил также, что при сложившихся обстоятельствах, нельзя исключить панику населения, которое начнет хаотично скупать лекарственные средства. Примеры тому уже были, когда диабетики начали массовую скупку импортного инсулина, инсулинсодержащих препаратов и специальных шприцев. 90% диабетических препаратов являются импортированными из стран, поддерживающих санкции против России.

Сложившуюся зависимость России от ввоза лекарств из-за рубежа, снижать, конечно, нужно. Только делать это необходимо не заградительными и карающими методами, а стимулированием отечественных производителей лекарств, государственной финансовой поддержкой, подготовкой высококвалифицированных специалистов - фармацевтов, и инвестированием в проекты по разработке и выпуску новых лекарственных форм.

Генеральный директор Ассоциации Российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев, комментируя законопроект о поставках лекарственных препаратов в Россию, отметил, что ни о каком запрете на импорт лекарств речь не идет. Вопрос касается только бюджетных торгов. При участии в торгах лекарственных форм, аналоги которых выпускаются российскими предприятиями, такие импортные препараты просто не будут допущены к торгам.

Журнал Компания: Излечись сам [ссылка]
Источник: Компания

Постановление разработано во исполнение указа президента РФ, в котором поставлена цель к 2018 г. на 90% обеспечить внутренний рынок отечественными лекарствами. Инициатива эта выдвинута на редкость вовремя, поскольку обнародована она на фоне нервных слухов о расширении западных санкций против РФ и российских ответных санкций против Запада. К тому же еще недавно был опубликован проект аналогичного постановления, запрещающего госзакупки иностранной медтехники.

В этих инициативах удивляет одно - их полная непросчитанность с политической точки зрения. Негативные последствия запрета на европейские деликатесы можно игнорировать, раструбив по всем каналам государственных СМИ о том, что жалуются только креаклы и хипстеры, продавшиеся НАТО за камамбер и фуа-гра. Другое дело - больные люди, для которых ставкой является здоровье и жизнь. Можно было бы, по крайней мере, учесть опыт "продовольственных" санкций. Хотя речь шла отнюдь не о лекарствах, тем не менее запрет на европейские продукты вызвал настоящий переполох в медицинской сфере, поскольку российские больные остались без лечебного питания. После обращения ряда общественных организаций правительство было вынуждено пойти на попятный и сделать исключение для лечебных продуктов. Можно предвидеть, сколько обращений вызовут попытки приостановить импорт лекарств или хотя бы закупки импортных лекарств для госбольниц, сколько шуму будет в прессе, сколько трупов - в буквальном смысле этого слова - поставят в вину правительству и Минпромторгу.

"В приоритете для Минпромторга благополучие граждан России и обеспечение всеми необходимыми лекарственными средствами. Предлагаемые меры не могут вызвать появления дефицита лекарств, поскольку готовились заранее, исходя из потребностей потребителей и возможностей наших производителей. Обеспечен необходимый объем отечественного производства. Ограничение будет действовать, только если в России один и тот же препарат выпускают как минимум два российских производителя", - заявил министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Между тем, по данным Минпромторга, объем отечественного рынка лекарственных средств из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) составляет 317 млрд руб. в год (в оптовых ценах), из которых 159 млрд руб. (50%) - госзакупки, в том числе 85 млрд руб. (27%) - госпитальные закупки. Так вот, доля лекарственных средств российского производства в денежном выражении составляет всего-навсего 26% в общем объеме рынка перечня ЖНВЛП и 22% в объеме госзакупок перечня ЖНВЛП.

"80% препаратов, закупаемых государством, в РФ не производится. Однако пациенты с заболеваниями крови, заболеваниями нервной системы, диабетом и онкологией (около 30% всех больных) под действие законопроекта подпадут: препараты для них уже выпускают и в нашей стране", - поясняет директор Центра социальной экономики Давид Мелик-Гусейнов. По словам эксперта, большая часть импортных медикаментов соответствует международным стандартам качества GMP, в то время, как в России на них перешло около 15% производителей (они, правда, поставляют около 60% всех российских лекарств).

Проблема даже не в номенклатуре, а в качестве препаратов. Номенклатуру российские производители действительно готовы обеспечить хотя бы потому, что наши фармацевтические предприятия зачастую просто заняты расфасовкой лекарственных субстанций, выпущенных в Китае и Индии. А Поднебесная способна произвести любое лекарство, только его качество будет не европейским. И виноваты в этом будут даже не столько китайцы (они делают лекарства и для Европы), а российские заказчики, стремящиеся минимизировать цены.

Если же речь пойдет не об ограничении госзакупок (как предлагает Денис Мантуров), а о прямом запрете импорта в рамках ответных санкций, ситуация станет еще серьезнее.

Александр Саверский, президент Лиги пациентов:
"Если самим ограничить импорт препаратов, это значит подставить ЛПУ и врачей под действие статьи о халатности и непредоставлении медпомощи. Кто должен обеспечивать больных лекарствами, того и будет вина, несмотря ни на какие санкционные списки. Медики не смогут выполнить необходимые стандарты медпомощи. Мы как общественная организация, конечно, будем бороться со всякими группами депутатов, инициирующих подобные потенциальные ограничения. Но пока я воспринимаю эти разговоры и "утечки" как политическое давление и не верю в них. Просто люди выворачивают ситуацию в свою пользу через бизнес зарубежный и через бизнес отечественный".

Всеволод Тюпа, руководитель группы фармацевтики и биотехнологий международной юридической фирмы CMS, Россия:
"Введение санкций (то есть запрета на импорт в Россию) в отношении лекарственных препаратов зарубежного производства приведет к расторжению огромного количества дистрибьюторских договоров. В подавляющем большинстве случаев наложение запрета на импорт поставляемого товара в страну признается обстоятельством непреодолимой силы, которое, если оно действует достаточно долгое время (чаще всего три месяца), приводит к расторжению контракта. Такое развитие событий негативно повлияет как на зарубежных поставщиков, рискующих потерять один из крупнейших рынков сбыта, так и на российских дистрибьюторов, в структуре продаж которых лекарства зарубежного производства составляют лидирующую долю".

Темур Шакая, председатель совета директоров группы компаний A.v.e.:
"Российским производителям нужно активизироваться. Сегодня поставки лекарств продолжаются, а завтра кто-то из западных фармкомпаний может захотеть удариться в политику и откажется ввозить лекарства в нашу страну. Поэтому нашим фармацевтическим компаниям нужно научиться производить качественные аналоги всех необходимых препаратов".

Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей:
"Последствия контрсанкций для аптек и населения очевидны. Сокращение оборота аптек более чем на 500 позиций (БАД, витамины, лечебное питание) неминуемо приведет к росту цен на лекарства. Но это, вероятнее всего, будет происходить плавно. Запрещен только ввоз. Все товарные запасы, в настоящий момент имеющиеся у поставщиков, на некоторое время обеспечат наличие в аптеках средств и продуктов, попавших под запрет. Но если допустить, что инициатива правительства по реализации отдельных лекарственных препаратов в продовольственных магазинах будет принята, то это усугубит ситуацию. Если и без того ограниченный ассортимент аптек сократится, то у них уменьшится доход. Это вызовет рост цен на лекарства и снижение доступности рецептурных препаратов".

Иван Данилов, редактор портала Pharm-MedExpert.Ru:
"На данный момент никаких санкций и ограничений на ввоз лекарств со стороны США и ЕС нет, и они маловероятны. Производство медпрепаратов входит в тройку наиболее прибыльных мировых рынков, поэтому никто добровольно отказываться от продаж лекарств в Россию не будет. А вот что касается ответных действий с нашей стороны, то, судя по реакции Совета Федерации, такое возможно, но лишь в самой малой части - в отношении безрецептурных лекарств, у которых есть отечественные аналоги, а также БАДов и витаминов, частично уже попавших под применение "экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ". Однако вероятность введения санкций именно против лекарств можно оценивать как низкую".

Медицинский Вестник: Готова ли Россия отказаться от импорта медикаментов [ссылка]
Правительство России подготовило список новых ответных санкций против Евросоюза и США в дополнение к введенным с 6 августа продовольственным ограничениям. По некоторым данным, среди предложенных заградительных мер — ограничение импорта лекарств и медицинских изделий из стран, применивших экономические санкции против России.
Сегодня доля зарубежной продукции составляет 77% и 56% российского лекарственного рынка (по стоимостному и натуральному объемам соответственно), причем почти четверть поставляется фармпредприятиями Германии, поддержавшей санкции против России. Директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова отмечает: 
 
— Проблема даже не в том, что медикаменты — это стратегически важная продукция. Вопрос в том, что именно из-за рубежа к нам идут инновационные, современные и потому наиболее эффективные лекарства. 
Эксперт напомнила, что в 2009 году в России был принят глобальный стратегический документ, регулирующий импортозамещение в лекарственной сфере, — ФАРМА–2020; еще через 2 года — федеральная целевая программа.
 
— Задачи перед нашей фарм­промышленностью поставлены амбициозные: уже через 6 лет 90% важнейших препаратов и 40% медтехники должны производиться в России, а доля отечественного фармпроизводства в денежном выражении — увеличиться минимум до 50% рынка. И хотя программа в целом выполняется, до ее полной реализации еще очень далеко, а без политической воли и финансовой поддержки реализовать весь проект будет невозможно, — говорит Н. Иванова.
 
Именно на период 2014–2017 годов приходится пик госфинансирования российской фарм­индустрии — 68 млрд рублей, однако сможет ли государство в рамках планируемого бюджетного дефицита в 0,5% ВВП и снижения доходов в связи с текущей международной обстановкой реализовать такие актуальные антикризисные меры на фармрынке — серьезный вопрос.
 
В ближайшие годы Россия вряд ли преодолеет глобальную зависимость от зарубежных лекарств. Тем не менее на этом фоне парламент проводит четкую политику по введению ограничений в сфере обеспечения населения лекпрепаратами. В июле Госдума приняла в первом чтении законопроект об уголовной ответственности за ввоз контрафактных лекарств и БАД, а также за незаконный ввоз незарегистрированных лекарственных средств. В практической плоскости речь идет в т. ч. о наказании за ввоз на территорию страны наиболее современных препаратов, которые способны помогать людям уже сейчас, но в России еще не зарегистрированы. Совет Федерации тоже не остался в стороне — готовит инициативу по ограничению импорта зарубежных безрецептурных лекарств, имеющих российские аналоги.
 
Специалисты в целом сходятся во мнении, что санкции в отношении импортных лекарств вряд ли будут введены. Редактор Pharm-MedExpert.ru Иван Данилов считает, что ограничения на ввоз лекарств со стороны США и ЕС маловероятны. Действительно, производство медпрепаратов входит в тройку наиболее прибыльных мировых рынков, поэтому вряд ли фармконцерны начнут добровольно отказываться от продаж лекарств в России в угоду политической обстановке. Что касается ответных действий, то, судя по реакции членов верхней палаты парламента, такое возможно, но лишь в самой малой части — в отношении отечественных заменителей импортных безрецептурных лекарств, а также БАД и витаминов (частично уже попавших под «экономические меры в целях обеспечения безопасности РФ»). Представитель Правительства, бывший главный госсанврач РФ Геннадий Онищенко также отметил, что санкции со стороны России импорт лекарств не затронут.
 
— Мы оцениваем вероятность введения санкций в отношении лекарств как низкую. Однако такая вероятность все же остается, и это плохо. Кроме того, санкции и даже заявления об их возможности вызывают обеспокоенность населения и могут привести к росту цен, — отмечает И. Данилов.
 
Примеры тому есть: с момента введения продовольственного эмбарго диабетики начали массово закупать импортный инсулин, препараты комбинированной терапии для лечения сахарного диабета, а также инсулиновые шприцы. Эта продукция более чем на 90% производится за рубежом, в первую очередь в странах, которые поддерживают антироссийские санкции.
 
Безусловно, необходимо снижать тотальную зависимость от зарубежных лекарств и поддерживать разумный баланс между импортом и отечественным производством, но следует это делать не заградительными, а стимулирующими мерами — финансовой и налоговой поддержкой ведущих фармпредприятий государства, инвестициями в научно-промышленные проекты, подготовкой высококвалифицированных специалистов-фармакологов, неукоснительной ре­ализацией положений документа ФАРМА–2020.
АМИ ТАСС: паника в связи с якобы планирующимися ограничениями на импорт лекарств играет на руку нечестному бизнесу [ссылка]
Источник: АМИ ТАСС

Эксперты: паника в связи с якобы планирующимися ограничениями на импорт лекарств играет на руку нечестному бизнесу

Правительство России подготовило список новых санкций против Евросоюза и США в дополнение к введенным 6 августа продовольственным ограничениям. 

Такие действия вновь возродили опасения, что на фармрынке могут быть приняты меры по ограничению импорта лекарств и медицинских изделий из стран, применивших экономические санкции против России.

Премьер-министр Дмитрий Медведев подтвердил, что новые защитные меры могут быть введены в ряде сфер: «...это не означает, что они немедленно будут введены, но они, что называется, на столе», - заметил на днях Премьер. Параллельно начался потребительский ажиотаж – люди бросились скупать импортные витамины, лечебное питание, одноразовые шприцы. Россияне знают, что сегодня страна тотально зависима от импорта лекарств, поскольку доля зарубежной продукции на отечественном лекарственном рынке составляет 77% и 56% (по стоимостному и натуральному объемам). Больше всего фармацевтической продукции в Россию ввозится из Германии, поддержавшей санкции.

В сложившихся сложных политических и экономических условиях Российский парламент проводит политику ограничений обеспечения населения лекарствами. В июле Госдума приняла в первом чтении законопроект об уголовной ответственности за ввоз контрафактных лекарств и БАДов, а также за незаконный ввоз незарегистрированных лекарственных средств. В то же время многие современные препараты еще в России не зарегистрированы. А в Совете Федерации параллельно готовятся ограничить импорт зарубежных безрецептурных лекарств, имеющих российские аналоги. В практике же, как только было введено продовольственное эмбарго, диабетики уже стали массово закупать импортные инсулин, лекарства для комбинированной терапии сахарного диабета, а также инсулиновые шприцы.

Мнения экспертов
Генеральный директор ЗАО «Национальная дистрибьюторская компания» Настасья Иванова отметила, что «именно из-за рубежа к нам идут инновационные, современные и потому наиболее эффективные лекарства. Это главная проблема российской фарминдустрии».

Тревожные симптомы на рынке присутствуют. «Есть задержки оформления отправки импорта в РФ, в частности лечебного питания для лежачих больных, - говорит Давид Мелик-Гусейнов, директор Центра социальной экономики. – Решение о возврате этой позиции на свободный рынок есть, но постановления пока нет. Запасов сейчас в стране по этой позиции на две недели, да и цены подросли. Сократился ассортимент».

Но специалисты в целом сомневаются, что санкции в отношении импортных лекарств будут введены.

«Очень мала вероятность такого развития событий, – полагает независимый эксперт фармрынка Николай Беспалов. – Пример с возвращением на рынок после запрета БАДов, которых на рынке больше, чем лекарств, показателен. Их вывели с рынка, а потом вернули за одну неделю. Так что, думаю, с лекарствами такая ситуация не сложится. Вероятность близка к нулю. Думаю, что есть группы людей, которым паника выгодна, и вряд ли речь идет о внешних факторах».

Генеральный директор DSM Group Сергей Шуляк тоже видит заинтересованность в панике отдельных бизнесменов. «Я вообще думаю, что никаких ограничений по ввозу импорта не будет, никакие лекарства ввозить не запретят. Даже витамины и БАДы, вошедшие в санкционный список Правительства РФ по технической ошибке (в ЕврАзЭС сменились коды), после внесения поправок вернулись на свободный рынок. Просто была промашка, – сказал Сергей Шуляк РИА АМИ. – Паника по поводу «возможных санкций по недопущению импортных лекарств» – это бред. Если санкций нет по БАДам и витаминам, которых море на рынке, то еще более далеки санкции от лекарственных средств. Должна быть логика развития событий. Просто кто-то раздувает свое значение на рынке».

Редактор Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов отмечает, что на данный момент никаких ограничений на ввоз лекарств со стороны США и ЕС нет и они маловероятны. Действительно, производство медпрепаратов входит в тройку наиболее прибыльных мировых рынков, поэтому вряд ли фармконцерны начнут добровольно отказываться от продаж лекарств в Россию в угоду политической обстановке. Представитель Правительства, бывший главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко также отметил, что санкции со стороны России импорта лекарств не коснутся.

О том, что существует граница здравого смысла в введении всяческих ответных санкций, размышляет Президент «Лиги пациентов» Александр Саверский. «Если самим ограничить импорт препаратов, это значит подставить ЛПУ и врачей под действие статьи о халатности и непредоставлении медпомощи. Кто должен обеспечивать больных лекарствами, того и будет вина, несмотря ни на какие санкционные списки. Медики не смогут выполнить необходимые стандарты медпомощи. Мы, как общественная организация, конечно, будем бороться со всякими группами депутатов, инициарующих подобные потенциальные ограничения. Но пока я воспринимаю эти разговоры и «утечки» как политическое давление, и не верю в них. Просто люди выворачивают ситуацию в свою пользу через бизнес зарубежный и через бизнес отечественный».

Ситуация с медоборудованием
«С медоборудованием ситуация иная, - считает Николай Беспалов. - Правительство действительно хочет импорт ограничить. Но поскольку речь идет о госзакупках, есть менее болезненные пути таких ограничений по допуску импортеров к государственным тендерам, более элегантные, чем санкции и недопущение. Потому что иначе производители могут через ВТО инициировать судебные иски к РФ, это чревато большими неприятностями».

Сами с усами?
Тотальная зависимость страны от зарубежных лекарств и невыгодный баланс между импортом и отечественным производством будут давать повод для беспокойства. Для исправления ситуации нужны стимулирующие меры, финансовая и налоговая поддержка, инвестиции в развитие научно-промышленных проектов, подготовку высококвалифицированных специалистов-фармакологов. Принятая пять лет назад Стратегия развития фармацевтической промышленности «ФАРМА-2020», регулирующая импортозамещение в лекарственной сфере, ставила задачу к 2018 году 80% всех жизненно важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП) и производить в России, а долю продукции отечественного фармпроизводства в общем объеме потребления к 2020 году увеличить до 50% рынка в денежном выражении. До этих результатов еще очень далеко. С большой долей вероятности, считают эксперты, в ближайшие годы Россия вряд ли станет независимой от качественных зарубежных лекарств, не говоря уже об инновационных.

Республика: Россия откажется от импортных лекарств? [ссылка]
Источник: Республика

Правительство России подготовило список новых санкций против Евросоюза и США в дополнение к введенным 6 августа продовольственным ограничениям. По некоторым данным, среди предложенных заградительных мер есть ограничение импорта лекарств и медицинских изделий из стран, применивших экономические санкции против России.

Премьер-министр Дмитрий Медведев подтвердил, что новые защитные меры могут быть введены в авиастроении, судостроении, автомобильной промышленности и в других отраслях, хотя «это не означает, что они немедленно будут введены, но они, что называется, на столе».

О том, что Россия тотально зависима от импорта лекарственных средств, ни для кого не секрет. Сегодня доля зарубежной продукции составляет 77% и 56% отечественного лекарственного рынка (по стоимостному и натуральному объемам), причем почти четверть поставляется фармпредприятиями Германии, активно поддержавшей санкции против России.

Директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова отмечает, что «проблема даже не в том, что медикаменты — это стратегически важная продукция. Вопрос в том, что именно из-за рубежа к нам идут инновационные, современные и потому наиболее эффективные лекарства — главная проблема российской фарминдустрии».

Эксперт напомнила, что в 2009 году в России был принят глобальный стратегический документ, регулирующий импортозамещение в лекарственной сфере — ФАРМА-2020, еще через два года непосредственно федеральная целевая программа: «Цели перед нашей фармпромышленностью поставлены амбициозные: уже через шесть лет 90% всех важнейших препаратов и 40% медтехники должно производиться в России, а доля отечественного фармпроизводства в денежном выражении увеличиться минимум до 50% рынка. И хотя программа в целом выполняется, до ее полной реализации еще очень далеко, а без политической воли и финансовой поддержки реализовать весь проект будет невозможно».

Именно на период 2014—2017 гг. приходится основной пик госфинансирования российской фарминдустрии — 68 млрд. руб., однако сможет ли государство в рамках планирующегося бюджетного дефицита в 0,5% ВВП и снижения доходов в связи с текущей международной обстановкой реализовать такие актуальные антикризисные меры на фармрынке — большой вопрос.

С большой долей вероятности в ближайшие годы Россия вряд ли преодолеет глобальную зависимость от зарубежных лекарств, как от инновационных, так и от просто качественных. Тем не менее, на этом фоне парламент проводит четкую политику по введению ограничений в сфере обеспечения населения лекарствами.

В июле Госдума приняла  в первом чтении законопроект об уголовной ответственности за ввоз контрафактных лекарств и БАДов, а также за незаконный ввоз незарегистрированных лекарственных средств. В практической плоскости речь идет о наказании за ввоз на территорию страны наиболее современных препаратов, которые способны помогать людям уже сейчас, но в России они еще не зарегистрированы.

Совет Федерации тоже не остался в стороне, в нем готовится инициатива по ограничению импорта зарубежных безрецептурных лекарств, у которых есть российские аналоги.

Специалисты же в целом сходятся во мнении, что санкции в отношении импортных лекарств вряд ли будут введены. Редактор Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов считает, что «на данный момент никаких ограничений на ввоз лекарств со стороны США и ЕС нет и они маловероятны». Действительно, производство медпрепаратов входит в тройку наиболее прибыльных мировых рынков, поэтому вряд ли фармконцерны начнут добровольно отказываться от продаж лекарств в Россию в угоду политической обстановке.

Что касается ответных действий с нашей стороны то, судя по реакции членов верхней палаты парламента, такое возможно, но лишь в самой малой части — в отношении отечественных заменителей импортных безрецептурных лекарств, а также БАДов и витаминов (частично уже попавших под применение «экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ»).

Представитель Правительства, бывший санитарный врач Геннадий Онищенко также отметил, что санкции со стороны России импорт лекарств не затронут. «Мы оцениваем вероятность введения санкций в отношении лекарств как низкую. Однако такая вероятность все же остается и уже это плохо. Кроме того, санкции и даже заявления об их возможности вызывают обеспокоенность населения и могут привести к росту цен», — отмечает Иван Данилов.

Примеры тому есть. Например, с момента введения продовольственного эмбарго диабетики начали массово закупать импортный инсулин, препараты комбинированной терапии для лечения сахарного диабета, а также инсулиновые шприцы. Эта продукция более чем на 90% производится за рубежом, в первую очередь в странах, которые поддерживают антироссийские санкции.

Безусловно, необходимо снижать тотальную зависимость страны от зарубежных лекарств и поддерживать разумный баланс между импортом и отечественным производством, но следует это делать не заградительными, а стимулирующими мерами — финансовой и налоговой поддержкой ведущих фармпредприятий страны, инвестициями в развитие научно-промышленных проектов, подготовкой высококвалифицированных специалистов-фармакологов, неукоснительной реализацией положений ФАРМА-2020.

ЯСИА: Санкции на поставки лекарств - готова ли России к отказу от импортных медикаментов? [ссылка]
Источник: ЯСИА

Правительство России подготовило список новых санкций против Евросоюза и США в дополнение к введенным в 6 августа продовольственным ограничениям. По некоторым данным, среди предложенных заградительных мер - ограничение импорта лекарств и медицинских изделий из стран, применивших экономические санкции против России.

Премьер-министр Дмитрий Медведев подтвердил, что новые защитные меры могут быть введены в авиастроении, судостроении, автомобильной промышленности и в других отраслях, хотя «это не означает, что они немедленно будут введены, но они, что называется, на столе».


О том, что Россия тотально зависима от импорта лекарственных средств ни для кого не секрет. Сегодня доля зарубежной продукции составляет 77% и 56% отечественного лекарственного рынка (по стоимостному и натуральному объемам), причем, почти четверть поставляется фармпредприятиями Германии, активно поддержавшей санкции против России.
 
Директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова отмечает, что «проблема даже не в том, что медикаменты – это стратегически важная продукция. Вопрос в том, что именно из-за рубежа к нам идут инновационные, современные и потому наиболее эффективные лекарства - главная проблема российской фарминдустрии».
 
Эксперт напомнила, что в 2009 году в России был принят глобальный стратегический документ, регулирующий импортозамещение в лекарственной сфере - ФАРМА-2020, еще через два года непосредственно федеральная целевая программа: «Цели перед нашей фармпромышленностью поставлены амбициозные: уже через шесть лет 90% всех важнейших препаратов и 40% медтехники должно производиться в России, а доля отечественного фармпроизводства в денежном выражении должно увеличиться минимум до 50% рынка. И хотя программа в целом выполняется, до ее полной реализации еще очень далеко, а без политической воли и финансовой поддержки реализовать весь проект будет невозможно».
 
Именно на период 2014-2017 годов приходится основной пик госфинансирования российской фарминдустрии – 68 млрд. рублей, однако сможет ли государство в рамках планирующегося бюджетного дефицита в 0,5% ВВП и снижения доходов в связи с текущей международной обстановкой реализовать такие актуальные антикризисные меры на фармрынке – большой вопрос.
 
С большой долей вероятности в ближайшие годы Россия вряд ли преодолеет глобальную зависимость от зарубежных лекарств - как от инновационных, так и от просто качественных. Тем не менее, на этом фоне парламент проводит четкую политику по введению ограничений в сфере обеспечения населения лекарствами. В июле Госдума приняла  в первом чтении законопроект об уголовной ответственности за ввоз контрафактных лекарств и БАДов, а также за незаконный ввоз незарегистрированных лекарственных средств. В практической плоскости речь в том числе идет о наказании за ввоз на территорию страны наиболее современных препаратов, которые способны помогать людям уже сейчас, но в России еще не зарегистрированы. Совет Федерации тоже не остался в стороне, в нем готовится инициатива по ограничению импорта зарубежных безрецептурных лекарств, у которых есть российские аналоги.
 
Специалисты в целом сходятся во мнении, что санкции в отношении импортных лекарств вряд ли будут введены. Редактор Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов считает, что «на данный момент никаких ограничений на ввоз лекарств со стороны США и ЕС нет и они маловероятны». Действительно, производство медпрепаратов входит в тройку наиболее прибыльных мировых рынков, поэтому вряд ли фармконцерны начнут добровольно отказываться от продаж лекарств в Россию в угоду политической обстановке. Что касается ответных действий нашей стороны, то, судя по реакции членов верхней палаты парламента, такое возможно, но лишь в самой малой части - в отношении отечественных заменителей импортных безрецептурных лекарств, а также БАДов и витаминов (частично уже попавших под применение «экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ»). Представитель правительства, бывший санитарный врач Геннадий Онищенко также отметил, что санкции со стороны России импорт лекарств не затронут.
 
«Мы оцениваем вероятность введения санкций в отношении лекарств как низкую. Однако, такая вероятность все же остается и уже это плохо. Кроме того, санкции и даже заявления об их возможности вызывают обеспокоенность населения и могут привести к росту цен», - отмечает Иван Данилов. Примеры тому есть. Например, с момента введения продовольственного эмбарго диабетики начали массово закупать импортный инсулин, препараты комбинированной терапии для лечения сахарного диабета, а также инсулиновые шприцы. Эта продукция более чем на 90% производится за рубежом, в первую очередь - в странах, которые поддерживают антироссийские санкции.
 
Безусловно, необходимо снижать тотальную зависимость страны от зарубежных лекарств и поддерживать разумный баланс между импортом и отечественным производством, но следует это делать не заградительными, а стимулирующими мерами – финансовой и налоговой поддержкой ведущих фармпредприятий страны, инвестициями в развитие научно-промышленных проектов, подготовкой высококвалифицированных специалистов-фармакологов, неукоснительной реализацией положений ФАРМА-2020. 

METRO: Эксперты – о возможном запрете импортных лекарств из-за санкций [ссылка]
Источник: METRO

Российские потребители заметили в ряде аптек дефицит некоторых позиций – витаминов и БАДов. В самих аптеках говорят о "проблемах с поставщиками". Источники в индустрии намекают на продолжение санкционной войны России и Запада. Эксперты фармрынка Настасья Иванова и Иван Данилов комментируют ситуацию.

Настасья Иванова, директор Национальной дистрибьюторской компании

О том, что Россия глобально зависима от импорта лекарственных средств ни для кого не секрет. Сегодня доля зарубежной продукции составляет 77 и 56% отечественного лекарственного рынка (по стоимостному и натуральному объемам), причем почти четверть поставляется фармпредприятиями Германии, активно поддержавшей санкции против России. Дело даже не в том, что медикаменты – это стратегически важная продукция. Вопрос в том, что именно из-за рубежа к нам идут инновационные, современные и потому наиболее эффективные лекарства - главная проблема российской фарминдустрии. У нас принят стратегический документ, регулирующий импортозамещение в лекарственной сфере - ФАРМА-2020, согласно которому через шесть лет 90% всех препаратов из списка важнейших должны  производиться в России. Но пока до его реализации очень далеко, а без политической воли и финподдержки Сколково и Внешторгбанка, реализовать эту госпрограмму будет невозможно. 

Иван Данилов, редактор портала Pharm-MedExpert.Ru
На данный момент никаких санкций и ограничений на ввоз лекарств со стороны США и ЕС нет и они маловероятны. Производство медпрепаратов входит в тройку наиболее прибыльных мировых рынков, поэтому никто добровольно отказываться от продаж лекарств в Россию не будет. А вот, что касается ответных действий с нашей стороны то, судя по реакции Совета Федерации, такое возможно, но лишь в самой малой части - в отношении безрецептурных лекарств, у которых есть отечественные аналоги, а также БАДов и витаминов (частично уже попавших под применение «экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ»). Однако, вероятность введения санкций против именно лекарств можно оценивать как низкую. Тем не менее, такая вероятность все же остается и уже это плохо, кроме того, такие заявления вызывают обеспокоенность населения. Примеры есть. Например, диабетики начали массово закупать импортный инсулин, препараты комбинированной терапии для лечения сахарного диабета, и инсулиновые шприцы. Эта продукция более чем на 90% производится за рубежом, в первую очередь в странах, которые поддерживают санкции.

Коммерсант. Огонек: Кто работает на лекарства? [ссылка]

Скоро врачи не смогут выписывать лекарства на бланках, где указано название какого-либо препарата. За это Минздрав РФ предложил взымать штраф в размере 2-3 тысяч рублей, посчитав это незаконной рекламой. Еще раньше поступила инициатива, которая запрещала врачам предлагать конкретные препараты для лечения, призывая вместо этого называть лишь действующее вещество. Предполагалось, что пациент в аптеке сам должен выбрать, какой препарат он будет принимать. Но на деле это предписание не работало. Такой же полумерой назвала грядущие законодательные нововведения директор Национальной дистрибуторской компании Настасья Иванова, сказав, что из этой цепочки "выпадает фармацевт, который точно так же заинтересован в продаже более дорогих лекарств". Закон "О внесении изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях" будет обсуждаться до конца сентября, а сами законодательные нормы вступят в силу в начале следующего года.

Минздрав планирует штрафовать врачей за выписку лекарств по фирменным торговым наименованиям [ссылка]
Источник: АМИТЕЛ
Источник: Nord-News
 
Инициатива Минздрава, который вынес на общественное обсуждение предложение с 1 января 2015 года ввести административную ответственность врачей за неправильное назначение и выписывание лекарств, сразу же вызвала многочисленные дискуссии. Речь идет о том, чтобы штрафовать медицинских работников за выписку лекарств по конкретным торговым наименованиям.
 
Год назад прежний порядок, когда врач указывал в рецепте торговую марку (название) лекарства, был отменен. Борьба с коррупцией в среде врачей стала главным аргументом в пользу этого решения и с июля 2013 года формально была исключена возможность выписки препаратов на основании договоренности врача с фармкомпанией. 
 
Теперь доктор уже не мог написать на рецепте название препарата, например, «Но-шпа», а только его действующее вещество дротаверин. Далее пациент в аптеке мог уже сам выбрать среди препаратов-аналогов, содержащих дротаверин, наиболее подходящий для себя – более дорогой или более дешевый, оригинальный препарат или его доступную копию (дженерик). Ни для кого не секрет, что врачи чаще назначали больным более дорогие фирменные препараты, хотя в продаже могли быть дешевые лекарства-заменители. Пациенты были лишены возможности лечиться дешевле.
 
Минздрав планировал ввести административную ответственность медработников за несоблюдение новых требований уже к январю 2014 года. Однако лишь в конце июля проект закона «О внесении изменений в кодекс РФ об административных правонарушениях» стал доступен для общественного обсуждения, которое продлится до конца сентября, а сами законодательные нормы могут вступить в силу в начале следующего года. Если законопроект будет принят, то медработника, нарушившего антикоррупционные нормы и написавшего в рецепте торговое фирменное название лекарственного препарата, могут оштрафовать на 2-3 тыс. рублей.
 
Действительно, несмотря на то, что приказ, описывающий процедуру выписки лекарств, вступил в силу более года тому назад, есть примеры того, что врачи продолжают выписывать препараты по торговым наименованиям, а также «подсказывать» пациентам «правильные» препараты. Потому попытка ввести административную ответственность в виде штрафа выглядит логичной. «Логичной – но не законченной, - считает директор Национальной Дистрибьюторской компании Настасья Иванова. - Я бы назвала эти предложения полумерой, поскольку новые ограничения будут касаться только врача, хотя продавцы аптек не менее заинтересованы предложить покупателю более дорогой препарат. Провизору выгодней продать лекарство, за которое лично ему будет гарантирована премия от фармкомпании, либо самый дорогой препарат, который принесёт максимальную прибыль самой аптеке. Кроме того, все понимают, что ничто не мешает врачу просто устно назвать пациенту торговое наименование препарата или же написать его на клочке бумаги. А именно против этого и борется Минздрав».  
 
Получается, что фармацевт «выпадает» из поля зрения и Минздрава, и Росздравнадзора. Редактор фармпортала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов подтверждает слова эксперта: «Пару месяцев назад я был свидетелем ситуации в аптеке, когда достаточно скромно одетому человеку предложили сперва препарат стоимостью порядка 150 рублей, дальше на его просьбы найти что-то дешевле еще 4 раза показывали лекарства, каждое из которых было дешевле предыдущего. В итоге он купил пятый предложенный аналог, оказавшийся самым дешевым, всего за 20 рублей».
 
На вопрос обоснованы ли размеры будущих штрафов для врачей отвечает эксперт рынка Анатолий Новиков. «Если исходить из того, что внедряемая мера должна носить предупредительно-устрашающий характер для недобросовестных врачей, то сумма штрафа в 2-3 тыс. рублей за каждый рецепт, соотнесённая к средней заработной плате 20-30 тыс. рублей в месяц, выглядит достаточно внушительной (10%). Однако Росздравнадзор, который будет наделен контрольными полномочиями, скорее всего не сможет качественно выполнять такие функции». Действительно, вероятность наказания врача может возникнуть лишь после плановой (т.е. известной заранее) проверки, которая происходит не чаще 1 раза в 3 года, все это не будет способствовать улучшению дисциплины выписки рецепта.
 
С большой долей вероятности предложение Минздрава будет законодательно реализовано уже с начала года. Однако, материальное наказание врачей как бы последовательно оно  не было, не устранит  существующих противоречий. С одной стороны, контролирующая мера позволит устранить предвзятость врача, а пациенту самому выбрать, какое лекарство купить. С другой стороны, критика медиков такой инициативы тоже имеет здравый смысл - как правило, доктор выписывает лекарство, в эффективности которого уверен, но все аналоги считать абсолютно идентичными нельзя. Не все лекарства с одинаковым действующим веществом имеют идентичный эффект, а взаимозаменяемость лекарств должна быть доказана клиническими исследованиями. В итоге мы видим, что врач, по сути, освобождается от ответственности за результаты лечения, поскольку конкретный препарат пациент выбирает сам или делает это по совету фармацевта в аптеке. Тем не менее, на сегодняшний день в большинстве европейских стран врачи выписывают лекарства по действующему веществу, а не по его фирменному наименованию.
Медицинский вестник: МинШтраф предупреждает [ссылка]

Минздрав России предложил штрафовать врачей за указание в рецепте торгового наименования лекарства. Согласно проекту Федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», размещенному для общественного обсуждения на портале regulation.gov.ru, врачу, написавшему вместо МНН торгового фирменное название лекарственного препарата, придется заплатить штраф в 2-3 тысячи рублей.

скачать ПДФ

Логично, но недостаточно

Приказ Минздрава РФ, предписывающий врачам выписку лекарственных препаратов по МНН, вступил в силу 1 июля 2013 года. Логично предположить, что изменение меры административной ответственности за неправомерную выписку рецептов, предлагаемое Минздравом, должно стимулировать врачей неукоснительно выполнять предписания приказа. Директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова считает, что попытка Минздрава ввести административную ответственность в виде штрафа выглядит вполне логичной, но не законченной. Из цепочки следования рецепта врач — фармацевт новые законодательные ограничения будут касаться только врача. Это означает, что даже при идеальной реализации задуманного внимание маркетологов фармкомпаний по продвижению продуктов просто сместится в аптеки.

— Из всей линейки продуктов­заменителей фармацевту выгоднее продать тот, за который ему лично будет материальная премия, либо тот, который принесет большую прибыль аптеке. Но ведь именно против этого и борется Минздрав, — отмечает Настасья Иванова.

При этом очевидно, что фармацевт в аптеке будет далеко не всегда в состоянии на основе МНН подсказать торговые наименования лекарств, учитывающие специфику течения заболевания. Этим обеспокоен сопредседатель Всероссийского союза общественных объединений пациентов Юрий Жулев:

— Я негативно отношусь к тому, что врачам запретят выписывать препараты по конкретным торговым наименованиям. Можно сказать, что специалисту, который по своим должностным обязанностям отвечает за организацию лечения, заклеят рот пластырем. Пациент окажется в руках провизора аптеки. Но ведь провизор — не врач.

Несвобода выбора

По мнению старшего научного сотрудника Научно­исследовательского клинического института педиатрии РНИМУ им. Н.И. Пирогова Сергея Суворова, ситуация усугубляется еще и тем, что в России не проводятся независимые сравнительные испытания клинической эффективности препаратов с одним и тем же МНН, выпускаемых различными производителями. — На выбор врача при выписке препарата влияют в первую очередь такие факторы, как его собственный опыт применения препарата, наличие сильной доказательной базы эффективности и безопасности. Очень важно, чтобы в основе выбора препарата была полная информация о результатах клинических и наблюдательных исследований и о реальной практике его использования, — замечает директор по корпоративным связям и работе с государственными органами «АстраЗенека Россия» Юрий Мочалин. — Более того, не все препараты в рамках одного МНН абсолютно идентичны, их взаимозаменяемость должна быть доказана.

Юрий Мочалин считает, что в вопросе назначения лекарственного препарата конкретному пациенту ведущая роль должна принадлежать врачу — это будет гарантией, что сложные высокотехнологичные лекарственные средства окажут именно то действие, которого ожидает врач.

Настасья Иванова размышляет, как может быть реализована инициатива:

— На первом этапе представляется рациональным появление расширенного списка по каждому МНН, входящему в различные перечни — ЖНВЛП, по дорогостоящим нозологиям, для обес­печения отдельных категорий граждан, который будет включать в себя несколько взаимозаменяемых препаратов различных торговых марок. Для представления пациенту минимального выбора желательно, чтобы таких препаратов было не менее трех: оригинальный препарат и два эффективных и безопасных дженерика по средней для рынка и по минимальной цене. Нужно строго обязать аптеки иметь такие препараты в наличии постоянно и предъявлять для самостоятельного выбора пациентом.

Но на основании чего пациент сможет сделать правильный выбор? Врач­невролог медицинского центра «Невро­Мед» Инна Зыкина считает, что эффективность оригинальных препаратов и дженериков малосравнима. По ее мнению, наиболее добросовестные врачи, вероятнее всего, будут выписывать рецепт по МНН, согласно требованиям Минздрава, и сопровождать его устной рекомендацией препарата под торговым наименованием — в интересах здоровья пациента.

— Невозможность для врача выбрать оптимальный препарат, предпочесть оригинальный препарат дженерику в рамках одного МНН в первую очередь скажется на пациенте — эффективности и стоимости его лечения, и как следствие — на увеличении срока временной нетрудоспособности, повышении риска хронизации заболевания, осложнений, лекарственной резистентности, — уверена Инна Зыкина.

Сергей Суворов также критически оценивает инициативу:

— Декларируется необходимость уменьшить затраты пациентов на покупку лекарств, и понятно желание чиновников предупредить продвижение определенных торговых марок через врачей амбулаторно­поликлинической сети. Но у меня нет данных, насколько масштабна проблема. В любом случае сомнительно, что поставленная цель в принципе достижима с помощью предлагаемого средства.

Он акцентирует внимание на том, что, скорее всего, выписка рецепта по МНН или группировочному наименованию потребует больше времени. В результате уменьшится и без того небольшой интервал, отпущенный врачу на изучение проблем пациента.

— С увеличением сложности записи рецепта неизбежно возрастет число ошибок «кодирования—декодирования», что особенно актуально для многокомпонентных препаратов, — добавляет Сергей Суворов.

Категорически против штрафов высказывается генеральный директор ООО «Натива» Александр Малин:

— Любые карательные меры, реализуемые в условиях недостаточно структурированной законодательной и нормативно­правовой базы, являются малодейственными и не смогут привести к эффективной реализации целей, поставленных разработчиками данной инициативы. В конкретном случае я имею в виду отсутствие должного уровня контроля деятельности врачей. Большинство лекарственных средств рекомендуются врачом в устной форме либо выписываются на неофициальных бланках. Я не выступаю за то, чтобы выписывать лекарственные средства по торговым наименованиям, но я против введения бессмысленных штрафных санкций.

Предупрежден
и устрашен

Возникает и вопрос: кто и каким образом будет контролировать исполнение приказа? Полномочиями по контролю действия данного положения планируют наделить Росздравнадзор. Однако эксперт портала Pharm­MedExpert.Ru Анатолий Новиков считает, что Росздравнадзор в его нынешнем количественном составе и с нынешними законодательными ограничениями по кратностям плановых проверок юридических лиц, скорее всего, не сможет качественно выполнять такие функции.

Он отмечает, что штраф в 2—3 тыс. рублей представляется более чем существенным, если исходить из средней заработной платы врача в 20—30 тыс. рублей в месяц, но добавляет:

— Поскольку вероятность наказания врача возникает лишь после плановой, то есть известной заранее проверки, которая случается не чаще одного раза в три года, такое знание не будет способствовать улучшению дисциплины выписки рецепта.

В то же время проверка рецептов, имеющих длительные сроки хранения (от 3 до 10 лет), может быть, по мнению эксперта, действенной мерой.

Семь раз проверь

Есть у инициативы и однозначные сторонники.

— Вводимая норма ожидаема и сама по себе не окажет какого­либо влияния на работу добросовестных врачей и фармацевтических компаний. Но, поскольку размеры штрафов весьма чувствительны, она заставит врачей лишний раз проверять и перепроверять выписанные рецепты, — комментирует ситуацию заместитель генерального директора STADA CIS Иван Глушков.

Похожую мысль высказывает и член Комиссии ОП РФ по охране здоровья, физической культуре и популяризации здорового образа жизни, директор ФГБУ «Научно­клинический центр оториноларингологии» ФМБА России Николай Дайхес:

— Пришло время навести порядок в фармацевтической отрасли. Еще в 2000­х годах мы обсуждали эту тему, однако ситуация кардинальным образом не изменилась.  Нововведение принесет только пользу. Лоббирование медицинских препаратов надо пресекать, а у пациентов появится выбор.

 

Московский Комсомолец: Самолечение - избавление от больной медицины [ссылка]
Самолечение - избавление от больной медицины
Запрет на рекламу лекарств приведёт к их удорожанию
 
Больше года прошло с момента, когда министр здравоохранения Вероника Скворцова предложила полностью запретить рекламу лекарств. Инициатива главы Минздрава сразу вызвала многочисленные дискуссии в фарминдустрии, но законодательно так и не оформилась, однако до сих пор сторонники и противники продолжают выдвигать аргументы «за» и «против» этой неоднозначной идеи.
 
Полный запрет рекламы, по мнению чиновников от здравоохранения, должен уменьшить размеры коррупции в сфере оборота лекарств, а также призван постепенно отучить население страны от самолечения, которое действительно широко распространено.
 
В марте этого года ФОМ опубликовал данные соцопроса, согласно которым самолечением предпочитают заниматься 51% россиян. Исследование показало и основные причины, по которым люди избегают посещать врачей, - очереди в медучреждениях, нехватка времени, отсутствие денег на лечение, а также недостаточный уровень профессионализма медиков. Ряд экспертов дают более серьёзные данные - до 70% россиян предпочитают лечиться самостоятельно, при выборе лекарств руководствуются не рекомендацией врачей, а рекламой и советами знакомых.
 
«К сожалению, наши граждане в своей массе предпочитают лечиться именно в аптеке, а не в поликлинике. Всемирная организация здравоохранения даёт определение термина «самолечение» как разумное применение пациентом лекарств, находящихся в свободной продаже. Однако наше российское самолечение, напротив, чаще всего выглядит как неразумное и безответственное», - утверждает эксперт, директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова.
 
Данные эксперта подтверждает неутешительная статистика, согласно которой неправильное употребление лекарств при самолечении является пятой причиной смертности после травматизма, болезней системы кровообращения, онкологии и заболеваний органов дыхания.
 
Поможет ли реализация антирекламной инициативы Минздрава уменьшить эти страшные данные - большой вопрос. Что с большой вероятностью может произойти после запрета рекламы, по общему мнению специалистов, так это ограничение конкуренции и рост цен на лекарства. Фармкомпании будут увеличивать расходы на новые схемы маркетинга и продвижения, в т.ч. используя блоги и социальные сети, незаконное лоббирование своих интересов среди чиновников и врачей и т.д. Новые затраты неизбежно будут включены в стоимость препаратов.
 
Эксперт рынка Анатолий Новиков отмечает, что инициатива по полному запрету рекламы лекарств вряд ли будет полезна. «Безрецептурные препараты - в целом безопасные в плане самостоятельного лечения лекарства. Для того чтобы не было опасных последствий, необходимо внимательно читать инструкцию, в первую очередь показания, дозировки и противопоказания, и ответственно принимать решение о самолечении. Даже обычный аспирин может стать ядом, если превысить стандартную дозировку». По мнению эксперта, проблема бесконтрольного потребления населением лекарств в нашей стране есть, но бороться с ней необходимо не полным запретом рекламы. «Более актуальной инициативой стало бы введение жёсткого контроля за нелегальными продажами лекарств через Интернет, где более половины продукции является контрафактной. Также нужно внимательнее следить за неконтролируемой продажей рецептурных лекарств», - отмечает специалист.
 
Эксперты дают несколько советов, как сделать самолечение неопасным и действительно «разумным».
 
• Постарайтесь понять причину недомогания.
 
• Не следует принимать лекарство при первом же неприятном ощущении.
 
• Точно соблюдайте инструкцию, обратите внимание на побочные действия и противопоказания.
 
• Не допускайте передозировки.
 
• Приём сразу нескольких препаратов несовместим (инструкция, раздел «взаимодействие»).
 
• Не следует использовать лекарство «на всякий случай».
 
• Необходимо обратиться к врачу, если улучшение не наступает в течение трёх дней, а также, если во время самолечения появляются новые проблемы.
Лекарства могут подорожать в 2014 году на 15-20% [ссылка]
Источник: METRO

С декабря 2013 года цены на медикаменты в России выросли, по официальным данным, на 3,1%. Но это «средняя температура по больнице», говорят эксперты. В ряде регионов, включая Петербург, показатель оказался выше в два раза и даже больше. Кроме того, подскочили в цене и отдельные препараты. Как сообщает Росстат, только в апреле валидол подорожал на 10,6%, альмагель и валокордин – на 2–2,3%. Но основной рост – ещё впереди.

В разговоре с Metro Давид Мелик-Гусейнов, директор Центра социальной экономики, отмечает, что обычно после скачков иностранных валют производители пересчитывают цены через 2 – максимум 2,5 месяца.

– Потом всё идёт по цепочке: перерасчёт производят дистрибьюторы и сами аптеки, – говорит он. – При этом какой-то зависимости в цифрах (евро вырос на 10%, лекарства – так же) нет. Каждый производитель закладывает в цену свои риски.

По словам Мелик-Гусейнова, обвал рубля для российского лекарственного рынка критичен.

– С импортом всё понятно, но и лекарства, произведённые в России, зависят от доллара и евро, – рассказывает эксперт. – Компоненты для производства наши предприятия закупают за рубежом – как на Западе, так и на Востоке.

Как рассказывают в DSM Group, по итогам марта в России доля отечественных препаратов составляла 55%. Но на них пришлась всего четверть продаж в рублях.

Иван Данилов из Pharm-MedExpert.Ru отмечает, что Россия находится в сильной зависимости от современных и инновационных препаратов – они, как правило, импортные.

– Многие иностранные медикаменты не имеют отечественных аналогов, и перейти на российские лекарства пока невозможно, – заключает он.

При этом первый квартал, как правило, показывает самые мягкие результаты, поскольку на складах ещё остаётся запас лекарств, которые будут продаваться по старым ценам, объясняет Настасья Иванова, директор Национальной дистрибьюторской компании. В целом же по итогам года рост цен на лекарства может составить 15–20%, считает эксперт:

– Это, впрочем, не коснётся жизненно необходимых и важнейших препаратов, внесённых в государственный список. Их на рынке примерно треть – 567 наименований.

Мелик-Гусейнов предполагает, что ситуация изменится через 2–3 года, когда крупнейшие производители препаратов из топ-10 достроят свои заводы в России.

– Тогда колебания курсов евро и доллара не будут так влиять на цены в аптеках, – считает он.

Минздрав хочет уменьшить в России количество аптек [ссылка]
Источник: METRO

Минздрав предлагает сократить в России число аптек – сейчас одна приходится в среднем на 1450 жителей, что в два-пять раз больше, чем в Европе.

Анатолий Новиков, директор по медицине Национальной Дистрибьюторской компании, сомневается в такой статистике

– По подсчётам чиновников, в России должно быть около 100 тыс. аптечных учреждений, – отмечат эксперт. – А все открытые данные по развитию фармрозницы говорят как раз об обратном: за последнее время количество точек ежегодно уменьшалось в среднем на 10–15% и должно составлять на сегодня около половины озвученного ими числа. А если это так, то мы совсем не далеки от Европы по этому показателю: во Франции, Италии, Испании, Бельгии и некоторых других странах на 1 аптеку приходится 2–3 тысячи человек.

По словам Новикова, в России проблема не в количестве аптек, а внеоднородности покрытия ими территории: есть перенасыщенные регионы, а есть те, где аптечных точек катастрофически не хватает. Особенно страдает от этого сельское население.

Фармэксперт Настасья Иванова говорит о том, что восприятие инициативы Минздрава зависит от целей.

– Если основная мысль введения ограничений продиктована желанием увеличить рентабельность работы отдельно взятой аптеки, то эта мера представляется достаточно сомнительной, – считает она. – Ограничения по количественному входу на территории для серьёзных конкурентов вряд ли заставит сменить их ценовую политику. Последнее время в данном сегменте ритейла преобладают тенденции по развитию дискаунтеров. А этот формат категорически не подходит для бизнеса единственной торговой точки – там минимальная рентабельность. Соответственно, индивидуальные предприниматели, поднимая цены на препараты (т.е. увеличивая маржу и рентабельность), становятся менее конкурентными дискаунтерам.

Если же речь идёт об улучшении качества оказания фармацевтической помощи конечному потребителю, то увеличение рентабельности работы таких аптек однозначно явится лишь следствием повышения цен на товары, продолжает эксперт:

– А это, в свою очередь, мало понравится населению. На наш взгляд есть один позитивный момент: такая мера может некоторым образом помочь производственным аптекам и аптекам, требующим особых условий хранения и отпуска для ряда лекарственных препаратов, таких как наркотические и сильнодействующие лекарственные препараты.

Введение акциза на спиртосодержащую продукцию лекарственного ассортимента [ссылка]
Источник: Столица FM

Эксперт Pharm-MedExpert.Ru Анатолий Новиков для радиостанции Столица FM: введение акциза на спиртосодержащую продукцию лекарственного ассортимента - мнение.

Введение акциза на спиртосодержащую продукцию лекарственного ассортимента обязательно приведёт, как минимум, к двум явным следствиям. Во-первых, к неминуемому кратному повышению цен на эти продукты. Скорее всего, значимая часть потребителей, которая покупала настойки в медицинских целях, откажется от жидких форм (самостоятельно или по совету врача) и найдёт им альтернативную замену. Во-вторых, подавляющее большинство предприятий, которые выпускают данную продукцию – это мелкие фармфабрики. Такие нововведения невозможны без выполнения ряда нормативных условий на данных производствах: переход под контроль Росалкогольрегулирования, введение дорогостоящих информационных систем учёта и т.п. Это станет причиной как закрытия производств на мелких фабриках вследствие резкого снижения рентабельности, так и внеакцизного повышения цен на такую продукцию у тех компаний, которые будут готовы к таким финансовым тратам и сохранят эти линии.  Это приведёт, в конечном итоге, к снижению выпуска такой продукции. Что касается целей Регулятора. Если главная цель введения акцизов – борьба с пьянством/алкоголизмом в стране, то эффект от данного мероприятия определённо будет. Однако его величина и эффективность в периоде данного шага представляется весьма сомнительной. Как показали все предыдущие кампании по борьбе с пьянством в нашей стране, алкогользависимые граждане всегда и достаточно быстро находили продукты-заменители. Не станет исключением и данная ограничительная процедура. Если же основная цель - увеличение поступления в казну государства дополнительных доходов в виде акцизов со спиртосодержащих лекарственных средств, то данная инициатива ещё более сомнительна. Значимое снижение уровней потребления таких продуктов и их производства не позволит государству твёрдо прогнозировать данную статью доходов.

Фармацевтический маркетинг получает инновационный инструмент для создания HTML5 презентаций собственными силами [ссылка]

Облегчение труда маркетологов и ускорения внедрения CLM процесса в фармацевтических компаниях - задача нового инструмента eWizard, представленного во время крупнейшей мировой профильной выставки Eyeforpharma 2014 в Барселоне. Создавая новую волну цифровой коммуникации, гибкая технология eWizard, разработана специально для фармацевтических компаний, с целью выведения маркетинговых инициа