Фарм Мед Эксперт комментарии экспертов фармрынка
ВАМ НЕОБХОДИМ АНАЛИТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ НА ТЕМЫ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИЙ РЫНОК / МЕДИЦИНА / ЗДОРОВЬЕ?
ЗВОНИТЕ: 8 (925) 822-7070
ПИШИТЕ НАШИМ ЭКСПЕРТАМ:info@pharm-expert.ru
Рынок лекарств: актуальные новости и комментарии экспертов
Сегодня:

Московские Аптеки: Провизор лучше разбирается в коммерции, чем в химии [ссылка]

Рост количества аптек, проблемы профессионального обучения и высокая нагрузка на специалистов — основные причины дефицита квалифицированного персонала в области аптечной фармации. А он сегодня наблюдается во всех регионах страны.

Иванова Настасья
Директор ООО "Интер–С Груп"

Согласно прошлогоднему опросу, представители кадровых служб почти половины опрошенных фармкомпаний и аптечных сетей заявили о нехватке профессиональных кадров, тем не менее отметив, что ситуация выправляется и уже не выглядит настолько критичной как десятилетие назад.

Действительно, дефицит работников в аптеках постепенно сокращается. Но повышается ли квалификация провизоров и фармацевтов?

Ведь провизор должен уметь не только отпустить покупателю-пациенту необходимое лекарство. Фармспециалист должен хорошо ориентироваться в огромной номенклатуре лекарств и сопутствующих аптечных товаров и быть готовым дать грамотную консультацию даже самому дотошному посетителю. Объяснить, как следует принимать лекарство, какие у него могут быть побочные эффекты, а при необходимости правильно подобрать аналог. При этом в консультации работника аптеки заинтересованы не менее 8 человек из 10.

При таких нагрузках качественно работать с покупателями-пациентами по силам только высококвалифицированным и стрессоустойчивым сотрудникам, которые претендуют на высокую заработную плату. Однако небольшие аптечные сети — в целях минимизации расходов — скорее окажут предпочтение специалисту со средним образованием из региона, готовому пройти повышение квалификации, но с более скромными запросами по уровню оплаты труда.

Невысокая зарплата — одна из основных причин высокого уровня текучести персонала. И преодолеть ее пока невозможно. Неудивительно, что работа провизором чаще рассматривается работником или выпускником вуза как временная, дающая возможность получения знаний для профессионального роста и перехода на более престижное место. К примеру, из 250 выпускников Института фармации и трансляционной медицины МГМУ им. И.М. Сеченова лишь третья часть готова работать в аптеке. Это объяснимо: аптека сегодня не может конкурировать по зарплате с работой на фармпроизводстве, в лаборатории или в компании-дистрибуторе.

На наш взгляд, начинать следует с реформы профессионального образования. Именно здесь — множество вопросов, которые необходимо решить в первую очередь. Основная проблема — недостаток отраслевых образовательных учреждений. Поступить на очное отделение очень сложно, а стоимость внебюджетного обучения высока. Официально дефицита аптечных кадров нет, как нет и необходимости увеличения учебных мест для абитуриентов: соответствующей статистики не существует.

Среди других пробелов, связанных с подготовкой персонала для аптеки, можно выделить:

  • невозможность образовательных программ угнаться за меняющейся действительностью (новые технологии, новые ЛС, новые компетенции);
  • недостаток практической подготовки и необходимость дополнительного обучения выпускников;
  • недостаточную подготовку исследовательских кадров;
  • нехватку высокотехнологичного оборудования на кафедрах;
  • слабое взаимодействие между вузом и работодателем.

В результате обучения современный провизор лучше разбирается в коммерческих технологиях, в управлении и экономике фармации, чем в вопросах фармацевтической химии. Неудивительно, что аптечное изготовление лекарств по индивидуальным рецептам практически сошло на нет, оставшись, в основном, в немногочисленных государственных и муниципальных аптеках.

И чем дальше от крупного города, тем острее встает вопрос кадрового дефицита и слабой квалификации аптечных работников. Доходит до того, что к работе в качестве консультантов привлекаются сотрудники с медицинским образованием.

Ситуацию с дефицитом рабочих кадров может дополнительно усугубить доставка лекарств на дом: с большой вероятностью курьеру, который будет развозить медикаменты по адресам, будет также необходимо иметь профильное образование. Но смогут ли аптеки повсеместно выполнить данное условие — вопрос открытый. А вот требования к квалификации аптечного персонала становятся все более жесткими: вступили в силу Правила надлежащей аптечной практики, стала необходимой программа адаптации новых сотрудников, введена обязательная аккредитация фармацевтов и провизоров. Однако проблем еще много и решать их нужно, в первую очередь, на стадии подготовки аптечных работников.

На наш взгляд, государство должно стимулировать поступление в профильные вузы и колледжи. В идеале необходима целевая подготовка специалистов для конкретных фармацевтических производств.

ФМ. Фармация и Медицина: Фармация попалась в сети. Или все-таки нет? [ссылка]

Чего стоит ожидать фармрознице от пациентов, которые все чаще обращаются к Интернету, чтобы узнать о лекарствах и ценах на них

Мы стали чаще сравнивать цены лекарств не в аптеке, а в Интернете. По данным Ipsos Comcon, в 2016 году к помощи сети прибегали 23,8%. На IV квартал минувшего 2018-го цифра выше более чем в полтора раза – 38,9%. Однако доля тех, кто изучает ценники прямо в аптечных витринах, осталась прежней, и даже немного подросла: 35,3% против 35. И если говорить о способах выбрать доступное лекарство, то разговор с фармацевтом опережает путешествия по просторам всемирной паутины: 52,5 и 35%.  Пациент при этом не ограничивается одним методом, замечает менеджер по маркетингу Ipsos Сomcon Шамиль Ахметзянов. Посетитель аптек и почти всегда комбинирует различные источники информации: советы друзей, справочники лекарств, консультацию специалис т а … За Интернетом – будущее, в скором времени в онлайн перейдет все. Мнение весьма популярное, но данные социологов говорят об обратном.

Не все цены доступны

«Мне кажется, причина в том, что по сравнению с 2016 годом количество аптек выросло. Мы видим, что они открываются дверь в дверь. Времени на то, чтобы обойти несколько аптек и сравнить цены, требуется нетак много, как раньше, – считает коммерческий директор «ФармаТрейдСервис» Дана Алборова. – К тому же не все аптеки представляют свои цены в Интернете». При этом аптечные сети наращивают свои позиции в онлайн-пространстве. Рост обращений к Интернету происходит во многом за счет «фармацевтических гигантов». Однако аптечные агрегаторы крупными игрокам и не всегда приветствуются… Чем прозрачнее цены, тем меньше порой конкурентных преимуществ. «Как по данным Росстата, так и по жизненным наблюдениям, значительно снизилась покупательская способность нашего населения, – с грустной улыбкой замечает гендиректор DENIS Pharm Group, глава Всероссийского единого содружества независимых аптек Александр Фридман. – И одновременно нужно признать: государство внесло свою активную лепту в информирование пациента о существовании дженериковых препаратов». За последние три года и самих дженериков стало значительно больше, комментирует Дана Алборова. В том количестве аналогов, которые появляются постоянно, сориентироваться трудно даже врачу. И тут на помощь пациенту приходит… На первый взгляд, ответ очевиден: Интернет.

Сила привычки?

«Постоянное обсуждение телемедицины заставило фармацию «вливаться» в цифровизацию, а пациентов – учиться эту информацию использовать, – полагает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. – И все выше процент людей, которые осваивают Интернет. В том числе в весьма солидном возрасте . Но по-прежнему велика доля тех, кто идет пешком за информацией. Скорее всего, это просто привычка. Думаю, уже скоро основная часть покупок будет электронной». Важно понимать: доля интернет-покупателей будет расти до определенного пикового значения, обращает внимание Александр Фридман. Процент электронных платежей также становится выше: это прямо подтверждает и рост интернет-покупок. В аптеках он продиктован еще и увеличением доли нелекарственного ассортимента. «Однако необходимо помнить, что свое главное слово еще не сказали крупнейшие интернет-площадки. У них все готово к тому, чтобы начать продавать лекарства посредством Интернета, – констатирует глава DENIS Pharm Group. – Они-то как раз и смогут внести принципиальные изменения в аптечный рынок. Предполагаю, что и крупнейшие агрегаторы просто будут куплены одним из таких сервисов. Надо только дождаться разрешения интернет-торговли лекарствами – и мы с вами будем свидетелями всех этих изменений. Ключевых и непредсказуемых». Но так ли всемогущи новые технологии?

Время покажет

«Разобраться самим, пусть даже используя Интернет , нашим посетителям не всегда просто. И не надо забывать: консультировать пациента по всем вопросам о выписанных препаратах, противопоказаниях, синонима х, особенностях приема – это обязанность фармацевта, – подводит итог Дана Алборова. – Поэтому чем выше квалификация специалистов, чем лучше они разбираются в ассортименте, и главное, если они не будут лениться делиться этими знаниями с пришедшим к ним человеком, тем чаще выбор будет в пользу именно вашей аптеки».

Настасья Иванова директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп»

«Действительно, с каждым годом наблюдается рост числа людей, самостоятельно принимающих решение о покупке того или иного лекарственного средства. Но дело тут отнюдь не в самолечении и не в недоверии к врачу. Доктор в данном случае лишь назначает терапию. Он мыслит глобально, ищет причину заболевания и метод лечения, а не занимается поиском оптимального соотношения цены и качества препарата. Интернет же сейчас доступен каждому: им пользуется и школьник, и пенсионер. Общедоступна и информация как о лекарствах, так и о ценах на них в разных аптеках. Люди стремятся не только самостоятельно понять, что же именно им назначили, но и сэкономить. Ведь цена на один и тот же препарат в разных аптеках может отличаться на 400%. Не говоря уже о том, что у большинства лексредств есть аналоги. Здесь стоит отметить: пациентов-покупателей можно условно разделить на несколько категорий. Первая – те, кто идет в аптеку непосредственно за тем препаратом, «что доктор прописал». Вторая – те, кто спросит в аптеке о возможных аналогах. Третья – те, кто сначала самостоятельно проанализируют информацию о выписанном им лекарстве, попытаются найти аналоги и аптеки, где то или иное лекарство стоит дешевле. И с каждым днем людей в третьей группе все больше. Но при этом далеко не у каждого есть медицинское образование, и чтобы подтвердить сделанный выбор, многим требуется совет. Дело совсем не в доверии, дело в растущей финансовой грамотности пациента». настасья иванова

Московские Аптеки: Фармперсонал: курс на FMCG или юридическая безопасность? [ссылка]

Главное конкурентное преимущество. И первая "головная боль" аптеки. А еще — предмет пристального внимания всех: от руководителя аптечной организации до контрольно-надзорного органа. Все это кадры.

Именно за них идет борьба между аптечными сетями. Именно о них написаны профессиональные стандарты и для них — Надлежащая аптечная практика. Именно об их профессиональных и личностных качествах, а также многочисленных обязанностях идут споры многолетние, которые впору перевести в разряд философских. Что нужно сделать, чтобы аптечный кадровый вопрос перестал являться столь острым и проблемным? И насколько необходимо снижать его остроту?

ЗАВЕДУЮЩИЕ АПТЕКОЙ БОЛЬШЕ НЕ НУЖНЫ?

Первые признаки развития событий именно в эту сторону — изменения в работе на должности "заведующая аптекой". Точнее, тенденция к исчезновению этой должности и замене ее позицией, контролирующей 3, 5, 7 аптек. Региональный директор, территориальный менеджер или как–то иначе. Суть одна: компания получает экономию на фонде оплаты труда, а провизоры и фармацевты (последние особенно) — серьезное сокращение карьерных перспектив. Возможность дорасти до заведующего аптекой не только профессионально, но и юридически отодвигается для них на долгие годы. Привлечет ли это специалистов в профессию? Ведь им останутся рабочие места всего лишь "за прилавком". Как бы фармацевтическая розница стремилась быть не похожей на продуктовый ритейл, но необходимость выживания диктует свои законы и способы. И уже забыто убеждение о непохожести аптечного сегмента на другие сегменты рынка. Ощущение успеха за счет активного копирования FMCG (fastmovingconsumergoods, быстро оборачиваемые потребительские товары) овладело аптечным рынком. Крупные игроки аптечной розницы ищут для себя топ-менеджеров из продуктового ритейла, как замечает Марина Тарнопольская, управляющий партнер Kontakt InterSearch Russia. Такие руководящие кадры обещают сделать работу более эффективной… Трудоустраивать менеджеров из аптечной розницы сложно, признается эксперт. Сложно по таким причинам, как низкая маржинальность и высокая зарегулированность бизнеса. Материальная отдача от фармацевтической деятельности не так велика, а вот количество обязанностей и ограничений, напротив, внушительно. Все это тормозит профессиональный рост аптечных управленцев. Под воздействием FMCG в ближайшие несколько лет ситуация в аптечной рознице должна естественным образом измениться. Если аптечные компании активно будут набирать руководящих специалистов из продуктового и прочего ритейла — они принесут в аптеки свой стиль управления. И «дотянут» отстающий сегмент рынка до своего более высокого уровня. Поспособствует этому и укрупнение аптечных сетей — ведь из-за консолидации необходимость в менеджерах среднего звена станет меньше. Проще говоря: когда аптечный рынок скопирует механизмы и инструменты FMCG — ситуация с руководящими кадрами перестанет быть столь сложной, а фармацевтические специалисты, скорее всего, окажутся всего лишь за первым столом.

СЛОМАТЬ СЕБЯ ПОД АЛГОРИТМЫ ПРОДАЖ ИЛИ...

Как поясняет Маргарита Шилова, руководитель учебного центра ООО ФЦ "Знание", многим фармацевтам и провизорам трудно работать по корпоративным стандартам. И придерживаться строго определенного алгоритма в общении с покупателем–пациентом. Легко ли сломать себя, отказавшись от своих убеждений — пусть даже ради значительного вознаграждения? Опыт показывает, что нет. Специалист попробует найти другую аптеку, для которой фармконсультация пока еще важнее фарммаркетинга (скопированного во многом из того же неспециализированного ритейла). А если не получится — уйдет из профессии... Ведь он больше не видит смысла в своем труде и, что самое печальное, не имеет возможности этот смысл создать. Не чувствует сопричастности к общему делу. ГЛАВНОЕ — ПОНИМАТЬ ЗАЧЕМ Именно это чувство, вот это ощущение — самое главное в работе аптеки, подчеркивает Владимир Гридякин, генеральный директор аптечной сети из Подмосковья (ООО "Альянс–Фарм"). Гордость за свой труд, за свое предприятие, за свой коллектив, понимание того, что вносишь вклад во что-то действительно важное, — такое ощущение должно быть у каждого сотрудника, замечает руководитель аптечной организации. И неважно, уборщица это, стажер или генеральный менеджер. Если же этого нет...

СКОЛЬКО ФАРМРАБОТНИКОВ В РОССИИ?

Симптоматическое лечение кадровых (а попутно финансовых) проблем аптечной розницы путем преодоления ее непохожести на весь остальной ритейл — по всей видимости, путь к проблемам еще большим. Краткосрочный успех сегодня рискует привести к серьезному оттоку кадров. Кстати, а каков дефицит аптечных специалистов? Ответ на этот вопрос нам... неизвестен. "Как можно говорить о нехватке специалистов в цифрах, если мы вообще не знаем — сколько их? У нас такой учет не ведется, — констатирует Дмитрий Целоусов, исполнительный директор ААУ "СоюзФарма". — И именно поэтому мы совместно с Союзом "Национальная Фармацевтическая палата" активно выступаем за создание регистра фармацевтических работников Российской Федерации. Это позволит иметь объективную информационную базу данных о специалистах, осуществляющих фармацевтическую деятельность, анализировать обеспеченность отрасли кадрами, выявлять потребность в объемах подготовки, переподготовки и повышения квалификации фармацевтических работников и в соответствии с ними оперативно адаптировать образовательные программы". Действительно, оперировать можно лишь приблизительными данными. 120–150 тыс. человек — по подсчетам ряда экспертов–аналитиков. Но из этой цифры нельзя узнать самое главное: каков процент провизоров и фармацевтов, работающих по совместительству?

ТРИ С ПОЛОВИНОЙ СОТРУДНИКА НА АПТЕКУ

Труд одного и того же специалиста в нескольких организациях — та необходимая сегодня мера, которая поможет сотруднику залатать дыры в семейном бюджете, а компании — в кадровой политике. По подсчетам фармцентра "Знание", в нашей стране сегодня около 45 тыс. аптек. И среднее число сотрудников — 3,5 единицы на одну аптечную организацию. Если же воспользоваться данными AlphaRM — в 2018 г. в России работало 65 тыс. аптек. И тогда коэффициент совместительства фармацевтов и провизоров будет еще более внушительным. А ведь в некоторых аптечных организациях и, правда, трудятся по два человека... ЕЩЕ РАЗ ПРО ЗАРПЛАТЫ Причина лежит на поверхности. Только 13% провизоров и фармацевтов удовлетворено своим ежемесячным доходом, делится данными проведенного опроса Маргарита Шилова. Для многих специалистов уровень заработной платы на 10% выше текущего, а это иногда 3–4 тыс. руб. — уже основание для того, чтобы сменить место работы. Еще красноречивее сведения, предоставленные руководителем отдела исследований HeadHunter Марией Игнатовой. В последние полгода 20% объявлений о поиске заведующей аптекой — каждое пятое! — отправлены из Москвы или Московской обл. Говорить это может как о стабильности аптечного сегмента в остальных регионах, так и о том, что он медленно, но верно "оптимизируется". "Чем дальше от крупного города, тем острее встает вопрос кадрового дефицита и слабой квалификации аптечных работников", — замечает директор компании–дистрибутора "Интер–С Груп" Настасья Иванова. Свой вклад вносит и нехватка профильных вузов, факультетов и колледжей. Кстати, в столице руководителю аптечной организации предлагают среднюю зарплату в 60 тыс. руб. Санкт–Петербург отстает на пять тысяч, а средняя ежемесячная зарплата по стране — еще на 5.

КАК БЫТЬ НАЧИНАЮЩЕМУ СПЕЦИАЛИСТУ?

Обучать новичков на должности заведующего готова лишь каждая десятая аптека. Это логично, но... так чаще всего подходят и к остальным аптечным вакансиям. "Сегодня мы являемся одной из немногих межрегиональных сетей, принимающих на работу дипломированных специалистов без опыта, в то время как другие работодатели ориентируются на соискателей только со стажем, — констатирует Арсен Петросов, заместитель директора по продажам аптечной сети "Вита Плюс" из Пятигорска. — Разумеется, прежде чем новички будут допущены к автономной работе, им необходимо пройти период стажировки. В ходе которой накапливаются знания и закрепляются навыки. Под контролем и в обязательном присутствии заведующего аптекой". Казалось бы, алгоритм прост и понятен: молодого специалиста вводит в профессию опытный наставник. Так происходит на протяжении даже не веков, а тысячелетий, и эта традиция не из тех, которые устарели. Но когда условия работы усложняются чрезмерно — и человек, и организация стремятся любой ценой сэкономить ресурсы. А в аптечной деятельности "утяжелителей" и "усложнителей" предостаточно. Например, система НМиФО в ее сегодняшнем организационном варианте. До периодической аккредитации осталось совсем мало времени, но... СЕРТИФИКАТ ПРЕВРАТИТЬСЯ В ТЫКВУ? "Специалисты, в первую очередь, хотят получить ответ на вопрос: что ждет их в 2020 г.?" — констатирует Ирина Григорьева, доцент кафедры фармакологии с курсом фармации РязГМУ. До часа Х осталось совсем недолго. А ответов нет на вопросы самые очевидные и самые важные. Например, на такой вопрос: "Как быть с баллами НМиФО, если аптечный работник в отпуске по уходу за ребенком"? Ситуации здесь могут быть различны. Может случиться и так, что сертификат специалиста истечет в течение отпуска — и что тогда? Неясна и судьба фармацевтических работников, которым предстоит "догонять" и добирать баллы. "Специалисты, начавшие формировать портфолио согласно приказу №334н с опозданием или по каким–то причинам имеющие недобор баллов, — обращает внимание преподаватель, — ждут ответа на вопрос: "Как добрать баллы, пройдя 1–2 краткосрочных курса повышения квалификации дополнительно?" Однако НМиФО все еще безмолвствует. И со временем преданность любимой профессии (о которой многие мечтали еще в детстве) может не выдержать под натиском перегрузок (физических и эмоциональных), правовой неопределенности и хронического дефицита семейного бюджета. А фармацевтические вузы и профессиональные ассоциации стараются достучаться до регулятора, чтобы устранить пробелы, которые были понятны еще в 2016 г., когда, собственно, был дан старт первичной аккредитации.

О ПРАВОВОЙ ПОДГОТОВКЕ И ЕДИНИЧНОЙ АПТЕКЕ

Каждый провизор должен быть немножко юристом. Правовая подготовка будущих фармацевтических специалистов важна еще до того, как им выдадут диплом, замечает доцент кафедры УЭФ БашГМУ Артур Гайсаров. Знать права и обязанности — как свои, так и покупателя-пациента. Успеть за нормативным актом, присвоившим привычному лекарству новый, особый статус (НС или ПВ). Быть в курсе новых документов. Все это провизору приходится делать ежедневно. "Ситуацию с новыми НПА, конечно, помогают отслеживать "офисы" аптечных сетей и специализированные СМИ. Но ведь все равно, разумеется, остаются «одиночные» аптеки, где все (возможно, даже и бухгалтерский учет) лежит на провизорах и заведующем, — обращает внимание Артур Гайсаров. — Особенно если владелец такой аптеки не является специалистом здравоохранения". Казалось бы, что мешает провизору поступить в юридическую магистратуру и уже через два года быть полноценным специалистом в области юриспруденции? Однако уже в начале обучения станет ясно: то, что потенциальные сокурсники изучали четыре года, трудно освоить в свободное между работой и учебой время. Здесь могли бы помочь специальные магистерские программы для фармспециалистов — например, курс по фармацевтическому праву, замечает доцент кафедры управления экономикой фармации. СТАНДАРТНАЯ ПРОЦЕДУРА СОВСЕМ НЕ СТАНДАРТНА Эксперты прогнозируют: в ближайшее время кадровый вопрос в фармации существенно изменится. И главными "факторами перемен" станут маркировка, интернет-торговля, система менеджмента качества и вероятное возрождение экстемпорального производства. Необходимо будет вносить изменения в СОПы, заметила на заседании аптечного клуба "Зеленый Крест", посвященном маркировке, генеральный директор ООО "СоюзФарма–ТМ" Мария Литвинова. И действительно, СОПы ждут значительные корректировки. Однако разработка поправок для стандартных операционных процедур станет возможна тогда, когда все необходимые пояснения даст ЦРПТ. С таким вопросом профессиональная ассоциация уже обратилась к специалистам Центра. Даны первые объяснения, в т.ч. по приему/отпуску маркированной продукции. Но это далеко не все. И сами СОПы пока еще требуют доработки. Точнее, систематизации. "Если каждая аптека составляет такие документы самостоятельно, то как быть контролирующим органам?" — над этим вопросом предлагает подумать Елена Лазарева, директор учебного центра "Доктрина". Действительно, как проверять то, в чем нет единообразия? И не должна ли стандартная операционная процедура стать действительно стандартной, т.е. единой для всех аптечных организаций? Но не путать с типовой "рыбой", которую делают по одному лекалу аптекам на заказ сторонние организации.

СИСТЕМА КАЧЕСТВА: КОНТРОЛЬ ЕСТЬ, ВАКАНСИЙ НЕТ

Что касается СМК, то за три месяца на сайте HeadHunter загружено два резюме на должность уполномоченного по качеству аптечной организации. Вакансий пока ноль. Однако, как замечает Маргарита Шилова, система качества уже нашла свое отражение в проверочных листах Росздравнадзора. А вот готовы ли к этому аптеки? И выдержат ли они? ОБЕСПЕЧИТЬ ЮРИДИЧЕСКУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ Дополнительные правовые акты по "кадровому вопросу" крайне необходимы для интернет–торговли. В предлагаемом варианте законопроекта фармацевт ассоциируется с курьером, что вызывает справедливое негодование фармацевтического сообщества. И в самом деле, человек получает серьезное образование, учитывая огромный объем знаний (даже если это всего лишь среднее специальное), чтобы потом стать курьером? Положительному решению кадровых проблем фармации это вряд ли поспособствует. Возрождение экстемпорального изготовления лекарственных препаратов (в необходимости которого сомнений меньше, чем в маркировке и дистанционном отпуске) также требует законодательных изменений в части необходимости аптечного изготовления лекарств и в подготовке фармацевтических специалистов. "Современный провизор лучше разбирается в коммерческих технологиях, в управлении и экономике фармации, чем в вопросах фармацевтической химии, — констатирует Настасья Иванова. — Неудивительно, что аптечное изготовление лекарств по индивидуальным рецептам практически сошло на нет, оставшись, в основном, в немногочисленных государственных и муниципальных аптеках". Подготовка аптечных кадров — вопрос, требующий системного решения. Но кроме животрепещущих вопросов фармации — образования, заработной платы и дефицита кадров, аптечным работникам необходимо обеспечить юридическую безопасность. Именно в ней, в частности, а не в стремлении сделать фармацию похожей на продуктовый ритейл, — один из ключей к решению проблемного кадрового вопроса. Посетитель аптеки пока доверяет ее специалисту, зная о его специальном образовании. Каким будет этот специалист года через 2–3? Если уже сейчас из-за потери престижа профессии, дефицита аптечных кадров и всевозможных гонений на аптеки, первостольник порой представляет из себя довольно печальное зрелище — незнание препаратов, их свойств, мест их хранения на полках своей небольшой аптеки. Так быть не должно, согласитесь?
ФМ. Фармация и Медицина: Как выжить в цепи питания? [ссылка]

Что меняется во взаимоотношениях аптек и дистрибьюторов

Дистрибьюторы и аптеки изменили формат сотрудничества. Меняются даже рыночные доли оптовиков. В чем причина? В «среднем звене» уверены: общение лекарственного опта и лекарственной розницы стало более здоровым. И во многом потому, что дистрибьютор смог пересмотреть договоренности со своими аптечными партнерами.  Нарушили одни – отвечают другие. Трудно не вспомнить высказывание главы одной из крупнейших оптовых компаний: «Очень многие аптечные сети остановились в своем убыточном развитии. Очень часто аптеки росли за счет денег дистрибьютора и вообще не считали экономику, стремились открыть больше точек за счет торговых кредитов, путая деньги дистрибьютора со своими». Аптеки же обращают внимание: за проблемы, принесенные крупными федеральными сетями, расплачиваются средние и малые аптечные организации… Нарушили одни – отвечают другие. Тогда о каком «оздоровлении сотрудничества» может идти речь? И что же происходит между двумя звеньями одной цепи, объединенными общей целью – успеть доставить пациенту его лекарство?

Новые веяния, новые лидеры

«Последние два года действительно идут процессы перераспределения рыночных долей. Отчасти это вызвано ухо-дом нескольких крупных игроков: сначала «Роста», потом фактически начала сворачивать работу «СИА Интернейшнл». Отчасти – с изменением порядка работы оптовиков с фармрозницей, – комментирует директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов. – Ряд компаний смогли очень грамотно воспользоваться ситуацией. В частности, компания «Пульс». Сначала она смогла ворваться в тройку игроков, потом вышла на второе место, а в текущем году вполне может стать номером один. По итогам I квартала, она уже первая. Но это очень крупный игрок. Вообще весь прошлый год в дистрибьюторском сегменте наибольшую динамику показывали компании так называемого «второго эшелона». На фактически стагнирующем рынке демонстрировали двузначный рост отгрузок. Это стало возможным, в том числе, отчасти благодаря изменениям парадигмы отношений крупных дистрибьюторов с сетями разного масштаба, отчасти – за счет перемен в отношениях производителей с дистрибьюторами».

Маркировку переживут не все

С каким  чувством смотрит в завтрашний день само «среднее звено» в цепи доставки лекарств? Вряд ли с чувством уверенности. Снижение финансовых возможностей покупателя-пациента привело рынок в состояние стагнации – и трудно ожидать от дистрибьюторов уверенного роста продаж, замечает директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова. Очевидно, что и пациент – вовсе не инициатор цепочки событий… Тем временем раскручивается по спирали еще одна история. «Ситуацию усложняет и введение маркировки медикаментов – проекта, безусловно, нужного и социально востребованного, однако долгого и предельно сложного, – продолжает Настасья Иванова. – При этом новые затраты лягут на производителей, дистрибьюторов и аптеки. А в конечном итоге – на покупателя-пациента. Из-за сериализации, агрегации и ряда неясностей в проекте многие дистрибьюторы готовы забить склады лекарствами вперед, насколько возможно. При этом ощущается дефицит современных аптечных складов. Нет ясности и в том, какие изменения ожидают сегмент недорогих препаратов и лекарства из Перечня ЖНВЛП? Следует отметить: не все дистрибьюторы смогут соответствовать новым требованиям складирования и хранения лекарств. Не всем под силу будет приобрести новое оборудование». Иными словами, завтрашнего дня для многих может и не быть. И вопрос во многом в способах выжить. Кто-то из оптовиков перестает «класть яйца в одну корзину » и создает собственные аптечные сети, ассоциации и даже производства. «А некоторые теряют продажи, поскольку хотят получить от аптечных сетей допгарантии возврата задолженностей. Например, при помощи страхования или посредством банковских гарантий, – констатирует Настасья Иванова. – Но далеко не все аптеки могут такие гарантии дать».

К чему ведет перекладывание нагрузки

«Дистрибьютор должен учитывать и условия производителя, и собственные риски. Многие перекладывают это бремя на аптеки. Если раньше оптовое звено было готово развивать аптечные организации (и цели этого были вполне понятны), то год назад оно решило, что аптек стало слишком много. И за свой счет их поддерживать уже не стоит. Покупателей и точек сбыта оказалось достаточно, а риски и потери увеличились: сжимающийся рынок не оставил дистрибьюторам маржи, – объясняет эксперт фармацевтического рынка Герман Иноземцев. – Что касается аптек, ряд крупных компаний обратился напрямую к производителям, кто-то вступил в ассоциации, а многие небольшие сети – размер ом в 3–5 аптек – выставили себя на продажу. Но мало кто их покупает… Нулевая рентабельность, или даже со знаком минус – у значительного числа аптечных учреждений». Дальше по цепочке: всегда ли пациент получит жизненно необходимое лекарство? Ситуацию усложняет и введение маркировки медикаментов – проекта нужного и социально востребованного, но долгого и предельно сложного.

Прогноз на завтра

«В итоге складывается ситуация, при которой маржинальная прибыльность дистрибьютора неуклонно падает, препараты исчезают из ассортимента – и каждый спасается как может. Всё это в итоге может привести к сокращению количества игроков…», – предупреждает Настасья Иванова. «Доля относительно небольших аптечных  организаций достаточно высока, и конечно, работе с ними нужно уделять очень пристальное внимание. Компании, которые смогут предложить им приемлемые условия (а они должны априори отличаться от условий для крупной розницы!), будут выигрывать в конкурентной борьбе, – прогнозирует Николай Беспалов. – В долгосрочной же перспективе доля небольших и средних аптек будет постепенно сокращаться. К сожалению, и рыночная ситуация, и последние регуляторные инициативы этому поспособствуют. Но процесс продолжителен во времени, и то, что ряд крупных оптовиков не замечает сравнительно небольшую фармрозницу, собственно, и делает возможным передел рынка». Может быть, решение в регуляторике? Расходы на лекарства в мире к 2023 году могут превысить 1,5 трлн долларов, прогнозируют эксперты фармрынка. Эта цифра превысила на 50% предыдущий прогноз, сделанный семь лет назад. Эксперты рынка из компании IQVIA строят свои прогнозы, исходя из статистических данных прошлых лет. Так, по их данным, в 2016 году на лекарства было потрачено жителями земли 1,0 трлн долларов , в 2017-м – 1,1 трлн долларов, а в 2018 году – 1,2 трлн долларов. В своих прогнозах аналитики учитывают, что на развитии рынка несомненно отразится тот факт, что к 2023 году 18 из 20 препаратов с наибольшим объемом продаж потеряют патентную защиту, открыв дорогу дженерикам и биоаналогам. Эксперты ожидают, что в течение ближайших нескольких лет как минимум в три раза усилится конкуренция между аналогами биологических препаратов, а Европейские страны обгонят США по количеству зарегистрированных биоаналогов. По мнению аналитиков, в течение пяти лет будут продолжены исследования искусственного интеллекта, технологий машинного обучения и методов глубинного обучения. Это, в свою очередь, создаст условия для появления новых прорывных методов лечения. фарм

Коммерсант: В «Магнит» завезут таблетки. Ритейлер открыл аптеки в Челябинской области [ссылка]
Источник: Коммерсант

В «Магнит» завезут таблетки. Ритейлер открыл аптеки в Челябинской области

Российский ритейлер «Магнит» планирует до конца года открыть в Челябинской области десятки аптек. Пять из них уже работают в Челябинске и Магнитогорске на базе магазинов «Магнит Косметик», еще пять откроются в регионе до конца июня. Эксперты отмечают, что местный рынок давно поделен между игроками, а экономисты считают стратегию дискаунтера со ставкой на снижение цен неудачной из-за низкой маржинальности фармацевтического бизнеса, но отмечают преимущество «Магнита» в наличии собственных торговых площадок.

Компания «Магнит» до конца года откроет в Южно-Уральском округе (макрорегиональное подразделение, включает Челябинскую, Курганскую, Оренбургскую области и Башкирию) 130 аптек. Они будут создаваться на базе действующих магазинов сети, аптечные пункты будут занимать от 20 до 80 кв.м торговой площади. В ассортименте будет представлено около 3,5 тыс. товаров. Помимо фармацевтики, в аптеках будут продавать товары из сегмента лечебной косметики, личной гигиены, детское питание, изделия медицинского назначения, сезонную продукцию (репелленты, кремы от укусов комаров и т.д.).

В Челябинской области уже работают пять аптек сети «Магнит», четыре из них — в Челябинске, одна — в Магнитогорске. Пункты открыли на базе магазинов «Магнит Косметик». Как пояснили в пресс-службе ритейлера, в июне в Челябинской области заработают еще пять аптек сети.

По словам директора Южно-Уральского округа «Магнита» Алексея Хохлова, в аптеках будут действовать регулярные скидки на продукцию. «Для Челябинской области “Магнит Аптека” — новый формат, который дополнит семью магазинов “Магнит”. В “Магнит Аптеке” действует кроссформатная программа лояльности»,— прокомментировал Алексей Хохлов.

Головной офис компании «Магнит» находится в Краснодаре. Сеть работает по всей России и включает 14 тыс. магазинов формата «у дома», около 500 супермаркетов, почти 5 тыс. магазинов дрогери. В соответствии с аудированными данными компании по МСФО, ее выручка за 2018 год составила 1,2 трлн руб., EBITDA — 90 млрд руб.

Ранее СМИ со ссылкой на директора проекта «Здоровье» розничной сети «Магнит» Валерию Солок сообщали, что компания планирует запустить в России не менее 2 тыс. аптек в 2019 году. В ноябре «Магнит» закрыл сделку по покупке дистрибьютора лекарств «СИА групп» у Marathon Group. Контракт стоимостью до 5,7 млрд руб. должен был быть оплачен акциями «Магнита». Как заявлял тогда ритейлер, покупка «СИА групп» улучшит складскую и логистическую инфраструктуру сети дрогери и аптек.

По данным областного министерства здравоохранения, в регионе в 2018 году насчитывалось 830 аптек и 734 розничных аптечных пункта. В областном центре расположено около 600 точек. Основными игроками являются сеть «Фармленд», выкупившая аптеки «Доктор Алвик», и сеть «Аптека со склада», которая приобрела аптеки «Рифарм». Остальную часть рынка делят «Классика», «Планета здоровья», «Живика», «Вита», «Государственная аптека». По данным аналитического агентства Alpharm, по итогам девяти месяцев 2018 года объем продаж на аптечном рынке Челябинской области превысил 13 млрд руб. Регион занимает 2% от объема фармацевтического рынка России. Среднемесячная выручка на каждую аптеку в 2018 году составляла 1,6 млн руб.

Директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова отмечает, что выйти на рынок фармацевтики продуктовым ритейлерам долгое время мешали аптечные сети, которые заблокировали инициативу о разрешении продажи безрецептурных препаратов в магазинах. «За границей продажи лекарств в супермаркетах достаточно распространены. “Магнит”, обладающий крупнейшей сетью FMCG (от англ. Fast Moving Consumer Goods — “быстро оборачиваемые потребительские товары”.— “Ъ-Южный Урал”) в России, обошел этот запрет достаточно просто, приобретя компанию с лицензией на осуществления фармдеятельности»,— говорит госпожа Иванова. При этом эксперт отмечает, что «Магнит» использует удачную стратегию выхода на новый рынок — снижает затраты и минимизирует риски за счет открытия аптечных пунктов на собственных площадках. «Аптечный бизнес уже давно не такой маржинальный, как прежде, тем не менее, остается притягательным для инвестиций. Тем более, если у инвестора нет необходимости сильно вкладываться в новые точки продаж. “Магнит” успешно использует свои магазины, это работает на снижение затрат и минимизацию финансовых рисков. Такие точки легко открыть и так же легко закрыть, если финансовые показатели аптеки будут признаны неудовлетворительными»,— считает Настасья Иванова.

Директор департамента оценки и стоимостного консультирования НАО «Евроэксперт» Анна Шлапакова считает, что сети «Магнит Аптека» придется приложить немало усилий, чтобы переманить клиентов у аптек, которые уже хорошо знакомы покупателям. «Формат будет востребован, только если удастся разработать и выдержать уникальную стратегию развития бизнеса и привлечения покупателей. Концентрация аптек на рынке колоссальная и “Магниту” придется приложить немало усилий, чтобы переключить на себя трафик из аптек, расположенных рядом и уже хорошо знакомых потребителям»,— говорит эксперт. При этом, как отмечает госпожа Шлапакова, на демпинге аптеки сети «Магнит» выжить не смогут. «Вряд ли “Магнит” будет развивать бизнес через низкие цены, потому что аптечный рынок сейчас и так работает на минимальной марже. Существенная часть фармритейла уходит в онлайн, думаю, что и “Магнит” представит в своих аптеках возможность получения заказов, оформленных через интернет»,— резюмирует Анна Шлапакова.

https://www.kommersant.ru/doc/4005351

Московские Аптеки: Особенности национального наведения порядка [ссылка]

Вот уже три недели аптечное сообщество активно обсуждает документ на девяти страницах — "техническое задание", по некоторым данным, подготовленное одной из подгрупп Межфракционной рабочей группы Государственной Думы по совершенствованию законодательства в сфере лекарственного обеспечения граждан и обращения лекарственных средств. Фрагмент "техзадания" появился в Интернете… и дал приличный заряд тока в Сети.

Как пояснил заместитель председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья Федот Тумусов, ни одно из еще не утвержденных решений участники рабочей группы не вправе выносить в публичное пространство. Документ, подготовленный группой, может увидеть свет лишь в виде законопроекта. Тем не менее он "просочился" в Интернет и предоставил возможность фармацевтическому сообществу обдумать возможные перемены и предпринять меры. Но уже сейчас становится понятно, что документ пронизан популистскими предложениями, которые понравятся населению. Чего не скажешь о фармацевтическом бизнесе, и так прижатом всевозможными инициативами. Бизнесу, по словам одного из экспертов Темы номера МА, "закручивают гайки".

И что же получит государство и население вследствие ударов по бизнесу? Государственного фармацевтического сектора почти не осталось, за исключением немногочисленных региональных аптечных сетей. Вся фармация держится на рынке, который долгие годы проповедовало государство. Пресловутая страсть государства к возрождению вертикали власти и твердой руке в условиях выращенного им же рынка вряд ли осуществима. Значит, фармацию ждет очередная кампания от депутатов, инициируемая не для дела, а для повышения собственного рейтинга. Результатом такой кампании будет развал аптечной розницы, дефицит лекарств, рост цен на лекарства, разрастание нездоровой конкуренции и в итоге — уход части аптечного бизнеса в нелегал.

Вернемся к реалиям. Итак, документ увидело фармацевтическое сообщество и в очередной раз изумилось, что его не привлекли к составлению отраслеобразующего акта. Законодатель продолжает дистанцироваться от фармацевтического сообщества.

Ряд экспертов считают, что "техническое задание" — это черновик, еще не доработанный, промежуточный вариант, который неизвестным образом просочился в медиапространство. И ключевые проблемы отрасли таким странным способом вынесены на обсуждение. В форме горячей новости об одиозных проектах.

Как заметила юрист практики "Фармацевтика, медицина и биотехнологии" юридической фирмы Dentons Татьяна Ларина: "Несмотря на достаточно жесткий характер отдельных положений инициативы, все–таки это первый шаг к установлению более четких и прозрачных правил выстраивания взаимоотношений между производителями, дистрибуторами и аптечными сетями.

Полагаем, что инициатива не будет поддержана и имплементирована в исходном виде. Скорее всего, она будет дорабатываться с учетом мнения игроков отрасли, существующих правил лекарственного обеспечения, исторической специфики ведения аптечного бизнеса, существующей нормативной базы".

QUIPRODEST?

Вечный вопрос на древнем языке, хорошо знакомом медицине и фармации. У сомнительных новостей и сомнительных документов всегда есть "интересанты". А еще — непроверенная (или достоверная второстепенная), но горячо обсуждаемая информация часто отодвигает в тень те идеи и решения, которые действительно могут изменить многое.

С 15 марта по 4 апреля на портале regulation.gov.ru проходил общественное обсуждение законопроект "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса РФ". Одна из корректировок напрямую касается аптек: "Предлагается внести изменения в пункт 23 статьи 346.26 и пункт 16 статьи 346.45 Кодекса, устанавливающие, что налогоплательщики, осуществляющие розничную торговлю и применяющие единый налог на вмененный доход и (или) патентную систему налогообложения, утрачивают право на применение указанных специальных налоговых режимов при осуществлении реализации товаров, подлежащих обязательной маркировке средствами идентификации".

Что это значит?

С 1 января 2020 г., когда маркировка лекарственных средств станет обязательной, аптеки потеряют свое право на ЕНВД или патентную систему налогообложения. Эти специальные налоговые режимы во многом связаны с размером аптечной организации. Проще говоря, крупные сетевые игроки их не применяют, а для единичных аптек и локальных сетей ЕНВД остается спасением. Из–за его отмены многие фармацевтические учреждения попросту "прогорят"...

"Одиночек" не так уж мало. По данным AlphaRM, каждая шестая отечественная аптека (16%) — индивидуальная (10 210 аптечных учреждений из 65 600). На долю локальных сетей приходится 46% аптечных организаций России.

2020 г. мы привыкли воспринимать как некий временной ориентир для поставленных глобальных целей. Название "Фарма–2020" прочно вошло в жизнь профессионального сообщества. И вот настает момент, когда до далекого ориентира остается чуть больше семи месяцев. Если поправки в Налоговый кодекс будут одобрены — массовое закрытие аптек начнется уже через год.

Да, в 2021 г. ЕНВД планируется отменить. Но полтора года — это все же больше, чем семь месяцев, согласитесь? За это время можно разработать те меры поддержки аптек, которые помогут им выжить и продолжить выполнять свои социальные задачи.

Что важнее: массовое исчезновение аптечных организаций или вопрос о размере маркетинговых бонусов?

Вернемся к "техническому заданию". Попробуем разобрать его основные инициативы с точки функционирования аптеки — ведь именно она оказывает фармацевтическую помощь пациенту.

№1. НАВЕСТИ ПОРЯДОК В ОПРЕДЕЛЕНИЯХ

Активную дискуссию вызвало предложение о законодательном определении понятий "аптечная сеть" и "аптечная ассоциация". Однако сегодня двойственно и противоречиво положение не столько сети, профессиональной организации или маркетингового союза, сколько аптеки в целом. Торговля или здравоохранение? Социальное учреждение или коммерческое?

Нормативно–правовые акты никак не придут в согласие, и в этом видят серьезную проблему многие эксперты. Уточнить определения аптечных организаций считают необходимым и большинство участников нашей Темы номера.

Как заметила исполнительный директор аптечной сети "Эвалар" Светлана Кошелева: "В настоящее время четкого определения аптеки нет — с одной стороны, это розничная точка, к которой могут применяться положения закона "О торговле", с другой стороны, аптека подпадает под действие закона "Об обращении лекарственных средств".

Похожая история — с аптечными сетями и ассоциациями. Понятие аптечной ассоциации было в законе "Основы законодательства "Об охране здоровья граждан", который утратил силу в 2012 г. Сегодня они рассматриваются как добровольные некоммерческие организации (согласно закону об НКО), что вступает в некоторый конфликт с их фактической деятельностью в настоящий момент".

А вот мнение юриста, специализирующегося на фармацевтике. Необходимо будет уточнить в законодательстве понятия "аптека" (и ее типы), "аптечная сеть", — считает Татьяна Ларина.

Пересмотр определения аптечной организации — тот шаг, без которого невозможно вернуть аптеку в систему здравоохранения. А статус социального объекта — это, как правило, ряд льгот, субсидий и преференций. Словом, всего того, что жизненно необходимо и организации с зеленым крестом, и ее посетителю — пациенту.

№2. ЖЕСТКИЕ СРОКИ ДЛЯ АПТЕКИ

Этот пункт в "техническом задании", по сути, закрепляет сложившуюся практику. Чем труднее времена, тем жестче поставщик подходит к своему партнеру — аптечной организации. И некоторые компании высказывают мнение: будет лучше, если аптеки, не способные выдержать новых — значительно сокращенных — отсрочек, "очистят помещение". Норма с предельной отсрочкой создает для игроков дистрибуторского сегмента огромное искушение, которое, увы, приведет к серьезным последствиям. Как предостерегает директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов: "При изменении отсрочек платежей дистрибуторам аптеки потеряют возможность товарного кредитования. Учитывая существующие ставки банковских кредитов, на них рассчитывать не приходится. Так что рентабельность аптеки снизится — отсюда рост цен за счет необходимости компенсировать затраты. И закрытие аптек, которые просто не в состоянии будут работать с подобной отсрочкой".

Вновь зададим тот же вопрос, уже по–русски: "Кому выгодно"? Если инициатива будет принята в дальнейшем — нас ожидает массовое закрытие локальных аптечных сетей, а также единичных аптек. Вспомним об их количестве — удар по пациенту будет ощутимым.

Если же под напором дискуссий будут оставлены любые попытки урегулировать вопрос о сроках расчетов аптеки с дистрибутором — центральное звено товаропроводящей цепи получит все возможности неограниченно "закручивать гайки". 30, 15, 7 дней — и такие отсрочки будут "правильными"... Со всеми вытекающими последствиями.

Крупным игрокам, которым такое выгодно, с большой вероятностью выгоден и "хайп" вокруг инициативы.

Кстати, относятся ли лекарственные средства к числу "быстро движущихся товаров" со сроком годности в 5–30 дней?

№3. ЛИМИТ НА РАЗМЕРЫ

3% аптечного рынка России и 10% регионального. 5% дистрибуторского рынка по всей стране и 15% по региону. Таковы широко обсуждаемые сейчас предельные размеры аптек и дистрибуторов.

Интересный факт: по словам главы "Нео–Фарм" Евгения Нифантьева, среди крупнейших аптечных игроков эту планку превышают сегодня 109 сетей.

Запрет только выглядит радикальным: обойти его сможет любой игрок, развивающий несколько аптечных сетей под различными брендами и юридическими лицами. Его доля в такой ситуации может даже увеличиться.

Однако дискуссия, развернувшаяся вокруг цифр, может вновь отложить решение проблем аптечной конкуренции. Раз у законодателя "не получается", стоит ли начинать? Лучше уж оставить все как есть. И агрессивные дискаунтеры воодушевленно продолжат уничтожать рядом стоящие аптеки вполне легально, т.е. в правовом поле.

Если же расценивать инициативу как "черновик", как рабочее предложение, то проблема для решения выявлена верно. И давайте попробуем ответить на вопрос, который задает исполнительный директор ААУ "СоюзФарма" Дмитрий Целоусов: "Должны ли конкурировать между собой учреждения здравоохранения"?

"Выжить" конкурента или изо дня в день стараться выживать самому под напором конкурирующих фирм. Все это требует огромного количества усилий и ресурсов, которыми аптека (в другой обстановке, не в ситуации "выжигания поля") могла бы распорядиться с большей пользой. Возвращаемся к пункту №1 — об определении аптечной организации.

№4. МАРКЕТИНГОВЫЕ БОНУСЫ — ОТМЕНИТЬ, ОГРАНИЧИТЬ, ОТРЕГУЛИРОВАТЬ?

Внимание к аптечному маркетингу — результат действий не только и не столько законодателей. С письмом о вреде маркетинговых соглашений в Государственную Думу обратилась одна из профессиональных фармацевтических ассоциаций.

А теперь мнения разделились: ряд экспертов — многие из которых представляют крупные аптечные сети — полагают, что именно маркетинговые бонусы помогают снизить цену на лекарство.

С этим не поспоришь.

С другой стороны, уменьшить цифры на ценниках без маркетинговых соглашений и при этом не навредить аптеке и пациенту все-таки возможно. Если, например, дать аптечной организации определенные льготы и субсидии. Вновь возвращаемся к предложению №1.

У маркетинга немало не только сторонников. На региональных аптечных конференциях нередка ситуация, когда 90 из 130 руководителей аптек "говорят" контрактам с фармкомпаниями решительное "нет". Их опыт показывает: явление не помогает работе провизора и фармацевта. Все с точностью до наоборот.

С этим также не поспоришь — маркетинговые бонусы нередко вкладываются игроками аптечного рынка не в пациента, а в конкуренцию. И чем крупнее сеть, тем сильнее она ощутит отмену или ограничение маркетинговых соглашений.

Как замечает юрист Татьяна Ларина: "Предполагаем, что недополученные аптечными сетями средства могут в итоге компенсироваться иным способом, и формальный запрет будет формально законным образом обойден. В частности, законодательством не запрещается заключать возмездные контракты на консультационные/информационные услуги, услуги по обучению и т.д. между производителем и аптекой. Полагаем, что впоследствии рынок придумает законную альтернативу маркетинговым бонусам, которую в итоге на практике будет сложно отследить даже регулятору.

Помимо прочего, также следует учитывать, что от введения указанного ограничения маркетинговых бонусов выиграют больше производители дорогостоящих оригинальных препаратов (как правило, иностранная фарма), которые, как и российские производители более дешевых лекарственных средств, получают одинаковый порог процентного ограничения маркетинговых бюджетов, что в абсолютных цифрах может поставить первых в более выгодное положение".

№5. ТРИ К ОДНОМУ, ИЛИ О КВОТЕ ДЛЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ

На одно зарубежное лекарство в аптеке должно приходиться три отечественных того же МНН. К чему приведет такая норма, если будет внедрена?

Дадим слово эксперту–аналитику Николаю Беспалову: "Непонятно, почему аптеку, которая не имеет производственных компетенций, предлагается наказывать за отсутствие товаров в нужной пропорции. Если товара нет у поставщиков — а у поставщиков его нет потому, что он не производится физически — виноватой окажется аптека? Почему кто-то диктует организации, сколько ассортиментных позиций нужно иметь в наличии? Может быть, аптека не может себе позволить держать 4 аналога одного и того же препарата. Особенно, если речь идет о дорогостоящих лекарствах...

Требования об изменении структуры ассортимента аптека выполнить будет не в состоянии. Поэтому наказывать можно будет любую организацию. В итоге появится дополнительный источник поборов (в т.ч. коррупционных) для контрольных органов, фактически — еще один налог, который, естественно, скажется на рентабельности аптечной деятельности и приведет к росту цен для рядовых потребителей-пациентов".

Развивать национальную промышленность важно и необходимо. Но не в ущерб же доступности лекарства. И, как замечает совладелец фармацевтического завода "Озон" Виталий Алейников, "дискриминация отечественного производителя чувствуется сегодня скорее со стороны пациента. Что скрывать, многие из нас стремятся приобрести лекарство наиболее дорогое и "наиболее импортное".

И если "импортные" препараты вдруг исчезнут с полок или превратятся в "дефицит" — найдется масса "коммерсантов", которые станут продавать их страждущим "из–под полы". Разумеется, не всегда подлинные лекарства и не всегда с соблюдением условий хранения...

Что может в такой ситуации сделать регулятор? Огромное количество проблем для национальной фармацевтической промышленности создает действующая методика ценообразования на препараты перечня ЖНВЛП. Фактически зарубежный производитель получил преференции, а отечественный — строгие условия выживания.

В нормативно–правовых корректировках нуждается и система маркировки, и процесс государственной регистрации лекарственных средств.

Что касается пациента — необходима всеобщая программа повышения фармацевтической грамотности. Когда человек сможет разбираться в составе лекарственного препарата и противопоказаниях, он не будет полагаться на одно лишь "импортное происхождение" как "гарантию" эффективности и качества. Однако выбор препаратов станет для него проще и понятнее.

А горячие споры вокруг весьма спорного предложения об аптечном ассортименте могут дать любопытный побочный эффект: любая, даже однозначно здравая инициатива о поддержке и развитии отечественной промышленности столкнется с удесятеренным сопротивлением.

№6. ДАЛЬНИМ РАЙОНАМ ТОЖЕ НУЖНЫ АПТЕКИ

Предложение обязать аптечные сети открывать аптеки в "коммерчески непривлекательных районах" вызвало бурю возмущения. Кто — особенно в сложной экономической обстановке — стремится работать "в минус"?

Однако можно задать и другой вопрос: кто почувствует себя в безопасности, если заболел, а до ближайшей аптеки сотня километров?

"Основные направления социальной деятельности некоммерческих аптек, как правило, неприбыльны и малопривлекательны для бизнеса (выдача лекарств по льготным рецептам, отпуск спецпрепаратов, изготовление лекарств)", — констатирует директор компании–дистрибутора "Интер–С Групп" Настасья Иванова. Однако инициативу об обязательном открытии аптек в малонаселенных районах эксперт считает полезной. Чтобы идея была еще и жизнеспособной, аптечным организациям будут нужны меры поддержки.

Фармацевтическую помощь — при условии получения лицензии, имея даже обязательный минимальный ассортимент — смогут оказать и фельдшерско-акушерские пункты. А некоторые региональные сети уже предлагают свои способы решить проблему доступности лекарства вдали от крупного города.

"Еще несколько лет назад "Вита Плюс" выступила с инициативой о создании федерального проекта "Авто–аптека". Мы предложили оборудовать автомобиль по всем аптечным требованиям и стандартам, посадить за руль специалиста с фармацевтическим образованием, который сможет, передвигаясь по малым населенным пунктам, обеспечить жителей данных мест всеми необходимыми лекарственными средствами, — рассказывает генеральный директор аптечной сети Жан Гончаров. — Если данная инициатива будет поддержана — мы готовы начать пилотный проект на территории нашего Ставропольского края".

Резюмируем сказанное выше. Рынок следует за прибылью и маркетингом. У фармацевтической помощи как части здравоохранения — несколько иные задачи.

"В «техзадании" есть неплохие инициативы — как например, развитие муниципальных аптек в труднодоступных населенных пунктах или разработка системы снабжения граждан лекарствами через фельдшерско–акушерские пункты. И думаю, это правильно, — подводит итог Светлана Кошелева. — Поскольку без поддержки государства в данном вопросе не обойтись — усилиями коммерческого фармрынка эту задачу не решить". Как и многие другие.

Ведь аптека по сути своей — социальный объект. Здесь совпадают потребности пациента, взгляд законодателя и позиция профессионального сообщества.

Документ под названием "техническое задание" вызвал бурную дискуссию и отодвинул в тень даже грядущую (с 1 января 2021 г.) отмену ЕНВД для аптек. Может быть, лучше воспринять его как один из первых шагов к решению многолетних проблем фармации?

Любое задание и дается для того, чтобы найти решение… правильное.

http://mosapteki.ru/material/osobennosti-nacionalnogo-navedeniya-poryadka-11246

Мнение эксперта: населению инициативы понравятся, а бизнесу вряд ли [ссылка]

Населению инициативы понравятся, а бизнесу вряд ли

В списке законодательных нововведений оказалось достаточно много предложений, которые можно охарактеризовать как неоднозначные. Пакет поправок уже вызвал широкую реакцию фармацевтического сообщества — и в целом, скорее, реакцию негативную.

Иванова Настасья
Директор ООО "Интер–С Групп"

Предложения депутатов укладываются в логику реализации государственной политики в фармацевтической отрасли, направленную на усиление позиций отечественных препаратов. Это и введение перечня обязательных к продаже российских лекарств по каждому МНН, и обязательство наличия не менее трех препаратов российского производства на каждый импортный препарат в рамках каждого МНН, и не менее половины площади витрин под российские препараты.

Некоторые предложения не лишены популизма и должны понравиться населению: обязательность нахождения недорогих лекарств на витрине, запрет навязывания дорогостоящих лекарств, продажи лекарств в магазинах, наличие аптек в самых отдаленных районах. А вот бизнесу все туже "закручивают гайки".

Именно аптечному бизнесу "в рамках социальной ответственности" предлагается создавать точки в коммерчески непривлекательной местности. А в аптеках — обеспечивать наличие производственных отделов. Такой социально-ориентированный подход скорее подошел бы государственным или муниципальным, но никак не коммерческим аптекам, поскольку неизбежно убыточен. Действительно, основные направления социальной деятельности некоммерческих аптек, как правило, неприбыльны и малопривлекательны для бизнеса (выдача лекарств по льготным рецептам, отпуск спецпрепаратов, изготовление лекарств).

А ограничения, касающиеся занимаемого объема рынка, затронут крупнейших игроков среди аптек и дистрибуторов. Уже сейчас предлагаемые пороговые значения превышают четыре аптечные сети и четыре фармацевтических дистрибутора. Здесь сразу же возникает «узкое» место: как будет решаться вопрос, если в регионе нет других желающих работать или у них выше цены?

Кажется очевидным, что лидеры рынка путем лоббирования либо попытаются увеличить или совсем отменить предложенный порог, или будут вынуждены обойти ограничение путем разукрупления бизнеса, разделившись на несколько мелких компаний с теми же собственниками. На наш взгляд, такое искусственное уменьшение доли лидеров ослабит конкуренцию в отрасли. А она в аптечном бизнесе достаточно велика, доходность ежегодно снижается, поэтому аптеки ищут дополнительные источники дохода: продвигают более дорогие «раскрученные» препараты, пользуются преимуществами профессиональных ассоциаций и, конечно, заключают маркетинговые контракты. Именно этот вопрос заслуживает отдельного внимания.

Действительно, аптеки заключают маркетинговые контракты, зачастую принуждая фармпроизводителей не к самым выгодным для них условиям сотрудничества. Ограничение маркетинговых бонусов — это путь к честной конкуренции, что, в первую очередь, выгодно покупателю. Правда, трудно предположить, как именно у законодателей получится нормативно ограничить маркетинговые сборы с производителей. И такие вопросы возникают практически ко всем пунктам предложенных нововведений.

Например, непонятно, для чего предлагается установить минимальный срок отсрочки платежа аптеки дистрибутору в 60 дней, когда реальные сроки оборачиваемости составляют от 80 до 90 дней. Это договор двух коммерческих сторон, вопрос отсрочки здесь является конкурентным преимуществом и в т.ч. влияет на цену препарата.

Или пункт, касающийся изменения ассортимента аптек так, чтобы на один импортный препарат приходилось три отечественных того же МНН. На наш взгляд, и это ограничение чрезмерно, поскольку нужных лекарств может не хватить. У них может не найтись аналогов и они могут быть низкого качества. Конечно, мы выступаем за поддержку отечественного производителя — импортозависимость российской фармацевтической промышленности не обеспечивает лекарственную безопасность страны. Однако нужно понимать, что делать в ситуации, когда на полке лежат три отечественных препарата и один импортный, а покупают только импортный. Следующий шаг — государственный контроль над оборачиваемостью зарубежных лекарств? Законодатели ответа на этот вопрос не дают.

В новых "правилах игры" снова предлагается составить перечень препаратов, которые можно продавать в магазинах. Дискуссии по этому поводу в государственных учреждениях продолжаются, хотя... Уже сам инициатор идеи — Минпромторг — от своего предложения отказался, посчитав, что это может нанести «ущерб интересам потребителей и системы здравоохранения».

Тем не менее в плане поправок есть предложения, которые можно считать полезными, такие как:

  • создание аптек в каждом малом населенном пункте;
  • нераспространение правил ограничения конкуренции на такие районы;
  • окончательное решение вопроса правового статуса аптечной сети и аптечных ассоциаций.

В целом, исходную редакцию документа на данном этапе можно оценить, как «сырую» и требующую дальнейшей проработки с привлечением представителей фармацевтического сообщества.

http://mosapteki.ru/material/naseleniyu-iniciativy-ponravyatsya-a-biznesu-vryad-li-11251
Комсомольская правда: куда исчезают иностранные лекарства и почему российские заменители не лечат [ссылка]

Заговор против пациентов: куда исчезают иностранные лекарства и почему российские заменители не лечат

Поддержка отечественного производителя - дело благое, но не за счет здоровья людей. Расследование "КП" По итогам прошлого года доля отечественных лекарств в госзакупках стала рекордной и достигла почти 150 млрд рублей, увеличившись в 2,5 раза за 4 года. Импортозамещение привело к тому, что уже каждое третье лекарство по бесплатным рецептам — отечественное. Фармацевтическое производство растет на 12% ежегодно и сегодня в России выпускается уже 80% наименований из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Это — та сторона монеты, которая всем нравится. Но есть и другая. Людям заменяют привычные импортные лекарства на отечественные аналоги (дженерики) и многие жалуются, что наши лекарства хуже. Так ли это — разберемся чуть ниже, а сначала приведем примеры наиболее распространенных конфликтов вокруг лекарств.

С ПОЛИЦИЕЙ ЗА ИНСУЛИНОМ

«Я уже много лет сижу на инсулине Базал (Германия), но в последнее время мне начали назначать другие реинсулины, и у меня от них отеки и аллергия, - рассказала «КП» Галина Григорьевна Косарецкая из села Майкопское Гулькевичского района Краснодарского края. - Я поехала в Краснодар и там прямо в присутствии врача сделала себе укол, после чего быстро покрылась сыпью. Врач сразу уколола мне супрастин и сказала: «Никаких заменителей, ни вправо, ни влево — только Базал». Врач из краевого центра написала заключение, чтобы Галине Григорьевне давали только это лекарство и выписала рецепт. Здоровье пенсионерки наладилось, но недавно в местной аптеке снова дали заменитель. Пояснили: «У нас такие закупки». «Я сейчас постоянно вызываю скорую, ну не могу я переносить то, что мне назначили, - плачет женщина. - Я позвонила на краевую горячую линию минздрава и мне сказали, что мое лекарство снято с производства. А когда я позвонила по телефону, который указан на коробочке с лекарством, там мне говорят, что никто производство не прекращал, но минздрав не закупает». «У нас есть пожилая женщина, Фаина Юрьевна Косякова, она чуть не умерла из-за того, что ей выписали не то лекарство. Мне пришлось к ней не только скорую вызывать, но и полицию», - рассказала «КП» председатель Гулькевичского районного отделения Лиги защиты пациентов Галина Кулик. Когда Косяковой поменяли привычные таблетки на аналог, она в сопровождении Галины Кулик пришла на прием к главе района и объяснила ему, что заменители дают побочное явление: ноги отнимаются. Тот обещал помочь, но время шло. Фармацевтическое производство растет на 12% ежегодно и сегодня в России выпускается уже 80% наименований из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов Фото: Михаил ФРОЛОВ Фармацевтическое производство растет на 12% ежегодно и сегодня в России выпускается уже 80% наименований из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. «Однажды она мне звонит и говорит, что ей плохо, - вспоминает правозащитница. - И я вызвала полицию, сказала, что человек остается в опасности, а оставление в опасности — это преступление. Ребята полицейские очень правильно поступили - поехали в аптеку, под конвоем отвезли аптекаршу на склад и привезли оттуда нужное лекарство. Спасибо им, но сейчас таблетки опять заканчиваются, и Фаине Юрьевне вновь выписали заменитель. У нас проблем с лекарствами в крае нет, но есть нерасторопность и нежелание выписывать человеку то лекарство, которое ему индивидуально нужно. Проще делать поставки чего-то одного для всех». «Решение о том, назначать пациенту иностранное лекарство или отечественный аналог, принимает лечащий врач по медицинским показаниям, - сказала «КП» президент Московской диабетической ассоциации Эльвира Густова. - Часто при переходе на дженерик человек просто капризничает, в ряде случаев аналоги могут действовать на организм даже лучше оригинала. Но если самочувствие ухудшается — человек может обратиться в медицинскую комиссию при поликлинике. Когда бывает зарегистрировано, что у диабетика не психологическая реакция на новое лекарство, а реальная аллергия — комиссия принимает решение закупить для него в индивидуальном порядке тот инсулин, на котором он шел хорошо».

ЧЕМ ЗАМЕНИТЕЛЬ ХУЖЕ ОРИГИНАЛА

«При появлении импортозамещающих препаратов у нас действительно возникают проблемы с приобретением оригинала: его поставки могут прекратиться, - сказал «КП» сопредседатель Всероссийского союза пациентов, профессор Ян Власов. - Но говорить о том, что все заменители обязательно хуже, заранее нельзя. Проблема больше не в качестве дженериков, а в тотальном недоверии к ним». Причина недоверия проста. Всем известно, что основные субстанции, из которых делаются отечественные лекарства, все равно закупаются за рубежом (отечественных субстанций у нас менее 3%). При этом существует постановление правительства о том, что дженерик, произведенный в нашей стране, должен быть на 20% дешевле оригинального препарата, а следующий дженерик еще дешевле и так далее. Соответственно приходится закупать более дешевую субстанцию: в Китае и Индии. Производитель же должен денег заработать, в его уставе записано, что цель деятельности — извлечение прибыли, а не излечение людей. Поэтому получатель отечественного лекарства обоснованно тревожится, понимая, что на нем экономят. Оригиналы при внедрении дженерика никто не запрещает, но есть нюанс. «Согласно 44 ФЗ о госзакупках на аукционах выигрывает наименьшая цена, а на будущий год уже эта цена становится максимальной, по которой лекарство можно закупать, - рассказывает Ян Власов. - В итоге все заканчивается тем, что производитель, достигнув определенного дна, просто прекращает поставлять этот препарат. У нас за 2 года прекратили участвовать в аукционах 20% игроков. В аптеках на платной основе эти препараты могут оставаться, но по бесплатным рецептам граждане их уже не получат. Существует инструкция о том, что если для конкретного человека нужен более дорогой аналог, то он должен быть закуплен. Но административной машиной эта практика тормозится — чтобы не перерасходовать бюджет». В результате с тяжелейшими проблемами сталкиваются люди с практически любой онкологией, пересадкой почек, сахарным диабетом, рассеянным склерозом.

ЗАГОВОР АПТЕКАРЕЙ

Для тех, кто не пользуется бесплатными рецептами, а покупает лекарства за свой счет, импортозамещение в теории только повышает возможность выбора: на одной и той же аптечной полке должны располагаться несколько условных «аспиринов» разных производителей с обеих сторон границы. От 5 рублей до 500 рублей за упаковку. На практике это не так. - Происходит вымывание дешевых препаратов поскольку их транспортировка обходится дороже, чем производство, - говорит Ян Власов. В итоге мы получаем парадоксальную ситуацию: те, кто покупает лекарства, теряют возможность платить за отечественное, а те, кто пользуются бесплатными рецептами, не могут лечиться импортным. Конспирологи говорят и о сговоре аптечных сетей с крупными производителями, чтобы продвигать только их лекарство, и о негласном запрете на ввоз в Россию лекарств, у которых есть отечественные аналоги. Кроме того, существуют подозрения, будто власти США и ЕС давят на западных производителей лекарств, чтобы те не поставляли их в Россию. Однако эксперты в области фармацевтического рынка все это отрицают. «Никаких ограничений на поставки импортных лекарственных препаратов из-за санкций нет, хотя в середине прошлого года этот вопрос действительно активно обсуждался и в России, и в США», - сказала «КП» директор фармдистрибьютора "Интер-С Групп" Настасья Иванова. По данным аналитиков, ежегодно в России продается американских препаратов более, чем на 80 млрд. рублей. «Замена импортного аналога отечественным лекарством не всегда равноценна. Было описано 32 случая развития рецидива аритмии при переходе с оригинального амиодарона на дженерик. Но государству выгодно, когда дорогостоящий импортный препарат заменяется дешевым российским аналогом. Экономятся бюджетные средства, работают местные производства, - сказал «КП» руководитель портала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов. - Что касается аптечных сетей, то они вовсе не сговариваются против иностранных лекарств. Наоборот — им выгоднее продавать дорогие препараты».

ЧТО ДЕЛАТЬ

Если нет сговора, значит главная проблема в том, что отрасль слабо урегулирована законодательно. По мнению экспертов, нужно предусмотреть возможность заключения долгосрочных договоров государства с фармацевтическими компаниями, чтобы была возможность проводить поставки без ежегодного аукциона, заменяющего качественный продукт более дешевым дженериком. Первый шаг в этом направлении предложил Минздрав на уходящей неделе. Он вынес на обсуждение проект постановления, которое зафиксирует цены на 735 жизненно важных препаратов до конца 2020 года. Вот только важно, чтобы эти цены были приемлемыми не только для покупателя, а для производителя тоже. Иначе он просто покинет наш рынок. В отношениях с аптечными сетями должны быть не только рыночные механизмы, но и госзаказ, гарантирующий наличие дешевых лекарств в каждой аптеке, либо закон об обязательном перечне препаратов, которые должны находиться на полках. И должны нести хоть какую-то ответственность врачи, если они продолжают назначать пациентам те заменители, которые вызывают негативный эффект.

Отечественные препараты стали пользоваться большим спросом у россиян

Согласно данным аналитической компании DSM Group, которая занимается мониторингом аптечных продаж в России, в 2019 году отмечается рост продаж препаратов отечественного производства. Так, в январе увеличение составило 17% в рублях и 6% в упаковках, в сравнении с аналогичным периодом минувшего года. В феврале прирост составил еще плюс 10% в рублях.

АИФ-Здоровье: как новый порядок ценообразования отразится на аптеках [ссылка]
Источник: АИФ-Здоровье

Как новый порядок ценообразования отразится на аптеках?

Новые принципы ценообразования на жизненно важные препараты «ЛекОбоз» недавно изучал с точки зрения промышленности. Но чем изменения в регулировании цен обернутся для аптеки? И что еще может повлиять на те ценники, которые видит на витринах пациент? Эти вопросы «ЛекОбоз» решил выяснить у участников аптечного рынка.

Выживание и борьба за покупателя Получат ли аптеки дополнительную маржу в результате снижения цен на препараты? Директор аптечного маркетингового союза «Созвездие» Сергей Еськин уверен, что нет, скорее, будут вынуждены бороться за выживание.

«Даст ли снижение цен дополнительную маржу аптекам? Думаю, дополнительной доходности аптеки не получат. Уже сейчас в ряде регионов появились изменения по уровню наценок на препараты списка ЖНВЛП в оптовом и розничном сегменте. Как Вы правильно догадались, не в большую сторону, – рассказывает директор аптечного маркетингового союза «Созвездие» Сергей Еськин. – Стоит отметить, что до максимальной розничной цены сегодня мало в каком регионе «дотягиваются». Конкуренция настолько жесткая, что зачастую ценообразование строится не из принципов доходности, а из принципов сохранения покупателя. И стоит учесть, что при понижении цены, даже при сохраненной наценке, сумма дохода снижается (вряд ли стоит ожидать рост объема потребления).

Нет смысла делить шкуру неубитого медведя…. Не будет её, этой самой дополнительной маржи. Аптеки закрываются из-за убыточности. Посмотрите на количество арбитражей на рынке».

Сокращение прибыли О том, что снижение цен на ЖНВЛП приведет к сокращению прибыли аптечный организаций, согласна директор по развитию аптечной сети «Лидер-Фарм» (город Кострома) Надежда Низова.

«На ЖНВЛП мы потеряем маржу по одной простой причине – если будет снижена регистрационная цена и цена поставки, то, соответственно, свой процент (а он фиксированный и высчитывается от этих показателей) мы тоже будем считать от более низких цифр, – поясняет Надежда Низова. – Естественно, что производитель будет компенсировать провал в сегменте ЖНВЛП, пока будет сумбур на рынке. Насколько он затянется, предположить не могу. Но ясно одно: если заводам станет невыгодно вкладывать в этот сегмент, они не будут этого делать».

«Новая методика не регулирует ценовые надбавки в аптеке. Их определяют региональные нормативно-правовые акты. В настоящее время не все цены на лекарственные препараты, входящие в перечень ЖНВЛП, перерегистрированы. Однако некоторые регионы (например, Краснодарский край) уже издали документы о снижении розничных надбавок на препараты перечня ЖНВЛП, что существенно ухудшит положение аптечных организаций», – комментирует исполнительный директор Ассоциации аптечных учреждений «СоюзФарма» Дмитрий Целоусов.

Переоценка за аптечный счет

Аптеки опасаются, что при пересмотре цен на препараты в сторону понижения компенсировать разницу придется именно им. И такие опасения не безосновательны.

«Мы уже однажды ощутили на себе последствия нового регулирования, – вспоминает генеральный директор аптечной сети «Аптека Фарма» (город Рязань) Александр Миронов. – Совсем недавно была снижена цена на один препарат крупной западной компании. Еще вчера мы покупали его по полторы тысяч рублей. А сегодня он появился у дистрибьюторов за 500. Остатки в аптеках мы переоценивали в минус за свой счет. Если это массово будет в подобном ключе – никаких денег не хватит».

Издержки производителей вырастут Производители лекарственных средств также не ожидают, что в результате нововведений их жизнь станет легче.

«В целом, издержки в нашей стране выше аналогичных в референтных (по новой методике) странах. Например, зарубежным производителям приходится заново проводить клинические исследования в России», – комментирует директор фармдистрибьютера «Интер-С Групп» Настасья Иванова.

Как компенсировать эти издержки? Ответ понятен. «Хотя и здесь запас прочности на исходе: конкуренция между брендами препаратов-аналогов максимальная. А потребитель-пациент становится более грамотным и информационно образованным: для сравнения цен он использует интернет-ресурсы, а провизоров просит представить дешевые аналоги, – продолжает Настасья. – Для компенсации потерь в России производитель может увеличить цены на данный препарат в другой стране. Конечно, если это позволяет конкуренция». Но…

Контроль за фармпроизводителями усилится

«С учетом сложного экономического положения населения предполагаем, что регулятор, защищая граждан, будет еще жёстче контролировать ценообразование препаратов из перечня ЖНВЛП, – отмечает коммерческий директор «Верваг Фарма» Михаил Маневич. – В частности, производителям станет сложнее пересмотреть цену лекарств на величину инфляции, а дистрибьюторов и аптеки будут контролировать чаще. Соответственно, все звенья цепи производитель-дистрибьютор-аптека будут зарабатывать на данных продуктах меньше».

Прогноз об усилении контроля может подтвердить, в частности, практика ФАС России.

Как рассказали «ЛекОбозу» в пресс-службе ведомства, в 2018 году была снижена на 32% цена на препарат Аранесп (дарбэпоэтин альфа) – лекарство для лечения анемии, вызванной онкологическими заболеваниями или хронической почечной недостаточностью. При первоначальной регистрации в нашей стране предельная отпускная цена на этот стимулятор эритропоэза составляла 66364,02 руб. Но в шести референтных странах – Греции, Чехии, Румынии, Польше, Франции и Словакии – цифра оказалась значительно меньше. Более того, в Греции она была изначально ниже (на дату регистрации в нашей стране в 2011 году). Таким образом, ФАС установила: производителем были предоставлены недостоверные сведения при регистрации препарата. При этом, чтобы сохранить присутствие лекарства и обеспечить к нему доступ пациентов, компания-производитель оперативно перерегистрировала цену, снизив её до уровня минимальной цены в референтных странах. До 45 352,70 руб.

Справедливая цена как проблематичная задача За 2018 год Федеральной антимонопольной службе удалось снизить 444 цены на лекарства. Суммы были завышены в 2–10 раз. В чем же причина такого «ценового разнообразия»?

«Стоимость одинаковых препаратов в разных странах не может быть абсолютно идентичной. Цену лекарства для потребителя формирует масса факторов. Среди них – в том числе стоимость выведения и обращения конкретного препарата на региональном рынке», – отвечает на вопрос директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов.

Регуляторные правила разных стран, конечно же, отличаются. А вслед за ними – и затраты фармкомпаний. «Естественно, у производителей есть и собственные соображения по ценовой политике, – пояснил эксперт. – Она формируется не только за счёт необходимых вложений, но и исходя из конкурентной ситуации, объёма рынка или экономической ситуации в конкретном регионе. Зачастую глобальные фармкомпании компенсируют низкую стоимость препаратов в одних странах за счёт более высокой в других. Определить достоверно справедливую цену – задача весьма проблематичная...».

Что в результате получат посетители аптек?

Если аптеки от новой методики ценообразования могут лишиться части прибыли, а фармпроизводители вынуждены будут искать способы компенсировать свои издержки, то что сулит нововведение покупателям? Возможно, снижение цен почувствуют посетители аптек?

Эксперты полагают, что цены на ЖНВЛП в аптеках, скорее всего, действительно снизятся. Однако обратной стороной такой экономии может стать исчезновение лекарств с рынка.

С 1 января 2019 года ставка НДС – самого собираемого в Российской Федерации налога – увеличилась с 18% до 20%, поднявшись на уровень 1993 года. «Но на лекарственные препараты налог остается прежним, и поэтому его повышение не должно повлиять на стоимость лекарств. Что касается БАД, изделий медицинского назначения и косметики, то цена на них увеличится, в частности, за счет роста НДС до 20%», – объясняет Михаил Маневич. Не стоит забывать и о товарах неаптечных, но тоже необходимых: значительная их часть станет дороже для покупателя.

Не первый год мы видим, как неожиданно (для пациента) покидают аптеки самые разные лекарства. Например, у компании Sopharma, официальным дистрибьютором которой является «Интер-С Групп», из пяти препаратов ЖНВЛП осталось только два. Но если вырастет курс евро, то и от этих двух производителю придется отказаться. Как прогнозирует Настасья Иванова, уже к началу 2020 года будет заметно, насколько сократится объем рынка ЖНВЛП после частичной перерегистрации цен в сторону понижения.

Ситуация с ценами ЖНВЛП непроста уже сегодня. Как отмечает редактор портала pharm-medexpert.ru Иван Данилов: «Только эта категория лекарств, в целом, по отношению к рынку дает минимальный прирост цены в течение года. По итогам 2017 года было даже зафиксировано падение на 1,8%».

Риски нового законопроекта Об обращении лекарственных средств

«Законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств», к сожалению, подтвердил многие опасения экспертного сообщества и дал гораздо больше вопросов, чем ответов», – заметил адвокат-партнер Московской коллегии адвокатов «Лебедева-Романова и партнеры» Тамерлан Барзиев. Конечно, документ прошел лишь первое чтение и будет корректироваться. Но некоторые риски понятны уже сейчас.

«Обязательная перерегистрация предельных отпускных цен производителей на ЖНВЛП может обернуться настоящим бедствием. Указанные сроки перерегистрации объективно слишком коротки – учитывая, что некоторым предприятиям придется провести большую работу с несколькими десятками наименований, это и вовсе недопустимо, – объясняет адвокат. – Перерегистрация – затратный процесс. И в конечном счете снижение цен на ЖНВЛП может ударить по кошельку пациента».

Кроме того, изменение цен на ЖНВЛП в таких странах, как Венгрия, Греция, Бельгия, Испания, Нидерланды, Польша, Румыния, Словакия, Турция, Франция, Чехия, и в стране производителя будет обязывать предприятие снижать цену и в России (ведь, согласно методике, она не должна быть выше, чем самая низкая в приведенном списке). Колебания цен неизбежны. Значит, придется каждый раз «опускать планку» вслед за соответствующим минимумом, обращает внимание эксперт. Ведь законопроект говорит: снижать цену можно неограниченное число раз в течение года, а повысить – только один.

Отсюда риторический вопрос: «Какой смысл развиваться на рынке, где цены на некоторые лекарства приходится уменьшать постоянно, а компенсировать это снижение за счет остальных препаратов все сложнее?»

* * *

«С точки зрения удешевления стоимости, выиграет, скорее всего, конечный потребитель – пациент. Но он же может проиграть в предложении ассортимента. Часть препаратов может стать попросту убыточной для производителя, – подводит итог Сергей Еськин. – В числовом выражении рынок однозначно не вырастет. И тут множество факторов, при этом ценообразование не будет играть ведущую роль.

А что касается аптек – им снова придется приспосабливаться. Искать новые ресурсы для выживания».

https://lekoboz.ru/farmrynok/kak-novyj-poryadok-tsenoobrazovaniya-otrazitsya-na-aptekakh

Московские аптеки: Фарма–2019 - драйверы роста заморожены [ссылка]

Подведение итогов стратегии "Фарма–2020". Старт новой программы "Фарма–2030". Новая методика регистрации цен на лекарственные средства — ее уже прозвали "моделью самых низких цен в мире". 

Неизбежность старта обязательной маркировки, и одновременно сомнения в том, что этот старт произойдет.
Что еще готовит фармации новый 2019–й?

В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ  — АПТЕКИ

Анализ ситуации в фармацевтической промышленности и производители лекарственных средств и эксперты–аналитики начинают именно с аптеки.

Первое "эхо" проблем в фармацевтической рознице, долетевшее до производителя, — это "оптимизация штатной численности", обращает внимание Татьяна Литвинова, заместитель генерального директора аналитической компании AlphaRM. Проще говоря, изменившийся спрос в аптеках заставил сокращать кадры. Именно с этих, совсем не радостных новостей начался новый 2019 год для некоторых фармацевтических предприятий. В том числе относящихся к Биг фарме.

За 2018 год динамика объема рынка фармацевтической розницы вряд ли превысит 2–2,5% в рублях. Прирост в упаковках вообще не выйдет из отрицательной зоны. Никогда еще фармацевтический рынок так не падал. "Новеллы 2018–го", как вполне обоснованно назвал законодательные акты Виктор Дмитриев, генеральный директор АРФП, создали такие линии развития фармацевтического рынка, которые не приводят к его капитализации.

Другая тенденция — "цифровизация" работы с маркетинговыми контрактами. Электронный контроль над аптечной сетью в надежде "оптимизировать" расходы на продвижение. А также предложение одной из фармацевтических ассоциаций и депутатов Госдумы законодательно отрегулировать эти самые маркетинговые контракты.
Режим жесткой экономии — стратегия неоднозначная. Довольно часто она приводит к обратному результату.

ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

Для аптеки сегодня главная фигура на рынке — дистрибутор. Для производителя — аптека. Поставщик же вживается в новую роль — роль банка (подробно о новом формате сотрудничества "дистрибутор — аптека" читайте в интервью генерального директора ЦВ "Протек" Владимира Малинникова "В аптечной рознице царит каннибализм"). И стремится действовать в полном соответствии со сценарием кредитной организации. А вот главный фактор, влияющий на фармацевтический рынок, един для всех — это цена.

В надеждах и ожиданиях три звена товаропроводящей цепочки тоже единодушны: разрубить гордиев узел аптечных противоречий в состоянии лишь один государственный регулятор. На что обращать внимание в ожидании решительных регуляторных действий?

МАРКИРОВКА + МЕТОДИКА + НДС = ?

Главный тренд — поводов для экономии будет более чем достаточно, предупреждает Николай Беспалов, директор по развитию аналитической компании RNC Pharma. Ведь это — целая совокупность экономических и законодательных факторов, заставляющих производителя поднимать цены, а покупателя–пациента — пристальнее смотреть на свои расходы.

Цены на лекарства держались почти весь 2018 год, лишь к его концу стали расти. И эта тенденция сохранится в 2019–м. Причины известны. Общие для всех отраслей: повышение ставки НДС и рост цен на зависимые от налога товары, неизбежное падение курса рубля из-за снижения цен на нефть и газ и рост цен на импорт.  Для фармации: активная фаза внедрения маркировки приведет к росту затрат фармацевтических производителей и росту цен на выпускаемые препараты.

Маркировка не только ростом затрат угрожает производителям. Внедрение пресловутого «криптохвоста» приведет к коллапсу в отрасли и к дефектуре препаратов — предупреждает Виктор Дмитриев. Кроме того, не понятно, как в такой ситуации возможно выполнение задачи «Фармы-2030» нарастить экспорт отечественных препаратов в 4 раза.

С ним согласны и предприятия — участники пилотного проекта по маркировке. Один из первых — "Герофарм" — уже апробировал криптокоды и обнаружил десятикратный рост брака (о результатах работы с криптозащитой было рассказано в августе 2018 г. на III Всероссийской GMP–конференции).

Как замечает генеральный директор "Герофарм" Петр Родионов: "В настоящее время оператор обещает уменьшить количество знаков в криптокоде, но нет понимания, на какое количество и каковы будут результаты новых тестов нанесения средств идентификации? Кроме того, у нас появится необходимость вновь отрабатывать все бизнес–процессы производства, логистики, вносить изменения в разработанное ранее программное обеспечение. Это может привести к пробуксовке проекта и невыполнению ФЗ–61 в части сроков обязательной маркировки".

Еще одно изменение озадачило фармацевтический рынок — новая методика регулирования цен, которая может привести к ситуации: цена доступна, а лекарство — нет.

Благодаря новой методике регулирования цен, дженерики в сегменте ЖНВЛП больше не могут быть дороже "оригиналов", обращает внимание Настасья Иванова, директор компании–дистрибутора "Интер–С Групп".

"Продавцам и дистрибуторам останется только договариваться с производителями о частичной и полной компенсации потерь", — прогнозирует эксперт.

"Мы также предполагаем, что новая ценовая политика может привести к тому, что некоторые препараты уйдут с рынка", — замечает Денис Богомолов, директор бизнес-подразделения безрецептурных препаратов компании Teva.

Виктор Дмитриев предлагает вспомнить одну из недавних новостей: государственная закупка нескольких лекарственных препаратов для лечения орфанных заболеваний не состоялась. Из–за значительно заниженной цены.

БЛАГОПОЛУЧИЕ — ПАРАМЕТР ОТНОСИТЕЛЬНЫЙ

По некоторым косвенным признакам можно заключить: по мнению других рынков, рынок фармацевтический чувствует себя сравнительно благополучно. Ведь не случайно 2018 г. стал годом борьбы за продажу лекарства вне аптеки, обращает внимание Тамерлан Барзиев, адвокат–партнер Московской коллегии адвокатов "Лебедева–Романова и партнеры".

По мнению юриста, законопроект об уравнивании аптеки с продуктовым магазином — пусть и был отклонен благодаря тому, что фармацевтическое сообщество на сей раз объединилось — навряд ли останется заключительной попыткой вернуться к этому вопросу. Нефармацевтический бизнес не оставит надежды получить в свое распоряжение лекарство — один из немногих продуктов, востребованных всегда, несмотря на экономические и прочие факторы.

НАЙТИ ОБЩИЙ ЯЗЫК С АПТЕКОЙ

Анализ вопросов фармацевтического рынка все чаще переходит на вопросы аптечные. И дело не только и не столько в маркетинге.

Аптека — главный партнер производителя, подчеркивает Денис Богомолов. У промышленности и розницы общая задача — понять своего покупателя-пациента. Который в силу не совсем доступной медицины также старается понять аптеку и производителя, тщательно изучая цены, инструкции и нормативные акты.

Поэтому фармацевтическая индустрия должна быть всегда в диалоге с аптечной сетью, но речь опять же не о маркетинге, а об оперативном предоставлении информации. Полной и точной информации о препаратах.

Должна ли фарма стремиться найти общий язык с аптекой?

Ответ не вызовет сомнений, но попытки установить партнерские отношения, кажется, скоро станут исключением, а не правилом.

Кто–то из производителей предпочел строжайший электронный контроль, забывая о том, что "несовременные" ныне визиты медицинских представителей способны принести значительно большие результаты.

НОРМАТИВНЫМ РЕГУЛИРОВАНИЕМ ПО МАРКЕТИНГОВЫМ СОГЛАШЕНИЯМ

Национальная ассоциация производителей фармацевтической продукции и медицинских изделий направила заместителю председателя Госдумы Сергею Неверову письмо с просьбой обратить внимание коллег–законодателей на аптечный маркетинг. Именно он, по мнению ассоциации, мешает развитию фармацевтической промышленности.

Вроде бы все логично. И Сергей Неверов переадресовал просьбу Президенту России Владимиру Путину, заметив, что та прибыль, которую можно было бы реинвестировать в производство, оседает в карманах руководителей аптечных сетей.

Депутаты готовы предложить проект нормативного акта, чтобы законодательно отрегулировать маркетинговые соглашения между аптечной организацией и фармацевтическим производителем.

ЛЬГОТНЫЕ ЛЕКАРСТВА ЗАПРЕТЯТ ЗАКОНОМ?

Законодательные меры, ограничивающие рентабельность аптеки, неминуемо "отрикошетят" по пациенту и производителю. Вот, например, еще один "сугубо аптечный" вопрос. Проект Федерального закона №550426–7, устанавливающий запрет на создание и осуществление деятельности унитарных предприятий, — один из самых "чувствительных" на сегодня, объясняет депутат Госдумы, член Комитета по охране здоровья Валерий Елыкомов. Унитарные предприятия, ГУПы и МУПы — это, в первую очередь, некоммерческие аптеки. Те, которые выдают пациентам льготные лекарства, готовят экстемпоральные препараты по индивидуальным рецептам. В некоторых городках и поселках это — единственные аптечные учреждения.
Запрет на ГУПы и МУПы в аптечной рознице — по сути, запрет на льготное лекарственное обеспечение.

"ФАРМА–2020": УСПЕХ, НЕСМОТРЯ НА КРИЗИС

К регуляторным решениям принято относиться критически. С этой точки зрения стратегия развития фармацевтической промышленности "Фарма–2020" — явление уникальное. С 2009 г. за чрезмерно амбициозные и, казалось бы, недостижимые цели ее не критиковал только ленивый, вспоминает Настасья Иванова. Тем не менее за десять лет удалось привлечь рекордные инвестиции для модернизации существующих производств и строительства десятков новых.

Отечественная фармацевтическая промышленность, чудом выстоявшая в эпоху девяностых, в 2010–е стала расправлять плечи. За время реализации стратегии "Фарма–2020" хорошие результаты достигнуты по таким нозологиям, как противотуберкулезные препараты, сердечно–сосудистые заболевания, онкология, ВИЧ–инфекции, сахарный диабет, сообщает Владислав Шестаков, директор Государственного института лекарственных средств и надлежащих практик.

В рамках госпрограммы на рынок уже вышли три отечественных инновационных препарата — для лечения гепатита С, сахарного диабета второго типа и ВИЧ–инфекций. Конечно, сведения официальных источников чаще всего подвергают самой строгой критике. Однако об успехах "Фармы–2020" говорят не только регуляторные органы, но и сами производители. Нередко — по факту открытия новых заводов и разработки новых препаратов.

Сегодня профессионалы отрасли готовы принять самое активное участие в составлении новой стратегии "Фарма–2030". И даже задача вчетверо увеличить экспорт лекарственных препаратов уже не кажется им нереальной. Промышленность оказалась услышанной, и теперь предлагает решения.

НОЛЬ ДРАЙВЕРОВ РОСТА VS ПРОРЫВ В РАЗВИТИИ

С одной стороны, в лекарственной части отечественной системы здравоохранения все известные ранее драйверы роста оказались заморожены, констатирует Олег Фельдман, управляющий директор Ipsos Comcon (сервис–линия Healthcare в России). С другой, даже если программа "Фарма–2020" достигла чуть меньших результатов, чем ожидалось, — промышленность все равно совершила серьезнейший шаг вперед. Дальнейшему развитию препятствует ряд сложившихся противоречий.

Вернемся к новым правилам ценообразования. Снижение цен на лекарства до убыточности их производства обусловлено благим намерением — сделать лечение доступным для человека.

Как замечает начальник Управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Тимофей Нижегородцев: "Новая методика заключается в переходе с затратного метода на индикативные параметры. Раньше цены устанавливались производителями на основе анализа себестоимости, что было неточно, трудоемко и не исключало коррупционных рисков.

Сегодня правила вводят расчет на основе объективных индикаторов, которыми нельзя манипулировать. Это позволяет сформировать более прозрачную и необременительную систему ценообразования. Прежде всего, речь идет о сравнении цен препаратов, зарегистрированных в России, с их ценами в референтных странах".

Следует отметить, что сократился и сам перечень референтных стран. Теперь их 12. Из него исключили страны с устойчиво высокими ценами и нестабильными системами ценового регулирования.

Новые правила призваны положить конец и некоторым маркетинговым уловкам производителей. Например, нельзя будет продавать один и тот же препарат по разной цене лишь потому, что он по–разному расфасован.

Исключение составляют случаи, когда минимальный уровень цен референтного препарата на различные формы выпуска в других странах отличается больше чем на 10%.

Законопроект о пересмотре более 30 тыс. цен на ЖНВЛП уже прошел первое чтение в Государственной Думе.

ФАРМОТРАСЛЬ НА ДВУХ СТУЛЬЯХ

Риски ценообразования на лекарственные препараты — как новой методики, так и предыдущих — во многом связаны с неоднозначным положением аптеки, производителя и отрасли в целом. Неслучайно в августовском номере МА 2018 г., посвященном государственному регулированию на фармацевтическом рынке, эксперты сравнивали фармацию с кентавром. Ведь она, действительно, вынуждена сочетать несочетаемое. Как замечает Виктор Дмитриев, стоит все-таки определиться: фармацевтика — это рынок или регулируемая система лекарственного обеспечения? Зарегулированность ее создает больше проблем, чем возможностей.

"Прогнозы на 2019 год, к сожалению, уже не лежат только в аналитической плоскости, — подводит итог Олег Фельдман. — Главные ожидания связаны с регуляторными решениями. Прежде всего, с решением самого важного вопроса — создания системы возмещения затрат населения на приобретение лекарственных средств, направленной не на снижение затрат, а на увеличение продолжительности и улучшение качества жизни. И здесь прогноз скорее отрицательный".

Лекарственное возмещение — вот что сможет разрубить "гордиев узел" нерешенных проблем фармацевтики. При условии грамотного подхода, конечно. Второй вариант — резкое изменение доходов населения в положительную сторону... И то, и другое пока из области ожиданий.

Московские аптеки: Дженерики не смогут быть дороже "оригиналов" [ссылка]

Прошлый год с точки зрения бизнеса был непростой: он был насыщен событиями, многие из которых можно смело назвать ключевыми для отрасли.

Иванова Настасья Директор ООО "Интер–С Групп"

Несмотря на нестабильность валютного курса и общей макроэкономической ситуации, фармотрасль даже в условиях кризиса показала положительную динамику.

Подведены предварительные итоги, на наш взгляд, достаточно успешной для рынка стратегии "Фарма–2020", которую с 2009 г. за чрезмерно амбициозные и, казалось бы, недостижимые цели не критиковал только ленивый. Тем не менее за десять лет удалось привлечь рекордные инвестиции для модернизации существующих производств и строительства десятков современных фармзаводов, что значительно укрепило позиции отечественных лекарств на российском рынке.

В первую очередь речь идет о т.н. трансфере технологий — активной локализации зарубежных фармпроизводителей в России (по данным экспертов, с 2013 г. 78 иностранных компаний локализовали свое производство, а за последние десять лет международные инвестиции в российскую фармотрасль составили более триллиона рублей). Документ «Фарма-2030» логично продолжает намеченный курс: от запуска фармпромышленности до перехода на инновационный путь развития и усиления экспорта российских лекарств, при этом продолжая снижать зависимость нашего рынка от импорта и активно поддерживая местных производителей.

Новая стратегия, безусловно, будет доработана, в нее необходимо внести предложения по поддержке российских фарминноваций, по введению лекарственного страхования, по защите интеллектуальной собственности, а также по обеспечению большей доступности современных препаратов для населения.

Не менее важным событием 2018 г. стало оперативное введение глобального проекта маркировки медикаментов. Он уже затронул деятельность более 12 тыс. компаний, позволяя отслеживать около 20 млн упаковок лекарств. Проект продолжается, при этом сама процедура маркировки будет гарантированно усложнена необходимостью дополнительной криптозащиты. И как бы ни относились к этим нововведениям, все они направлены на усиление борьбы с лекарственным контрафактом.

В конце года были приняты новые правила и методика регистрации и перерегистрации цен на ЖНВЛП. Их уже успели охарактеризовать как "модель самых низких в мире цен на лекарства". Действительно, прогнозы говорят о том, что цены на важнейшие препараты в текущем году могут снизиться. Согласно методике, при регистрации (или перерегистрации) новой цены ФАС России будет проводить анализ цен на данный медикамент за границей, и, в случае если в одной из 12 стран произошло снижение цены на референтный препарат, производителю придется снижать свою цену и в России.

Таким образом, новые правила основаны на принципах референтного ценообразования, и теперь дженерики не смогут оказаться дороже оригинального препарата. Продавцам и дистрибуторам останется только договариваться с производителями о частичной или полной компенсации потерь.

Что касается прошлогодних законодательных нововведений, нельзя не упомянуть об инициативе Совета Федерации, который исключил медикаменты из процедур декларирования и обязательной сертификации. А также о решении Минпромторга о 25%-ной ценовой преференции при государственных закупках производителю полного цикла (т.е. препаратов, изготовленных из отечественных фармсубстанций). Идея развития локального производства субстанций также нашла свое отражение в "Фарме–2030", поскольку направлена на импортозамещение лекарственных средств.

Интересное развитие получила и ситуация с предложением Минпромторга о введении продаж ОТС–препаратов в магазинах. В министерстве от своей идеи отказались, посчитав, что это может нанести "ущерб реальным интересам потребителей и системы здравоохранения". Так что дискуссия о том, можно ли будет продавать лекарства вне аптек (что, к слову, достаточно распространено за рубежом), вышла на новый уровень. Хотя эта ситуация никак не влияет на продолжающуюся интеграцию розничного аптечного звена с крупными ритейлерами.

Деловой Петербург: авторская колонка эксперта фармрынка [ссылка]

Авторская колонка. Настасья Иванова

Таблетки уходят в интернет. Фармпроизводителям дешевле и эффективнее продвигать продукцию в сети.

Производители лекарств не раз сталкивались с ужесточением законодательства о рекламе и ограничением возможностей для продвижения продукции. Поэтому маркетинговая активность фармпроизводителей усиливается в интернет–пространстве, где они могут продвигать медикаменты эффективнее и дешевле, чем посредством традиционных средств рекламы. Популярной остается и вирусная реклама лекарств, ролики в "пиратских" копиях кинопремьер и просто в популярных видеороликах, а также скрытая креативная реклама. Пару лет назад в интернете обсуждали применение мази, якобы обладающей свойствами светового фильтра, в качестве средства для маскировки госномера автомобиля от камер видеофиксации нарушений ПДД.

Несмотря на все законодательные ограничения, до сих пор более 2/3 бюджета на продвижение направляется на оплату работы медицинских представителей и опосредованную работу с врачами и провизорами (прямое взаимодействие фармкомпаний и медработников запрещено законом). Для фармпроизводителя этот момент ключевой, так как, согласно исследованиям, почти половина пациентов покупают препарат определенной торговой марки, исходя только из устных рекомендаций медработников.

Даже замотивированные фармкомпаниями врачи могут советовать препараты конкретного производителя только устно. По общему правилу в рецепте может быть указано только международное непатентованное название без градации по торговым наименованиям (исключение возможно, если пациент не переносит определенные лекарства). Так что выбор за пациента фактически сделает работник аптеки. А на его выбор повлияет фармкомпания, которая заключила с аптекой маркетинговый договор. Производители готовы предоставлять аптекам эксклюзивные условия, заключая договоры на 20–40% возврата стоимости от проданных упаковок "своих" препаратов.

Производители все чаще используют технологии удаленного доступа для взаимодействия с медиками, в числе которых — общение на вебинарах, обсуждения в специализированных блогах и на форумах, коммуникации в соцсетях, а также индивидуализированные рассылки. Электронные способы взаимодействия с медперсоналом дают лучшие результаты — это максимальный эффект при адекватных расходах, практически неподконтрольный надзорным ведомствам.

Существуют сложности с реализацией препаратов в госучреждения. Это связано с особенностями проведения конкурсов и способами закупок лекарств — не самыми простыми и открытыми процедурами, порой с отсрочкой платежей или негарантированными платежами. Для многих компаний–производителей контрактная система госзакупок перестала быть привлекательной. Им стало выгодно инвестировать в препараты против хронических заболеваний и продвигать лекарства, которые без ограничений стоимости будут реализовываться на коммерческом рынке через аптеки.

Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора "Интер–С Групп"

https://www.dp.ru/a/2019/01/14/Tabletki_uhodjat_v_internet

Московские аптеки: О фармации на пороге постмаркетинга [ссылка]

Маркетинговые соглашения для сегодняшней фармации считаются спасательным кругом, средством выживания, способом сохранить аптеку и тем самым доступность лекарства для пациента.

Но в ближайшее время взаимоотношения между производителями и аптеками будут меняться. Что же на самом деле может маркетинг, и насколько он полезен и безвреден в действительности?

Маркетинговые контракты между аптеками и фармацевтическими производителями стали одним из средств выживания аптек. Прибыльность аптечной розницы все меньше зависит от торговой наценки. Бэк-маржа (различные выплаты производителя аптеке за ее услуги) сейчас составляет порядка 60–70% прибыли аптечной розницы. Без нее развиваться аптека не сможет, считают некоторые эксперты фармацевтического рынка. И, как следствие, зависимость аптек от фармацевтических производителей переходит на новый уровень и тотальный контроль — проект маркетингового аудита PharmCheck планирует ежедневно проверять данные с аптечных онлайн–касс. Оператором проекта выступило коммуникационное агентство RxCode.

КОМУ НУЖЕН PHARMCheck?

Видимо, фарминдустрии. И инициатору проекта. И родному здравоохранению. Идея тотального мониторинга аптечных продаж давно витает в воздухе, которым дышит система здравоохранения. Заставить коммерческий сектор аптечной розницы передавать данные продаж для ведения государственного мониторинга — задача невыполнимая. А «подъехать» к аптекам со стороны производителя, обеспечивающего рознице 60–70% прибыли, вполне осуществимый способ. Всеобщий мониторинг движения лекарств в процессе обязательной маркировки довольно сложен и затратен, и вот опять он отложен.

А вложения производителей в аптечный маркетинг, как бы велики они ни были, окупаются — все закладывается в цену лекарств и в конечном счете оплачиваются покупателем — посетителем аптеки. Именно поэтому, производители, тщательно следящие за своими расходами и минимизирующие их, не скупятся на маркетинговые соглашения — в 2018 г. фармацевтическая индустрия вложит в них 40 млрд руб.

"Эта статья расходов производителя — самая быстрорастущая", — сообщает Денис Вязников, директор RxCode.

В 2015 г. сумма едва приближалась к отметке в 20 млрд. В 2017–м — преодолела планку в 30. Причины очевидны, масштаб понятен.

Аптечная розница довольно скептически относится к "маркетинговому аудиту" со стороны производителей на предмет соблюдения договоренностей. "Для начала неплохо бы начать правильно фиксировать эти договоренности. Очень многое остается на уровне взаимозачетов, бартеров, устных соглашений", —считает Виктория Преснякова, исполнительный директор СРО АСНА.

Небольшие сети и единичные аптеки не допускают зависимости своего бизнеса от фармацевтических производителей. "Конечно, маркетинг помогает увеличить доходы, но… не безвреден для аптеки. И нельзя его расценивать как главную и единственную «гарантию выживания", — уверена Татьяна Коваленко, генеральный директор аптечной сети "Фармакон–Раменское".

Некоторые крупные аптечные сети считают, что внедрение онлайн–касс гарантирует некоторую прозрачность отношений аптека — производитель, но не является исчерпывающим в них. Например, аптечная сеть "Ригла" считает, что это не единственный инструмент подобного рода: к примеру, в аптечной сети действует портал производителя, где партнеры могут ознакомиться со всей интересующей их информацией, включая сведения о продажах.

"Кроме того, мы готовимся к тому, чтобы поставлять производителю данные о продажах от ОФД (оператора фискальных данных). Однако хочу подчеркнуть, что эту работу мы будем вести самостоятельно, без помощи агрегаторов, основываясь на наших взаимоотношениях с каждой конкретной производственной компанией", — сообщает Александр Филиппов, генеральный директор аптечной сети "Ригла".

И, наконец, один из острых вопросов намечающегося нововведения — как защитить данные о лекарственном средстве и лечении, чтобы аналитика для фармацевтического предприятия не обернулась личной катастрофой для пациента.

КОНТРОЛЬ КЛИЕНТОВ АКТУАЛЕН ДЛЯ ВСЕГО ФАРМРЫНКА

"Насколько партнеры выполняют наши договоренности? Этот вопрос мы контролируем силами медицинских представителей. Результативность акций оцениваем, исходя из темпов прироста продаж и доли рынка компании в своем сегменте, — рассказывает Виктория Прошутинская, директор департамента продаж АО "Нижфарм" (группа STADA). — Аудит — обязательный элемент наших взаимоотношений с клиентами. Он помогает не только компании, но и самим аптечным сетям выявлять ошибки в "настройках бизнеса". И тем самым приводит к совместному увеличению товарооборота".

"Вопрос контроля контрагентов актуален для всего рынка, но единое решение пока не выработано. Сегодня мы пользуемся аналитикой отчетов как от самой аптечной сети, так и от поставщиков, чтобы быть максимально уверенными в прозрачности "движения" наших препаратов", — считает Яна Ростовцева, управляющий директор компании "Сервье" в России.

ИЗУЧЕНИЕ ПАРТНЕРА ДОЛЖНО БЫТЬ КОМПЛЕКСНЫМ

"Мы работаем с аптечными сетями как по прямым договорам, так и по маркетинговым. При этом, конечно, для нас критичны принципы работы — нам важно, чтобы аптечная сеть вела свою деятельность максимально прозрачно, — делится опытом Павел Чистяков, директор по коммерческим операциям и управлению доходами компании "Санофи". — Важно, чтобы она обладала понятной стратегией развития. Чтобы у нее была внедрена система отчетности с возможностью предоставлять нам отчеты о проделанной работе, о продажах в утвержденном нашей компанией формате. В оценке результативности маркетинговых акций мы применяем комплексный подход: изучаем ее как на основании отчетов, которые предоставляет контрагент, так и на основании результатов собственных аудиторских визитов".

Преимущество комплексного подхода в получении информации из разных источников и возможности ее сопоставить.

А принцип прозрачности — не только в соблюдении договоренностей, но и в четком понимании аптечной сетью собственных ценностей и планов на будущее.

GPP КАК ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ МАРКЕТИНГА

"Сегодня у нас стабильное число партнеров, т.к. наш приоритет — не количество, а высокое качество. К выбору мы относимся взвешенно и тщательно. Для нас крайне важна прозрачность работы той или иной аптечной сети, поэтому портфель контрактов остается относительно постоянным на протяжении уже более 5 лет, — комментирует участник Темы номера Яна Ростовцева. — Мы сотрудничаем с аптечными сетями по всей России. Главные принципы при выборе — это федеральный охват, широкая представленность в регионах, стабильность и прозрачность партнера. Наши партнеры должны обладать высоким уровнем эффективности в управлении бизнес–процессами, иметь категорийный менеджмент и собственные программы продвижения продуктов, предоставлять валидную отчетность и быть юридически прозрачными. Для нас как для компании, следующей принципам комплаенса, все эти аспекты крайне важны".

Единственный параметр, который аптека не всегда может (и не всегда должна) изменить, — это параметр географический.

И вновь производителю необходима не только прозрачность. В числе главных ценностей — умение эффективно работать самостоятельно, не рассчитывая на «спасательный круг» в виде подготовленной производителем маркетинговой стратегии.

Аптеки, которые нужно "спасать", могут поставить на грань выживания и крупнейшую фармацевтическую компанию.

Кстати, принципиальное условие взаимодействия с аптечными сетями для "Сервье" — строгое соблюдение стандарта GPP.

В ПРИОРИТЕТЕ — ДОСТУПНОСТЬ

Эффективность работы компания оценивает по двум ключевым показателям: обеспечению максимальной доступности препаратов и объему продаж через конкретную аптечную точку.

"Сегодня мы пользуемся аналитикой отчетов как от самой аптечной сети, так и от поставщиков, чтобы быть максимально уверенными в прозрачности "движения" наших препаратов, — рассказывает Яна Ростовцева. — Мониторинг достигнутых договоренностей с аптечными сетями — всегда в фокусе нашего внимания. У нас высокопрофессиональная команда медицинских представителей, которые работают с аптеками на предмет соблюдения маркетинговых соглашений".

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬ — АПТЕКА БУДУТ МЕНЯТЬСЯ

"Заключение маркетинговых контрактов, регулярное проведение маркетинговых мероприятий становится для аптек одним из основных факторов выживания. Такие контракты могут занимать до половины прибыли аптечной сети, при среднем портфеле в более чем 20 компаний–производителей, — констатирует Настасья Иванова, директор компании–дистрибутора "Интер–С Групп". — Не секрет, что далеко не все аптеки строго выполняют условия такого контракта. Летом этого года один из европейских фармацевтических производителей даже сообщил о приостановлении на несколько месяцев своих маркетинговых договоров со всеми аптечными сетями в России, что вызвало в аптечном сообществе понятное беспокойство".

Эксперт предупреждает: единичный (пока) случай говорит о том, что взаимоотношения между аптекой и производителем ждут перемены. Причем в самое ближайшее время.

ЖИЗНЕННЫЕ ЦИКЛЫ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОГО РИТЕЙЛА

Интересны прогнозы, сделанные в рамках деловой программы выставки "Аптека–2017" в декабре минувшего года. Тогда руководитель Всероссийского единого содружества независимых аптек (ВЕСНА) Александр Фридман заметил: новейшая история фармации имеет определенную цикличность.

На заре становления рынка решающую роль играет дистрибутор. Проходит время, в исторических масштабах весьма незначительное, и на ответственный пост "главного для ритейла" приходит фармацевтический производитель. Но и его "руководящее значение" не вечно.

Меньше десятилетия понадобилось, чтобы вдохновение от новых инструментов сотрудничества сменилось пренебрежительным — "фармацевтической компании без денег в аптеке делать нечего". А это, с горечью подчеркнул Александр Фридман, уже не эволюция, а деградация.

Сегодня "бразды правления", казалось бы, в руках аптечных сетей. Крупный фармацевтический ритейл, на первый взгляд, решает все.

Но и эта "эпоха" близится к завершению. Еще года два–три и руководство фармацией примет... Его Величество Пациент. А пока он оплачивает затраты производителя на маркетинг, в среднем это составляет 40–60% себестоимости того или иного продукта для потребителя–пациента.

МАРКЕТИНГ — НЕ ГЛАВНАЯ И НЕ ЕДИНСТВЕННАЯ СТРАТЕГИЯ

"Программы лояльности, эксклюзивные контракты с уникальными условиями, ретро–бонусы, закрывающие издержки, снижение затрат за счет совместных рекламных кампаний — все это с успехом работает. В фарминдустрии все больше "включаются" механизмы, которые вчера еще были характерны только для FMCG", — констатирует Виктория Преснякова, исполнительный директор СРО АСНА.

Аптека, несмотря ни на что, старается оставаться аптекой: многие из экспертов Темы номера отметили, что не считают маркетинг ни главной, ни единственной стратегией.

Как подчеркнул, например, генеральный директор аптечной сети "Аптека Фарма" из Рязани Александр Миронов: "Сегодня чистая прибыль нашей аптечной сети на 70% состоит из маркетинга. Но, отказавшись от него полностью, мы не потеряем все эти 70%. Просто мы выбрали, что с маркетингом на данном этапе удобнее. И приняли решение: в этом году держать доходность на таком уровне... Тот, кто строит крепкий бизнес, должен думать о будущем. И иногда — да, упустить сиюминутную выгоду ради построения крепкой основы".

В качестве тактического хода маркетинг — не такой сложный инструмент для аптеки, считает эксперт. Да, определить выбор покупателя–пациента фармацевту несложно. Да, пережить трудные времена бэк–маржа помогает, но важно помнить о "сроке годности" экстренных мер.

КОГДА МАРКЕТИНГ ПРОТИВОПОКАЗАН

"Парадоксально, но именно отсутствие жестких рамок маркетинговой программы позволило нашей аптеке выжить в трудные времена, самостоятельно управляя такими важными критериями, как наценка, ассортимент, стандарты обслуживания за первым столом, — вспоминает Елена Неклюдова, заведующая аптечным пунктом ООО "ФармГранд". — Наличие маркетинговой программы оказывает на аптечную конкуренцию влияние двоякое: с одной стороны, в плюс аптеке — возможность дать более привлекательные цены своим покупателям, с другой стороны, минус — неизбежные отказы по лекарствам, не входящим в маркетинговую матрицу, неспособность удовлетворить спрос клиента".

Итак, главное условие для выживания аптеки — возможность самой "держать штурвал" и выбирать курс.

А те условия маркетинговых соглашений, которые не прошли проверку на реализуемость, незаметно превращаются в оружие конкуренции. И не всегда выиграет тот, кто взял больше...

"Маркетинговые соглашения выполнимы, когда аптека берет на себя выполнимые обязательства", — обращает внимание Александр Филиппов.

Есть такая категория договоров, которые в принципе выполнимы, но... только при условии органического роста, открытия новых точек. Преждевременное расширение для аптечной сети опасно.

КАК ВЫЖИТЬ БЕЗ МАРКЕТИНГА

"Как выжить без маркетинга или при резком сокращении его объемов? Нужно быть рыночной компанией, которая работает в приоритете на фронт–маржу и не живет на средства производителей, выделяемые на маркетинговые мероприятия, — делится опытом Акоп Варпетян, директор по развитию аптечной сети "36,6–Здоровье" из Твери. — Нужно уметь работать с плавающей шкалой наценки, а также с эксклюзивными товарами, СТМ и УСТМ, товарами дня, и, конечно, выстраивать грамотный ассортимент.

Многие крупные игроки на фармацевтическом рынке устроены по принципу "пирамиды" (только нового формата, маркетингового) и при перекрытии кислорода могут обрушиться как карточный домик. А это не раз уже наблюдалось на рынке — даже без принятия радикальных мер".

Иными словами, чрезмерные надежды на маркетинг — мина замедленного действия. И она способна в любой момент "поднять на воздух", казалось бы, процветающую аптечную организацию.

Крупная аптечная сеть вполне может обойтись без маркетинговых соглашений с производителями. "Повысить рентабельность большой сети сейчас возможно через развитие собственной торговой марки (СТМ) или условной собственной торговой марки (УСТМ). Это единственный на сегодня механизм, позволяющий сетям не зависеть от производителей и их дополнительных бонусов", — уверена Валерия Солок, директор проекта "Здоровье" розничной сети "Магнит".

О ЧЕЛОВЕКЕ И РЕГУЛЯТОРИКЕ

Опыт экспертов Темы номера показывает: маркетинговые соглашения эффективны не как самостоятельный инструмент, но как часть комплексного подхода. Контроль за выполнением соглашений уже существует и в электронном виде. Фарминдустрия без аптечного маркетинга должна будет ориентироваться на спрос, а не на потребность реализовать свой имеющийся продуктовый портфель, пытаясь акциями заставить покупателя купить препарат.

Что касается выживания и развития аптек, ряд участников Темы номера видит спасение в регуляторных мерах. Квотирование аптек. Обязательное фармацевтическое образование для собственника аптечной организации. Равные, установленные законом, возможности конкуренции.

Что касается бэк–маржи — долго ли может оставаться главным лекарством препарат для симптоматического лечения?

Как заметила генеральный директор раменской аптечной сети "Фармакон" Татьяна Коваленко: "Отсутствие маркетинговых программ или их сокращение нас не очень пугает. Если для всех будут равные условия, профессионалам станет легче.

Ценовая конкуренция развернется уже не в таком объеме, как сейчас, да и количество аптечных учреждений перестанет расти в геометрической прогрессии.

Думаю, что качество фармацевтической помощи в постмаркетинговый период улучшится".

http://mosapteki.ru/material/o-farmacii-na-poroge-postmarketinga-10492

Московские аптеки: О маркетинге, маркировке и маржинальности [ссылка]

Заключение маркетинговых контрактов, регулярное проведение маркетинговых мероприятий становится для аптек одним из основных факторов выживания. Такие контракты могут занимать до половины прибыли аптечной сети, при среднем портфеле в более чем 20 компаний–производителей.

Иванова Настасья Директор ООО "Интер–С Групп"

Наилучшая схема сотрудничества заключается в создании спроса со стороны фармацевтического производителя (реклама, медпредставители, работа с интернет-аудиторией), аптека же поддерживает спрос на нужный перечень препаратов, обеспечивая их выкладку, мерчандайзинг, бездефектурное наличие.

Если не хватает собственных возможностей для развития взаимоотношений с производителем, на помощь приходит маркетинговая ассоциация. Которая поможет организовать стандартизацию бизнес-процессов, увеличить доходность за счет маркетинговых программ производителей и добиться высоких скидок, что скажется на цене товаров и рентабельности аптеки.

Кстати говоря, на маркетинговых взаимоотношениях производителя и аптеки может напрямую отразиться введение маркировки лекарств. Маркировка не только поможет выявить неэффективных продавцов, но и поставит крест на «серых» схемах выполнения маркетинговых планов, сделав продажи более прозрачными. Это относится и к решению болезненного вопроса — аудита производителями аптечных сетей на предмет соблюдения маркетинговых договоренностей.

Не секрет, что далеко не все аптеки строго выполняют условия такого контракта. Летом этого года один из европейских фармацевтических производителей даже сообщил о приостановлении на несколько месяцев своих маркетинговых договоров со всеми аптечными сетями в России, что вызвало в аптечном сообществе понятное беспокойство.

Этот, пока разовый, случай говорит о том, что в ближайшее время взаимоотношения между производителями и аптеками, объединениями аптек, будут меняться.

Безусловно, базовые факторы рентабельности для аптеки останутся неизменными, во многом зависящими от удачного месторасположения, посещаемости, ценовой политики, глубины ассортимента, товарооборота и уровня затрат. При этом в силу введения системы "электронного рецепта", а также множества онлайн–сайтов, позволяющих сравнивать цены на один препарат в аптечных пунктах, более низкая цена станет определяющим моментом (хотя в "проходных" аптеках цены на лекарства все равно продолжат повышать без сильного ущерба для рентабельности).

Интересный момент: сегодня становится все более очевидным факт расслоения аптек по объемам продаж: увеличивается число как сверхубыточных, так и сверхприбыльных аптек.

Примером последних может служить аптека из Санкт–Петербурга, которая в I полугодии 2018 г., несмотря на все сложности, показала объемы продаж в более чем 240 млн руб.

Действительно, в трудных условиях профессионализм персонала становится более заметен не по решению стандартных задач. На важные роли выходит внедрение категорийного менеджмента, создание гибких креативных систем скидок и акций, введение в ассортимент новых товаров, рассчитанных на различные группы покупателей (например, БАД показывают рост на 12% по сравнению с прошлым годом).

В целом, прогнозы на конец года остаются неплохими: по итогам августа рынок за год уже показал прирост в 5%, этот показатель может вырасти до 7–8%. Влиять на этот процесс продолжит инфляция, постепенное восстановление потребительского спроса и амортизация затрат на внедрение маркировки. Однако возврат к высоким темпам роста в текущий момент невозможен, а 2018 г. аптечный ритейл в целом вряд ли назовет благополучным.

Главными проблемами в отечественной фарме остаются недостатки законодательства (хотя нельзя не признать, что за последние несколько лет в правовом регулировании фармацевтической деятельности в России произошли колоссальные изменения), сложная макроэкономическая ситуация в стране, а также падение доходов россиян, которое приводит к снижению платежеспособного спроса. Последний момент — основной сдерживающий фактор для аптек, поскольку он выражается в уменьшении среднего чека и снижении плотности потока покупателей.

В прошлом году "локомотивом роста" фармацевтического рынка стали не продажи лекарств в коммерческом сегменте, а государственные закупки, что хорошо видно при сравнении показателей в натуральном выражении (3,5% против 18). Неудивительно, что в текущем году при опросе представителей аптечного бизнеса каждый четвертый оценил ситуацию в аптечном сегменте как "скорее отрицательную". Впереди очередные, не самые приятные для аптек нововведения: законопроект, разрешающий продуктовым магазинам распространять безрецептурные лекарственные препараты, что гарантирует переход значительной части лекарственного ассортимента в продуктовый ритейл и совершенно не гарантирует снижения цен, а также легализация онлайн–торговли ОТС–препаратами. Пожалуй, только введение национальной системы прослеживаемости лекарственных средств воспринимается в аптечном бизнесе положительно, поскольку позволит решить ряд действительно важных задач. Например, все более популярный "слив" фармацевтической продукции во вторичную дистрибуцию, что невыгодно большинству участников рынка.

Эксперты говорят о том, что в ближайшее время небольшие региональные фармацевтические ритейлеры могут уйти с рынка, а крупнейшие сети будут вынуждены закрыть до половины своих аптек.

Ситуация действительно непростая: даже в текущих условиях аптекам приходится жестко конкурировать друг с другом, в первую очередь за счет снижения наценки на лекарства.

Это, в свою очередь, приводит к низкой прибыльности и убыткам.

И хотя в Интернете можно без труда найти готовые бизнес–планы на тему "как открыть аптеку и сделать ее прибыльной", в последнее время динамика прироста количества новых аптек затормозилась, а скоро может стать даже отрицательной.

В аптечном бизнесе уже не так просто сохранить рентабельность, поскольку издержки и конкуренция на рынке увеличиваются, а средняя сумма чека уменьшается.

http://mosapteki.ru/material/o-marketinge-markirovke-i-marzhinalnosti-10499

АИФ. Лекарственное обозрение: Передозировка взаимозаменяемости [ссылка]

Регулятор решил стереть границы между лекарственными аналогами. Непримиримые противники в дискуссии об аналогичности лекарственных препаратов – Минздрав и ФАС – неожиданно для многих... объединились. И вместе подготовили законопроект, который позволит расширить понятие взаимозаменяемости лекарств.

По поручению президента

Сегодня взаимозаменяемыми признаны 16% фармпрепаратов, однако решить вопрос о расширении перечня могут только эксперты, полагает министр здравоохранения Вероника Скворцова. «В настоящее время мы вместе с Федеральной антимонопольной службой подготовили законопроект, который позволяет быстрее пересмотреть весь массив лекарственных препаратов на группировку по взаимозаменяемости», – отметила она.

Предполагается, что законопроект Минздрава и ФАС вступит в силу уже 1 января 2019 года. В то же время Президент России Владимир Путин поручил вчерашним оппонентам вместе разработать план мероприятий по определению взаимозаменяемости лекарств на 2018–2021 годы (с этапами, сроками и целевыми показателями в отношении различных групп препаратов). Ответственными за подготовку плана и его претворение в жизнь назначены глава Минздрава Вероника Скворцова и руководитель ФАС Игорь Артемьев.

Устранить ошибки в терапевтической эквивалентности, опасные для здоровья многих пациентов, действительно необходимо. Однако законопроект ФАС и Минздрава нельзя считать достаточно подготовленным.

Проведём эксперимент: выдержит ли пациент?

В документе есть ряд уязвимостей – положений, очевидно небезопасных с медицинской точки зрения.

Уязвимость номер один: хаотичная взаимозаменяемость.

Взаимозаменяемый препарат – это препарат с доказанной терапевтической эквивалентностью или биоэквивалентностью в отношении референтного препарата и эквивалентный референтному средству ещё по ряду параметров – по лекарственной форме, способу введения, составу вспомогательных веществ, количественному и качественному составу действующих веществ.

Так гласит Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств». Как считаете, сколько здесь отличий от эталонного определения FDA, легшего в основу «Оранжевой книги»?

Нашему определению не хватает... только указания на соответствие правилам GMP и фармакопейным стандартам (отечественная фармакопея – в стадии восстановления из руин после 90-х).

Итак, законодательная формулировка научно обоснована. Но Минздрав и ФАС предлагают заменить её на произвольное: «Взаимозаменяемый лекарственный препарат – лекарственный препарат, взаимозаменяемость которого определена в соответствии со статьёй 27.1 настоящего Федерального закона. Лекарственные препараты, определённые как взаимозаменяемые референтному лекарственному препарату, взаимозаменяемые между собой».

Таким образом, «взаимозаменяемый лекарственный препарат» фактически исключается из списка ключевых понятий фармакотерапии – ведь он может быть признан таковым по любым произвольным критериям, установленным корректировками к статье 27.1 закона «Об обращении лекарственных средств».

А корректировки предлагают внести уже сегодня. Одна из них скрывает в себе уязвимость номер два:отмену защиты для пациента.

Ведь, согласно законопроекту, нужно вычеркнуть из статьи 27.1 формулировку: «При этом различия состава вспомогательных веществ не должны приводить к риску возникновения серьёзных нежелательных реакций у отдельных групп пациентов или повышения частоты их возникновения».

Вместо неё ФАС и Минздрав предлагают следующее: «При различии состава вспомогательных веществ взаимозаменяемость может определяться с указанием на исключение отдельных групп пациентов».

О рисках и нежелательных реакциях – ни слова! Мелочь? Да, но если закон будет утверждён в сегодняшнем виде, то беречь здоровье пациента, устанавливая взаимозаменяемость, он более не обязывает...

Уязвимость номер три: вновь риск хаотичной взаимозаменяемости.

Сегодня положения статьи 27.1 закона «Об обращении лекарственных средств» не распространяются на референтные, растительные, гомеопатические препараты, а также на лекарства, которые разрешены в нашей стране более двадцати лет и для которых невозможно исследование их биоэквивалентности.

Минздрав и ФАС предлагают сократить этот список до трёх категорий препаратов – референтные, растительные, гомеопатические. И точка.

Невозможно исследование биоэквивалентности? Согласно законопроекту, это уже неважно...

Начинать нужно с качества

Хороший врач может подобрать своему пациенту препарат, который не навредит ему и будет иметь то же лечебное действие. Взаимозаменяемость на уровне законодательства – не что иное, как попытка применить этот же метод для всех врачей и пациентов без исключения.

Хорошо, если единственное различие взаимозаменяемых лекарств – торговая марка. Но и тогда требуется ещё одно условие.

«В первую очередь необходимо создать такую систему обеспечения качества лекарственных средств, которой люди смогут доверять», – заметил несколько лет назад начальник Управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Тимофей Нижегородцев.

Лекарства заменим, бюджеты сэкономим

«Взаимозаменяемость – вопрос комплексный, связанный с регистрацией ЛС, государственными закупками, синонимической (генерической) заменой лекарств, а также контролем качества, – комментирует эксперт фармацевтики Иван Данилов. – В ситуации нехватки денег на нужды здравоохранения введение перечня взаимозаменяемости имеет важнейшее значение, поскольку направлено на значительную экономию расходов бюджета». В первую очередь речь идёт об уменьшении практики недобросовестной конкуренции при проведении государственных закупок и устранении противоречий в судебной практике, поскольку суды не имеют чёткого ориентира среди правовых актов.

«Вопрос установления взаимозаменяемости даже становился предметом судебного разбирательства двух ведомств – Минздрава и ФАС. И дело даже не столько в неэффективном расходовании государственных средств, контролем которого занимается ФАС, сколько в том, что сегодня, в отсутствие перечня взаимозаменяемых лекарств, может быть закуплен как оригинал лекарственного средства, так и его не всегда точный аналог, – объясняет Иван Данилов. – А такая ситуация чревата опасностью бесконтрольного переключения льготников на другой препарат с негативными последствиями для терапии». Решит ли проблему совместный законопроект Минздрава и ФАС?

Важней всего... совсем не цены

«В 2015 году в подготовленном ФАС проекте плана мероприятий по развитию конкуренции на фармрынке отмечалось, что стоимость самого дорогого лекарства оказалась в 59 раз выше цены самого дешёвого. При этом у них были одинаковые МНН и действующее вещество, но разные торговые наименования и производители, – вспоминает директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп», эксперт фармацевтики Настасья Иванова. – Трудно себе представить, чем мог быть оправдан такой дисбаланс. Можно, конечно, надеяться, что законодательное нововведение сведёт на нет проблему неадекватной разницы в ценах на препараты с одним МНН.?Однако главная сложность заключается в другом».

Довольно часто лечебный эффект от, казалось бы, идентичных лекарств оказывается разным, поясняет эксперт. Такие лекарства имеют одно активное действующее вещество, одинаковую лекарственную форму и схожие дозировки, но качество сырья и различные технологии производства могут привести к тому, что два, казалось бы, одинаковых препарата будут отличаться и по терапевтическому эффекту, и по побочным действиям.

Вернуть доктору его функции

Побочный эффект для двух аналогичных препаратов – тошнота – от одного лекарства может случаться дважды в день, от второго – десять раз в сутки. Кроме того, некоторые вспомогательные ингредиенты могут вызывать аллергию. А если речь идёт о биопрепаратах, то к опасным последствиям для здоровья приведут малейшие изменения в технологии.
«Решая задачу сокращения расходов, у врача отобрали его функцию – терапевтическую замену препарата», – констатирует президент Лиги пациентов Александр Саверский.

«В процессе установления взаимозаменяемости препаратов должны принимать участие не только государственные и экспертные структуры, но и представители врачебного сообщества да и сами пациенты – именно они смогут предоставить актуальные сведения обо всех нежелательных явлениях, – убеждена Настасья Иванова. – Вспомним, как в конце прошлого года ФАС, контролирующая проведение тендеров, самостоятельно начала устанавливать взаимозаменяемость лекарств».

 

Московские аптеки: Маркировка должна поставить крест на вторичном рынке лекарств [ссылка]

Комментарий эксперта фармрынка, директора компании Интер-С Групп Настасьи Ивановой:

Проблема фальсификата и контрафакта на отечественном фармрынке продолжает оставаться актуальной, а её масштаб в полной мере оценить трудно. Роздравнадзор говорит о мизерных показателях (по итогам 2016 года, 0,0046% поддельных лекарств, 0,012% контрафактных), эксперты оценивают их долю на рынке в десятки раз больше. Конечно, фальсифицированные лекарственные средства на рынке присутствуют, и именно на борьбу с ними направлена маркировка медикаментов. Давайте вспомним, с самого начала фармбизнес достаточно настороженно отнесся к самой идее введения маркировки. Отмечая её бесспорную полезность, многие эксперты предупреждали о сложностях, связанных как с внедрением и финансированием этой инициативы, так и о возможном подорожании лекарств. Тут важно отметить, что государство, продвигая этот проект, взяло на себя роль не только регулятора, но и помощника, поддерживая участников рынка, в т.ч. субсидиями (объем финансирования программы льготных займов оценивается в 1,5 млрд руб.), давая возможность продлить срок возврата субсидий на приобретение оборудования и т.д. В итоге остался только один вопрос: если подорожание лекарств из-за введения маркировки неизбежно, окажется ли оно настолько значительным, чтобы перекрыть многочисленные преимущества этого проекта. Оценки Минздрава благоприятные: по словам главы ведомства, маркировка в своих максимальных значениях может увеличить стоимость препаратов не более, чем на 55 копеек. И, если дальнейший ход событий подтвердит эти слова (с корректировкой этой суммы на криптозащиту), то нужно будет признать эксперимент удачным, ведь в итоге и отечественный фармрынок, в целом, и обычный покупатель получит значительно больше. Пациент получит уверенность в том, что приобрёл легальный, неконтрафактный препарат, а уверенность в этом вопросе является одним из важнейших факторов лечения. В нашу компанию, как дистрибьютора лекарственных препаратов, время от времени обращаются покупатели, которые при наличии изъянов на упаковке (помятость и потертость, что встречается в результате транспортировки) усомнились в легальности лекарства и просят проверить его. Это связано с тем, что рядовой потребитель не знает, что ему делать в случае, если он считает купленный им препарат ненастоящим, и куда с этим вопросом следует обращаться. С 2020 года покупатель сможет проверить любое лексредство самостоятельно как с помощью смартфона через специальное приложение, так и в аптеке, где будет установлен терминал, с помощью которого пациент сможет удостовериться в подлинности приобретенного препарата.

Введение маркировки вряд ли окажет сильное влияние на «вымывание» с рынка дешевых лекарств: этот процесс продолжается уже несколько лет и вызван другими причинами. Проект маркировки направлен и на решение достаточно больного вопроса экономии бюджетных средств. В настоящее время промаркировано порядка 12 млн упаковок, а всего в год на рынке обращается порядка 6 млрд упаковок медикаментов, и вот уже, по данным Росздравнадзора, на начальной стадии проекта выявлены случаи оборота нелегальных медикаментов на внушительные суммы и заведены уголовные дела. Маркировка должна поставить крест на вторичном рынке лекарств: в последнее время нередки случаи, когда препараты для госпитальных нужд оказываются в свободной продаже в аптеках. Возможности заново продать медикаменты с маркировкой у недобросовестных продавцов не будет: маркировка поставит заслон перед нелегальными медикаментами, на рынке не останется места для торговых точек, в которых незаконно перепродают лекарства. Введение дополнительной криптозащиты, о которой на старте проекта речь не шла, ситуацию должна изменить только в лучшую сторону. Во-первых, представители оператора заявили, что дополнительных затрат не предусмотрены и всё необходимое оборудование для криптозащиты производителям на территории страны будет предоставлено безвозмездно. Что касается иностранных производителей, то здесь им, видимо, придется вложиться дополнительно. Во-вторых, централизованная генерация кода единым госоператором обеспечит высшую степень надежности, не допуская вероятности дублирования кода, что без технологии криптографии было бы вполне возможно. В-третьих, введение криптографии дает возможность проверки лекарств не только в онлайн, но и в оффлайн режиме, что является очень важным при отсутствии интернета.

 

Московские Аптеки: Маркировка, не потребительская история [ссылка]

С первого января 2020 г. каждый лекарственный препарат на территории нашей страны должен быть промаркирован.

Предполагается, что путь его — от производства до пациента — станет полностью прозрачен, а аптечная конкуренция — из-за отсутствия "переливов" — снизит градус своей агрессивности. С какой вероятностью реализуются эти планы и какие уязвимости необходимо устранить в сегодняшней версии маркировки лекарств?

2020–й год — срок, продленный с учетом возможностей фармацевтической отрасли. Год и даже чуть больше — на оснащение производственной линии (сложнее всего придется предприятиям, которые выпускают несколько лекарственных форм). Около полугода — на изменения в регистрационных досье. Несколько месяцев (в лучшем случае) — на тестирование и налаживание программного обеспечения.

А еще финансовые вложения, нередко с привлечением кредитных средств. Льготные займы на маркировку фигурируют в новостях чаще как достижения в развитии фармы, но на деле они таковыми не являются. И лишь обеспечивают предприятию дополнительные расходы на обслуживание займа.

Основательно вложившись в грядущий мониторинг движения лекарственных средств, фармацевтическая отрасль вынуждена замереть в ожидании. Как замечает Екатерина Творогова, директор по регистрации компании ООО "ЭГИС–РУС", самый острый вопрос сегодня — это отсутствие официально утвержденных документов, которые позволили бы разработать программное обеспечение и внедрить его в производство.

Пилотный проект маркировки, работающий с 2017 года, на фармацевтический рынок особенно не повлиял, хотя в его процессе был выявлен контрафакт. За год действия пилотного проекта было промаркировано всего 0,1% упаковок от общего годового объема рынка. Маркировались выборочные препараты и не всеми производителями. Процесс маркировки не везде был автоматизирован, часть операций проводилась сотрудниками вручную. Затраты были минимальные. О каком–либо эффекте от пилотного проекта говорить не приходится.

ПРОЕКТЫ ВИТАЮТ В ВОЗДУХЕ

"Очевидной сложностью является отсутствие постановления правительства с установленными сроками реализации проекта для отдельных групп препаратов ("Семь нозологий", ЖНВЛП) и его техническими деталями. Остается открытым и вопрос о правомерности обращения немаркированной продукции, произведенной до 1 января 2020 г., — комментирует Семен Харитонов, руководитель направления производственного планирования и логистики компании Pfizer в России. — Кроме того, не урегулирован аспект доступа производителя к информации по отслеживаемости его продукции на протяжении всей товаропроводящей цепи после отгрузки дистрибутору/аптечной сети/ЛПУ".

"К сожалению, пока мы обсуждаем проекты, витающие в воздухе. По ряду обязательных вопросов маркировки нет постановлений правительства. В целом — ни одного подзаконного акта", — констатирует генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев.

"РАЗБОР ПОЛЕТОВ" ИЛИ СМЕНА ПРАВИЛ ИГРЫ?

Пока пилотный проект не подвел свои итоги, а законодательная база для маркировки не сформировалась окончательно, сложно перейти к следующему этапу, отмечает исполнительный директор ААУ "СоюзФарма" Дмитрий Целоусов.

"Разбор полетов", анализ критических замечаний и даже резко отрицательных отзывов участников "пилота" — процесс не просто неизбежный, а необходимый. Однако события с маркировкой развиваются совсем по другому сценарию. В ходе игры вот–вот изменятся ее правила, и, если это произойдет, фармацевтическая отрасль будет отброшена на 1,5 года назад, предупреждает Дмитрий Целоусов. Вместе с финансовыми трудностями, уже "заработанными" в ходе инвестиций в маркировку.

Речь идет о дополнительном коде, или криптозащите, — инициативе, в которой ее авторы видят гарантию усиленной безопасности лекарства. А заодно ответ на насущный вопрос: как без Интернета отпустить промаркированный препарат пациенту?

Криптографическая защита даст эту возможность — проверять медикаменты не только онлайн, но и офлайн, что важно при отсутствии доступа к Интернету, отмечает директор компании–дистрибутора "Интер–С Групп" Настасья Иванова.

КРИПТОКОД: ЗА И ПРОТИВ

"За рубежом такого нововведения нет. Это наш велосипед на треугольных колесах", — комментирует инициативу с криптозащитой Виктор Дмитриев. Если не ограничиваться мнением аптечного сообщества, которое надеется, что криптографическая защита спасет от недобросовестной конкуренции, — у дополнительного кода больше противников, чем сторонников.

Проблемы производителей–экспортеров — не единственный аргумент "против".

Криптокод, предложенный Ростехом, о котором на старте проекта речь не шла, может осложнить жизнь фармацевтическим производителям, часть из которых уже активно начала процесс внедрения маркировки и заключила контракты на закупку оборудования и даже на его установку. Если из необязательного предложения инициатива с криптокодом превратится в обязательное  требование,  cохранить текущие сроки внедрения и уложиться в рамки согласованного бюджета будет просто физически невозможно.

"Средний срок подготовки линии составляет от 12 до 14 месяцев, — объясняет Семен Харитонов. — Возможное принятие решения об обязательном использовании криптографических валидационных кодов в предложенном варианте вызовет необходимость переоборудования уже установленных упаковочных линий. Также потребуется доработка программного обеспечения, необходимого для передачи информации о серийных номерах и отправки отчетности в ИС "Маркировка". Это в том числе приведет к существенным сдвигам сроков готовности реализации проекта. Запуск маркировки, запланированный на январь 2020 г., станет невозможным".

Продление сроков — ситуация, казалось бы, привычная. Помните, как долго и трудно внедрялись правила GMP и стандарт Надлежащей аптечной практики?

Однако инвестиции в маркировку превратили промедление с ее запуском в серьезную угрозу для фармацевтической отрасли и пациента.

"Наибольшие риски для конкретных производителей — это все же риски срыва сроков внедрения системы маркировки и, соответственно, невозможность продажи своей продукции после завершения этапа внедрения. Что для некоторых компаний может означать фактическое закрытие", — предупреждает Николай Беспалов, директор по развитию аналитической компании RNC Pharma.

Криптозащита небезопасна не только для производителя. В связи с предложением внедрить дополнительный код сегодня возможна смена оператора системы маркировки.

Если раньше оператором системы маркировки (пусть и в ее пилотном варианте) была Федеральная налоговая служба, которая была полностью погружена в процессы мониторинга, то теперь... Минпромторг предлагает на эту роль "дочку" Ростеха — ООО "РЦПТ" —частную компанию. Коммерческому предприятию собираются поручить функции, связанные, по сути, с национальной безопасностью. Если такое произойдет — данные о медикаментах окажутся под угрозой.

Как только сведения о лекарствах попадут в распоряжение третьих лиц, в обращение хлынет поток фальсифицированной продукции и электронная система примет эти медикаменты как подлинные и доброкачественные.

Если же криптограмму собираются добавить, чтобы проверять онлайн ЭЦП кода упаковки, а затем отпускать лекарства офлайн, то будет достаточно скопировать код одной легальной упаковки и запустить в продажу ее копии, предупреждает Андрей Кухаренко, сертифицированный эксперт ВОЗ в области холодовой цепи и надлежащей практики дистрибуции лекарственных средств. Все эти копии, обманув электронику, успешно пройдут проверку и на правах качественных и подлинных препаратов попадут в систему обращения.

"Сама идея криптозащиты в текущем ее виде, представленном отрасли, не до конца понятна: объяснение о ее необходимости для касс, которые не могут быть подключены к Интернету (удаленные части РФ), не выдерживает критики, — уточняет Юрий Мочалин, директор по корпоративным связям компании "Санофи". — Теоретически злоумышленники могут произвести фальсифицированный товар, скопировав код с криптозащитой и успешно реализовывать его через подобные, не подключенные к сети Интернет, кассы".

ДОСТУПНОСТЬ КАК УЯЗВИМОСТЬ

Даже без учета криптозащиты есть еще один "технический" вопрос, на который ищет ответ фармацевтическое сообщество: когда маркировка станет обязательной, как решить проблему не читаемой сканером, но единственной в аптеке упаковки лекарства? Иными словами, как не оставить пациента без лечения из–за сбоев в электронной системе?

"В нашей компании мы решили дублировать на упаковке код в читаемом виде. Это уникальное сочетание цифр, которое аптечный работник сможет в ручном режиме внести в систему, если у него по какой–либо причине не будет возможности отсканировать маркировку, — рассказывает Екатерина Творогова. — Разумеется, это сделает процесс внесения артикула в базу несколько дольше, однако такой подход гарантирует, что вся необходимая информация об упаковке сохранится, и в конечном итоге пациент сможет получить свой препарат". Эксперт надеется — опыт подхватят другие производители и закрепят законодательные акты.

"На сегодня не понятно: как решится судьба маркировки препаратов без твердой упаковки, на которую невозможно нанести уникальный код?" — задается вопросом Араик Оганесян, генеральный директор ООО "Оптима", владелец аптечной сети.

Он предполагает: "Если проблема с нечитаемым препаратом является локальной, то аптека должна будет сама как-то решать этот вопрос. Иметь техническую поддержку, телефон горячей линии, чтобы в случае нечитаемой упаковки первостольник мог позвонить техническому специалисту, который по удаленному доступу к кассе аптеки поможет решить проблему и отпустить препарат и т.д.".

При других масштабах проблемы искать выход придется уже производителю. Кстати, еще один интересный и нерешенный вопрос: что после 1 января 2020 г. делать с лекарственными средствами, выпущенными ранее этой даты, имеющими срок годности, но непромаркированными?

ОТ ПРОЦЕНТА ДО МИЛЛИОНОВ

Подорожание стараются считать наименее выраженным «побочным эффектом» маркировки. Его вычисляют в процентах, а не в цифрах: однако 0,5% роста цены на стадии дистрибуции — это многие миллионы рублей, которые распределятся по ценникам на препаратах лишь относительно равномерно. Компенсируя расходы производителя на препараты Перечня ЖНВЛП, строго регулируемые государством, взлетит стоимость лекарств за пределами перечня. А сравнительно незначительное, по прогнозам, подорожание медикаментов "верхней ценовой категории" будет сопровождаться серьезным изменением цен на средства подешевле. "Когда производители препаратов говорят, что это удорожание будет несущественным, — они лукавят, потому как рассматривают только стоимость препаратов при выходе со своего производства, — подчеркивает Андрей Кухаренко. — Никто ведь не учитывает, что каждый участник движения лекарственных средств к пациенту понесет сопоставимые с производителем расходы на оборудование, программное обеспечение, учет, обучение персонала и пр.".

ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ ПЛЮС КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ

Эксперт ВОЗ уточняет: он не противник маркировки в целом. Для таких перечней лекарств, как "Семь нозологий" или ДЛО, мониторинг движения просто необходим — он защитит пациента. Не случайно многие аптечные организации видят в маркировке спасение от "переливов" и надежду на замену агрессивной ценовой конкуренции на конкуренцию добросовестную.

Когда кодирование лекарств справится с "серым" рынком льготных препаратов, конкурентность нормальной, добросовестной аптеки только вырастет, замечает Владимир Гридякин, генеральный директор ООО "Альянс–Фарм". Появится возможность работать на равных: ведь разница в стоимости дорогих льготных медикаментов составит не 700–800, а 15–20 руб.

За проект тотальной маркировки лекарственных средств аптеки порой хватаются, как за спасительную соломинку. Но стоит отметить, что пока большинство из них вообще не думает о маркировке, кивая на производителей — пусть те начнут, а мы подхватим.

Но не решит ли жизненно важные для фармации задачи маркировка избирательная?

http://mosapteki.ru/material/markirovka-ne-potrebitelskaya-istoriya-10164

Московские Аптеки: Взаимозаменяемость — процесс с участием пациента [ссылка]

Комментарий Настасьи Ивановой для журнала Московские Аптеки: О проблеме взаимозаменяемости фармацевтическое сообщество рассуждает уже около десяти лет.

О проблеме взаимозаменяемости фармацевтическое сообщество рассуждает уже около десяти лет. Со следующего года соответствующий раздел появится и в Госреестре лекарств, однако считать, что с этого момента вопрос о взаимозаменяемости будет окончательно решен, преждевременно.

В 2012 г. было принято концептуальное решение о необходимости повсеместного указания в рецепте только указания МНН препарата, и лишь в исключительных случаях — торгового наименования. Введение такой меры должно было усилить конкуренцию в фармацевтике и минимизировать последствия недобросовестной политики некоторых производителей стимулировать приобретение своих лекарств. Выписка рецептов по МНН — общемировая практика, и в России в целом эта новация оказалась полезной, но были и нюансы.

К сожалению, в своем большинстве наши пациенты, а иногда и врачи, не знакомы с аналогами того или иного препарата и не всегда могут разобраться, какие лекарства являются взаимозаменяемыми. В итоге в аптеке, предъявив рецепт с указанием МНН, выбор конкретного препарата продолжает делать не посетитель, а провизор. С введением данных о взаимозаменяемости в госреестр, появлением официального перечня взаимозаменяемых препаратов возможности пациентов получить аналогичный препарат по адекватной цене увеличатся, однако сотрудники аптек будут по-прежнему влиять на их решение о покупке.

И даже при наличии дешевых аналогов будет предлагаться сначала самый дорогой препарат, и лишь при отказе клиента от его покупки — более дешевые лекарства с тем же, указанном в рецепте, МНН. В 2015 г. в проекте плана мероприятий по развитию конкуренции на фармрынке, который был подготовлен ФАС России, отмечалось, что стоимость самого дорогого лекарства оказалась в 59 раз выше цены самого дешевого, при этом у них были одинаковые МНН и действующее вещество, но разные торговые наименования и производители. Трудно себе представить, чем мог быть оправдан такой глобальный дисбаланс цен.

Можно надеяться, что законодательное нововведение сведет на "нет" проблему неадекватной разницы в ценах на препараты с одним МНН. Однако главная сложность заключается в том, что довольно часто лечебный эффект от, казалось бы, идентичных лекарств оказывается разным. Такие ЛС имеют одно активное действующее вещество, одинаковую лекарственную форму и схожие дозировки, но качество сырья и различные технологии производства могут привести к тому, что два, казалось бы, одинаковых препарата от разных производителей будут отличаться как по терапевтическому эффекту, так и по побочным действиям.

К примеру, для пациента станет значимым фактором, если тошнота как побочный эффект для двух аналогичных препаратов после приема первого лекарства будет случаться дважды в день или десять раз для второго. Кроме того, некоторые вспомогательные ингредиенты могут вызывать аллергию.

Именно поэтому в процессе установления взаимозаменяемости тех или иных препаратов должны принимать участие не только государственные и экспертные структуры, но и представители врачебного сообщества, да и сами пациенты — именно они смогут предоставить актуальные сведения обо всех нежелательных явлениях.

Вспомним, как в конце прошлого года ФАС, контролирующая проведение тендеров, самостоятельно начала устанавливать взаимозаменяемость препаратов. На наш взгляд, критерии определения взаимозаменяемости лекарств должны быть едины для всех структур и фиксироваться федеральным законом, а не подзаконными актами различных ведомств. Особое место здесь занимает и вопрос о взаимозаменяемости в отношении биотехнологических препаратов, в числе которых множество популярных вакцин, которые активно приобретаются на бюджетные средства.

Производство биопрепаратов, в отличие от химически синтезированных, является значительно более сложным процессом, и даже самые незначительные изменения в технологии могут привести к неблагоприятным последствиям для здоровья пациентов. Это тоже необходимо учитывать при создании единой системы критериев терапевтической эквивалентности лекарств.

Представляется правильным, когда фармацевты в обязательном порядке должны предупреждать каждого покупателя о наличии более дешевых препаратов с тем же МНН и предлагать несколько препаратов–аналогов на выбор из разных ценовых категорий. В целом, введение взаимозаменяемости, создание единой информационной базы препаратов-аналогов, безусловно, полезно для отечественной фармацевтики.

http://mosapteki.ru/material/vzaimozamenyaemost-process-s-uchastiem-pacienta-8918

Московские аптеки: Аптека. Час перемен [ссылка]

Кризис заставляет аптечную розницу искать стратегии развития бизнеса в нестабильной экономической ситуации. Изменения форматов аптечных сетей и их взаимодействия с дистрибуцией и производителями — самые обсуждаемые темы.

Эксперты Темы номера оценивают аптечный рынок как стагнирующий. И даже как приходящий в упадок. Сейчас речь идет не о росте, а о перераспределении. Однако слияния и поглощения — процесс, ограниченный во времени. От перемены мест слагаемых сумма, как известно, не меняется.

Что же ожидает аптеку, когда возможности перераспределения аптечной розницы исчерпаются? Перспектива для фармацевтического рынка вполне понятна — рынок изменится.

С тем, что перемены на фармацевтическом рынке неизбежны, согласны и аналитика, и дистрибуция, и, собственно, розница. Различие только в прогнозах и сроках: как заметил генеральный директор аптечной сети "Флория" Игорь Страмилов на февральском Аптечном саммите, для Москвы "час перемен" пробьет уже летом. Которое, несмотря на погодные условия, будет поистине жарким для фармации.

Участники Темы номера отводят «переформатированию» аптеки несколько лет. Срок неопределенный — потому что пока не ясно, как повлияет на фармацию обязательная маркировка препаратов, дистанционный отпуск и "долгоиграющая" инициатива о реализации лекарств в магазинах, замечает Жан Гончаров, генеральный директор аптечной сети "Вита Плюс" из Пятигорска, имеющей аптеки в Ставропольском крае и Республике Дагестан.

Вечные процессы перераспределения аптечной розницы с переходами топ–менеджеров из одной сети в другую в эпоху стагнации и упадка рынка объяснимы, но не решают проблемы фармацевтического рынка и даже мешают ему. Хороший хозяин в не лучшие времена бросает все силы на выживание и поднятие бизнеса, если этот бизнес ему, разумеется, интересен. С аптечными сетями как-то иначе — не получилось в одной сети, продадим ее или разбежимся, сделаем другую сеть, а там посмотрим. Цель — не ведение продуманного аптечного бизнеса, а временная задача сделать деньги и разбежаться.

Евгений Золотухин, коммерческий директор подмосковной аптечной сети "КИТ–Фарма" негодует: "Есть ощущение, что аптечная розница в обсуждениях, кто кого купил и кто кому продается, уже давно забыла свою главную цель — работать на благо здоровья, красоты и качественного долголетия людей. Я не помню, когда бы мы на последних отраслевых конференциях обсуждали, как меняется покупатель, его предпочтения, поведение, зарплата, жизненный стиль, критерии выбора магазинов, мест отдыха и многие–многие другие аспекты, которые бы могли подсказать, в каком направлении нужно думать и развиваться аптечной рознице, чтобы быть нужной и полезной современному человеку. И не только потому, что лекарственные средства можно купить только в аптеке".

О КОНСОЛИДАЦИИ

Консолидация на фармацевтическом рынке меняет лица. Сейчас не консолидируются аптечные сети. Не дистрибутор открывает аптечную сеть для увеличения объема собственных продаж. Сейчас аптечные сети встраивают в себя дистрибуторов для решения вопроса с поставками товара.

Кроме того, продуктовый ритейл покупает фармацевтических дистрибуторов для обеспечения открытия и развития собственных аптечных сетей. Например, торговый гигант "Магнит" приобретает крупного фармацевтического дистрибутора «СИА Групп», решая задачу обеспечения аптек проекта "Магнит Аптека" и салонов по продаже парафармацевтики и косметики, насчитывающих вместе около 4 тысяч торговых точек по России.

Настасья Иванова, руководитель дистрибуторской компании "Интер–С Групп", считает, что в недалеком будущем аптечный рынок будет поделен между гигантами: традиционными аптечными сетями и аптеками торговых сетей.

ОТКАЗ ОТ ДИСТРИБУЦИИ?

Если аптечный рынок действительно разделят гиганты, то станет возможен сценарий отказа от такого звена цепочки доставки лекарств, как дистрибуция. Аптечная розница уже сейчас переходит на прямые контракты с фармацевтическими производителями. Правда, доступны таковые лишь крупным аптечным сетям или маркетинговым союзам независимых аптек. Преимущества прямых контрактов известны и ощутимы: снижение зависимости от дистрибуторов, контроль товарных остатков, низкая цена, длительная отсрочка платежа.

"На текущий момент заключение договоров о поставках лекарств напрямую с фармацевтическими производителями — скорее исключение из правил и удел лидеров рынка. Более того, сегодня ни одна аптечная сеть, даже при наличии собственной логистической структуры, не готова полностью отказаться от сотрудничества с независимыми дистрибуторами, через которых работают крупнейшие зарубежные производители медикаментов, — поясняет Настасья Иванова. — Да и сам фармацевтический производитель не будет массово работать напрямую с аптеками, ведь большинство ритейлеров не могут обеспечить дебиторскую задолженность, а института страхования на нашем фармацевтическом рынке, по сути, нет. На сегодняшний день только фармацевтический дистрибутор в состоянии обеспечить высокий сервис оперативности и широкого ассортимента, а также стать гарантом финансовых взаимоотношений участников рынка".

Скорее всего, исключение дистрибуторского звена в цепи доставки лекарств вероятно лишь тогда, когда в нашей стране останется несколько крупнейших аптечных игроков, у каждого из которых будет несколько тысяч аптек и собственное логистическое подразделение.

ДЛЯ АПТЕКИ ПАЦИЕНТ — НЕ ЕДИНСТВЕННЫЙ КЛИЕНТ

"Не надо забывать, что у аптечных сетей, помимо клиента–пациента, который приходит за товаром в аптеку, есть еще один важный клиент — компания–производитель. Которая предоставляет аптеке маркетинговые бюджеты в обмен на оказание определенных услуг, — предупреждает Николай Беспалов, директор по развитию аналитической компании RNC Pharma. — Сейчас основная конкурентная борьба ведется именно за вторую группу клиентов, в т.ч. для этого сети примыкают к ассоциациям и применяют другие инструменты".

Именно этот, второй, клиент и пересмотрит в ближайшем будущем условия работы с аптечной розницей, считает эксперт. Какие это условия — вполне очевидно. И на этот фактор сами аптеки повлиять не смогут.

ДАРВИНИЗМ И СУПЕРМАРКЕТЫ

А если речь идет о сокращении бюджетов, то для аптечных учреждений включается усиленный режим выживания. Некоторые принимают решение "сойти с дистанции" заблаговременно, пока еще стоимость бизнеса не стала смехотворно мала.

"Думаю, в перспективе нескольких лет число аптек заметно сократится. Уменьшится и количество аптечных сетей, а верхушка рейтинга серьезным образом трансформируется, — делает прогноз Николай Беспалов. — Кроме того, не надо забывать, что на рынок пытаются влезть "новички" из продуктового ритейла. Когда они выйдут на "проектные мощности", состав "топ–сетей" серьезно поменяется".

НЕПОВТОРИМОСТЬ КАК ФАКТОР ВЫЖИВАНИЯ

Спасение аптеки — в ее индивидуальности, развитие которой откроет путь к переменам добровольным и без ярко выраженного продуктового вкуса. Оптимизация ассортимента — в той мере, в которой это возможно. Человеческое отношение к сотруднику и посетителю, ради которого многие аптечные сети решают оставаться локальными и противостоять "веяниям времени".

Как убежден Александр Миронов, самое важное — точечный подход к каждому покупателю-пациенту, причем через работу со своими сотрудниками:

"Главное, ценить то, что покупатель в принципе зашел в вашу аптеку и потратил на это свое время. Наша задача — решить его проблему грамотно, и чтобы он ушел, улыбаясь. Конечно, при этом не надо забывать про оставшиеся факторы, включая цену".

Лучший друг и главный враг аптеки — это ее... сотрудники!

"Ключевой фактор успеха аптеки — сотрудники и их способности и таланты коммуникации. Если они способны создавать дополнительную ценность при взаимодействии с покупателями, тогда и цена, и ассортимент отходят на второй план, — объясняет Олег Гончаров, директор по маркетингу московской аптечной сети "Аптека 24". — Идеальная аптека должна удовлетворять следующим требованиям: быть функциональной и привлекательной, дружелюбно настроенной по отношению к посетителю и вызывать доверие".

"Самые совершенные машины, приборы, технологии, самые тщательно написанные процедуры и алгоритмы бесполезны без профессиональных, увлеченных людей, — подводит итог Олег Гончаров. — У любого движения по развитию исключительного сервиса в аптеке есть самый могущественный "враг" — это сам человек. Только в силах сотрудников помешать аптеке стать Лучшей (именно с большой буквы). Речь идет обо всех, начиная с собственников, заведующей и заканчивая первостольниками.

Человек, специалист, фармацевтическая консультация. В этом — и причина провалов, и секрет успеха. Для одной отдельно взятой аптеки и для фармации в целом. Если она, конечно, найдет мужество консолидироваться — в том значении, которое сейчас непривычно для многих участников аптечного рынка".

Фармацию разделят гиганты. Аптечные и торговые [ссылка]

Иванова Настасья, Директор ООО "Интер–С Групп"

Среди обсуждаемых тем — изменение форматов взаимодействия аптечных сетей, с одной стороны, и фармдистрибуторов и производителей, с другой.

Один из вариантов, на который готовы сейчас сделать ставку топ–менеджеры крупных аптечных ритейлеров, в целом рынку хорошо знаком, это существенное увеличение доли прямых контрактов с фармкомпаниями. По сути, речь идет о создании в аптечной сети внутреннего структурного подразделения, которое занималось бы вопросами фармацевтической логистики, т.е. деятельностью по дистрибуции лекарств. И некоторые компании уже в этом преуспели — достаточно посмотреть на работу менеджмента группы "36,6". В середине прошлого года число прямых контрактов у нее составило рекордные 75% (при стандартном показателе в 10–20%). Конечно, этой сети, аптеки которой расположены только в столичном регионе (Москва и область), создать единый распределительный центр не так сложно, тем не менее такой опыт может стать полезным для других ритейлеров.

Хотя, на наш взгляд, вряд ли можно говорить об оперативной поставке медикаментов по регионам со складов производителей — расстояния у нас все-таки не такие, как в Европе...

Ассоциация независимых аптек также заявляет о переходе на прямые поставки, правда, с оговоркой, что речь идет только о контрактах с отечественными фармзаводами. Но для сильных игроков такой вариант в перспективе действительно может оказаться выгодным.

У прямых контрактов есть свои неоспоримые преимущества, в числе которых:

снижение зависимости от дистрибуторов;
контроль товарных остатков;
более низкая цена;
более длительная отсрочка платежа.

Однако для средних и малых аптечных ритейлеров прямой контракт экономически нецелесообразен, поскольку значительное повышение издержек на складскую и транспортную логистику сводит большинство его преимуществ к нулю.

У небольших компаний, как правило, нет собственных складов, как нет и свободных средств для создания собственной логистической структуры или оплаты услуг логоператора. А обеспечить низкую стоимость фармлогистики невозможно. Да и трудно представить себе фармпредприятие, которое занято организацией мелкооптовой продажи.

Поэтому на текущий момент заключение договоров о поставках лекарств напрямую с фармпроизводителями — скорее исключение из правил и удел лидеров рынка. Более того, сегодня ни одна аптечная сеть, даже при наличии собственной логистической структуры, не готова полностью отказаться от сотрудничества с независимыми фармдистрибуторами, через которых работают крупнейшие зарубежные производители медикаментов.

Да и сам фармпроизводитель не будет массово работать напрямую с аптеками, ведь большинство ритейлеров не могут обеспечить дебиторскую задолженность, а института страхования на нашем фармрынке, по сути, нет.

На сегодняшний день только фармдистрибутор в состоянии обеспечить высокий сервис оперативности и широкого ассортимента, а также стать гарантом финансовых взаимоотношений участников рынка. Переход на систему "производитель — аптечная сеть" может быть достигнут только тогда, когда на российском аптечном рынке будет существовать несколько крупнейших игроков, каждый из которых будет управлять сетью в несколько тысяч аптек и обладать собственными логистическими подразделениями.

В недалеком будущем, после консолидации аптечного рынка, "встраивание" дистрибутора в крупную аптечную сеть может оказаться вполне реалистичным. Однако на текущий момент инфраструктура дистрибутора в цепочке доставки лекарств от производителя до аптеки незаменима.

Процессы консолидации идут: на повестке дня поглощение национальной торговой сетью "Магнит" одного из крупнейших фармдистрибуторов России — компании "СИА Групп". "Магнит", сеть которого насчитывает около 17 тыс. торговых точек по всей стране, уже имеющий успешный опыт открытия магазинов по продаже косметики (4 тыс. точек) и аптек в рамках проекта "Магнит Аптека", готов к следующему шагу: на базе своей обширной сети ритейлер может в короткие сроки и с минимальными вложениями создать, возможно, крупнейшую аптечную сеть в стране.

Думается, что в недалеком будущем аптечный рынок будет поделен между гигантами: традиционными аптечными сетями и аптеками торговых сетей, таких как "Магнит", "Х5" и др., которые переключат на себя значительную часть потребителей-пациентов.

Приобретение же аптечной сетью услуг логоператора вряд ли будет востребовано, поскольку, по существу, ничем не отличается от взаимодействия с фармдистрибутором.

Среди преимуществ такой стратегии:

отсутствие больших инвестиций;
быстрое изменение объема и характера услуг;
высокий уровень услуг;
оперативная корректировка объемов продаж;
смена оператора на более подходящего и т.д.

Однако существуют и недостатки:

высокая стоимость услуг и ее постоянный рост;
риск потери логоператора при продлении договора.

Конечно, в практике любой аптечной сети есть опыт прямого взаимодействия с фармпроизводителем. Чаще всего аптеки побуждают отдельные фармкомпании заключать с ними т.н. "маркетинговые контракты", обладая возможностями "закрывать" выход их препаратов на региональные рынки. В первую очередь, речь идет о препаратах–дженериках, которых в рамках одного МНН может насчитываться до нескольких десятков. И фармпроизводители готовы платить аптеке за продвижение своей продукции, причем суммы сопоставимы с рекламными бюджетами на ТВ (в 2016 г. — более 35 млрд руб.)

При этом наиболее перспективной на текущий момент является стратегия среднесрочного взаимодействия аптеки и фармпроизводителя, в результате которой в течение срока, не превышающего трех лет, осуществляются мероприятия по продвижению товара, мерчандайзингу, проводятся образовательные программы для сотрудников аптек, фиксируются отпускные цены, заключается среднесрочный договор на продажи, формируются программы лояльности покупателя.

Повторюсь, что для средних и малых игроков на аптечном рынке альтернативы сотрудничества с дистрибуторами нет, а для крупных игроков создание собственного логистического оператора — вопрос непростой, включающий в себя длительный срок реализации проекта, огромные инвестиции, решение большого количества организационных задач и получение «дивидендов» только в долгосрочной перспективе.

 

Московские аптеки: В борьбе за жизнь дистрибутор вынужден искать новые функции [ссылка]

Комментарий эксперта фармрынка, директора дистрибьютора лекарственных препаратов "Интер-С Групп" Настасьи Ивановой.

На сегодняшний день главными проблемами фармдистрибутора в его взаимоотношениях с аптекой и производителем является перенасыщенность рынка продукцией, большая конкуренция и низкая рентабельность. Времена, когда фармдистрибуция являлась высокомаржинальным бизнесом, прошли и каждый ищет новые сценарии усиления своего положения на рынке. При этом уже очевидно, что крупным дистрибьюторам работать становится всё сложнее, а из-за большей расходной части они находятся в менее выгодном положении по сравнению со средними и небольшими игроками. Поэтому сейчас любой поставщик лекарственной продукции, в первую очередь, думает о сокращении издержек и оптимизации рабочих процессов.

Наша компания приняла решение не работать напрямую с аптечной розницей по причине нежелания аптек работать по предоплате, а конкурентные преимущества мы получаем, в основном, за счет заключения эксклюзивных договоров с производителями (цель: отсутствие конкуренции по одинаковым позициям среди дистрибьюторов), эффективной логистической системы и максимально возможного сокращения расходов. В текущих, непростых экономических условиях, важными условиями успешной работы фармдистрибьютора являются: небольшой штат персонала, поиск адекватных, незавышенных арендных ставок и расходов на эксплуатацию занимаемых площадей, и условие 100%-ой предоплаты - так называемые «быстрые деньги», поскольку реализация продукции на условиях отсрочки платежа несёт в себе высокие риски курсовых потерь, нарушения сроков платежей и даже, в целом, неоплаты. Кроме того, в деятельности фармдистрибьютора периодически появляются новые дополнительные расходы, которые он вынужден отнести на себестоимость продукции, что логично приводит к увеличению стоимости лекарств.

Последний пример - внедрение Правил надлежащей практики по хранению и перевозке лекарственных препаратов. Не исключено, что и планирующаяся обязательная маркировка лекарственных средств будет также проведена за счет потребителей. Конечно, пока окончательной информации и четких инструкций на этот счет нет, но производитель, скорее всего, также отнесет эти расходы на себестоимость медикаментов. Что придется делать дистрибьюторам и будут ли они нести новые дополнительные расходы пока не ясно, но уже понятно, что эта инициатива также может вызвать рост цен на лекарства.

В ряде случае в борьбе за выживание фармдистрибутор вынужден брать на себя дополнительные функции, такие как мониторинг рынка, комплексный маркетинг, расширение комплекса сервисных услуг (таможня, услуги ответственного хранения и т.д.), продвижение продукции, в первую очередь, новых брендов, еще рынку незнакомых. При этом для продвижения лекарств дистрибьютор, как правило, выбирает наиболее перспективные регионы по потенциальному денежному обороту, а удаленность региона от центра наоборот играет, скорее, как негативный фактор. В целях повышения конкурентоспособности и улучшения финансовых показателей дистрибьюторы ищут новые пути развития бизнеса, например, инвестируя в производство или в создание собственных аптечных сетей, участвуя в создании вертикально интегрированных холдингов и аптечных ассоциаций.

Такое решение кажется вполне грамотным, поскольку содержит в себе несколько глобальных преимуществ: быстрые информационные потоки, принятие взвешенных комплексных решений, оптимизация ассортимента, выдавливание из аптек аналогичных конкурентных позиций в целях более успешных продаж лекарств из своего портфеля.

http://mosapteki.ru/material/v-borbe-za-zhizn-distributor-vynuzhden-iskat-novye-funkcii-9936

Коммерсант: Онкозаболевания: новые методы и старые проблемы [ссылка]
Источник: Коммерсант

Онкологические заболевания в России занимают второе место в структуре смертности среди взрослого населения. Сейчас перспективным способом лечения рака в силу минимальных побочных эффектов выступает иммунотерапия. Однако этот метод из-за его высокой стоимости еще не получил такого широкого распространения, как химиотерапия, лучевая терапия и оперативное вмешательство. В РФ главной проблемой выступает низкая доступность медицинской помощи при онкозаболеваниях, которая проявляется как в отсутствии современных методов профилактики и ранней диагностики рака, так и в возможности получить помощь в отдаленных регионах страны.

«Оживление» иммунной системы

В России увеличилась заболеваемость онкопатологиями: за последний год этот показатель вырос на 1,5%. При этом за последние десять лет показатель заболеваемости на 100 тыс. населения вырос на 20,4%, приводит данные генеральный директор аналитического агентства DSM Group Сергей Шуляк. «Как и во всем мире, в России растет заболеваемость онкопатологиями. Они занимают второе место в структуре смертности и первичной инвалидизации взрослого населения, что является высокой социально-экономической проблемой»,— отмечает он. Растет и уровень медицины в борьбе с онкозаболеваниями: за последние годы к методикам лечения добавились протонная, радиоизотопная, фотодинамическая и другие виды терапии. Например, преимущество протонной терапии состоит в том, что протоны — заряженные ядра водорода — выделяют основную часть своей энергии точно в месте локализации раковой опухоли. Их воздействие точно соответствует по форме и глубине новообразованию, за счет чего здоровые ткани и органы не затрагиваются. Важным этапом в развитии современных методик лечения онкозаболеваний эксперты выделяют выпуск российских аналогов импортных таргетных препаратов, блокирующих рост и дальнейшее распространение раковых клеток. «Появление российских аналогов данных продуктов сделало возможным удешевить стоимость лечения каждого конкретного пациента, а значит, не только расширить количество лиц, которые получают помощь бесплатно за счет государства, но и высвободить средства на закупку других препаратов, в частности в тех сферах, где российских аналогов пока нет. Производство отечественных препаратов действительно кардинально улучшило ситуацию с лекарственным обеспечением»,— говорит директор по развитию аналитической компании «АРЭНСИ Фарма» Николай Беспалов.

Новым и перспективным направлением в лечении онкологических заболеваний выступает иммунотерапия. Директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова преимуществом данного метода называет тот факт, что действие новых препаратов направлено на «оживление» иммунной системы, которая будет сама бороться с раковыми клетками. «Такое лечение имеет минимальные побочные эффекты, не приводит к уничтожению здоровых клеток и вполне может стать универсальным методом лечения онкологии, хотя и здесь о высокой эффективности пока говорить нельзя: эти препараты помогают в лучшем случае только трети больных»,— добавляет она. Николай Беспалов отмечает, что одним из иммунотерапевтических препаратов, которые сейчас разрабатываются в России, выступает препарат для лечения меланомы компании Biocad. По данным официального сайта компании, российское лекарство может быть доступно в 2020 году. «В нашей стране присутствуют практически все самые современные методы лечения онкологических заболеваний. Это касается как аппаратных методов, так и современных лекарственных препаратов. Проблема, как всегда, лишь в фактической доступности медицинской помощи для массового потребителя»,— говорит господин Беспалов. В марте текущего года пресс-служба Ростовского научно-исследовательского онкологического института сообщала, что их ученый, доктор наук, онкоуролог Сергей Димитриади стал победителем конкурса 2018 года по государственной поддержке научных исследований молодых российских ученых-докторов наук в области медицины. В рамках гранта он разработает новый метод экспресс-диагностики почечной недостаточности при органосохраняющей операции по удалению опухоли почки.

Системность и профилактика

Несмотря на активное развитие медицины в борьбе с онкозаболеваниями, главной проблемой выступает отсутствие современных методов их профилактики. К сожалению, даже самые эффективные препараты будут бессильными, если не разработать эффективных системных мер диагностики и ведения пациентов, говорит Николай Беспалов из «АРЭНСИ Фарма». По данным Настасьи Ивановой из «Интер-С Групп», отсутствие современных методов профилактики и ранней диагностики рака приводит к постоянному росту числа пациентов: в частности, с 2006 года этот показатель вырос на 21%. «В Японии, к примеру, более 60 лет действует национальная программа скрининга, интегрированная в национальную систему здравоохранения, в связи с чем статистика раковых заболеваний показывает более низкие результаты, чем во всем мире. Так, при ранней диагностике вероятность выздоровления пациента составляет 70%»,— отмечает она.

Самой большой проблемой российской медицины в борьбе с онкозаболеваниями эксперты называют недостаток финансирования: из-за высокой стоимости лечения социально важным фактором становится возможность государства обеспечить поддержку пациентам, включающая бюджетное финансирование лечения, господдержку научных программ и разработок, введение онкологических страховых программ. «В России недостаточное финансирование приводит к перебоям с лекарственным обеспечением, к проблемам, связанным с наличием лишь небольшого числа исследований в области онкологии, отсутствием большого количества научных инноваций. Наблюдаются разовые, чаще всего, тестовые разработки, такие как „Прометеус“, „Протонное кольцо“. Также ощущается глобальная нехватка профильных специалистов: по данным экспертов, на одного врача-онколога приходится около 500 пациентов. А та же иммунотерапия, как и все инновационные методики,— дорогостоящий метод лечения, и его массовое внедрение в ситуации недофинансирования системы здравоохранения невозможно»,— сообщает Настасья Иванова. Главный врач РОКБ Вячеслав Коробка отмечает актуальность проблемы не только кадрового дефицита, но и его квалификации, которая нуждается в постоянном повышении.

Системность оказания помощи — другая проблема в борьбе с онкозаболеваниями в России, говорят эксперты. «Увы, довольно часто приходится слышать истории, как пациент после оказания помощи в ЛПУ, после выписки, не может несколько месяцев добиться бесплатного обеспечения необходимыми препаратами. Или обратная ситуация: городские поликлиники не могут „заманить“ на маммографию или флюорографию пациентов, в итоге это делается в добровольно-принудительном порядке. Причем обе эти проблемы проистекают исключительно из-за несогласованности действий разных участников системы здравоохранения»,— рассказывает Николай Беспалов. России необходима долгосрочная онкологическая программа, в которой кроме стабильного финансирования необходимо сделать упор на создание и внедрение новых точных методов диагностики раковых заболеваний, на введение методик инновационного лечения, резюмируют эксперты.

https://www.kommersant.ru/doc/3614461

Коммерсант: Курс на здоровое сердце [ссылка]
Источник: Коммерсант

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) являются основной причиной смерти во всем мире, при этом более 75% смертельных случаев происходит в странах с низким и средним уровнем дохода. Наиболее эффективным способом профилактики ССЗ выступает здоровый образ жизни: занятия спортом на открытом воздухе, правильное питание, отказ от вредных привычек и др. Несмотря на высокий уровень российской медицины при лечении ССЗ, эксперты отмечают недостаток высококвалифицированных специалистов и отсутствие комплексной помощи, сочетающей в себе не только лечение, но и раннюю диагностику с мерами профилактики.

ЗОЖ и регулярные осмотры

Ишемическая болезнь сердца и инсульт занимают два первых места в рейтинге смертности. Более 75% случаев смерти от ССЗ происходит в странах с низким и средним уровнем дохода. Эти данные опубликованы в отчете Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) на официальном сайте. По информации ВОЗ, самой распространенной причиной инфарктов и инсультов выступает образование жировых отложений на внутренних стенках кровеносных сосудов, снабжающих кровью сердце или мозг. Сейчас ССЗ являются причиной каждой третьей смерти в мире, что составляет 17 млн смертных случаев в год. По прогнозам ВОЗ, к 2020 году количество смертных случаев от сердечно-сосудистых заболеваний в мире достигнет 25 млн.

Одним из наиболее эффективных способов профилактики ССЗ выступает здоровый образ жизни, отмечают эксперты. Редактор портала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов среди актуальных методов профилактики ССЗ выделяет лечебную физкультуру и занятия спортом на открытом воздухе, необходимые для усиления кровообращения и насыщения организма кислородом, а также поддержание рекомендованной массы тела и правильное питание: употребление белка и клетчатки для укрепления стенок сосудов и др. «Важными способами профилактики выступают отказ от вредных привычек и малоподвижного образа жизни, борьба со стрессами — правильный режим дня и здоровый сон, хобби, музыкотерапия. Все эти, казалось бы, очевидные рекомендации помогут человеку даже в преклонном возрасте чувствовать себя лучше и иметь сильную иммунную систему, которая защитит от неблагоприятных внешних факторов», — говорит эксперт. Регулярные медицинские осмотры — другая необходимая часть профилактики ССЗ. Господин Данилов добавляет, что не стоит забывать про ежегодную медицинскую диспансеризацию — своевременное лечение заболеваний, приводящих к кардиальной патологии, а также нужно контролировать показатели артериального давления и вести его дневник, систематически сдавать анализы на уровень сахара и холестерина. «Ничего сложного в выполнении большей части этих профилактических рекомендаций нет, и, если человек дисциплинирован, он сможет без труда им следовать. Тем более даже при желании бросить курить, как одного из наиболее сложных пунктов этого списка, на помощь человеку придут современные методики и высокоэффективные растительные препараты», — говорит он.

Перспективные методики

Способы лечения ССЗ постоянно совершенствуются: появляются как инновационные препараты, так и новые перспективные методики лечения. Руководитель отдела сердечно-сосудистой хирургии клинического института им. Владимирского, доктор медицинских наук Александр Осиев рекомендует устанавливать стенты с лекарственным покрытием, так как это позволит избежать осложнений и повторных инфарктов. Немаловажным фактором успешного лечения человека при этом выступает не только проведение самой операции, но и дальнейшее сопровождение пациента, говорит главный кардиолог Ростовской области Алексей Хрипун. «Поставить стент — полдела, но если мы не будем сопровождать пациента в течение года, то мы можем потерять его. Мы, по сути, поставили инородное тело, которое требует медикаментозного сопровождения. И если по каким-то причинам пациент перестал его получать, то появляется острый тромбоз стента и рецидив инфаркта миокарда — закрывается кровоток, возникает еще больший инфаркт, вплоть до летального исхода», — рассказывает он. Алексей Хрипун добавляет, что высокая ответственность при лечении ССЗ лежит не только на врачах, но и на пациентах — это желание заниматься собой, контролировать себя, отслеживать собственное состояние и своевременно обращаться к доктору.

В качестве других перспективных методик лечения эксперты выделяют сочетание генно-клеточных технологий с нехирургическим и электрофизиологическим лечением, ударно-волновую и клеточную терапию, лечение лазером и др. По мнению Ивана Данилова, уровень отечественной медицины при лечении ССЗ можно считать достаточно высоким. «Российские врачи имеют доступ к большинству современных методик, могут использовать при лечении инновационные препараты, однако круг таких высококлассных специалистов очень ограничен, а воспользоваться их услугами может лишь небольшое количество пациентов. Подавляющее число россиян получают стандартное лечение, а современным оборудованием оснащены только крупнейшие медучреждения», — говорит эксперт.

По данным ВОЗ, люди в странах с низким и средним уровнем дохода, страдающие от ССЗ, имеют меньший доступ к эффективным медико-санитарным службам, отвечающим их потребностям (включая службы раннего выявления). В результате чего многие люди умирают от ССЗ в более молодом возрасте, часто в самые продуктивные годы жизни. Среди проблем российской медицины в борьбе с сердечно-сосудистыми заболеваниями эксперты выделяют централизованность помощи: пока оперативные вмешательства, требующие высококвалифицированного уровня, могут осуществляться далеко не во всех регионах.

Российское качество

Зависимость отечественной кардиологии от импортных передовых технологий и методик также пока присутствует, но постепенно снижается. Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров сообщил, что доля отечественной продукции на рынке в 2017 году увеличилась на 0,8% и достигла отметки 21%, об этом сообщает пресс-служба Министерства промышленности и торговли Российской Федерации. В отчете Минпромторга была упомянута компания «Стентекс», которая локализовала в России производство коронарных стентов и катетеров одного из мировых лидеров. О том, что ситуация с качественным оборудованием и материалами российского производства улучшается, говорят и представители профессионального сообщества. Министр здравоохранения Ростовской области Татьяна Быковская отмечает, что в настоящий момент большая часть снабжения медучреждений приходится на российские товары. По ее словам, преференции отечественным производителям позволили обеспечить клиники российским оборудованием, например физиотерапевтическими приборами производства Таганрогского научно-исследовательского института, качественными коронарными стентами производства компании «Стентекс», оборудованием для детской реанимации Уральского приборостроительного завода. Таких примеров много, в том числе и в фарминдустрии.

https://www.kommersant.ru/doc/3614436

Новая аптека: Прогноз развития фармотрасли на 2018 год [ссылка]

Круглый стол: Прогноз развития фармотрасли на 2018 год. 2017 год был богат на события для фармацевтического рынка. Чего ждать участникам рынка от года следующего? На эти вопросы ответили участники рынка.

Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп»:

На наш взгляд, начавшийся год станет позитивным как для аптечного сектора, так и для всей отечественной фармотрасли. По итогам прошлого года видна положительная тенденция, которая позволяет со сдержанным оптимизмом говорить о постепенном выходе отрасли из кризиса (коммерческий рынок лекарств за одиннадцать месяцев 2017 года увеличился 11,5% в рублевом эквиваленте и 11% в упаковках). Тем не менее, в текущем году аптекам предстоит пройти очередную проверку на прочность: в планах государства введение торговли препаратами безрецептурного отпуска в продуктовых супермаркетах. На развитие аптечной отрасли будут влиять как новая система учета лекарств, так и введение обязательной маркировки лекарств, которая, обеспечивая контроль передвижения препарата, может вызвать рост цен и дать дополнительный толчок процессу исчезновения с полок аптек препаратов низшего ценового диапазона. Продолжится процесс приспособления работников аптек к новым условиям работы - прошлый год оказался очень продуктивным в части законотворческих новаций (утверждение новых правил отпуска лекарств и правил надлежащей аптечной практики, введение риск-ориентированного подхода к проверкам аптек, утверждение надлежащей практики хранения и перевозки лекарств, отмена закона 44-ФЗ для государственных и муниципальных аптечных предприятий). Наряду с этим, в текущем году АУ ожидает введение онлайн-продажи ОТС-лекарств, внедрение глобальной системы электронных рецептов, установление общих правил описания лекарств для медприменения, единая процедура закупки для государственных и муниципальных нужд, введение новой системы учета операций, связанных с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также внесение данных о сотрудниках в регистр медработников. Тем не менее, сложные экономические условия и ужесточение правил работы предпринимателей не пугают и количество негосударственных АУ продолжает увеличиваться (до 63 тыс., 7%-ый рост по сравнению с 2016 г.). Это происходит, несмотря на то, что аптечный бизнес по-прежнему остается высококонкурентным, а новые правила работы и снижение доходов населения, в следствии чего новой тенденцией стало усиление потребительской экономии и патриотизма (покупка недорогих, как правило, отечественных препаратов), понуждает аптеки искать наиболее удачные рецепты выживания. Рост количества аптек усиливает между ними борьбу как за потребителя (привлечение низкими ценами и дополнительными услугами), так и за бюджеты производителей ЛС (снижение закупочных цен по прямым контрактам с производителем и трейд-маркетинговые мероприятия - рекламные бюджеты, маркетинговые акции, выполнение графика объема продаж). Успешная работа в этих направлениях в текущем году будет особенно сильно влиять на доходность аптеки.

Новая аптека Настасья Иванова

Московские аптеки: На популярность ЖВНЛП влияет не только цена [ссылка]

Новый тренд: производители лекарств не горят желанием оказаться в списке поставщиков ЖНВЛП

 

Комментарий эксперта фармацевтического рынка, директора дистрибьютора медикаментов "Интер-С Групп" Настасьи Ивановой

Действительно, раньше фармкомпании стремились попасть в перечень ЖНВЛП, потому что такие препараты, как правило, попадали под госзакупки и включались в список льготных лекарств, что подразумевало большие продажи, а на первых этапах и налоговые льготы. Сейчас налицо иная тенденция - выйти из перечня. В первую очередь, это касается иностранных производителей. Цена на импортный препарат зафиксирована по низкому валютному курсу и индексировать её невозможно, в результате чего из достаточно широкого списка наших препаратов, которые ранее были в числе ЖНВЛП, от многих пришлось отказаться. Сейчас в нашем номенклатурном портфеле таких препаратов осталось всего два, и мы продаем их с минимальной наценкой. Если курс валюты изменится в сторону увеличения, потеряем и их. При этом в некоторых случаях отечественные препараты стали даже дороже импортных, т.к. российский производитель, в отличие от зарубежного, имеет право индексировать цену. В тендерах предпочтение также отдается отечественным препаратам, несмотря на то, что они бывают дороже импортных. В ФАС РФ утверждают, что правило «третий лишний» часто приводит к тому, что иностранный производитель, предлагавший более выгодные условия, при наличии двух отечественных, вынужден сниматься с торгов. Здесь можно вспомнить и о проекте постановления, которое сейчас обсуждается в Минэкономразвития, согласно которому с 2019 года государство разрешит покупать отечественные лекарства, произведенные по полному циклу, на 25% дороже импортных. В целом, такая политика направлена на выдавливание иностранных производителей из списка ЖНВЛП, поэтому неудивительно, что цель «Фарма-2020» - «90% ЖНВЛП - отечественные лекарства» уже практически достигнута. За пять лет количество производимых в России важнейших лекарств поднялось на 30% - результат, безусловно, выдающийся. Понятно, что решающую роль здесь отводится локализации производств (рост экономики, дополнительные рабочие места, новые технологии), да и политика импортозамещения сыграла не последнюю роль. При этом продажи препаратов из списка ЖНВЛП растут, а и без того невысокие цены на них впервые за последние пять лет даже начали снижаться. Конечно, пока такое снижение можно назвать чисто символическим, и происходит оно на фоне практически нулевой инфляции, в целом, во всей лекарственной сфере (по итогам 2017 года - 0,3%). Это связано с тем, что подавляющую часть перечня составляют российские лекарства с низкой себестоимостью, а в текущих условиях политика сдерживания цен на важнейшие лекарства выходит на первый план – граждане ставят траты на здоровье на одно из первых мест. Производитель свои потери или недополучение прибыли компенсирует как количественным ростом продаж ЖНВЛП, так и бесконтрольно увеличивая цены на другие свои лекарства, которые в список не вошли. Рост продаж ЖНВЛП также понятен: люди приобретают такие препараты только потому, что они, в целом, не уступая по качеству дорогостоящим аналогам, оказываются в несколько раз дешевле. Это касается целого спектра очень популярных препаратов (вместо лазолвана можно купить амброксол, вместо фастума - кетопрофен, нурофена – ибупрофен, имодиума – лоперамид и т.д.) Экономия на замене лекарств получается для семейного бюджета весьма ощутимой, ведь начиная с 2014 года доступность лекарств стала для населения главным аргументом при покупке. На популярность препаратов из списка ЖНВЛП влияет не только цена, но повышение грамотности населения (порталы с выборками цен, сайты со списками аналогов дорогих препаратов, сайты-«лайф-хаки» с советами как экономить на лекарствах), информация в СМИ о том, как государство сдерживает цены на ЖНВЛП, работающая как реклама таких лекарств, врачи, которые охотно рекомендуют и выписывают данные препараты, а также обязанность аптекаря рассказать покупателю о всех дешевых аналогах нужного ему лекарства. При этом, на наш взгляд, механизм включения препаратов в Перечень и исключения из него остается достаточно туманным, настолько, что в начале прошлого года Ассоциации международным фармпроизводителей даже пришлось обратиться за пояснениями в Минздрав. Что же касается мер поддержки, то здесь все достаточно традиционно: производителей ЖНВЛП интересуют индексации ценового порога, дополнительные субсидии и заключение длительных надёжных госконтрактов. Государство, в целом, к таким мерам поддержки готово.

Московские Аптеки: Невероятные приключения ЖНВЛП в России [ссылка]

 

НЕВЕРОЯТНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЖНВЛП В РОССИИ

 

Перечень жизненно необходимых и важнейших препаратов - самый известный "иностранец" отечественной фармацевтики.

В 2018 г. он отмечает 30 -   летие работы в нашей стране. Когда -   то Советский Союз взял на вооружение перечень необходимых лекарств, созданный Всемирной организацией здравоохранения...

Сейчас сложно сказать, чем было вызвано желание применить международный опыт. Ведь самый первый список необходимых лекарств, созданный ВОЗ в 1977 г., был предназначен для стран "третьего мира". То есть стремился выполнить задачу исключительно социальную, и при этом в жестких экономических условиях.

Сегодняшний пациент именно так и воспринимает перечень ЖНВЛП - как метод установления социальных гарантий в непростой экономической обстановке. Как "необходимый минимум" в лекарственном обеспечении. В сознании посетителя аптеки важнейшие препараты связаны с другим понятием - ценовым государственным регулированием.

На самом деле у перечня жизненно важных лекарств - немало других задач: бюджетирование здравоохранения и организация процесса медицинской помощи от стандарта лечения до лекарственного обеспечения стационара; развитие отечественной фармацевтической промышленности и одновременно оценка этого развития.

ТРУДНОСТИ МНОГОЗАДАЧНОСТИ

Все эти задачи иногда входят в противоречие, замечает  Николай Беспалов , директор по развитию аналитической компании RNC Pharma.

Когда противоречивость становится заметной, в фармацевтике и в здравоохранении в целом возникают определенные сложности. В них винят Перечень - часто с точки зрения ценообразования. А иногда с содержательной точки зрения, изучая критерии включения препаратов в главный лекарственный список и исключения из него.

Ведь, как заметила  Настасья Иванова, директор компании-фармдистрибутора "Интер-С Групп", фармацевтические производители сегодня не стремятся попасть в число поставщиков ЖНВЛП. Скорее, наоборот: они стараются из Перечня выйти.

А положения, дающие социальные гарантии, в некоторых случаях оборачиваются еще большими вложениями из семейных бюджетов, предупреждает  Лилия Титова , исполнительный директор Союза профессиональных фармацевтических организаций. Производитель не получил разрешения поднять цену на пять рублей, а в результате пациент вынужден приобретать необходимый препарат еще дороже.

СОЦИАЛЬНЫЕ ПАРАДОКСЫ

Напомним, ценовое регулирование на жизненно важные препараты в современной России установлено в связи с "кризисом -   2009". С тех пор пациент твердо знает о той части аптечного ассортимента, цены на которую не повышаются, а с недавних пор активно изучая вопросы МНН и воспроизведенных препаратов, выбирает доступные по цене аналоги.

Казалось бы, решение острой проблемы найдено. Человеку - доступный по цене препарат, аптеке - гарантированные обороты. И даже предельные цены, которые установил законодатель, часто еще не достигнуты! Ценник в аптечных учреждениях - ощутимо ниже разрешенного максимума. А каждое второе лекарство, приобретенное нашим соотечественником, стоит 50 руб. и дешевле. Таковы данные аналитиков DSM Group.

Тем не менее пациент иногда не имеет доступа именно к этим, самым востребованным и наиболее "социальным" препаратам. Как заметили участники Темы номера, проблема поддержки фармацевтических производителей, выпускающих лекарства нижнего ценового сегмента, - это вопрос государственной важности. И регулятору предстоит решать его как можно скорее, если для него, конечно, важно сохранить эти лекарства.

Жесткое заявление? Возможно. Но каких масштабов достигла проблема, если ее отмечают не только национальные предприятия, но и международные фармацевтические гиганты с огромнейшими программами социальной ответственности?

Каким способом решить вопрос? Варианты наши эксперты предлагают самые разные. Здесь и государственные дотации, и налоговые льготы, и дифференцированный подход к индексации цен - с особыми условиями для недорогих препаратов. Главное - чтобы способ был продуманным и эффективным и не вредил никому из участников фармацевтического обращения.

Лилия Титова обращает внимание еще на одну проблему, связанную с гарантией. Расширение перечня на несколько десятков позиций - это, с одной стороны, перемена позитивная. Она заставляет думать и о расширении гарантий - для льготного лекарственного обеспечения, для больниц и поликлиник.

Однако, как заметили участники первого в новом году заседания Российской ассоциации фармацевтического маркетинга: "У нас 85 субъектов и 85 разных моделей лекарственного обеспечения. Каждый регион делает закупки по своим принципам" (более подробно - в рубрике Здравоохранение/Государственное регулирование). То, что заявлено в перечне, не всегда могут поддержать бюджеты.

В ряде регионов по ряду нозологий главный лекарственный список служит своеобразной "фармацевтической конституцией" - он устанавливает право пациента, признает его нерушимым, но не может дать механизмов его защиты.

РЕШЕНИЕ КОМИССИИ НЕ РАВНО ЗАКЛЮЧЕНИЮ ЭКСПЕРТОВ

У социальной задачи перечня есть и еще один компонент - содержательный. Какие препараты включены в список? Насколько они современны, эффективны и безопасны? Нет ли пробелов, которые обернутся для пациента необходимостью оплачивать дорогой препарат для лечения тяжелого заболевания самостоятельно?

За последние пять лет процедура включения лекарственных средств в перечень ЖНВЛП серьезно изменилась в лучшую сторону, считает  Юрий Мочалин , директор по корпоративным связям компании "Санофи". Прогресс огромен и очевиден. Объективны и понятны и критерии оценки качества препаратов.

С точки зрения науки, процедурой изучения лекарств перед их включением в перечень можно гордиться. Но "ложка дегтя" здесь в том, что решение принимают не эксперты.

Даже если их заключение было положительным, замечает Юрий Мочалин, вердикт комиссии может быть отрицательным - без привлечения в дискуссию медицинских специалистов. В некоторых случаях сводятся практически на нет колоссальные усилия, приложенные экспертами в рамках подготовительной работы.

"Несобранность" настоящего перечня, трудности с выводом устаревших препаратов и включением современных научных разработок играют отрицательную роль и в развитии медицины. В некоторых случаях прогресс в лечении пациентов тормозит обязанность врача соблюдать стандарты, в которые в обязательном порядке включены лекарства из списка ЖНВЛП.

Главный лекарственный список - это все же не "минимум выживания", который когда -   то составляла ВОЗ, а одно из "золотых правил" организации лечебной деятельности и здравоохранения в целом.

ПРОТИВОРЕЧИЯ - ИТОГ НЕПРОЗРАЧНОСТИ?

Серьезный минус формирования перечня ЖНВЛП - отсутствие возможности узнать, как предложение оценили эксперты, какие были отмечены ошибки и неточности, и насколько экспертная оценка соотносится с итоговым решением комиссии, обращает внимание  Алексей Мигулин , директор отдела по обеспечению доступа на рынок компании Pfizer.

Логично, что невозможна и апелляция (пусть институт апелляционного обжалования может играть неоднозначную роль, однако стоит ли пренебрегать его возможностями в защите права на доступ к эффективным, но недешевым лекарствам?).

Конечно, закрытость можно объяснить требованием независимости экспертов, невозможности стороннего влияния на их мнение. Однако противоречия между заключением медицинских специалистов и вердиктом комиссии - вероятно, во многом результат непрозрачности.

Проблему представители фармацевтического сообщества поднимают уже несколько лет, и, по их мнению, основным немедицинским критерием, "перевешивающим" данные об эффективности и безопасности, остается цена. Препарат может быть действенным, но дорогим, и тогда привычные механизмы формирования перечня сыграют не в пользу гарантий для пациента. Чем серьезнее болезнь и лекарства от нее, тем выше вероятность, что их отдадут в ведение семейных бюджетов...

ПЕРЕЧЕНЬ ЖНВЛП КАК ПАРАМЕТР ДЛЯ ФАРМПРОМА

Рост национальной фармацевтики действительно "имеет место быть". Как сообщила МА руководитель пресс-службы Минпромторга России  Залина Корнилова , сейчас отечественные компании производят 467 МНН, и почти каждое из этих наименований выпускается двумя и более российскими производителями в стадии готовой лекарственной формы.

По итогам 2017 г. препараты из перечня ЖНВЛП выпускают 267 национальных фармацевтических производителей. В 2012 г. таких отечественных компаний было 248. Девятнадцать новых предприятий за пять лет - показатель серьезный, особенно с учетом того состояния, в котором долгое время пребывала наша фармацевтическая промышленность.

Факт поступательного развития российской фармацевтической промышленности (пусть значительную роль и сыграла локализация) опровергнуть нельзя. Проверять движение отечественной фармы по перечню ЖНВЛП - тоже один из возможных способов контроля, однако выбирать его в качестве единственного все же не стоит.

Можно продавать лекарство, но иметь его долю в конкурентной группе на уровне нескольких процентов, предостерегает Николай Беспалов. С этой точки зрения наличие в перечне ЖНВЛП - первый шаг, но еще не гарантия того, что отечественная промышленность прочно утвердилась на своих позициях.

И еще один важный момент: отечественное лекарство часто производится из иностранных фармацевтических субстанций, замечает эксперт. Таким образом, измерять импортозамещение необходимо в комплексе и одновременно уделить внимание собственному производству активных фармацевтических ингредиентов (какими бы убедительными ни были экономические аргументы "против", именно отсутствие собственного фармацевтического сырья сыграло отрицательную роль в "кризис -   2014" и для некоторых препаратов повлекло подорожание, а для некоторых - снятие с производства).

Синергетический эффект мер поддержки для фармацевтической промышленности ярко проявился в 2017 г., отмечает Залина Корнилова. Цифра в 90% перечня к концу 2018 г. имеет все шансы быть достигнутой - ведь темпы роста отечественной фармы не имеют тенденции к снижению. Но чтобы определить, какой станет "Фарма -   2030" и какие методы поддержки должны быть в нее включены, необходим, прежде всего, детальный анализ.

И ВНОВЬ О ЦЕНООБРАЗОВАНИИ

В заключение возвратимся к социальной миссии Перечня. ЖНВЛП и цены - эта связка иногда имеет не жизнеспасающий, а противоположный эффект. Так, в случае отзыва ФАС цены жизненно важного препарата серьезные убытки понесет... аптека.

На аптечное учреждение лягут и расходы по помещению лекарства в карантин и "минусы рентабельности" из -   за реализации старой партии препаратов по новой, уменьшенной цене.

С правовой точки зрения ситуация вновь парадоксальна - ведь когда аптечная организация закупала препарат, она еще не знала и не могла знать о грядущем отзыве цены Федеральной антимонопольной службой, т.е. действовала в рамках закона, обращает внимание  Дана Алборова , руководитель Департамента управления товародвижения аптечной сети "Флория". Данная проблема требует изменения в регламенте ценообразования.

Конечно же, фармацевтическое сообщество ожидает и глобальных изменений в ценовом регулировании. Но в отношении новой методики регулирования цен на ЖНВЛП вопросов пока больше, чем ответов. Когда будет опубликован документ? Какой станет его окончательная редакция?

Пока эта информация не известна, отрасль получает дополнительное время на обсуждение и самое главное - на то, чтобы добиться прозрачности этой процедуры. И, как предупреждает представитель менеджмента Pfizer, "при принятии нормативно -   правового акта о ценообразовании необходима оценка регулирующего воздействия с описанием всех рисков". Ведь при неправильном применении "гарант доступности" - ЖНВЛП - может оказать побочные эффекты на доступ пациента к лечению...

Известия: Россияне стали покупать больше жизненно важных лекарств [ссылка]
Источник: Известия

Продажи ЖВНЛП в аптеках по итогам 2017 года выросли на 6%

 
Россияне стали чаще покупать лекарства из списка жизненно важных. За 2017 год их продажи выросли на 6% по сравнению с 2016-м. Цены на эти препараты регулирует государство, в перечень входят как оригинальные лекарства, так и дженерики. Препараты из списка чаще оказываются дешевле других медикаментов со сходными характеристиками. 
 

Российские жизненно важные лекарства вытесняют импортные

 
Доля препаратов отечественного производства по итогам года составила рекордные 84%. Продажи медикаментов из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) выросли в 2017 году на 6%. Об этом свидетельствуют данные фармацевтического аналитического агентства DSM Group, с которыми ознакомились «Известия». За 12 месяцев прошлого года россияне приобрели 2,14 млрд упаковок на 331 млрд рублей. В 2016-м аптекам удалось реализовать 2 млрд пачек медикаментов на 312 млрд рублей.
 
Список ЖНВЛП, согласно федеральному закону «Об обращении лекарственных средств», формирует Минздрав. На них, согласно тому же закону, государство устанавливает предельные отпускные цены. В конце прошлого года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев утвердил новый перечень ЖНВЛП на 2018 год. В него вошло более 700 лекарств — от аскорбиновой кислоты и парацетамола до новейших противоопухолевых препаратов. 
 
По мнению председателя Ассоциации клинических фармакологов Санкт-Петербурга Александра Хаджидиса, продажи медикаментов из перечня ЖНВЛП выросли в связи со снижением их стоимости в 2017 году. В некоторых случаях потребители заменяли лекарства, которые они принимают, на аналоги, входящие в список ЖНВЛП. Он отметил, что в перечень входят как оригинальные лекарственные средства, так и более дешевые аналоги — дженерики.
 
Ранее «Известия» писали, что по итогам прошлого года цены на ЖНВЛП снизились на 1,8%. До этого в последний раз эти лекарства дешевели в 2013 году — на 0,6%. Таким образом, в 2017-м был зафиксирован рекордный показатель за пять лет. 
 
В аптечной сети «36,6» подтвердили рост продаж медикаментов из категории ЖНВЛП. Этот список — инструмент повышения доступности основных категорий лекарств, отметили в «36,6».
 

Импорт медикаментов вырос впервые за три года

 
Зарубежные лекарства возвращаются на российский рынок
 
— Под доступностью понимается физическое наличие препарата, а также цена, которую регулирует государство. Присутствие или отсутствие препарата в списке не является показателем его высокой или низкой эффективности, — пояснили в сети.  
 
Директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова считает, что финансовая грамотность населения повышается, в том числе за счет интернета. В Сети есть порталы со списками аналогов дорогих препаратов, сайты, позволяющие сравнить цены в разных аптеках. 
 
— Производители и аптекари денежные потери из-за перехода населения в более дешевый сегмент компенсируют тем, что увеличивают цены на лекарства из других категорий. Поэтому они становятся еще менее привлекательными для покупателя, — рассказала Настасья Иванова.
 
«Известия» писали, что в России дорожают импортные лекарства — в прошлом году фиксировался рост цен на 14%. В этом году ожидается, что подорожают и отечественные медикаменты не из списка ЖНВЛП — на 7%, так как производители увеличили отпускные цены. 
Деловой квартал: На рынок Екатеринбурга выходит крупная фармацевтическая сеть [ссылка]

Фармацевтическая сеть Екатеринбурга: «Переизбыток продавцов будет способствовать снижению цен на лекарства». Ижевская сеть аптек дискаунтер-формата готовит к открытию две торговые точки.

В Екатеринбург заходит ижевская сеть аптек «Фармаимпекс». Межрегиональная фармацевтическая сеть открыла две аптеки в Екатеринбурге, одна из них расположилась на ул. Опалихинской, 27а, а вторая на ул. Челюскинцев, 25. Известно, что сеть позиционирует себя как жесткий дискаунтер, и планирует расширять присутствие в Екатеринбурге и области.

«Фармаимпекс» предлагает своим сотрудникам зарплату выше средней по рынку, так фармацевтам готовы платить 45 тыс. руб., а заваптекой - 60 тыс. руб. в месяц.

Иижевская сеть на сегодняшний день владеет более 500 аптеками в 19 регионах России. В 2017 г. DK.RU публиковал рейтинг крупнейших аптечных сетей России, в нем «Фармаимпекс» занял 11-е место с выручкой 14 202 млн руб.

Новая фармацевтическая сеть Екатеринбурга

Стоит отметить, что Екатеринбург является городом с одной из самых высоких в стране концентраций аптек. По данным сервиса Дубль ГИС, в городе работает порядка 850 аптек. При этом рост числа участников рынка продолжается. Одной из последних на рынок Екатеринбурга вышла башкирская аптечная сети «Фармленд». Тогда директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова рассказывала:

Переизбыток продавцов будет способствовать снижению цен на лекарства, что полезно для потребителя, но чревато уменьшением прибыли для аптекарей. А снижать цены придется, так как падение продаж медпрепаратов продолжается второй год. В условиях кризиса и конкуренции борьба за покупателей становится особенно жесткой.

Конкуренция действительно накладывает отпечаток на игроков рынка. Так, летом 2017 г. аптечная сеть «Классика» подала иск о банкротстве. Причиной таких действий стало тяжелое финансовое положение: общая сумма задолженности перед кредиторами составила более 1 млрд руб. В сентябре «Классика» была признана банкротом и сменила собственника, теперь аптеками управляет команда, близкая к руководству самарской сети «Имплозии». В январе 2018 г. также стало известно о возбуждении уголовного дела в отношении экс-руководителей «Классики». По мнению поставщиков, руководство сети в 2015–2016 гг. получало лекарства с «Областного аптечного склада», при этом уже тогда знало, что не сможет рассчитаться по счетам.

Московские Аптеки: Аптечная розница. О будущем аптеки и нации [ссылка]

Аптечная розница сегодня похожа на канат, который тянут в разные стороны торговля и здравоохранение. Кто окажется сильнее?

ФАРМАЦИЯ ОБЛАСТЬ КОНТРАСТОВ

Так можно сказать, изучая все те нововведения, с которыми аптеки столкнулись в минувшем 2017м и продолжают сталкиваться в наступившем 2018 г.

Стандарт Надлежащей аптечной практики и законопроект о лекарствах в супермаркете. Приказ Минздрава России №403н и дистанционный отпуск.

Продолжение дискуссии о лекарственном возмещении и "январские правила" для государственных и муниципальных аптек. После их вывода из-под действия Федерального закона №44-ФЗ прошло уже полгода, однако некоммерческая фармация никак не может оправиться.

Оптимистичная статистика говорит об увеличении числа аптечных организаций и одновременно сообщает о росте доли коммерческих аптек. Процент вырос во многом за счет массового закрытия тех самых ГУП и МУП. Вместе с ними закрылось в большинстве своем и экстемпоральное производство.

Вырастая в количестве, фармация, однако же, не приобретает в доходности. Аптек больше, выручка на одну организацию меньше.

НА КАЧЕЛЯХ КОЛИЧЕСТВО И КАЧЕСТВО

Данные о росте фармацевтического рынка (не только в рублях, но и в упаковках!) и все новые и новые сложности в отношениях между аптекой и дистрибутором. Если будет принят один из самых резонансных законопроектов сегодняшнего дня, число таких арбитражей может вырасти в разы.

Фармацевтика считается, тем не менее, одной из сильнейших отраслей отечественной экономики. При этом на растущем и сильном фармацевтическом рынке резкий спад - на целых 6% в ноябре, после того как аптеки успели поработать два месяца с оглядкой на приказ №403н.

Разговоры о повышении доступности лекарств и нормы, которые порой отрезают пациента от фармацевтической помощи.

Прогнозы о конце эпохи маркетинга и переходе к ориентированности на покупателя и тут же предложения отправить лекарства в непрофильный ритейл.

Долгожданные, пусть и неоднозначные стандарты для фармации, закрепляющие особый статус аптечной организации, и тут же приравнивание фармацевтической деятельности к торговле. Причем не только в сознании посетителя (потребитель часто лишь принимает на веру то, что стало ведущей тенденцией в обществе), но и на уровне законодательства.

К счастью, поправки в главные законы о медицинской помощи и ее неотъемлемой части - лекарственном обеспечении - пока еще в статусе проекта. Обсуждение по срокам завершилось 17 января.

А уже 18 января в Минпромторге прошло совещание- все по тому же проекту Федерального закона. В нем приняли участие представитель Минздрава, ААУ "СоюзФарма", СПФО, Ассоциация организаций розничной торговли и ряд крупных ритейлеров. По информации, полученной МА, прогнозы пессимистичны. Диалога между участниками не получилось, и, возможно, в ближайшем месяце освещать инициативу о лекарствах в торговом ритейле будет уже поздно... Ведь ее сторонники готовы сделать все возможное, чтобы законопроект стал законом до президентских выборов.

Минздрав России фармацевтическое сообщество поддержал. Минпромторг остался при своем мнении. И заметил: аптеки защищают свою монополию!

Монополистов, правда, более шестидесяти тысяч. "Исправить ситуацию" предлагают с помощью 940 тыс. торговых точек...

НОВОГОДНИЙ ПОДАРОК ОТ МИНПРОМТОРГА

Новогодней петардой для аптечной розницы назвало фармацевтическое сообщество проект федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части реализации торговыми организациями лекарственных препаратов", выставленный Минпромторгом России в конце 2017 г. на общественное обсуждение. В нем предлагается закрепить право торговых организаций реализовывать лекарственные препараты, отпускаемые без рецепта, при наличии лицензии на осуществление фармацевтической деятельности. Документ опубликован на портале проектов нормативных правовых актов.

Идею отправить препараты в супермаркет отстаивают с упорством, явно достойным лучшего применения. 2009, 2012, 2014, 2016 год. И вот, "попытка номер пять".

Новый 2018й начинается с обсуждения все той же идеи.

Новое старое предложение перенести медикаменты в торговые сети все же "заслуживает внимания". Несмотря на вполне однозначные результаты голосования на сайте (десятки "за" и тысячи "против").

Документ уравнивает понятия "аптечная организация" и "торговая организация". Торговое предприятие вводится в понятийный аппарат Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации". А в Федеральном законе "Об обращении лекарственных средств" - стоит в одной строке с аптекой: "аптечные и торговые организации".

Само определение торговой организации позволяет считать таковой любую аптеку, которая реализует хотя бы одну биодобавку, поясняет Дмитрий Целоусов, исполнительный директор Ассоциации аптечных учреждений "СоюзФарма".

К чему приведет реализация лекарств в супермаркетах? Эксперты Темы номера МА считают, что в текущих условиях развития рынка эта законодательная инициатива вредна. "Ведь она рискует привести к росту цен на лекарства. Аптеки неизбежно будут терять часть выручки и вынуждены будут компенсировать, повышая наценки на другие ассортиментные группы", - убежден Николай Беспалов, директор по развитию компании RNC Pharma.

Неизбежные итоги инициативы проанализировали и другие эксперты Темы номера.

А сейчас скажем вкратце: сотрется не только грань между магазином и аптекой, исчезнет уважение к лекарству и процессу лечения, не поддерживаемое доверием к врачу и провизору.

САМОЛЕЧЕНИЕ ИЛИ САМОЛИКВИДАЦИЯ?

И если сегодня пациент, приходящий в аптеку, просит провизора то после перемещения препаратов в продуктовый ритейл он станет "сам себе доктор" и "сам себе фармацевт" одновременно, предупреждает Любовь Жовнерчук, заведующая аптекой "Нота бена" в Красногорске.

Уважение к лекарству вряд ли сохранит и ритейлер, он и сейчас не особенно воодушевлен перспективой соблюдать аптечные правила, замечают представители профессиональных фармацевтических ассоциаций, выступившие на декабрьском заседании РАФМ (подробнее - В статье "Территория сбыта: как фармрынку стать фармсистемой?"). Самолечение в таком формате приведет к успешному решению задачи... самоликвидации отечественного населения, для которого за последние годы медицинская и лекарственная помощь стали все более недоступны. Не та ли это глобальная задача государства по сокращению численности населения, о которой давно говорят на Западе?

Скорее у здравоохранения и фармацевтической отрасли нет хозяина. И "возникающие проблемы с развитием фармацевтической отрасли - это следствие несогласованных действий, полярных интересов участников рынка", как считает Давид Мелик-Гусейнов, директор НИИ организации здравоохранения Департамента здравоохранения Москвы.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА ЗА ФАРМАЦИЮ

Сегодняшнему положению аптеки можно только посочувствовать. Здравоохранение и торговля борются друг с другом за право считать своей территорию лекарственного обращения. Даже законодательно в регулировании правил игры фармации участвует не только профильное ведомство Минздрав, но и Минпромторг, лоббирующий интересы крупного торгового ритейла, которому недостаточно разрастания своих торговых точек, необходимо еще расширение ассортимента за счет непрофильных товаров.

Аптека вынуждена подвергаться жесткому фармацевтическому контролю со стороны надзорных органов, с одной стороны, и выживать как коммерческая организация, с другой. Соблюдать все правила фармацевтического консультирования и в то же время бороться за средний чек.

Не будь этого подвешенного состояния, может быть, не возникало бы желания перебросить фармацию в торговлю? Это кажется проще, чем вернуть аптеку в здравоохранение. Но на чужом поле фармацевтическая деятельность прижиться не сможет. И дело не только и не столько в двойной дозе регулирования.

Изобилие проверок - ситуация сложная, но все же менее сложная, чем урезание ассортимента на безрецептурную часть, пусть даже и не всю. Особенно с учетом того, что в первом квартале нового 2018 г. ожидается принятие новой методики регулирования цен.

Сегодня инвесторам наиболее интересны безрецептурные портфели, замечает Анна Гусева, партнер, руководитель группы по оказанию услуг предприятиям розничной торговли и потребительских товаров, секторов "Фарма и Здравоохранение" в СНГ Ernst&Young.

ОТС - это, как правило, не ЖНВЛП, цены на которые вот упадут ниже низкого. Именно здесь скрыт источник выживания: тот самый коммерческий шаг, который дает возможность продолжать социальную функцию.

И даже предложение Федеральной антимонопольной службы России разрешить аптечным организациям увеличить наценку на парафармацевтику и БАД - на него обратила внимание Настасья Иванова, директор фармацевтического дистрибутора "Интер-С Групп", на деле аптеке не поможет. Поднять цены - еще не значит выжить!

Ведь косметика, средства личной гигиены и пищевые добавки есть и в крупных супермаркетах. В их пользу сыграют цена и привычка.

А если все же аптека - предприятие торговли, то она не должна быть ограничена в перечне товаров, которые может отпускать.

Несмотря на желание законодателей "запихнуть" аптеку в торговлю, сами они пытаются учитывать аптечных специалистов в Федеральном реестре медицинских работников, правила внесения информации о фармацевтическом специалисте до сих пор разрабатываются. Похоже, законодатель сам не определился: к торговле или к здравоохранению отнести аптеку.

Еще одно поле битвы, правда, уже завершившейся. В декабре прошлого года ААУ "СоюзФарма" получила письменный ответ Минздрава на ее обращение о том, почему индивидуальным предпринимателям нельзя работать с иммунобиологическими препаратами. "Ответ был развернутый и содержал даже такое положение, что индивидуальный предприниматель не имеет права на вывеску "Аптека" или "Аптечный пункт". Регулятор настаивает, что он должен обозначать себя как "индивидуального предпринимателя с правом осуществления фармацевтической деятельности". Но как донести до пациентов информацию, что это все же аптека?

И как разместить это определение на вывеске?" - негодует Дмитрий Целоусов, исполнительный директор ААУ "СоюзФарма". И откуда такая антипатия ведомства к ИП в фармации? В медицине другая ситуация. Известно, что ИП Кириллина С.И. - крупный поставщик медицинских перчаток в государственные клинические больницы по всей России (по данным РБК, ТОР-15 ИП, за последние 5 лет заключивших с государством самые крупные контракты).

Кроме того, в соответствии с пунктом 29 статьи 4 ФЗ "Об обращении лекарственных средств": субъекты обращения лекарственных средств - физические лица, в т.ч. индивидуальные предприниматели, и юридические лица, осуществляющие деятельность при обращении лекарственных средств. А пункт 35й этой же статьи дает определение аптечной организации без каких-либо исключений относительно ИП: аптечная организация - организация, структурное подразделение медицинской организации, осуществляющие розничную торговлю лекарственными препаратами, хранение, перевозку, изготовление и отпуск лекарственных препаратов для медицинского применения в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона.

2017 год отметился большим количеством картельных сговоров, выявленных ФАС России на госзакупках лекарств и медицинских изделий, оно достигло 19% от всех дел о картелях. Больше нарушений только на строительном рынке. На первый взгляд - большая коммерческая привлекательность фармацевтического бизнеса и его криминализация, это, как говорят парфюмеры, - верхняя нота, то, что на поверхности. А нота сердца, или причина, - непоследовательность и пролоббируемость отечественного здравоохранения.

Посему и принимаются непонятные отрасли законы, мешающие ей развиваться и решать вопросы национального благополучия и здоровья населения.

Так что "гражданская война" в фармации развязана регулятором, преследующим отнюдь не интересы отрасли и своих граждан.

ДИСТАНЦИОНЫЙ ОТПУСК - ТА ЖЕ ПРОБЛЕМА С ЛЕКАРСТВАМИ В МАГАЗИНАХ

Увы, перед лицом современных фармацевтических законопроектов крупный игрок фармацевтического рынка имеет тот же масштаб, что и маленькая самостоятельная аптека. Дистанционный отпуск препаратов дает аптечным сетям, кажется, неоспоримое преимущество. Но они нужны интернет-гигантам только на время, предупреждает Павел Лисовский, управляющий партнер компании "Проектирование систем управления" и бизнес-коуч. Как только онлайн-ритейлеры почувствуют, что поняли фармацию, с представителями этой самой фармации они распрощаются.

Таким образом, в дистанционном отпуске лекарственных средств вот-вот произойдет то же самое, что и в аптеке, - переход препаратов в магазины, торгующие онлайн всякой всячиной. Виртуальная реальность не отстает от обычной - даже на просторах электронных сетей медикаменты думают покинуть фармацию ради торговли.

Проблема для аптечного рынка в том, что первенство в дистанционной торговле будет не за существующими структурами, а за новыми участниками. Например, такие гиганты, как Яндекс, обыграют любую сеть на своем поле.

Так что дистанционным отпуском лекарств, как и традиционным, должны заниматься сами фармацевтические работники. И аптечные агрегаторы им в помощь. Это не значит, что работник аптеки физически должен доставлять препарат на дом заказчику, это значит, что заказ должен выполняться аптекой, а не онлайн-магазином.

В начале нового года мы задаем нашим экспертам вопрос: какие решения могли бы улучшить лекарственное обеспечение в стране?

Сегодня ответ таков: "Включить аптеку в здравоохранение".

 

Московские аптеки: Аптеки ждет проверка на прочность [ссылка]

В целом, 2018 год обещает быть благоприятным для аптечного сектора и, в целом, для фармотрасли России. Итоги прошедшего года внушают оптимизм: налицо рост фармрынка (коммерческий рынок лекарств за первые одиннадцать месяцев увеличился 11,5% в рублевом эквиваленте и 11% в упаковках), при этом одним из основных драйверов роста стала вышедшая на финальную прямую программа «Фарма-2020» (выполнение основных положений, увеличение локализаций производств на рынке). Среди негосударственных аптечных учреждений продолжается тенденция увеличения их численности (до 63 тыс., 7%-ый рост по сравнению с 2016 г.), что в нынешней экономической ситуации можно считать достаточно высоким показателем. Рост числа аптек усиливает между ними конкуренцию, как за потребителя, так и за бюджеты фармпроизводителей на продвижение, в связи с чем трейд-маркетинговые мероприятия будут напрямую влиять на доходность аптеки. Работать становится всё сложнее: введение новых правил, высококонкурентная среда, падение доходов населения, в следствии чего трендом стало как усиление потребительского патриотизма (покупка недорогих отечественных препаратов), так и ситуация, при которой люди в аптеках просят провизора продать им более дешевые аналоги дорогостоящих лекарств.

Для аптечных учреждений прошлый год оказался плодотворным и в части законотворческих новшеств, среди которых особое место заняло внедрение новых правил отпуска ЛС и правил надлежащей аптечной практики, а также введение риск-ориентированного подхода к проверкам аптек, утверждение надлежащей практики хранения и перевозки ЛС, отмена закона 44-ФЗ для аптечных ГУП и МУП, что значительно облегчит их деятельность при осуществлении закупок лекарств и остановится сокращение ассортимента. В 2018 году процесс адаптации работников аптек к новым условиям работы завершится, но то, что этот процесс пройдет негладко стало заметно уже по итогам ноября 2017 года, когда объем коммерческого рынка по сравнению с предыдущим месяцем упал на 6%. Наряду с сезонными факторами и с некоторой стабилизацией в экономике, эксперты связывали это в т.ч. с утверждением новых правил отпуска лекарств, введение которых повлияло на аптечные продажи. Работа в новых условиях, а также возможное введение торговли ОТС-препаратами в продуктовых магазинах станет для каждой аптеки своеобразной проверкой на прочность. Чтобы снизить возможные негативные для аптечного сектора последствия этой инициативы государство в лице ФАС РФ даже предложило вывести аптеки из?под действия закона «О торговле», что позволит увеличить максимальный размер вознаграждения от поставщиков продовольственных товаров (БАДы, детское питание).

На развитие аптечной отрасли в 2018 году будут влиять новая система учета лекарств, а также введение обязательной маркировки всех лекарств, что, с одной стороны, позволит обеспечить полный контроль передвижения ЛС от упаковки до потребителя, но, с другой стороны, может вызвать дополнительный рост цен и ускорит процесс вымывания дешевых препаратов с рынка.  Законодательное регулирование отрасли продолжится, в 2018 год аптеки ожидает введение онлайн-продажи ОТС-лекарств, которые присутствуют в торговом зале и помещениях хранения, внедрение полноценной системы электронных рецептов (единая база, электронная подпись, штрих-код), установление единых правил описания ЛС для медицинского применения, единая процедура закупки ЛС для государственных и муниципальных нужд, введение новой системы учета операций, связанных с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, внесение данных о сотрудниках в Федеральный регистр медработников. В целом, все перечисленные моменты являются важными нововведениями, которые сделают наше здравоохранение более доступным, а фармотрасль, учитывая ее социально-значимый характер, более цивилизованной. Тем не менее, в стране остаются нерешенными глобальные вопросы, такие как несовершенство законодательства, кризисное состояние российской экономики и недостаточное госфинансирования фармотрасли, а также и отраслевые проблемы: сложности при регистрации новых ЛС, неочевидная система регулирования ценообразованием и неоптимальная организация госзакупок лекарств.

Аргументы и факты: Конец бесплатного здравоохранения? Российская медицина может стать платной [ссылка]

Месяц назад шли разговоры о пилотном проекте в Москве: пусть часть медицинской помощи по ОМС… станет платной для москвичей. Среди вариантов «лимитированных гарантий» был и такой: безвозмездно начатое лечение может закончиться на коммерческой основе.

Мэр города Сергей Собянин высказался однозначно: никаких экспериментов на здоровье москвичей не будет. В Белгородской, Кировской, Липецкой и Тюменской областях, а также Республике Татарстан немногим ранее не удался эксперимент по проекту «ОМС+». Пациентам предлагали приобрести дополнительный полис и пользоваться по нему теми «услугами», которые не включены в современное всеобщее бесплатное здравоохранение.

Идею «все пациенты равны, но некоторые равнее других» поддержали… несколько сот человек в пяти не самых малых российских регионах. Да-да, число купленных полисов было именно таким.

Казалось бы, что обсуждать после таких результатов? Идея привязать доступность медицины к финансовым возможностям больного с треском провалилась. Её не принял даже тот населённый пункт, с которого шесть лет назад начиналась «оптимизация».

Но о софинансировании в здравоохранении неожиданно высказался… глава государства: «Нужно подумать, какая медицинская помощь должна оказываться бесплатно, а какая – с привлечением софинансирования. Человек должен понимать свою ответственность за собственное здоровье».

Стоит ли понимать слова президента как призыв к отказу от остатков системы Семашко и фактическому внедрению платной медицины? Или всё же расценить их как комментарий к многочисленным проектам вроде «ОМС+» или «лимитированных гарантий», предложенных год назад Научно-исследовательским финансовым институтом при Минфине, где ограничения предлагали установить даже на вызов «скорой»?

По какой причине могла возникнуть у здравоохранения необходимость в софинансировании

Предположим, что современная система медицинской помощи – это активно растущий организм. Строятся новые больницы, поликлиники и ФАПы, и измотанная кризисом экономика действительно не справляется. Для «стройки века» нужны вливания граждан. Правда, тогда непонятно, почему без них обошлись в эпоху индустриального строительства.

В пользу этой версии говорят, казалось бы, и данные Росстата. В 2015 году в нашей стране было 18,6 тысячи амбулаторно-поликлинических организаций. В 2016 году – уже 19,1 тысячи. 500 клиник – разве это не значительно? Однако рост произошёл за счёт негосударственных медицинских учреждений – их было 4,1 тысячи, а стало 4,5 тысячи, а также клиник частной формы собственности (4,2 тысячи в минувшем году против 3,7 тысячи в позапрошлом). Если сложить цифры, новых организаций получится не 500, а целых 900. Говоря языком документов, увеличение происходит «на фоне сокращения государственного присутствия в здравоохранении».

Догнать и перегнать… прошлый век

Объёмы платной медицинской помощи в 2016 году выросли на целых 11%. Такие данные приводила глава Счётной палаты России, а в недавнем прошлом глава Минздрава Татьяна Голикова.

По данным той же Счётной палаты, в 2017 году финансирование здравоохранения из консолидированного бюджета сократилось на 42,9% – в 84 российских регионах из 85.

Кстати, наш Минздрав уже догнал Минздрав СССР… образца 1932 года. 5,4 тысячи больниц в 2015 году? Так было и восемьдесят с небольшим лет назад. За пятнадцать лет количество стационаров сократилось почти вдвое – напомним, что в 2000 году в России было целых 10,7 тысячи больниц.

Число коек за те же 15 лет сократилось с 1,67 миллиона до 1,22 миллиона. То есть на 430 тысяч мест для пациентов, которым необходима стационарная помощь. Число станций скорой помощи урезано с 3276 на 2561.

Итак, растущим организмом логично признать скорее платную медицину. Но за счёт граждан она и так финансируется. Что касается источников для системы ОМС…

Своей точкой зрения о возможности финансирования государственной медицины поделилась руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением Гузель Улумбекова. Эксперт напоминает: в Стратегии развития здравоохранения Минздрав предлагает и далее развивать систему ОМС.?Среди направлений развития – институт страховых представителей, внедрение способа оплаты стационарных медицинских услуг по клинико-статистическим группам (КСГ), расширение ДМС (взамен «теневых» платежей граждан) с налоговыми льготами и «наказаниями» работников за нездоровый образ жизни.

Система ОМС не определяет, сколько средств запланировано на здравоохранение, а только администрирует их, подчёркивает Гузель Улумбекова. И надо серьёзно рассмотреть вопрос о необходимости системы ОМС как таковой. Ведь в мире она считается самым затратным механизмом администрирования государственных средств!

Более эффективной признана бюджетная модель, в которой средства аккумулируются и распределяются из бюджетов (федерального и региональных) напрямую в медицинские организации. Это не исключает внедрения эффективных способов оплаты, например, с учётом объёмов и качества оказанной медицинской помощи, эффективности расходов, а также большей интеграции и координации медицинской помощи пациентам.

Излишний контроль против доступности

В нашей стране необходимо не развивать КСГ, а внедрять такие прогрессивные способы оплаты медицинских организаций, которые будут способствовать повышению результативности их работы.

«Что касается института страховых представителей… Он является излишней, неэффективной и затратной надстройкой в системе ОМС, — продолжает Улумбекова. — Вопрос ведь не в необходимости дополнительных видов контроля со стороны этих представителей над медицинскими организациями, а в реальном увеличении доступности медицинской помощи».

Дифференцированное страхование граждан в зависимости от ведения ими здорового образа жизни

Эта норма может быть трудно реализуема. Это связано со сложностями как в её администрировании, так и в определении того, следует ли гражданин здоровому образу жизни, как давно он это делает и т. п.

Получается, дополнительные бюджеты скрываются вовсе не в карманах граждан, а в решении организационных вопросов системы здравоохранения. Но, быть может, у нас слишком много врачей и ресурсов государства не хватает на их зарплаты? Проверим и эту, вторую версию.

90% российских медиков перерабатывают. Акушер-гинеколог из Ангарска, погибшая после дежурства (у врача не выдержало сердце), – не исключение из правил, а лишь один из многочисленных случаев работы на износ, попавший на страницы газет и на сайты в Интернете… Продолжительность жизни среднего отечественного доктора явно недотягивает до целевых цифр, обозначенных Минздравом. Но, если врач не будет сгорать на работе, страна недосчитается тысяч граждан.

Даже министр здравоохранения Вероника Скворцова сообщила президенту: стране не хватает докторов. Дефицит специалистов – несколько десятков тысяч.

Сегодня самые смелые представители регионов сообщают о таких достижениях: коэффициент совместительства врачей удалось снизить… с 2,2 до 1,9. За два года – с 2014?го по 2016?й. Слово «достижения» употреблено без всякой иронии: чтобы привлечь новых докто­ров и создать комфортные условия тем, кто уже работает, действительно требуются усилия.

Остродефицитный специалист

Даже по приказам Минздрава на 70 тысяч пациентов положен один гастроэнтеролог. А это значит, что многие наши соотечественники – и не только в маленьких посёлках – абсолютно легально останутся без медицинской помощи. С пульмонологами ситуация аналогичная. А врач-кардиолог, который должен быть один на 20 тысяч человек взрослого населения… Много ли это для «государства сердечников»?

Депутат Госдумы Валерий Елыкомов, сам врач высшей категории и автор четырёх патентов, ещё 10 октября предложил обязать регионы устанавливать кадровые нормативы по обеспеченности врачами. В привязке к каждому населённому пункту. Резко отрицательной оценки – в отличие от «лимитированных гарантий» – идея не получила. Скорее наоборот: её поддержали приглашённые в Госдуму руководители региональных минздравов и крупнейших учреждений.

Но прошло полтора месяца, а реакции на инициативу фактически не было. Итак, вторая версия тоже оказалась несостоятельной. Быть может, дело в том, что наше население слишком много лечится и тревожит докторов без особой на то необходимости?

В октябре 2016 года известный фармпроизводитель и крупная социологическая компания провели исследование. Поскольку касалось оно посещений врача, выбраны были крупные города: Москва, Омск, Санкт-Петербург, Казань, Нижний Новгород, Саратов… Словом, населённые пункты, в которых трудно сослаться на отсутствие поликлиники. Возраст участников ограничили – от 25 до 50 лет.

То есть на вопросы социологов ответили те пациенты, которым в случае болезни придётся брать больничный.

70% опрошенных сообщили: посещать врача стоит только в случае крайней необходимости! Или не чаще чем раз в год, для профилактики… Больше половины респондентов сами ставят себе диагноз, когда заболевают.

45% стараются не брать больничный, даже если чувствуют себя плохо. 37% не считают себя заболевшими, если у них поднялась температура. И 56% жителей крупных городов… не отменяют своих планов, если понимают, что уже больны!

Итак, наш человек старается обращаться к врачу как можно реже. Россиянина не упрекнуть в том, что он «любит лечиться» и, подобно герою Джерома?К.?Джерома или студенту-медику 2–3 курса, нашёл у себя симптомы всех болезней, перечисленных в медицинской энциклопедии.

Несостоятельной оказалась и третья версия. Кстати, министр здравоохранения Вероника Скворцова заявила на конференции ВОЗ: «Предприятия нужно мотивировать заботиться о здоровье сотрудников». Вспоминается анекдот: лучшее лекарство от гриппа называется «Щас уволю». Быть может, рецепт эффективной системы медпомощи кроется в этом направлении?

Мнения расходятся

Как замечает эксперт в области фармацевтики Настасья Иванова, на данный момент представители государственной власти озвучили две абсолютно полярные точки зрения. Минздрав, ещё ряд министерств и даже главы регионов – против софинансирования в ОМС. А вот президент такую идею поддержал.

«Заявление главы государства уже назвали «концом бесплатного здравоохранения», — говорит Настасья. «Действительно, формально может оказаться нарушенной статья 41 Конституции, которая гарантирует бесплатную медицинскую помощь, — поясняет эксперт. — Тем не менее стало очевидным, что такая идея в органах власти активно обсуждается. Однако окончательного решения о том, каким образом она будет реализована, пока не принято. Скорее всего, именно точка зрения президента станет на текущий момент преобладающей. И общественное мнение к такой реформе будут постепенно готовить».

Вновь обратимся к цифрам. В консолидированном бюджете 2017 года государственное финансирование здравоохранения – это более 3 трлн рублей. 3,3 трлн рублей «инвестируют» в медицину и сами россияне, отмечает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский.

Таким образом, «софинансирование» медпомощи уже имеет место быть. И пациент мужественно несёт не менее (а то и более) 50% этого бремени. Если в ОМС «включаются» так называемые лимитированные гарантии, то пропорция будет уже не 50 на 50, а 75 на 25. То есть ни о каком «софинансировании» речи не будет, медицина окончательно перей­дёт в разряд платных услуг. А «пережитки» системы Семашко превратятся в льготный сегмент, право на который ещё надо доказывать. И тогда останется сказать: «Спасение заболевших – дело бюджетов самих заболевших…»

Московские аптеки: Новшеств нет, одни ужесточения норм [ссылка]

Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора "Интер-С Групп":

Приказ Минздрава вызвал множество вопросов, касающихся применения новых правил отпуска ЛП на практике. В течение месяца с момента вступления правил в силу министерство было вынуждено уже несколько раз готовить к этому документу официальные комментарии, поскольку в его тексте оказалось немало спорных моментов и разночтений. Думается, что в процессе практического применения правил и с учетом разъяснений от профильного ведомства проблем будет становиться меньше. Однако, на данный момент экспертные опросы показали, что большинство фармспециалистов отнеслись к новым нормам негативно (около 90% опрошенных отметили, что правила могут уменьшить продажу рецептурных препаратов и увеличат бумажный документооборот, и лишь 7% посчитали, что такие изменения необходимы). Хотя, по сути, в работе аптек принципиальных изменений после принятия документа не произошло. Никаких новшеств, касающихся оборота ЛП и оформления рецептов правилами введено не было. Речь идет только об ужесточении норм отпуска некоторых категорий рецептурных лекарств. Нет никаких изменений и в списке препаратов, которые отпускаются по рецепту. Тем не менее, более обсуждаемого документа в аптечной среде, наверное, еще не было и до сих пор на множестве форумов ведутся дискуссии по поводу правильной трактовки различных пунктов правил. Не секрет, что в аптеках люди привыкли покупать различные препараты (гормональные препараты, антибиотики, некоторые обезболивающие, успокоительные и снотворные лекарства) без рецепта, хотя он для них необходим. Теперь сделать это будет очень сложно. Возможно, что от части сложности возникли из-за того, что в процессе разработки правила не были вынесены на публичное обсуждение, а после публикации множество аптек не смогли быстро адаптироваться к нововведениям и понять некоторые чисто технические моменты. Тем не менее, несмотря на наличие в документе ряда неоднозначных параграфов, нужно работать дальше.

Вот лишь некоторые спорные моменты и важные нововведения. Много вопросов вызвало введение запрета для ИП на отпуск иммунобиологических ЛП. В Росздравнадзоре объяснили, что выполнить большой объем работы для индивидуальных предпринимателей физически невозможно, поэтому и было введено данное ограничение. Но гораздо больше вопросов у рядовых работников аптек вызывают нововведения, касающиеся норм отпуска лекарств и работы с рецептами. Например, нужно ли отпускать лекарство, если рецепт выписан неправильно. Очевидно, что если препарат имеет наркотическое действие, то так делать нельзя, даже если провизор внесет данную операцию в журнал неправильно оформленных рецептов. В  ситуации, когда врач (которого, кстати говоря, уже несколько лет подряд пугают введением штрафов за неправильное оформление рецепта) использует в рецепте сокращения, такой документ тоже должен быть внесен в журнал, а ЛП может быть выдан покупателю. Однако, скорее всего спорные моменты, которые будут возникать в процессе правоприменения, будут трактоваться в пользу проверяющих, а не аптеки. Поэтому при соблюдении новых правил провизоры уже стараются перестраховаться, чтобы не попасть под санкции. Тем более, что количество проверок аптек со стороны Росздравнадзора увеличилось. Например, многие аптеки в регионах перестали выдавать родственникам онкологических больных наркотические обезболивающие без нотариально заверенной доверенности, хотя в данной ситуации вполне достаточно простой письменной формы доверенности. Пациенты не смогли вовремя получить свои лекарства. А при отсутствии четкой и однозначно понятной инструкции таких важных мелочей в каждой аптеке наберется немало. Все эти малозаметные для неспециалиста законодательные новации принуждают аптеки более тщательно следовать букве закона. Покупателю же надо знать одно - теперь в аптеке могут забрать неправильно оформленный рецепт без выдачи ЛП или попросить рецепт на лекарство, которое раньше продавали без него. В целом, отличия нового документа от старого приказа №785 заключаются в том, что он более четко и строго регламентирует процесс отпуска лекарств, усиливает контроль за отпуском рецептурных препаратов, призван дисциплинировать сотрудников аптек и направлен на преодоление ситуации, связанной с массовым самолечением граждан. Ни о каком ущемлении интересов болеющих людей при правильном применении документа речи не идет. После того как страсти вокруг новых правил улягутся и каждый открытый вопрос получит развёрнутый ответ, можно будет оценить влияние документа на деятельность аптек и, в целом, на развитие отечественного фармсектора как положительное.

Московские аптеки: Рецепт выживания [ссылка]

Вот уже два месяца аптеки работают по новому приказу Минздрава №403н "Об утверждении правил отпуска лекарственных препаратов для медицинского применения...". Мнения о приказе различны.

Его называют самым обсуждаемым документом в аптечном сообществе. Работа аптек еще больше усложнилась. Но чиновники от здравоохранения, видимо, не видят прямой связи  чем труднее условия выживания аптеки, тем меньше доступность лекарств и медицинской помощи в общем и целом.

Как правильно поступить с неверно оформленным рецептом (если лекарство не подлежит ПКУ)

Как быть с препаратами, рецепты на которые подлежат трехмесячному хранению

Как работать с иммунобиологическими средствами

Как проверяющий оценит выполнение пунктов 16 и 17 приказа, касающихся фармацевтической консультации и, по сути, дублирующих правила надлежащей аптечной практики?

 Какой должна быть "разъяснительная работа" аптеки с медицинскими учреждениями?

 Вот лишь часть вопросов, на которые хотели бы получить ответ фармацевты и провизоры.

 "В течение месяца с момента вступления правил в силу министерство было вынуждено уже несколько раз готовить к этому документу официальные комментарии, поскольку в его тексте оказалось немало спорных моментов и разночтений", - заметила  Настасья Иванова, директор фармацевтического дистрибутора "Интер-С Групп". Одно из таких разъяснений Минздрав дал 27 сентября  в то время как документ вступил в силу 22го.

 МА попробовали разобраться в проблеме.

БОЛЬШОЙ ГОРОД И НЕДОСТУПНАЯ МЕДИЦИНА

 Вот первый "сюрприз" нового документа. Проблема рецептурного отпуска стала таковой не только для аптек, но, прежде всего, для населения. Пациенты идут к врачу часто лишь за рецептом, а полученный рецепт вынуждены теперь оставлять в аптеке и снова идти к врачу.

 Как заметил  Игорь Богдашин , глава аптечной сети "Омское лекарство", на селе с рецептами проблем нет, а вот в городе ;миллионнике Омске пациенты регулярно звонят с жалобами на то, что фармацевты  соблюдают  правила рецептурного отпуска. При этом сами специалисты, рассказывая руководителю о своих рабочих проблемах, не обозначили в их числе рецепты.

 Глава сети отмечает: в крупном городе на прием к врачу еще нужно попасть. А в маленьком поселке, если медицинская организация есть и она работает, лечение и рецепты  в шаговой доступности.

 С такой точкой зрения согласен и  Леонид Архипенко, генеральный директор Ассоциации заслуженных врачей России: "Больной человек не всегда может попасть на прием к нужному ему специалисту. Сейчас, когда правила рецептурного отпуска ужесточились, недовольство пациентов усиливается, и виноватым они считают фармацевта. Который сам находится в сложнейшей ситуации. Не раз был свидетелем крайне неприятных сцен в аптеке... Нужно, чтобы здравоохранение работало на больного, но так ли это сейчас? Человеку не отпустили лекарство из;за неверно оформленного рецепта, и, чтобы успеть получить правильный документ, пациент вынужден идти в частную клинику. И платить за жизненно необходимые прием и назначение. Считаю, что если система пока функционирует несовершенно, необходим переходный этап".

 КОГДА АПТЕКА СТРОЖЕ ЗАКОНОДАТЕЛЯ

 Переходного периода не было. Пациент сразу столкнулся с тем, что не может получить в аптеке даже привычное обезболивающее. Несколько лет назад популярный анальгетик продавали без рецепта, а теперь отказываются отпускать. В ряде регионов аптеки «догнали и перегнали самые строгие нормы законодательства. Люди, которые борются с онкологическими заболеваниями, не получили свои лекарства потому, что их родственники пришли в аптеку с правильно оформленным рецептом и доверенностью в простой письменной форме. Провизоры потребовали нотариально заверенную.

 По закону, для отпуска сильнодействующих препаратов требуется только простая письменная форма, поясняет  Дмитрий Целоусов, исполнительный директор Ассоциации аптечных учреждений "СоюзФарма". И обязанность фармацевтического специалиста, получившего такую доверенность и надлежаще оформленный рецепт, осуществить отпуск лекарства.

 Рецептурный отпуск оказался в центре внимания контролирующих органов уже в начале 2017 г. Его проблемам была посвящена тема февральского номера МА  участившиеся проверки и последовавшие за ними меры.

 Скорее всего, спорные моменты, причем и те, которые только обнаружатся в ближайшем будущем в процессе правоприменения, будут трактоваться не в пользу аптеки, предупреждает Настасья Иванова. И пациенту в данном случае нужно знать только одно: теперь в аптеке могут забрать рецепт, оформленный с ошибкой, и при этом не выдать лекарство. Или потребовать документ от доктора на лекарство, которое отпускали без "бумаг с печатями".

 ВЕРНУТЬ ИЛИ ХРАНИТЬ?

 К сегодняшнему развитию событий, кажется, не готовы ни фармация, ни медицина. Пациенты с препаратами "рецептов трехмесячного хранения"  снотворными, седативными, антипсихотическими препаратами, антидепрессантами, анксиолитиками (не относящимися к ПКУ)  стали чаще записываться на прием к своим лечащим врачам, в частности, неврологам. Доля перечисленных препаратов в аптечных продажах не так уж и мала: только с января по апрель аптеки продали 965 млн упаковок антидепрессантов и 2,9 млрд упаковок успокоительных (данные DSM Group). А среди фармацевтических специалистов 90% уверены  новые правила не только прибавят бумажной работы, но и уронят продажи рецептурных препаратов.

 "Спокойствие, только спокойствие!"  остается вспомнить фармацевтам и провизорам. И заодно тренировать навыки общения с пациентом не в самом лучшем расположении духа. Посетители в расстроенных чувствах в аптеке были всегда, но трехмесячного хранения рецептов на препараты "от нервов" в действовавшем ранее приказе №785 еще не было.

 А приказ Минздрава России №1175н от 20.12.12, устанавливающий формы рецептурных бланков, порядок их оформления, учета и хранения, и вовсе обязывает фармацевта вернуть рецепт пациенту, замечает Дмитрий Целоусов. Так у законопослушной аптеки возникает ряд вопросов.

 И ВРАЧАМ ПРО РЕЦЕПТ ОБЪЯСНЯЕТ ФАРМАЦЕВТ?

 Несмотря на все неоднозначные моменты, аптеки и аптечные объединения подготовились к вступлению в силу нового документа более чем достойно. Показателен опыт сети "Флория и союза "ПроАптека" (об этом подробно рассказал наш эксперт).

 Но даже серьезной работы над программным обеспечением (чтобы оно подсказало фармацевту сведения о сроках хранения рецептурного препарата), изменения СОП по рецептурному отпуску, обучающих семинаров для специалистов и их ознакомления с образцами правильно оформленных рецептов  всего этого недостаточно. Почему?

 Как отметила  Дана Алборова, руководитель департамента управления товародвижения аптечной сети "Флория": "Сейчас наш сотрудник должен довести информацию о неправильно выписанном врачом рецепте до руководителя медицинского учреждения. Какие меры примет руководитель, никто не знает. Если бы на сайте Минздрава можно было для каждого лечебного учреждения оставлять сведения об ошибках в рецептах, это бы упростило работу и фармации, и медицине. Такая "база ошибок" помогла бы и молодым врачам быстрее адаптироваться к процессу оформления рецептов".

 Вопрос еще и в том, как проверить, ведет ли аптека "разъяснительную работу" с медицинской организацией, обращает внимание Дмитрий Целоусов. И в том, какие результаты будут у этой работы. Подобную деятельность аптечное сообщество ведет с врачами уже давно, и даже в форме семинаров и конференций.

 Однако даже опыт участников Темы номера МА №2/17, распечатавших не одну тысячу рецептурных бланков и подаривших эти бланки медицинским учреждениям, оказался не очень успешным. Заполненными в аптеку вернулись единицы.

 "Нельзя пытаться навести порядок только в конечной части цепочки и ждать, что вся цепочка заработает эффективно и слаженно",  полагает Дана Алборова. Многие не выписанные рецепты остались таковыми даже не по вине врача.

 ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ РЕЦЕПТ С ОШИБКАМИ?

 Это, пожалуй, самый главный вопрос, на который хотели бы знать ответ аптечные специалисты. Действительно, если ошибки в оформлении рецептов фиксируются в специальном журнале и необходимо сообщить о них в медицинскую организацию, может быть, препарат все;таки стоит отпустить? Ведь от этого зависит жизнь пациента.

 Цена спасенной жизни  иногда лишение лицензии на фармацевтическую деятельность. А то и уголовная ответственность (ч. 4 ст. 234 Уголовного кодекса РФ), если речь идет о сильнодействующих или ядовитых веществах. А это уже не только штраф и исправительные работы, но и лишение свободы. На срок до двух лет. Иногда   с лишением права заниматься определенной деятельностью.

 Быть может, с остальными препаратами проще?  Елена Неволина, исполнительный директор НП "Аптечная Гильдия" и НацФармпалаты, считает, что препарат на бланке 107;й формы можно отпустить. При условии занесения сведений о неправильно оформленном рецепте в журнал.

 Верно заполненный журнал неправильно оформленных рецептов поможет и при проверках, замечает Елена Неволина. В журнале обязательно должны быть отметки и о том, что приняты меры по работе с медицинскими учреждениями.

 Такую точку зрения разделяют многие. И она вполне логична. Ведь если отказывать в отпуске лекарства при малейшем нарушении в оформлении рецепта, нагрузка на аптеку и лечащего доктора будет слишком велика. Эксперты Темы номера  представители аптечного сообщества  уже предупреждают о возможном коллапсе в медицинских учреждениях. Причем наступит он и в крупных городах. Что касается самих докторов...

 ПАЦИЕНТ ПРИХОДИТ НА ПРИЕМ ВСЕ ЧАЩЕ ТОЛЬКО ЗА РЕЦЕПТОМ

 Как заметил заслуженный врач Республики Татарстан, зав. кафедрой неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики КГМУ  Эдуард Якупов: "В условиях и без того ограниченного объема времени работы с пациентом (когда буквально дорога каждая минута) необходимость более частого выписывания рецептов отрицательно сказывается на врачебной деятельности. Новая система затрудняет жизнь и пациентам... Аптеки зачастую "разворачивают" их без особой на то необходимости, опасаясь, со своей стороны, санкций проверяющих органов. В нашей практике в особой ситуации оказались пациенты, получающие препараты из групп антидепрессантов и анксиолитиков и вынужденные принимать эти лекарства длительно, до года и более".

 Опытного специалиста трудно заподозрить в неумении выписывать рецепт. А вот случаи "перестраховки" в аптеке наблюдаются в самых разных регионах. Не так важно, есть ли ошибки в медицинском документе  приказ №403н все равно заставляет больного человека приходить на прием значительно чаще. Только за выпиской рецепта. Врачи констатируют: раньше подобного не было. Облегчить ситуацию могло бы изменение нормативов  временных и кадровых, но повлиять на это не вправе ни врач, ни аптека.

 С препаратами иммунобиологическими особая ситуация. Дополнительные правила, введенные приказом Минздрава, требуют не только обучения сотрудников и новых материальных затрат, но и увеличения площади аптеки. Многим аптечным организациям станет сложно соблюсти все требования к хранению и отпуску, и они вынуждены будут отказаться работать с иммунобиологическими средствами. Так эта группа лекарств серьезно потеряет в доступности, и пациентам придется потратить много времени и сил, чтобы найти необходимый препарат.

 ПЕРЕЧЕРКНУТЬ ПРИКАЗ МИНЗДРАВА?

 Но вернемся к неточностям и исправлениям. Как пояснил Дмитрий Целоусов: "Бытует мнение, что отпускать лекарства по неправильно оформленному рецепту можно. Однако в приказе Минздрава №1175 есть положение, что рецепты должны быть оформлены в соответствии с существующим порядком. Если же рецепт не соответствует существующему порядку, значит, он просто ;напросто недействителен. Следовательно, отпуск по нему невозможен. Отпустить по недействительному рецепту  значит, дискредитировать целый приказ №1175. Значит, мы этот документ перечеркиваем...".

 Помочь пациенту, не рискуя при этом получить штраф и закрытие аптеки?

 Этого аптека, увы, не может. Остается надеяться на новые разъяснения Минздрава о том, каким образом следует понимать определенные, особо обсуждаемые нормы. Как заметили участники Темы номера, прецеденты со смягчением контроля по некоторым спорным вопросам в приказе 403н уже были...

 "АНТИКРИЗИСНОЕ" ПОЛОЖЕНИЕ  ДЕЛЕНИЕ УПАКОВКИ

 Интересно, что одно из главных положительных новшеств приказа  это упрощение порядка деления упаковки лекарственных средств. Причем не только по рекомендации доктора, но и по желанию пациента. Когда в 2015 г. обсуждалась продажа медикаментов по частям, над этим предложением шутили. Или с горечью вспоминали девяностые, когда подобная практика была очень распространена. Сегодня в делении упаковки видят адекватный ответ на вызовы современной реальности и четкое понимание нужд пациента. И это нововведение действительно может помочь аптеке увеличить продажи, например, за счет закупки крупных упаковок (цена части упаковки все равно будет более выгодной для посетителя).

 Кстати, вести фасовочный журнал аптеке больше нет необходимости.

 ПАРАДОКСЫ ФАРМАЦИИ

 Ситуация более чем странная: один и тот же документ вводит нормы с абсолютно противоположным влиянием на аптечную деятельность.

 С одной стороны, фармацевт имеет право и даже обязанность увеличить обороты аптеки путем отпуска препаратов "по частям" или сообщения об аналогах с более низкой ценой (напомним, здесь обсуждаемый приказ дублирует правила НАП). С другой стороны, обороты той же самой аптеки урезаются путем жесткого контроля над рецептурным отпуском и фактическим выдавливанием иммунобиологических препаратов из многих аптечных организаций. А чем труднее условия выживания аптеки, тем меньше доступность лекарств и медицины "в общем и целом".

 Как заметила  Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей: "Никто не отрицает, что нужно решать общую нашу боль по отпуску рецептурных препаратов. Но решать проблему необходимо системно".

 И, быть может, вернуться к идее с переходным периодом, а чиновникам от здравоохранения начать, наконец, думать и прислушиваться к мнению участников фармацевтического рынка перед принятием основных отраслевых требований?

Аргументы и факты: Последствия импортозамещения. Как отличить российское фармпредприятие? [ссылка]

Изменилось само понятие отечественного производителя, заметила директор Департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Минздрава России Елена Максимкина на мероприятии, посвящённом 15-летию Ассоциации российских фармацевтических производителей.

«Страной происхождения товара считается государство – участник Соглашения, на территории которого товар был полностью произведён или подвергнут достаточной обработке/переработке в соответствии с настоящими Правилами», – гласит подписанное в Ялте 20 ноября 2009 года «Соглашение о Правилах определения страны происхождения товаров в Содружестве Независимых Государств».

Против течения. Что мешает фармпроизводителям заниматься импортозамещением

Когда документ вступал в силу, действующее российское законодательство ещё не знало определения локального препарата. А участники фармсообщества спорили о том, чем станет импортозамещение. Одни опасались «импортозамещения ради галочки», другие – «локализации упаковки», третьи – что импортозамещение локализацией и ограничится. И тогда между развитием отечественной промышленности и строительством заводов зарубежных компаний будет поставлен знак равенства. Территория-то одна!

А российских препаратов становилось меньше

«Интересный момент: несмотря на начавшуюся реформу отечественной фармы (обновление законодательства, обещание многомиллиардных инвестиций, перевод производств на GMP, открытие региональных фармкластеров и т.д.), которая, в частности, имеет своей целью выравнивание долей российских и зарубежных препаратов на рынке к 2020 году, пока мы видим обратную картину. Монополия лекарственного импорта в стоимостном отношении по-прежнему колоссальна (по сравнению с 2010 г. даже произошёл 1%-ный рост), но и на рынке, измеряемом продажами в упаковках, отечественный производитель тоже теряет свои позиции – в 2010 г. нам принадлежало всё-таки 63% рынка, а сейчас – 61%», – заметил в октябре 2011 года редактор портала о фармацевтике и медицине Иван Данилов.

«Тормозит импортозамещение то, что мы 20 лет строим новую российскую систему здравоохранения. И никак её не построим. Российские граждане имеют ограниченный доступ к новым лекарствам и медтехнологиям. Человек может себе позволить лишь самое примитивное и самое необходимое.

Поэтому, вкладывая в российскую фарму, инвестор часто не уверен: а во что именно он вкладывает?» – предупреждал в 2011 году Давид Мелик-Гусейнов, в те годы директор аналитического агентства.

Когда прогнозы сбываются

В 2017 году даже ведущие международные фармацевтические производители связывают востребованность своих препаратов с государственными стратегиями в области здравоохранения. А также фармацевтики. Позиции отечественного производителя за шесть лет поднялись на 7%, но вопрос в доле локализованных препаратов в этих 68%. В натуральном выражении.

Сбылись и прогнозы о «локализации упаковки». До первого января 2016 года упакованный на территории России препарат даже считался отечественным. «Подобная трактовка вопроса позволяла иностранным компаниям легко обходить преференции, предлагаемые российским производителям, и выигрывать тендеры», – замечает директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов.

Однако упаковка стала всё же промежуточной стадией. «Система мер, сформированная Минпромторгом, дала мощный импульс к локализации производства, в первую очередь дорогостоящих лекарственных препаратов, ориентированных на сегмент госзакупок, – комментирует заместитель генерального директора АО «Нижфарм» (группа компаний STADA) Иван Глушков. – Результат очевиден: крупнейшие иностранные фармкомпании самостоятельно или с локальными партнёрами за короткий срок создали в России более трёх десятков современных производств».

Фармрынок-2017. И у кризиса есть своя стабильность

«Давно стоит вопрос о необходимости дифференцирования шкалы преференций в зависимости от глубины производственного цикла. Максимальный размер преференций должны будут получать компании, которые используют российские АФИ либо самостоятельно их производят. Это должно стимулировать развитие предприятий, ориентированных на полный цикл производства, в т.ч. препаратов биологического происхождения. И развивать интеллектуальный потенциал фармацевтических производителей, – объясняет Николай Беспалов. – Тем самым повышать капиталоёмкость отрасли».

Кроме того, такая мера поддержки – единственно возможная для активного развития экспортного направления отечественных фармпредприятий, считает эксперт. Сейчас это направление должным образом не развивается – ведь оно зависит от поставок иностранного сырья и оборудования. А значит, экономически зачастую нецелесообразно.

«Правительством поставлены новые цели – развитие экспортно ориентированных производств, развитие производства активных фармацевтических субстанций. Очевидно, что для их достижения необходима определённая «перенастройка» законодательства, – делится своей точкой зрения Иван Глушков. – Минпромторг – возможно, одно из наиболее эффективных в организации диалога с индустрией ведомств – и сейчас совместно с представителями компаний и профессиональных ассоциаций ведёт работу по подготовке соответствующих предложений. О деталях говорить чуть преждевременно, результаты будут к концу года».

Слово регулятору

«Сейчас дополнительно обсуждаются преференции для производств полного цикла. Возможна и ценовая преференция, – сообщил на юбилее АРФП заместитель министра промышленности и торговли Российской Федерации Сергей Цыб. – Фармацевтические субстанции – это совершенно другие компетенции, другие уклады, другие фармацевтические кадры. И фундамент для оригинальных препаратов».

Сегодня отечественная промышленность активно развивает производство биологических субстанций: инсулины, другие белки, вакцины, моноклональные антитела, отмечает Сергей Цыб. В планах – активные фармацевтические ингредиенты для гормональных препаратов.

Отечественное = зарубежное?

В то же время развитие национальной фармацевтики идёт по пути углубления локализации. Промышленность развивается в двух взаимоисключающих направлениях: с одной стороны, предприятия на территории России поддерживают и совершенствуют, с другой стороны – среди них всё выше процент иностранных заводов. Даже покупка «иностранцами» российского производителя всё равно останется локализацией и позволит достичь быстрых, видимых результатов по импортозамещению.

Денег нет... Но вы держитесь! «Фарме?2020» урезали финансирование

В рядах Ассоциации российских фармацевтических производителей каждая вторая компания уже иностранная. Знак равенства между национальным и локализованным ставится и на уровне документов.

«Да, российское законодательство не делает различий между отечественными и зарубежными компаниями, которые производят готовые формы лекарственных препаратов на территории нашей страны. Соответственно, если иностранная компания производит препарат у нас (независимо от того, на собственном предприятии или в партнёрстве с российской площадкой), она имеет возможность претендовать на всё те же преференции, что и компания российская», ­– ­разъясняет Николай Беспалов.

«Система государственных преференций ориентирована на поддержку российских фармпроизводств. Российских – по критерию российской лицензии, а не по критерию страны происхождения капитала, – уточняет Иван Глушков. – То есть преференции в полной мере относятся к любому производству лекарственных препаратов вне зависимости от того, принадлежит оно российским собственникам, азиатским или европейским. Термин «отечественный производитель» и индустрией, и государством понимается одинаково – это юридическое лицо, имеющее лицензию на производство лекарственных препаратов в России. Так же и «отечественный препарат». Меняются только условия допуска в госзакупки».

Раньше для конкуренции в государственном сегменте было достаточно выполнить финальные стадии производства препарата на территории России. А сейчас требуется уже полный цикл производства.

«Дёшево-сердито». К чему приведёт новая методика регулирования цен на ЖНВЛП


Достаточно ли фармпромышленности действующих государственных мер поддержки? Как считает Иван Глушков, чтобы ответить на вопрос о достаточности, надо сначала ответить на вопрос: «А чего мы хотим достичь?»

Быть может, с 2011 года фарма упорно стремилась достичь равенства между локальным и локализованным? Тогда задача выполнена – и даже перевыполнена.

«Импортные» по происхождению, но российские по территории предприятия не только имеют все «отечественные» преференции, но и сохраняют серьёзное конкурентное преимущество в сегменте ЖНВЛП – регистрировать цену на жизненно важные препараты им, как «иностранцам», проще.

Кто же ты тогда, отечественный фармацевтический производитель? И чего на самом деле хотят достичь промышленность и здравоохранение?

Московские аптеки: Экономия в тренде [ссылка]

Объемы производства лекарственных средств в России падают с апреля фармацевтическая промышленность подстраивается под спрос.

Экономия на лекарствах сейчас в тренде: цены на лекарства растут, инфляция увеличивается, а платежеспособность населения уменьшается.

МА постарались определить масштабы экономии на лекарствах и предположить, как сегодняшний спрос повлияет на развитие фармацевтического рынка.

КОГДА ЦЕНА ФАКТОР ДОСТУПНОСТИ, СТАРАНИЯ ВРАЧА НАПРАСНЫ

Наверное, самые пессимистичные прогнозы строят врачи. Они констатируют спад платежеспособности населения и рост недоверия к врачам вследствие коммерциализации медицины. В благополучной, по мнению других регионов, Москве долю пациентов, которым важна цена, врачи, участники Темы МА, оценивают в 75-80%.

Сходные цифры получены в ходе опросов, проведенных в 2016-2017 гг. Лигой защитников пациентов. 70% наших соотечественников считают лекарства недоступными. Для 80% россиян, т.е. для четырех из пяти, цена представляет собой барьер между человеком и лекарством. Среди тех, кому по закону положены льготные препараты, 70% трудно реализовать льготный рецепт.

"Проблемы есть по всему спектру, исключая, может быть, программу семи нозологий. Особенно это касается дорогостоящих лекарств от редких заболеваний и онкологии", уточняет Александр Саверский, глава Лиги защитников пациентов.

Причем экономию на лекарствах нельзя назвать отличительной чертой пожилого возраста. Перед общей тенденцией сокращать вложения в здоровье устояла, кажется, только педиатрия. На детях у нас не экономят.

Как сказал один из наших собеседников: "Цена основной фактор, по которому пациенты определяют доступность лекарств. Бывает так, что все старания врача напрасны по причине невозможности приобретения пациентом конкретного препарата. Пациенты экономят на лекарствах".

АПТЕКА: СНИЖЕНИЕ СРЕДНЕГО ЧЕКА

Снижение среднего чека отметили все аптечные сети. У кого-то он уменьшился в летние месяцы, у кого-то уже с апреля. Аптеки сообщили, что пациенты экономят даже на тех препаратах, которые в буквальном смысле доктор прописал. О том, на какие категории лекарств потребители сокращают расходы, было подробно рассказано в МА №8/17 по материалам опроса аптек в различных российских регионах.

"Экономия по-прежнему остается в тренде, и такая ситуация будет носить затяжной характер, поскольку цены на лекарства продолжают расти, темпы инфляции увеличиваются, а платежеспособность потребителей продолжает сокращаться. При этом нельзя сказать, что снизился спрос на лекарства. Мы видим не снижение спроса, а падение покупательской способности", уверена Настасья Иванова, директор ООО "Интер-С Групп".

Тем не менее, cогласно данным RNCPharma по итогам I-II кв. 2017 г., натуральный объем продаж лекарственных препаратов в аптечной рознице увеличился на 3,5%. Фарма выходит из кризиса, постепенно восстанавливается спрос, но серьезных причин для активности потребителей пока еще нет.

Способы выживания аптечной розницы в целом известны закупки по прямым контрактам, минуя оптовые цены дистрибуторов и зависимость от них, снижение товарных остатков, увеличение оборачиваемости товара, а значит его покупаемость.

Сегодня аптеки более вдумчиво управляют ассортиментом, не рискуют на рецептурных новинках.

Есть и нефинансовые способы лояльность и доверие покупателя, которое поддерживается только профессионализмом. Специалист первого стола одной из аптек - участниц Темы МА заметила: «По своему опыту могу сказать, что 70-80% населения не ходит к врачу, требует консультацию и постановку "диагноза" у первостольника, аргументируя тем, что "провизор продает препараты и больше знает об их эффективности". Не скрою, многие приходят к нам специально за консультацией, выбирая часы, когда в аптеке меньше людей, чтобы было время поговорить подробно. Если видят очередь, терпеливо ждут. Не раз приходилось слышать, что люди выбирают специалистов, которые умеют консультировать".

Фармацевтическая консультация то, что сегодня помогает выжить и аптеке, и пациенту.

ФАРМПРОИЗВОДИТЕЛИ: МЕНЯЕТСЯ СОСТАВ ИГРОКОВ

В июле текущего года объемы отгрузок лекарственных препаратов со складов российских производителей упали на 21% в рублях, в натуральном выражении сокращение объемов отгрузок составило 9,5% (данные RNC Pharma). Сокращение производства связано, скорее всего, с необходимостью выравнивания баланса спроса и предложения. В 2016 г. активизировался спрос на препараты импортозамещения, что крайне обрадовало отечественную фармацевтическую индустрию. Сейчас спрос выровнялся, и потребители готовы покупать дорогие брендовые препараты, но, разумеется, не в массовом масштабе.

Даже фармацевтические гиганты признаются: рынок стал жестче, конкуренция сильнее, доходы пациентов ниже. Аптеки не хотят рисковать и весьма тщательно подходят к ассортименту. По некоторым серьезным хроническим заболеваниям уменьшается спрос на брендированные препараты покупатель предпочитает дженерики. Тем не менее, в начале августа компания Teva, производитель дженериков, планирует уйти с рынка десятков стран и закрыть 15 производственных площадок. Причиной этому послужил, видимо, убыток компании за первые полгода в размере 6 млрд долл.

"Большая фарма" пытается корректировать свою деятельность в соответствии с покупательским спросом. Например, переключается на производство упаковок с большим количеством таблеток… Или уменьшает объемы производства и сокращает продуктовый портфель. Выпускать неконкурентоспособный препарат сейчас невыгодно.

По мнению эксперта Темы номера МА Елены Пархониной, заместителя директора, руководителя департамента маркетинга представительства "Гедеон Рихтер" в Москве, "меняется состав игроков. Набирают силу компании, которые производят российские дженерические препараты среднего и низкого ценового сегмента. Они демонстрируют активный рост объема продаж в натуральном выражении. Это говорит о том, что потребители действительно "переключаются" с оригинальных дорогостоящих препаратов на МНН-дженерики. Сегодня тренд таков, что более дешевыми аналогами препаратов стали интересоваться в т.ч. и люди со средним доходом. Более того, это стало модно. Таким образом, потребитель демонстрирует свою информированность".

Хотя преференции отечественной промышленности, довольно значимые уже сейчас, статус промышленного производства позволяет получить льготы по налогам и другим платежам, например, пониженную ставку по налогу на прибыль, льготную ставку аренды земли, фармацевтической индустрии необходимы дополнительные меры поддержки со стороны государства преференции по государственным закупкам.

Зарубежные локальные производства замечают: работать успешно, добиваться хороших результатов на территории России и в сфере экспорта лекарственных средств помогает участие в государственных программах по фармацевтике. ФГУПам производителям лекарств и медицинских изделий летом этого года повезло им выделено субсидий на сумму 4 млрд руб.

Спрос относительно которого считается, что он регулируется только рынком может быть обусловлен административными решениями в здравоохранении, считают участники Темы номера. Есть государственная стратегия по сердечно-сосудистым заболеваниям становятся более востребованными и кардиологические препараты.

ФАРМДИСТРИБУЦИЯ: УШЛА В СЕТИ

Слияния и укрупнения сопровождают в последнее время не только аптечную розницу, но и сферу отечественной дистрибуции. Кроме того, фармацевтические дистрибуторы все дальше "ушли в сети" развивают собственную аптечную розницу, покупая готовые аптечные сети.

Такая консолидация сил позволила отечественной фармацевтической дистрибуции провести несколько крупных сделок за первые шесть месяцев сего года.

Не всем удается укрупняться, например, один из крупных российских дистрибуторов "Роста" продала свою аптечную сеть "Радуга", и это не единичный пример.

НАСЕЛЕНИЕ: ЖИЗНЬ ИЛИ КОШЕЛЕК

Если же стратегий нет или их недостаточно, то для человека, вынужденного экономить, решающим фактором становится цена. Это подтвердили не только врачи, но и пациенты, с которыми наши корреспонденты поговорили о принципах выбора лекарств. Сегодня стоимость препарата такой же важный фактор, как его необходимость для здоровья.

Есть ли решения для сложившейся ситуации? Врач, фармацевт, пациент и даже производитель могут предложить лишь "симптоматические средства". Так, многие наши сограждане перестали стесняться спрашивать о недорогих препаратах того же МНН знание о дженериках из признака экономической нестабильности становится критерием осведомленности.

Потребитель ищет препарат подешевле в аптечном поисковике, позволяющем сравнить цены, не выходя из дома. Аптека перестраивает ассортимент и не рискует с новыми препаратами. Фарминдустрия переходит на выпуск дженериков. Фармдистрибуция открывает новые рынки сбыта.

Каждый из участников фармацевтического рынка решает свои локальные проблемы.

Кто же в состоянии предложить фармации, а значит и здравоохранению, рецепт излечения от всеобщей экономии на лекарствах?

 

АИФ-Здоровье: Куда унесёт медицину новое регулирование цен на лекарства [ссылка]
Источник: АИФ-Здоровье

«Фармация, вспомни о том, что ты – единое целое!» – такое послание, по всей видимости, оказалось зашифровано между строк проекта постановления правительства о государственной регистрации цен на препараты из перечня жизненно важных лекарств.

Какие регуляторные меры могли бы защитить самые доступные и востребованные лекарства

Несмотря на то что за семь лет ценового регулирования сменилось уже пять методик, положение препаратов дешевле 50 рублей остаётся всё тем же. Средства, которые просит каждый второй посетитель аптеки, по-прежнему снимают с производства. А вот проект новой методики регистрации цен, напротив, стабильно обеспечивает… темы для дискуссий.

Разобраться в ситуации вместе с корреспондентом «Лекарственного обозрения» попробовали эксперты в области фармацевтики.

Право на здоровье. Что тормозит проект о лекарственном обеспечении граждан

«Чего на нашем рынке не хватает? Добросовестной конкуренции. Равных прав и равных возможностей. Когда мы их увидим, мы будем мотивированы», – говорил осенью 2015 года руководитель одного из отечественных фармацевтических предприятий. С коллегой, решившимся произнести вслух то, о чём думала вся отрасль, согласились и другие участники ежегодного осеннего конгресса. Шло обсуждение вступающей в силу новой методики регистрации цен на жизненно важные препараты…

Многое из нового на поверку оказалось хорошо забытым старым. Одной из главных «родовых травм пятилетней давности» (по меткому выражению специалиста ФАС, принимавшего участие в дискуссии) так и осталась дискриминация отечественного производителя. Референтные цены по-прежнему предназначаются для зарубежных фармкомпаний (даже если они локализовались в нашей стране).

Российским же предприятиям предстоит собирать досье, которое «ни составить, ни проанализировать»… Слишком уж объёмист соответствующий требованиям закона материал. Большинство отказов в регистрации цен на жизненно важные лекарства приходится на национальный фармпром.

«Вымывание» препаратов, наиболее востребованных как в аптеке, так и в стационаре, продолжается. На новый проект методики регистрации цен возлагают огромные надежды…

И вот свершилось!

Проект Постановления «О государственной регистрации и перерегистрации предельных отпускных цен на лекарственные препараты, включённые в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов» наконец-то предложил такие правила и методику, которые предполагают современный, индикативный метод вычисления стоимости лекарства, – а ведь именно об этом два года назад просили и фарма, и антимонопольный орган. И даже перечень цифр из различных референтных стран вот-вот будет в полном распоряжении промышленности!

Алгоритм обращения со списком, правда, не совсем тот, который привычен для международной фармацевтической компании: выбирать нужно почему-то не среднее и даже не среднее арифметическое, а самое малое число… Ну что же, всё для блага пациента!

Предустановленный шприц с инсулином – не дороже ампулы с этим же лекарством. Ведь в соответствии с проектом постановления цена препарата пересчитывается на единицу действующего вещества. Мечта больного, вынужденного выбирать, на чём сэкономить – на лекарствах или всё-таки на еде?

Правда, равенства почему-то так и не появилось. С отечественным производителем остались все «родовые травмы» теперь уже семилетней давности: и дискриминация, и затратный метод, и необходимость собирать объёмистые кипы бумаг, которые «ни составить, ни проанализировать». Но изменения всё же предложены – пусть и не те, которых ожидали: рентабельность производства планируют ограничить планкой в 30%.

Беспокойное хозяйство. Борьба за качество – приоритет развития фармотрасли
Вперёд в прошлое!

Новшества, обещающие пациенту более чем доступное лекарство, на практике… напомнят ему о времени, когда обещаний было множество, заводы закрывались, а цены взлетали ввысь. Иногда чаще, чем каждый день.

Как предупреждает вице-президент по маркетингу и продажам биотехнологической компании BIOCAD Олег Павловский: «Проект можно охарактеризовать одной фразой – «До кого дотянулись, того и убили». Когда российская инновационная промышленность остановится из-за убыточности, к которой неизбежно приведёт новый алгоритм расчёта цен… Что ж, тогда все мы окажемся в девяностых. Монополия импортных препаратов в аптеках – и рост цен как неизбежный итог отсутствия конкуренции. Обеспеченность лекарствами вновь устремится вниз».

Подобные прогнозы делают не только отечественные производители. Даже зарубежные компании просят Минздрав обратить внимание: новый документ рискует перечеркнуть доступность лекарств как таковую. Современные формы и малые дозировки (незаменимые для ребёнка или пациента с болезнями печени и почек) производить станет нерентабельно. А ещё убыточными будут лекарства дешёвые и инновационные, отечественные и зарубежные…

«В первую очередь пострадают производители с широкой продуктовой линейкой и большим количеством позиций по лекарственной форме и дозировке, форме выпуска в пределах каждого торгового наименования», – замечает исполнительный директор AIPM Владимир Шипков в письме на имя министра здравоохранения Вероники Скворцовой.

До 88% снизились цены на лекарства после уведомления ФАС. Аппетиты фармы. Как снизить цены на лекарства?
Фармпредприятия всех стран, объединяйтесь!

«Новая методика в текущем варианте – достаточно неоднозначный документ, который уже вызвал большие дискуссии как в профессиональной среде, так и среди представителей госорганов, которые принимают участие в его разработке. Уверен, что ряд нормативных положений с учётом позиции экспертного сообщества будет доработан, и к концу года мы увидим как улучшенный законопроект, так и те положения, которые сейчас нам остались неизвестны (например, тот же перечень референтных стран)», – предполагает эксперт фармацевтического рынка Иван Данилов.

Таблетка за миллион. ТОП-5 самых дорогих лекарств в мире

Но, по мнению аналитика, при корректировке проекта вряд ли произойдёт изменение самой сути законодательной новации: регулятор, скорее всего, не откажется от перехода к индикативному принципу расчёта предельных цен. Ведь время показало слабые стороны текущей методики. Они привели и к нерентабельности производства недорогих дженериков, и к росту цен на дженерики среднего и высокого ценового диапазона, и к неравенству отечественного и зарубежного производителей.

«Понятен интерес правительства заставить производителя сделать процедуру ценообразования прозрачнее и уменьшить стоимость препарата, если она более низкая в других странах, – продолжает Иван Данилов. – Однако в нынешнем виде минусов у законопроекта так много, что в борьбе против его принятия уже объединились и российские, и зарубежные компании».

Методика регистрации цен, ещё не будучи принятой, добилась того, во что фармацевтическое сообщество никогда не смогло бы поверить… У отечественных и иностранных фармацевтических производителей оказалась одна, общая точка зрения. А у дорогих и самых дешёвых препаратов – одна общая угроза исчезнуть из аптек и больниц. Рынок понял, что он единое целое.

Цена таблетки. Как создаются лекарства и формируется их стоимость
Кризис и лекарства

«Исчезновение с рынка недорогих отечественных препаратов – необратимый процесс, который продолжается в течение всех последних лет. По данным экспертов, в 1995 году доля дешёвых медикаментов составляла 60%, на текущий момент она не превышает 7%. Особенно острой ситуация стала в 2014 году, когда курс рубля во время кризиса упал почти в два раза. В результате этого импортное сырьё, из которого делают практически все отечественные медикаменты, значительно выросло в цене», – поясняет директор дистрибьюторской компании «Интер-С Групп» Настасья Иванова.

Одновременно с фармацевтической субстанцией, ввозимой из-за рубежа, подорожали материалы, транспортировка, аренда, энергоресурсы. Выросли в цене маркетинг и зарплаты. Производство некоторых препаратов, в первую очередь тех, стоимость которых ниже 50 рублей, стало нерентабельным: предельные цены были зарегистрированы, а повышать их государство было готово только на коэффициент инфляции.

Фармация на проценте

«В настоящее время сама система регулирования наценок на медикаменты из перечня ЖНВЛП ориентирована на вымывание доступных лекарств, – объясняет директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов. – Сейчас наценка устанавливается в процентном выражении к цене производителя, при этом на дешёвые препараты она выше, на дорогие ниже. Но если посчитать, то участникам фармацевтического рынка всё равно оказывается выгоднее реализовывать более дорогостоящие средства. 20% от 50 руб. – это всего лишь 10 руб., а 10% от 500 руб. – это уже 50 руб.».

Астрономические цены на лекарства бьют по бюджету и страны, и каждого россиянина. Цена без чести. По чьей вине лекарства становятся всё дороже?
Идея определять предельный размер наценки не в процентах, а в натуральном выражении, в рублях, выглядит более правильной, уверен Николай Беспалов. В таком случае и дистрибьютор, и аптека будут получать фиксированную сумму за реализацию того или иного препарата – и в теории пропадает мотивация продавать более дорогую продукцию.

Однако помимо теории существует и практика. Насчёт неё у эксперта есть опасения: что мешает фарме искать другие способы стимулирования продажи дорогих препаратов? Например, заключать всё те же маркетинговые договоры?

И всё же рисков меньше, чем при наценках в виде процентов с продаж: ведь к цене лекарства более не привязано «выполнение плана» – опасный принцип для медицины и фармации…

Кто нажился на здоровье? Цены на лекарства растут - Минздрав бездействует
Недорогие препараты никому не нужны?

«Государство готово идти производителям дешёвых лекарств навстречу, например, оказывать помощь в перерегистрации цен, однако в целом процесс вымывания недорогих медикаментов уже нельзя направить вспять. Возможно, что наиболее эффективными мерами могли бы стать или полный отказ от регулирования цен на такие препараты, или возмещение производителям издержек, которые они несут из-за падения курса отечественной валюты, – предполагает Настасья Иванова. – Аптекам выгодно приобретать те средства, которые дороже: с них можно получить больше прибыли. На данный момент выходит, что недорогие лекарства неинтересны ни их производителю, ни аптеке».

Аптечная экономия. Где выгоднее покупать лекарства?
Отсутствие лекарственных средств в аптеках – это страшно. Но ещё страшнее – невозможность закрыть «дыры» в госпитальной номенклатуре препаратов для оказания медпомощи в стационарах, предупреждает эксперт.

Отсутствие лекарственных средств в аптеках – это страшно. По мнению Настасьи Ивановой, и свободное ценообразование, и госсубсидии должны рассматриваться только как временные решения. Отечественной фарминдустрии нужны системные меры: развитие собственных производств полного цикла, создание современной системы возмещения затрат на лекарственное обеспечение.

Индустрии – возмещение, пациенту – лечение

Искусственное снижение цен – это, с одной стороны, благо, но с другой – падение рентабельности производства вновь приведёт к тому, что лекарства перестанут выпускать. Эксперты считают: с принятием новой методики ценовой сегмент до 200 рублей может ждать судьба недорогих препаратов – то есть постепенное исчезновение. Разделить её рискуют и инновационные средства.

С идеей о лекарственном возмещении сегодня согласны уже не только защитники прав пациентов. Даже зарубежные производители обращают внимание: референтные цены – основа для будущего фармацевтического страхования. Кстати, оно тоже уравнивает в цене ампулу и предустановленный шприц – и за то, и за другое больной платит… 0 рублей.

Но есть одно серьёзное отличие от проекта методики регулирования цен: предприятие, которое произвело лекарства, остаётся всё-таки в плюсе.

 

 

Московские аптеки: Будущее — за сетевыми компаниями [ссылка]

Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора "Интер-С Групп":

Последние годы мы видим четкую тенденцию по сокращению на розничном рынке количества единичных аптек и увеличение доли аптечных сетей. Это закономерный процесс, который будет продолжаться и впредь. Однако, делать прогнозы насколько меньше станет независимых аптек через два-три года было бы неправильно, так как на это влияет множество факторов. Среди них, например, введение продаж безрецептурных препаратов в торговом ритейле и нововведения в законодательстве. Уже в июне открываются первые аптеки крупнейшей сети супермаркетов «Магнит», которые составят серьезнейшую конкуренцию представителям фармрозницы. Параллель можно провести с косметическим направлением этого ритейлера – в 2009 году был создан «Магнит Косметик», в 2014 году он стал лидером по количеству магазинов, сейчас компания занимает первое место по выручке в формате drogerie. Предполагаем, что и в аптечном сегменте у этой корпорации дела пойдут не менее благополучно. На наш взгляд, все проекты по открытию лидерами продуктовой розницы своих аптечных сетей при профессиональной организации дела будут успешными. И это несмотря на то, что в Минздраве по-прежнему считают, что в России чрезмерное количество аптек. Появление таких игроков станет дополнительным ударом по мелким аптекам, и мы будем встречаться со случаями закрытия мелких аптек и появления на их месте или поблизости новых сетевых, в т.ч. аптек сетей FMCG.

Мартовский приказ Минздрава РФ также сократит число незначительных игроков, поскольку многие из них не смогут выполнить новые правила реализации лекарств. Среди них и зона для консультирования, и требования по установке оборудования и площади склада, и другие. Шансы у одиночной аптеки в нынешних условиях выжить становятся минимальными. Однако, ставить окончательный крест на малом бизнесе рано. Эксперты прекрасно знают сильные и слабые стороны сетевых и суверенных аптек. У последних это гибкая ценовая политика, низкие накладные расходы, персональный контроль качества обслуживания посетителей, знание специфики потребительского поведения в конкретном месте продажи и точечная работа с ассортиментом. Эти возможности плюс удачное местоположение и узкая специализация сейчас являются, возможно, последними козырями малого аптечного бизнеса. Преимуществ у сетевого игрока, безусловно, больше и они масштабнее. И главными являются более низкие входящие цены на лекарства вследствие получения от фармдистрибьюторов особых условий и бонусов, возможности проведения совместных акций. Поставщик может предложить выгодные варианты товарного и денежного кредитования и т.д. Также такие аптеки смогут использовать популярный, трендовый формат дискаунтера, которые в последние три года показывает высокие показатели роста. Аптечной сети проще получить кредит, автоматизировать процессы ценообразования и управления товарно-материальными запасами, пригласить на работу более профессиональных сотрудников. Резюмируя, можно предположить, что в будущем сети доведут свою долю на рынке до 95-97%, а впоследствии крупные сетевые игроки вытеснят более мелких. Ситуация, хорошо известная европейцу, где он в практически любом городе может найти популярные среди местного населения частные аптеки с многолетней историей и традициями. В нашей стране будущее - за сетевыми компаниями.

 

Московские Аптеки: У пациента мало шансов распознать фармподделку [ссылка]

Комментарий директора «Интер-С Групп» Настасьи Ивановой

Мы оцениваем начало проекта по маркировке лекарств как полезное и для производителей, и для потребителей лекарств, поскольку внедрение в течение двух лет такой системы позволит ощутимо защитить наш рынок от некачественных и поддельных препаратов. Правда, по данным Минздрава, доля фальсифицированных лекарств на российском рынке не превышает 0,01%. Казалось бы, это мизерный показатель, а стоимость внедрения системы маркировки при этом оценивается не менее, чем в 15 млрд рублей. Но, если принять во внимание оценки независимых экспертов, которые говорят об уровне присутствия фальсификата от 5 до 12% , то необходимость таких трат для борьбы с препаратами-подделками становится понятной. Особенно это важно для покупателя, который, приобретая ненастоящее лекарство, рискует своим здоровьем. Реализация проекта позволит каждому пациенту, даже пожилому и неискушенному в технических вопросах, легко проверить легальность купленных медикаментов с помощью бесплатного сканера в аптеке или своего телефона. На данный момент, возможности потребителя распознать подделку крайне ограничены. А учитывая, что фальсификат в последнее время становится все более качественным в плане производства, можно уверенно заключить, что потребитель практически не защищен от риска его покупки.

Конечно, существуют интернет-ресурсы, которые могут помочь потребителю проверить препарат по серии, номеру и названию, такие как портал качество.рф или сайт Росздравнадзора, на котором расположена автоматизированная информсистема поиска забракованных и изъятых из обращения лекарств. Однако, на данный момент оба ресурса малополезны, поскольку их базы невелики, информация, которую они предоставляют, минимальна, а большинство претензий, которые выявляются, касаются не качества препарата, а нарушения порядка ввоза и сертификации. Более правильно при наличии сомнений в качестве препарата звонить на «горячую» линию Минздрава, или напрямую связываться с производителем или дистрибьютором лекарства, сообщив название и номер серии, а также то, что при визуальном осмотре упаковки у вас возникли сомнения в ее подлинности.

Мы, как дистрибьюторы, в свое время сталкивались с подделками лекарств на рынке. В последнее время этого не происходит: сейчас все сложнее становится заниматься производством и реализацией поддельных лекарств, и с каждым годом процент фальсификата падает. Финансовые и государственные структуры достаточно эффективно борются с «фирмами-однодневками», через которые проходят деньги от реализации фармподделок, на это же направлено и ужесточение системы контроля и лицензирования. Во всяком случае, что касается наших препаратов, то в последние годы количество ввезенных лекарств всегда совпадает с данными по количеству розничных продаж. И на данный момент мы не фиксировали обращений ни граждан, ни регулирующих органов по поводу возможного фальсификата. Тем не менее, даже из открытых источников можно узнать, что некоторые производители говорят о демпинге со стороны дистрибьюторов, которым они свою продукцию не продавали и которые не могут объяснить ее происхождение. С помощью системы маркировки будет осуществляться полный мониторинг движения лекарственного препарата на всех этапах, что должно исключить подобные ситуации в будущем.

Затраты на установку программного обеспечения и приобретение специального оборудования будут достаточно серьезными, но производители пока оценить их не берутся. Очевидно, что реализация проекта вызовет некоторый рост цен на лекарственные препараты. К примеру, в странах Евросоюза, где программа маркировки уже осуществляется, фармпроизводители финансово и технически к проекту готовы, их расходы вряд ли будут чрезмерными. Надо понимать, что уменьшение прямых потерь от контрафактной и фальсифицированной продукции, снижение репутационных рисков, которые производитель несет из-за воровства его продукции, и, в глобальном смысле, здоровье нации, весят ощутимо больше, чем все затраты на маркировку.

 

Известия: Жизненно необходимо и недоступно [ссылка]

Росздравнадзор сообщил об отсутствии части льготных лекарств для лечения ВИЧ и онкологии в большинстве регионов страны

Лекарственное обеспечение жителей страны жизненно необходимыми и важнейшими лекарственными препаратами (список ЖНВЛП) составляет 64%. При этом больше всего проблем возникает у пациентов с ВИЧ-инфекцией и онкологией. Как следует из мониторинга ценовой и ассортиментной доступности лекарственных препаратов, проведенного Росздравнадзором в феврале, некоторые медикаменты для лечения этих заболеваний отсутствуют в 70 регионах страны.

По мнению экспертов, такая ситуация сложилась из-за недостатка бюджетных средств на закупку препаратов и неспособности российских производителей наполнить рынок необходимым объемом медикаментов. Еще одна причина — злоупотребления со стороны региональных властей при формировании местных перечней льготного лекарственного обеспечения.

По последним данным Росздравнадзора, в среднем по России на фармацевтическом рынке находится 418 международных непатентованных наименований (МНН) из 646, входящих в перечень ЖНВЛП.

— В 79 регионах России территориальные перечни льготных лекарств не соответствуют федеральному стандарту, потому налицо серьезные проблемы с обеспечением медикаментами льготников, — рассказала «Известиям» директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова. По ее словам, особые сложности существуют со снабжением лекарствами для лечения редких (орфанных) заболеваний, ВИЧ и онкологии. Не все пациенты получают лекарства даже по утвержденному списку.

Как следует из мониторинга Росздравнадзора, такие препараты для лечения ВИЧ, как например, ставудин, отсутствует в 73 регионах, лопиновир+ретоновир — в 56, атаназивир, абакавир и эфавиренз — в 68 регионах.

Сложная ситуация с обеспеченностью ЖНВЛП, предназначенными для лечения онкологии. Например, противоопухолевых средств мелфолан, сунитиниб и бортезомиб нет почти в 70 регионах, а трастузумаб, предназначенный для лечения рака молочной железы, не найти в 64 регионах страны.

Для сравнения, глицин, улучшающий метаболизм головного мозга, есть во всех регионах без исключения, как и омепразол, используемый для лечения язвы желудка. Анальгетик трамадол отсутствует только в Чеченской Республике, а снотворное зопиклон — в 14 субъектах РФ.

Фармацевт Ивановского областного онкологического диспансера Надежда Панова рассказала «Известиям», что существует несколько причин недостатка жизненно необходимых препаратов для онкобольных. Бывает, что на закупку некоторых лекарств у региона не хватает денег. Например, стоимость сунитиниба — от 150 до 170 тыс. рублей за одну упаковку. Другой противоопухолевый препарат — циклофосфан — стоит гораздо дешевле, но достать его — целая проблема. Он не производится в России, а заграничных поставок недостаточно, чтобы обеспечить всех нуждающихся. Фторурацил производится в нашей стране, однако всего одной компанией, поэтому он тоже в дефиците.

— Ивановская область работает в основном на дженериках, но и их не всегда хватает. Иногда пройдет аукцион, а получать нечего, потому что препарата элементарно нет на рынке. Импортозамещение ввели, а российские производители, видимо, еще не нарастили мощности, чтобы обеспечить нас всем необходимым, — пояснила Надежда Панова.

В случае когда в регионе возникает проблема с тем или иным жизненно необходимым препаратом, врачи предупреждают больного об этом и предлагают изменить схему лечения, ориентируясь на имеющиеся лекарства. Если препарат стоит недорого, то чаще всего люди покупают его за свои деньги. Ну а если не могут себе позволить покупку — соглашаются на всё, что предложит врач.

По мнению руководителя федерального научно-методического Центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадима Покровского, решение проблемы лекарственного обеспечения ВИЧ-инфицированных больных имеет даже большее социальное значение, чем онкологических.

— С одной стороны, в отличие от опухоли, ВИЧ-инфекция заразна. Степень ее распространения зависит от того, насколько своевременно инфицированные люди получают терапию. С другой стороны, если от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний страдают в основном пожилые люди, то средний возраст больных ВИЧ — 38–40 лет, то есть это самая работоспособная часть населения, — сказал Вадим Покровский. Он добавил, что 68% ВИЧ-инфицированных людей заняты трудовой деятельностью и еще 6% находятся в декретном отпуске.

Вадим Покровский подчеркнул, что в стране существует явный дефицит лекарств для лечения ВИЧ-инфицированных людей. Это связано с несколькими факторами. Во-первых, ежегодно увеличивается количество инфицированных людей, а среди пациентов, которые уже знают о своем положительном статусе, растет доля тех, кто уже не может обходиться без лекарств. Во-вторых, лечение ВИЧ-инфекции довольно дорогостоящее, стоимость годовой схемы составляет от 12,5 тыс. до 300 тыс. рублей.

— Чтобы приблизиться к европейскому уровню лекарственного обеспечения, нам нужно увеличить закупки в несколько раз, — сказал Вадим Покровский. — Мы начинаем терапию по экстренным показаниям, когда иммунитет уже сильно нарушен. А мировая практика обеспечивает лечение ВИЧ-инфекции сразу после выявления.

По словам Вадима Покровского, позднее начало лечения, связанное с дефицитом препаратов, — это одна из причин высокой смертности.

— Бюджетных средств не хватает, приходится выкручиваться в ущерб пациентам. Только за 2015 год в России умерло 29 тыс. ВИЧ-инфицированных, из них более 15 тыс. — от СПИДа. Всех этих людей можно было спасти, — сказал Вадим Покровский.

На своем сайте Росздравнадзор сообщает, что жалоб на дефицит ЖНВЛП не поступало. В Министерстве здравоохранения РФ тоже не видят поводов для беспокойства. В пресс-службе ведомства «Известиям» заявили, что цель организации лекарственного обеспечения — предоставить жителям конкретного региона необходимые медикаменты исходя из их актуальных потребностей, а вовсе не наполнить все субъекты РФ всеми препаратами из перечня ЖНВЛП.

— Важно отметить что, если лекарственного препарата под конкретным торговым наименованием нет в регионе, это не означает отсутствие его аналогов, в том числе по механизму действия, — сообщили в пресс-службе Минздрава.

Но эксперты с такой постановкой вопроса не согласны. Вадим Покровский уверен, что ассортимент ЖНВЛП должен быть максимально широк.

— Конечно, можно ограничиться небольшим количеством препаратов, только люди начнут умирать. Ведь у пациента может возникнуть аллергия на конкретное лекарство и его нужно заменить. А главное — существуют противопоказания. Например, если ВИЧ-инфицированную женщину лечить препаратом эфавиренз, то у нее может родиться неполноценный ребенок.

Директор фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» Эдуард Гарвилов считает, что в каждом регионе должны присутствовать все препараты из федерального перечня ЖНВЛП. Однако, по его данным, число совпадений отдельных наименований лекарств в региональных перечнях с федеральным перечнем ЖНВЛП колеблются от 646 в Краснодарском крае и Владимирской области до семи в Тверской области.

По его мнению, причина сложившейся ситуации заключается как в дороговизне некоторых препаратов, так и в действиях региональных властей. Сейчас Минздравом законодательно не закреплена обязательность присутствия лекарств из перечня ЖНВЛП в льготном региональном перечне для амбулаторных больных.

— В ряде регионов в местных перечнях нет препаратов для лечения ВИЧ или туберкулеза, но странным образом в них попадают гомеопатические препараты или коммерческие наименования препаратов, что вообще противоречит федеральному законодательству, — отметил Эдуард Гаврилов.

Эту точку зрения разделяет Настасья Иванова. По ее словам, местным властям просто невыгодно закупать препараты из федерального списка важнейших лекарств, поскольку на них распространяются предельные цены. Гораздо прибыльнее закупать препараты из коммерческого сегмента.

Согласно результатам проверки Счетной палаты РФ, которая проходила с 2013 по 2015 год, 74% всех расходов на лекарства — это личные средства граждан. С 2012 по 2015 год объем средств, которые россияне потратили на медикаменты, вырос на 154 млрд рублей (почти на 26%). При этом численность людей, получающих льготные лекарства, снижается (на 165 тыс. человек с 2012 по 2014 год). Более 76% граждан отказались от получения лекарств в пользу денежной компенсации, что может свидетельствовать о проблемах доступности льготных медикаментов.

Известия: Большая часть регионов оказалась лишена жизненно необходимых лекарств [ссылка]

По информации Росздравнадзора, в самом уязвимом положении оказались ВИЧ-инфицированные и онкобольные

В большинстве российских регионов катастрофически не хватает жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Лекарствами из этого списка обеспечены лишь 64% нуждающихся. По данным Росздравнадзора, отдельные препараты невозможно найти более чем в 70 регионах страны.

Главными причинами такой ситуации специалисты называют нехватку средств в бюджете на закупку дорогих лекарств, недостаток мощностей российских фармацевтических компаний, а также злоупотребления со стороны чиновников, формирующих списки льготных лекарств.

— В 79 регионах России территориальные перечни льготных лекарств не соответствуют федеральному стандарту, потому налицо серьезные проблемы с обеспечением медикаментами льготников, — сообщила «Известиям» директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова.

Она отметила, что даже при наличии препаратов в списке, их часто невозможно получить, причем больше всего проблем наблюдается с лекарствами для лечения ВИЧ, онкологии и орфанных заболеваний.

По данным проверок Счетной палаты в 2013-15 годах, 74% расходов на лекарства это личные сбережения россиян. При этом объемы затрат на медикаменты постоянно растет. С 2012 по 2015 год люди стали тратить на препараты на 154 млрд рублей (на 26%) больше. Так как люди в основном отказываются получать льготные лекарства предпочитая денежные компенсации, можно говорить о трудностях с получение медикаментов.

Подробнее: http://intersgroup.com/izvestiya-zhiznenno-neobhodimo-i-nedostupno/

Известия: Росздравнадзор взялся за «аборты на дому» [ссылка]
Источник: Известия

Ведомство наказало аптеки за продажу лекарств для прерывания беременности без рецепта

Служба по надзору в сфере здравоохранения подвела итоги работы по выявлению фактов продажи в аптеках препаратов для медикаментозного прерывания беременности. За год было составлено всего лишь 18 протоколов. По мнению экспертов, это очень низкий результат, поскольку таблетки для абортов входят в топ-10 медикаментов, которые реализуются незаконно. С другой стороны, гинекологи отмечают, что последствия от медикаментозного прерывания беременности гораздо менее опасны, чем от хирургического.

Объектами проверок Росздравнадзора стали препараты «Мифепристон» и «Мизопростол». В отчете ведомства говорится, что их можно использовать только в лечебном учреждении под наблюдением врача.

Член комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Екатерина Лахова рассказала «Известиям», что проверка Росздравнадзора — это реакция на законодательную инициативу по запрету розничной продажи лекарств для прерывания беременности. В начале 2016 года сенаторы (Екатерина Лахова, Галина Карелова, Елена Мизулина и другие) внесли в Госдуму законопроект, предусматривающий, что препараты, предназначенные для прерывания беременности, могут применяться только в больницах. Врачам будет запрещено выписывать рецепты на эти лекарства, и аптеки не смогут их продавать. Этот документ, по словам Екатерины Лаховой, будет рассмотрен в Госдуме до конца весенней сессии.

— Очень хорошо, что проведена проверка. Однако 18 протоколов — это необъективная цифра. Такой результат говорит лишь о том, что Росздравнадзор не в полной мере исполняет свои контролирующие функции, — сказала Екатерина Лахова. По ее мнению, в реальности нарушений, связанных с продажей препаратов для медикаментозного прерывания беременности без рецепта врача, в разы больше.

Это мнение разделяет и директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова. Она отметила, что медикаменты для прерывания беременности входят в топ-10 препаратов, которые реализуются незаконно, в том числе путем дистанционной продажи через интернет-аптеки. Однако контроль за отпуском таких препаратов со стороны Росздравнадзора явно недостаточен.

— Это неудивительно, поскольку данные препараты известны широкому кругу людей, они востребованы, стоимость их высока, а контроля со стороны госорганов практически нет. Даже если говорить о начатой «полномасштабной» кампании по пресечению незаконной продажи в аптеках данных препаратов, то ее результаты на данный момент крайне незначительны, — сказала Настасья Иванова.

Она отметила, что в интернете можно найти десятки сайтов, на которых предлагают купить не только наиболее популярные препараты типа «Мифепристон», «Мизопростол» или их аналоги, но и так называемые «китайские таблетки». Они на уровень дешевле, и потому популярны среди слоев менее обеспеченного населения.

— Как правило, молодые женщины не представляют, как выглядит процедура медикаментозного аборта, и не знают, что препараты можно принимать только в присутствии врача в специализированном медицинском учреждении, оснащенном спецоборудованием, — сказала Иванова. Она отметила, что в результате возможны такие побочные эффекты, как обильное кровотечение, отравление, гормональные отклонения и даже анафилактический шок и бесплодие.

Заведующая московской аптекой «Энергия» Светлана Михайлова рассказала, что все медикаменты для прерывания беременности отпускаются только по рецепту врача. А эксперты Росздравнадзора выявляют нарушения, делая контрольные закупки или наблюдая в очереди за тем, как продается товар. В случае выявления нарушения на физическое и юридическое лицо налагается штраф. А если это произойдет еще раз, то организацию могут лишить лицензии на несколько месяцев. Тем не менее фармацевты всё равно продают таблетки для прерывания беременности.

— По идее женщина должна побывать у гинеколога и прийти в аптеку с рецептом. Но «Мифепристон» в небольших дозировках и «Постинор» нужно принять в течение 72 часов. Этого времени бывает недостаточно, чтобы попасть на прием к врачу. Так что порой фармацевты рискуют и продают эти таблетки, — сказала Светлана Михайлова. По ее словам, работники аптек всегда предупреждают покупателей о побочных действиях. Но идут на риск, продавая их, поскольку от хирургического аборта последствия еще хуже.

В то же время академик РАН, президент общества акушеров-гинекологов Владимир Серов рассказал, что в акушерстве нет препаратов, которые могут вызвать тяжелые осложнения, это касается и «Мифепристона» и «Мизопростола». Врач опасается, что столь пристальное внимание именно к лекарствам для прерывания беременности со стороны Совета Федерации, а теперь и Росздравнадзора — еще один шаг на пути к запретам абортов, а значит, и к материнской смертности.

— Препараты для прерывания беременности должны продаваться только по рецепту врача, как и, например, сердечные гликозиды. Так что проблема рецептурного отпуска лекарств в аптеках должна решаться в целом, — пояснил Владимир Серов.

Он отметил, что медикаментозный аборт несет меньше неблагоприятных последствий, чем хирургический. И ни один здравомыслящий акушер-гинеколог не поддержит инициативу, направленную на его запрет.

По словам эксперта, самая передовая страна по минимальному количеству абортов — Голландия. Если в России на 1000 женщин детородного возраста приходится 40 абортов, то там — всего три-пять. Таких показателей Голландии удалось достичь благодаря организации абортных клиник, где беременность прерывается на высоком медицинском уровне, а в дальнейшем идет профилактика последующего аборта (за счет просветительской работы и гормональной терапии)

Журнал Da Signa: Аптечный бизнес. Итоги и перспективы [ссылка]

Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп»

Прежде чем оценить перспективы развития аптечных сетей в 2017 году следует подвести краткие итоги уходящего года и, в целом, понять на каком этапе своего развития находится наш аптечный рынок. В течение последних лет аптечные сети повсеместно испытывают недостаток платежеспособного спроса, более того, несколько лет кризиса серьезно изменили потребительское поведение россиян. Неудивительно, что аналитики ежегодно фиксируют как падение темпов роста фармацевтического рынка, так и одновременно постоянный рост средней стоимости лекарственного препарата. В первом полугодии 2016 года объем отечественного фармрынка вообще побил все антирекорды – он снизился на 9% в натуральном выражении и на более чем 4% - в стоимостном. Конечно, в конце года ситуация традиционно чуть выправилась за счет сезонного фактора, в первую очередь, из-за продаж противопростудных препаратов. Однако, в целом, прошлый год вряд ли можно назвать благополучным для аптечного ритейла.

Мы видим, что и без того невысокая рентабельность аптечного бизнеса продолжает снижаться, поскольку издержки и конкуренция на рынке увеличиваются, а средняя сумма чека уменьшается. Это уже стало правилом - пациенты теперь выбирают более дешевые аналоги нужных им лекарств, покупают только те препараты, без которых уже нельзя обойтись, ищут медикаменты со скидкой, или совсем отказываются от покупки – налицо серьезный спад продаж БАДов, витаминов, парафармацевтики, косметики. В последние годы значительно увеличилось количество аптек-дискаунтеров и это тоже признак текущей непростой экономической ситуации.

Кроме того, на сегодня в России уже вдвое превышено среднее количество жителей на одну аптеку, если брать за эталон этот показатель в странах Европы. В ЕС он равен 3250 человек, а в США доходит до 5 тысяч; в России, по данным министра здравоохранения, он составляет 1450 жителей (по данным DSM Group, этот показатель равен 2500 чел., а число аптек, заявленное Минздравом в 120 тыс., на самом деле вдвое ниже). Тем не менее, даже если опираться на статистику аналитиков, а не официальных органов налицо превышение оптимального количества субъектов фармдеятельности. Следствие этого - снижение рентабельности, ухудшение качества предоставляемой в аптеке консультационной помощи, уменьшение числа производственных аптек.

Неудивительно, что второй год подряд в Правительстве поднимается вопрос о квотировании количества аптек в России и эту инициативу участники рынка, согласно опросу компании KPMG, поддерживают. Предлагается взять на вооружение все тот же европейский опыт, где на законодательном уровне регулируется даже расстояние между ближайшими аптеками (кстати, похожая норма в 500 м между аптеками в городской местности была и в отмененном ныне российском стандарте от 1994 года), а муниципалитеты регламентируют и время работы аптеки. Делается это с целью повышения рентабельности фармритейла, например, работа нескольких аптек в одном районе в круглосуточном режиме не допускается. В ближайшее время мы не ждем появления похожих норм в нашем законодательстве, однако, желание законодателя притормозить процесс бесконтрольного увеличения аптечных учреждений очевидно.

На повышение прибыльности бизнеса направлена дистанционная онлайн-торговля лекарственными препаратами с площадки лицензированной аптеки, которая ориентировочно будет разрешена в октябре, и остановка разработки проекта продаж лекарств в нефармацевтической рознице (в первую очередь, в магазинах продуктовых ритейлеров). Конечно, это не означает, что дискуссии об этом не продолжатся. В самих торговых центрах есть и аптеки, и аптечные пункты. Да и в продуктовой рознице появились новые форматы присутствия аптек (например, сотрудничество Х5 с аптечными сетями Мегафарм, СИА Интернейшнл («Да здоров» и «А-Мега»).

В России количество аптек в целом уже не увеличивается, однако, отдельные компании свои сети развивают. Более того, если сравнить рейтинги аптечных сетей за первое полугодие 2015 и 2016 годов мы увидим, что список покинуло около 10% участников. Это показатель того, что в перспективе эволюционным путем количество аптек в нашей стране достигнет оптимального числа. Однако, в целом, ситуация неоднородна. Избыточное количество аптек неравномерно распределено по территории страны и в городах-миллионниках, как правило, появление новых игроков практически исключено – такие города плотно покрываются несколькими дискаунтерами и войти на рынок безболезненно невозможно. В отдаленных регионах, напротив, очевидна проблема обеспечения лекарствами, а аптечный бизнес терпит убытки.

Хочется также отметить, что с 1 марта лекарства в нашей стране будут продавать по новым правилам, в частности, фармацевты больше не смогут отказать покупателю в его просьбе о ценах на аналоги интересующих его лекарств. Это значит, что в условиях высокой конкуренции и изменения поведения покупателей борьба за них будет ужесточаться и в ход пойдут все способы современного маркетинга: распродажи, скидки, подарки, совместные акции с поставщиками и производителями. Особое место здесь займут дополнительные услуги, начиная от измерения давления или определения индекса массы тела до бесплатного Wi-Fi, что может поднять авторитет аптеки у молодого платежеспособного покупателя. Уже сейчас аптечные сети активно ищут новые каналы сбыта медикаментов и предзаказ на крупных онлайн-площадках (например, анонсированное сотрудничество аптечной сети «36,6» и магазина Ozon), может, по оценке экспертов, увеличить выручку ритейлера до15%.

В последнее время заметен нарастающий тренд повышения прибыльности бизнеса аптечных сетей путём привлечения денег через маркетинговые контракты (рекламные бюджеты, маркетинговые акции, выполнение графика объема продаж); снижения закупочных цен (заключая прямые контракты с производителем, создавая аптечные союзы и т.п.); применения в своей практике формата работы FMCG-ритейла с бэк-маржой, размер которой в последний год поднялся до 8%. Фармпроизводители вынуждены как повышать вознаграждение аптекам (поскольку в натуральном объеме продажи не увеличиваются), так и доплачивать за закупку и продвижение собственной продукции, а не аналогов конкурентов.В 2017 году аптечный бизнес будет по-прежнему делать основную ставку на два сегмента ЛС – с высокой маржой и быстрой оборачиваемостью.

Итоги и перспективы Настасья Иванова

Аптечный бизнес 2017

Metro: В аптеках будет больше скидок [ссылка]
Источник: Metro

С 1 марта в России лекарства начинают продавать по новым правилам. В частности, теперь сотрудникам аптек законом запрещено «рекламировать» покупателям более дорогие лекарства при наличии дешёвых аналогов. Кроме того, Минздрав в 2017 году ужесточает правила продажи рецептурных препаратов при отсутствии на руках рецепта. Ответственность ляжет на бизнес. Таким образом людей хотят отучить заниматься самолечением.

 

Комментарий эксперта фармацевтического рынка

 

Никакого негатива для покупателей не будет - в отличие от аптечных сетей, говорит Metro Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора.

- Многие антибиотики уже стало сложнее купить, и потенциально, конечно, могут вырасти очереди в поликлиники. Но проблем не будет, - говорит эксперт. - Что касается правил по аналогам, то аптекам просто придётся придумывать способы, чтобы конкурировать за покупателя. Станет больше распродаж, скидок, подарков. Особое место займут дополнительные услуги, начиная от измерения давления или определения индекса массы тела и заканчивая бесплатным Wi-Fi, что может поднять авторитет аптеки у молодого платёжеспособного покупателя.

 

комментарий эксперта фармрынка Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора

 

 

Деловой квартал: Уральский бизнесмен Малик Гайсин приобрел аптечную сеть в ХМАО [ссылка]

Структура, аффилированная с предпринимателем, купила крупнейшую в округе сеть аптек, ранее принадлежавшую региональному правительству. Для руководства сети такой сценарий стал неожиданностью.

О приватизации «Ханты-Мансийской аптеки», которая занимает 20% на рынке Ханты-Мансийска и Югры, сообщает пресс-служба Российского аукционного дома. 100% пакет акций предприятия был продан за 277,2 млн руб. компании «Уралтрейдконсалтинг». Стартовая цена лота составила 180 млн руб., в торгах участвовало три претендента.

«Ханты-Мансийская аптека» насчитывает более 70 точек, прибыль сети в 2015 г. составила 12,7 млн руб. По данным системы «СПАРК-Интерфакс», «Уралтрейдконсалтинг» аффилирован со свердловским предприятием «Уралбиофарм», подконтрольным бизнесмену Малику Гайсину. В компании отказались комментировать сделку. Победа «Уралтрейдконсалтинга» стала неожиданной для аптечной сети.

«Мы узнали об этом несколько часов назад, и это стало для нас неожиданностью. Из всех потенциальных инвесторов мы общались только с представителями «Годовалова», которые захотели расширить свое присутствие в нашем регионе. Новые владельцы с нами не выходили на связь», — сказала газете гендиректор «Ханты-Мансийской аптеки» Елена Тельнова.

О планах нового собственника ей неизвестно, как и о том, почему стартовая цена была ниже уставного капитала в 396,2 млн руб. Впрочем, участники рынка считают, что сотрудничество с фармпроизводителем поможет сети выжить среди федеральных дискаунтеров: из-за их низких розничных цен окружные предприятия становятся неконкурентоспособными.

Когда на рынок Свердловской области вышла башкирская сеть «Фармлэнд», бывший владелец аптек «Здравник» Андрей Рожков говорил, что она может закрепиться в регионе, при грамотной стратегии продвижения.

«Переизбыток продавцов будет способствовать снижению цен на лекарства, что полезно для потребителя, но чревато уменьшением прибыли для аптекарей. А снижать цены придется, так как падение продаж медпрепаратов продолжается второй год. В условиях кризиса и конкуренции борьба за покупателей становится особенно жесткой», — отмечала Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп».

Московские аптеки, тема номера: Аптечная конкуренция меняет формат [ссылка]

Новый стандарт ужесточит аптечную борьбу за покупателя

Комментарий журналу Московские Аптеки дала Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп»:

Прежде чем оценить перспективы развития аптечных сетей в 2017 году следует подвести краткие итоги уходящего года и, в целом, понять на каком этапе своего развития находится наш аптечный рынок. В течение последних лет аптечные сети повсеместно испытывают недостаток платежеспособного спроса, более того, несколько лет кризиса серьезно изменили потребительское поведение россиян. Неудивительно, что аналитики ежегодно фиксируют как падение темпов роста фармацевтического рынка, так и одновременно постоянный рост средней стоимости лекарственного препарата. В первом полугодии 2016 года объем отечественного фармрынка вообще побил все антирекорды – он снизился на 9% в натуральном выражении и на более чем 4% - в стоимостном. Конечно, в конце года ситуация традиционно чуть выправилась за счет сезонного фактора, в первую очередь, из-за продаж противопростудных препаратов. Однако, в целом, прошлый год вряд ли можно назвать благополучным для аптечного ритейла.

Мы видим, что и без того невысокая рентабельность аптечного бизнеса продолжает снижаться, поскольку издержки и конкуренция на рынке увеличиваются, а средняя сумма чека уменьшается. Это уже стало правилом - пациенты теперь выбирают более дешевые аналоги нужных им лекарств, покупают только те препараты, без которых уже нельзя обойтись, ищут медикаменты со скидкой, или совсем отказываются от покупки – налицо серьезный спад продаж БАДов, витаминов, парафармацевтики, косметики. В последние годы значительно увеличилось количество аптек-дискаунтеров и это тоже признак текущей непростой экономической ситуации.

Кроме того, на сегодня в России уже вдвое превышено среднее количество жителей на одну аптеку, если брать за эталон этот показатель в странах Европы. В ЕС он равен 3250 человек, а в США доходит до 5 тысяч; в России, по данным министра здравоохранения, он составляет 1450 жителей (по данным DSM Group, этот показатель равен 2500 чел., а число аптек, заявленное Минздравом в 120 тыс., на самом деле вдвое ниже). Тем не менее, даже если опираться на статистику аналитиков, а не официальных органов налицо превышение оптимального количества субъектов фармдеятельности. Следствие этого - снижение рентабельности, ухудшение качества предоставляемой в аптеке консультационной помощи, уменьшение числа производственных аптек.

Неудивительно, что второй год подряд в Правительстве поднимается вопрос о квотировании количества аптек в России и эту инициативу участники рынка, согласно опросу компании KPMG, поддерживают. Предлагается взять на вооружение все тот же европейский опыт, где на законодательном уровне регулируется даже расстояние между ближайшими аптеками (кстати, похожая норма в 500 м между аптеками в городской местности была и в отмененном ныне российском стандарте от 1994 года), а муниципалитеты регламентируют и время работы аптеки. Делается это с целью повышения рентабельности фармритейла, например, работа нескольких аптек в одном районе в круглосуточном режиме не допускается. В ближайшее время мы не ждем появления похожих норм в нашем законодательстве, однако, желание законодателя притормозить процесс бесконтрольного увеличения аптечных учреждений очевидно. На повышение прибыльности бизнеса направлена дистанционная онлайн-торговля лекарственными препаратами с площадки лицензированной аптеки, которая ориентировочно будет разрешена в октябре, и остановка разработки проекта продаж лекарств в нефармацевтической рознице (в первую очередь, в магазинах продуктовых ритейлеров). Конечно, это не означает, что дискуссии об этом не продолжатся. В самих торговых центрах есть и аптеки, и аптечные пункты. Да и в продуктовой рознице появились новые форматы присутствия аптек (например, сотрудничество Х5 с аптечными сетями Мегафарм, СИА Интернейшнл («Да здоров» и «А-Мега»).

В России количество аптек в целом уже не увеличивается, однако, отдельные компании свои сети развивают. Более того, если сравнить рейтинги аптечных сетей за первое полугодие 2015 и 2016 годов мы увидим, что список покинуло около 10% участников. Это показатель того, что в перспективе эволюционным путем количество аптек в нашей стране достигнет оптимального числа. Однако, в целом, ситуация неоднородна. Избыточное количество аптек неравномерно распределено по территории страны и в городах-миллионниках, как правило, появление новых игроков практически исключено – такие города плотно покрываются несколькими дискаунтерами и войти на рынок безболезненно невозможно. В отдаленных регионах, напротив, очевидна проблема обеспечения лекарствами, а аптечный бизнес терпит убытки.

Хочется также отметить, что с 1 марта лекарства в нашей стране будут продавать по новым правилам, в частности, фармацевты больше не смогут отказать покупателю в его просьбе о ценах на аналоги интересующих его лекарств. Это значит, что в условиях высокой конкуренции и изменения поведения покупателей борьба за них будет ужесточаться и в ход пойдут все способы современного маркетинга: распродажи, скидки, подарки, совместные акции с поставщиками и производителями. Особое место здесь займут дополнительные услуги, начиная от измерения давления или определения индекса массы тела до бесплатного Wi-Fi, что может поднять авторитет аптеки у молодого платежеспособного покупателя. Уже сейчас аптечные сети активно ищут новые каналы сбыта медикаментов и предзаказ на крупных онлайн-площадках (например, анонсированное сотрудничество аптечной сети «36,6» и магазина Ozon), может, по оценке экспертов, увеличить выручку ритейлера до15%. В последнее время заметен нарастающий тренд повышения прибыльности бизнеса аптечных сетей путём привлечения денег через маркетинговые контракты; снижения закупочных цен (заключая прямые контракты с производителем, создавая аптечные союзы и т.п.); применения в своей практике формата работы FMCG-ритейла с бэк-маржой. В 2017 году аптечный бизнес будет по-прежнему делать основную ставку на два сегмента ЛС – с высокой маржой и быстрой оборачиваемостью. 

Фарм эксперт

 

Фарм рынок России

Скидки до 50% на натуральную косметику [ссылка]

Прекрасная премиум косметика NAT'AURA по эксклюзивным ценам от официального дистрибьютора

 

50% скидка на любой продукт из трех возрастных линий:

- NAT'AURA Pearls 20+
- NAT'AURA Platinum 30+
- NAT'AURA Diamond 45+

В косметике Натура используется натуральное сырье из различных регионов планеты, сочетая древние местные традиции поддержания красоты тела с инновациями и современными технологиями в области косметологии. Каждая линия NAT'AURA имеет свои особенности, экслюзивные формулы и ингредиенты для поддержания красоты кожи в определенном возрасте.

ЛИНИЯ NAT'AURA PEARLS 20+ - сохранить юность!

Интервал между 20 и 30 годами - период уверенности в молодости. Но это и время, когда нужно создать навыки по уходу за своей кожей. Её нужно увлажнять и защищать от агрессивных факторов окружающей среды, стресса и усталости. Активные ингредиенты, объединенные в линию: био экстракт эхинацеи; стволовые клетки из эхинацеи; био масло энотеры. В зависимости от конкретного продукта и его функций, эти ингредиенты дополняют друг друга. Продукты имеют нежную, эфирную структуру. 

ЛИНИЯ NAT'AURA PLATINUM 30 + - сохранить красоту!

Каждая женщина должна создать функциональный план для эффективного ухода за кожей. Для сохранения молодого вида кожи необходимо как можно дольше помогать естественным механизмам и функциям, которые могут замедлить процесс старения и противодействовать факторам, ускоряющим эти процессы. Активные ингредиенты, объединенные в линию: биоэкстракт альпийской розы; стволовые клетки из альпийской розы; биомасло бораго. Подбор ингредиентов и формул учитывает специфику и нужды возраста. Эти продукты элегантны, с богатой текстурой, они дарят эмоциональное наслаждение при употреблении. 

ЛИНИЯ NAT'AURA DIAMOND 45 + - остановить время!

После 45-летнего возраста - период красивой зрелости. Чтобы сохранить свой магнетизм и молодой вид каждая женщина нуждается в создании всеобъемлющего и индивидуального ухода за своей кожей. Косметическая продукция должна укреплять защитную функцию эпидермиса, стимулирует обновляет клетки и оживляет кожу. Активные ингредиенты, объединенные в линию: органическое аргановое масло; аргановые стволовые клетки; ORSIRTINE ISR (сиртуин). Подбор ингредиентов и формул учитывает специфику и нужды возраста. 

Скидки на косметику

Metro: Какие продукты, товары и услуги вырастут в цене в 2017 году [ссылка]
Источник: METRO

Metro: Какие продукты, товары и услуги вырастут в цене в 2017 году

С наступающим! Курильщиков заочно признали главными «неудачниками»

В 2017 году в России заметно подорожают сигареты, бензин и отдельные продуктовые категории, в первую очередь, кондитерские изделия. Об этом Metro рассказали эксперты потребительского рынка. Больше всего не повезло курильщикам. Их ждёт самое значительное повышение цен на табак в новейшей истории. Акцизы вырастут в сумме на 30%.

– Только за счёт налогов табачная продукция в 2017 году подорожает на 14 рублей за пачку, – рассказывает Александр Лютый, директор по корпоративным отношениям «БАТ Россия». – Средняя цена превысит 100 рублей.

Бензин в будущем году прибавит около 7–8%, прогнозирует Андрей Гордеев, ведущий аналитик «Верген Групп».

– Может быть, и больше – до 10%, но ФАС не должна этого допустить, – комментирует он.

Если не произойдет каких-либо значимых событий, способных резко изменить баланс спроса и предложения на розничном рынке моторного топлива, рост цен на бензин не должен превысить уровень инфляции, продолжает тему Алексей Калачёв, эксперт "Финам".

– Но если по каким-либо причинам резко вырастет спрос, например, в стране вдруг поднимется уровень доходов населения, или резко упадет производство бензина, в частности, в вследствие аварии на НПЗ, или вырастут мировые цены на топливо (и производители станут его больше поставлять на экспорт), тогда пружина отложенного роста цен, заведенная повышением акцизов, может и выстрелить, – комментирует эксперт.

До 10% подорожает сладкое, считает Елизавета Никитина, директор Центра исследований кондитерского рынка. Сильнее всего цены вырастут на продукцию, которая содержит какао-бобы (особенно шоколад). Но это минимальный показатель роста за кризисные годы.

– По ряду товаров подорожания может не быть вовсе. Это торты, пирожные и тому подобное, – заключает Никитина.

Среди продуктов питания кроме кондитерских изделий выше инфляции будут расти цены на мясо и рыбу, а также морепродукты (10–12%).

Цены на спиртные напитки вырастут в России в среднем в пределах инфляции – на 5%, предполагает Вадим Дробиз, директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя. Правительство не станет ограничивать рост акцизов после иркутских событий с «Боярышником». Тогда сообщалось, что это могут сделать в целях снижения потребления суррогатов.

– Такого не будет, – уверен Дробиз. – Минимальная цена водки вырастет до 205 рублей, реальная на полке магазина – до 230. Шампанское прибавит примерно 20 рублей, вино – 15, пиво – несколько рублей.

Лекарства в случае, если рубль удержит позиции, не подорожают больше, чем на 5–7%, комментирует Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп».

– Дешеветь они вряд ли будут, сырьё по-прежнему всё импортное, – объясняет эксперт.

[Ситуация, при которой в будущем году стоимость лекарств будет постепенно снижаться, даже при укреплении рубля, маловероятна. Понижение цен может вызвать хаос и неопределенность на рынке. Наш прогноз на 2017 год – это постепенное и малозаметное повышение цен в рамках инфляции. Кстати, такой же прогноз дает и Минздрав. Однако, в целом, рост цен на лекарства в аптеках будет по-прежнему напрямую зависеть от того продолжится ли серьезная девальвация нашей валюты или рубль будет оставаться на месте или даже медленно укрепляться (правда, эксперты в области макроэкономики считают такой вариант событий маловероятным).

Производители медикаментов вынуждены следовать глобальным тенденциям фармрынка, а они в течение последних лет состоят в практически бесконтрольном росте цен на лекарства, как на зарубежные, так и на российские, поскольку они производятся из импортного сырья. Удается удерживать только цены на важнейшие лекарства, которые контролирует государство.

Если рубль сильно упадет, то цены пойдут снова вверх, если падения не будет или оно будет незначительным (5-7%), то цены останутся на прежнем уровне.]

Одежда и обувь вряд ли прибавят больше 2–3%, считают эксперты. Сначала упал спрос, а затем и курс доллара.

Бытовая техника и электроника останутся при своих, и нынешнее укрепление рубля здесь не будет играть на пользу потребителям. "В случае, если курсы валют вырастут значительно, то ожидать повышения цен на электронику стоит не раньше чем через 1,5-2 месяца после того, как стоимость доллара увеличилась. Это связано с тем, что влияние курсов на цену гаджетов отложенное", говорит Сергей Тихонов, представитель "Связного".

Ценники на полках переписывают через 1,5–2 месяца после изменения курса, рассказывает Сергей Тихонов, представитель «Связного».

Стоимость отдыха после Нового года пойдёт на убыль, отмечает Янис Дзенис, представитель Aviasales.ru:

– По статистике 2013–16 годов, средний чек на авиабилеты упадёт на 11%. К примеру, Австрия – на 23%, Франция – на 13%. А тёплые страны – Таиланд, ОАЭ и Израиль – подешевеют на 8% к марту.

За год средний чек по авиабилетам, бронируемым россиянам, упал на 40%, отмечает Александр Сизинцев, генерального директора Biletix. В первую очередь, потому что пассажиры активно осваивают лоукост, экономя бюджеты и отказываясь от дополнительных бонусов:

– Значительное изменение в ценообразовании авиакомпаний в 2017 году возможно только при изменении внешних факторов, среди которых можно отметить резкое изменение курса национальной валюты, спроса или конкуренции на направлениях, – заключает Сизинцев.

Аптечное дело: Что произойдет, если отпустить цены на ЖНВЛП [ссылка]

Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора Интер-С Групп:

Для отечественной фармотрасли самостоятельное изменение цен на недорогие лекарственные средства, входящие в список ЖНВЛП, означает возможность производителя индексировать (точнее, повышать) цены на такие медикаменты в соответствии с изменением ее себестоимости (увеличение цен на ввозное сырьё, уровнем инфляции и т.п.). На данный момент такой возможности наша фарма условно лишена, поскольку есть возможность изменять цены один раз в год и только на величину прогнозируемой/утверждённой инфляции).

В отношении нелокализованных зарубежных фармпроизводителей такая возможность принципиально отсутствует, так как речь идёт только о поддержке национального производителя. Снижение маржинальной рентабельности (вплоть до отрицательной) в данном сегменте будет приводить к «вымыванию» из него медпрепаратов тех иностранных производителей, которые не смогут (или не захотят) такие издержки на себя принять. В первую очередь это коснётся производителей препаратов-дженериков, поскольку у них по сравнению с производителями оригинальных лекарств значительно меньшая рентабельность из-за меньшей зарегистрированной цены. Таким образом, после введения возможности индексации теоретически на российском фармрынке должны остаться препараты-оригинаторы и дженерики российского производства. Это можно назвать: программа «Импортозамещение» в действии, так как эта инициатива позволит увеличить конкурентоспособность российского производителя.

Вне всяких сомнений инициатива приведёт к подорожанию сегмента ЖНВЛП отечественных фармпроизводителей, а за этим обязательно произойдет новое повышение цен всего нижнего ценового сегмента. Что касается лекарств с ценой до 50 руб., повышение может быть от 25 до 50% (в некоторых случаях возможно и удвоение цен – у медикаментов стоимостью до 15-20 руб.).

Журнал Da Signa: Главные драйверы роста [ссылка]
Источник: Журнал Da Signa

В середине 2016 года эксперты отмечали, что реальные продажи лекарств продолжают падать, прибыли фармкомпаний и дистрибьюторов снижаются. Объем отечественного фармрынка за 2015 год вырос на 9,3 %. Но главные драйверы этого роста – инфляция и увеличение цен на лекарства. Комментарий директора фармдистрибьютора "Интер-С Групп" Настасьи Ивановой. Октябрь 2016 г.

 

В России могут запретить продажу антибиотиков без рецепта [ссылка]

В Министерстве здравоохранения создается национальный план действий по сдерживанию антимикробной резистентности, одной из целей которого является введение в России рецептурной продажи антибиотиков. Опасность устойчивости к антимикробным препаратам давно очевидна - накопление в организме таких веществ может привести к тому, что через 20 лет антибиотики совсем перестанут помогать людям. В настоящее время резистентность многих микробов к антибиотикам колеблется от 30 до 100%, при этом многие виды микроорганизмов стали к лекарствам абсолютно устойчивыми. По данным экспертов, невосприимчивость к антибиотикам ежегодно уносит жизни 700 тыс. чел., к 2050 г. при сохранении темпов роста этот показатель может достигнуть 10 млн чел.

Причин антимикробной резистентности немало, однако, основными считаются нерациональное использование антибиотиков в процессе самолечения, а также применение их в птицеводстве и мясомолочном животноводстве. В результате даже те люди, которые не используют антибиотики, получают их крошечные дозы, регулярно употребляя в пищу мясные продукты. В результате бактерии, вызывающие серьезные инфекции, многие из которых являются смертельно опасными для человека, становятся все более устойчивыми к противомикробным препаратам.

В первой половине 20 века разработка и применение антибиотиков стало настоящим спасением для человечества: микроорганизмы почти в 100% случаев оказывались чувствительными к проводимой терапии. Чтобы лечить быстрее и результативнее, врачи назначали антибактериальные препараты во всех случаях, где был намек на инфекцию. Однако сейчас эксперты отмечают, что золотой век антибиотиков закончился.

Эксперт фармрынка Анатолий Новиков считает, что целебные свойства антибиотиков оказались под угрозой, поскольку их неизбирательное применение людьми без достаточных оснований в качестве «дежурного» средства привело к развитию устойчивости микроорганизмов. «Есть устоявшееся мнение, что антибиотики максимально быстро и эффективно помогут остановить заболевание. Это действительно так, однако, применение антибиотика без выполнения требования минимальной дозы, кратности и длительности приёма, или вовсе не по показаниям, наоборот приводят к появлению штаммов микроорганизмов, нечувствительных к этим антибиотикам. Необходимо понимать, что применение антибиотиков пациентом без ведома врача, также как и их «профилактический» приём, приносят организму человека огромный вред», - отмечает специалист.

Невролог Павел Бранд отмечает, что «под действием антибиотиков бактерии мутируют, особенно, если курс не закончен. Следующему человеку, которому попадут эти бактерии, к такому же антибиотику будет резистентность». Специалист объясняет, что если человек при обычном насморке начинает лечить вирусное заболевание антибиотиками, то, когда он заболеет ангиной, антимикробный препарат ему уже не поможет.

В современных условиях неспособность лечить инфекции антибиотиками может обернуться катастрофой, поскольку такие распространенные заболевания как пневмония, менингит, дизентерия, гонорея, различные тяжелые госпитальные инфекции могут стать для пациентов смертельными. Устойчивость к стандартно используемым антибиотикам особенно опасна для детского здоровья - более 90% инвазивных заболеваний у детей младшего возраста составляют инфекции с высоким уровнем смертности, такие как менингит и пневмония.

По мнению экспертов, основные пути преодоления устойчивости микроорганизмов к антибиотикам – это назначение препаратов только при четких клинических показаниях, более эффективное использование простейших антибиотиков, использование кратких курсов лечения, применение одновременно нескольких антибиотиков с различным механизмом действия, а также поиск и внедрение в практику новых антибактериальных лекарств. К сожалению, сегодня не существует принципиально нового класса антибиотиков, приемлемого для клинического применения, а разработка новых препаратов может занять от 10 до 15 лет.

Еще один способ – введение рецептурного отпуска таких препаратов в аптеках в целях прекращения самолечения и приема антибиотиков без назначения врача. «Безусловно, в перспективе нам необходимо отказаться от свободной продажи антибиотиков, однако, делать это в данный момент нецелесообразно», - отмечает директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова. «Запрет на продажу приведет к непрогнозируемому росту количества визитов к врачу, к очередям в поликлиниках, кроме того, нельзя забывать, что в нашей стране есть немало мест, где невозможно получить рецепт, поскольку нет даже фельдшерско-акушерских пунктов».

Правительство Великобритании попросило экономиста Джима О'Нила изучить глобальную проблему устойчивости к противомикробным препаратам и предложить меры по ее решению на международном уровне. Одной из мер эксперт назвал  наказание врачей, которые прописывают антибиотики пациентам, пока анализы не показали, что инфекция бактериальная.

По мнению Анатолия Новикова, существует достаточно простой, абсолютно надёжный и невероятно дешёвый способ справиться с имеющейся, либо формирующейся резистентностью к антибиотикам. Специалист отмечает, что для этого «необходимо на государственном уровне во всем мире запретить использование одной группы антибиотиков в течение 15-20 лет. Через пару десятилетий этот вид антибиотиков вновь будет высокоэффективен в борьбе с бактериями, которые «забудут» этот вид противомикробных препаратов». Правда, эксперт отмечает, что такой способ скорее из разряда выполнимых только теоретически.

Не исключено, что в ближайшее десятилетие ученые смогут найти достойную замену антибиотикам, к примеру, в Австралии открыт новый способ борьбы с бактериями в виде нетоксичного для человека полимера, который уничтожает бактерии, устойчивые к антибиотикам. А в домашних условиях помогут «природные антибиотики» с сильным антибактериальным эффектом, такие как: чеснок, лук, ромашка, имбирь и орегано. 

Коммерсант: Уральский пунктик «Фармленда» [ссылка]
Источник: Коммерсант

Аптечная сеть из Башкирии намерена закрепиться в Свердловской области

Как стало известно „Ъ”, башкирская аптечная сеть «Фармленд» намерена выйти на рынок Свердловской области. По данным областного минздрава, в ближайшее время она намерена открыть в регионе порядка 150 точек. Другие участники рынка считают, что аптечный рынок региона уже перенасыщен. По оценкам экспертов, открытие одной точки обходится в 1,5–2 млн руб.

О появлении нового крупного игрока на аптечном рынке Свердловской области вчера на пресс-конференции рассказала начальник управления фармацевтического и медицинского лицензирования регионального министерства здравоохранения Наталья Харламова. Название она уточнять не стала, лишь отметив, что сеть будет участвовать в обеспечении населения льготными лекарствами. По сведениям „Ъ”, речь идет о башкирской сети «Фармленд».

Аптечная сеть «Фармленд» основана в 1997 году в Мелеузе (Башкирия). В 2012 году компания вышла за пределы республики. Ее аптеки появились в Тюменской, Оренбургской и Челябинской областях, в Удмуртии и Татарстане. По итогам 2015 года «Фармленд» занимает восьмое место в рейтинге аптечных сетей России по данным DSM Group. В составе сети порядка 600 аптек и аптечных центров. По данным базы «СПАРК-Интерфакс», в 2015 году ее выручка составила 8,03 млрд руб.

По словам пресс-секретаря областного минздрава Константина Шестакова, «Фармленд» планирует открыть в регионе порядка 150 аптек. Оперативно получить комментарий в аптечной сети не удалось, однако на своем сайте компания не скрывает планов по расширению. «Мы не боимся идти вперед и не боимся открывать новые горизонты вместе с нашими покупателями», — сообщается на сайте компании.

По словам Натальи Харламовой, в Свердловской области на 1 августа 2016 года функционируют 1782 аптеки. Среди них 160 государственных аптек, свыше 230 — муниципальных, остальные — частные. По словам экс-владельца сети аптек «Здравник» Андрея Рожкова, аптечный рынок Свердловской области в данный момент перенасыщен. «Если „Фармленд” разработает грамотную стратегию продвижения на рынке, будет эффективно работать с клиентами, то у него есть все шансы закрепиться в регионе», — считает он. Как отметила директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова, Екатеринбург — один из лидеров среди российских городов по количеству аптек в пересчете на душу населения. «На фоне экономического кризиса и падения платежеспособности населения в стране за последние три года зафиксировано увеличение количества аптек почти в два раза. В настоящее время в Екатеринбурге в среднем на одну точку приходится 1900 человек», — подчеркнула госпожа Иванова. По ее словам, «Фармленд» как весьма крупный игрок вполне может составить серьезную конкуренцию двум основным лидерам областного рынка аптечного ритейла — «Классике» и «Живике». «Переизбыток продавцов будет способствовать снижению цен на лекарства, что полезно для потребителя, но чревато уменьшением прибыли для аптекарей. А снижать цены придется, так как падение продаж медпрепаратов продолжается второй год. В условиях кризиса и конкуренции борьба за покупателей становится особенно жесткой», — говорит Настасья Иванова. По оценкам участников рынка, открытие одной аптеки среднего размера обходится в 1,5–2 млн руб.

 

Деловой квартал: Переизбыток продавцов [ссылка]

«Переизбыток продавцов». В Екатеринбург заходит крупная сеть аптек

Борьба фармритейлеров за покупателей ужесточится еще сильнее — башкирская аптечная сеть «Фармленд» намерена открыть в Свердловской области примерно 150 точек.

О намерениях башкирской сети «Фармленд» выйти на рынок Среднего Урала пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на начальника управления фармацевтического и медицинского лицензирования регионального министерства здравоохранения Наталью Харламову. По данным представителя областного Минздрава, фармритейлер собирается открыть в регионе порядка 150 аптек. Сейчас в Свердловской области расположено 1782 аптеки, говорит г-жа Харламова. 160 точек из них — государственные, более 230 — муниципальные, а остальные принадлежат частным компаниям.

Компания «Фармленд» была основана в 1997 г., первая аптека заработала в небольшом башкирском городе Мелеуз. В 2012 г. сеть вышла за пределы республики и сейчас работает в Тюмени, Ижевске, Оренбурге, Республике Татарстан и Челябинской области. Сейчас «Фармленд» насчитывает более 600 точек и занимает восьмое место в рейтинге крупнейших аптечных сетей России, составленном DSM Group.

Игроки аптечного рынка Свердловской области отмечают его перенасыщенность. Однако сеть может закрепиться в регионе, если разработает грамотную стратегию продвижения, говорит бывший владелец аптек «Здравник» Андрей Рожков.

«Переизбыток продавцов будет способствовать снижению цен на лекарства, что полезно для потребителя, но чревато уменьшением прибыли для аптекарей. А снижать цены придется, так как падение продаж медпрепаратов продолжается второй год. В условиях кризиса и конкуренции борьба за покупателей становится особенно жесткой», — говорит Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп».

По оценкам участников рынка, открытие одной аптеки обходится в 1,5-2 млн руб. Таким образом на экспансию в Свердловскую область «Фармленд» может потратить примерно 225-300 млн руб.

В 2014 г. DK.RU составлял рейтинг аптечных сетей Екатеринбурга: 93% рынка принадлежало региональным операторам, а тройку крупнейших сетей города составляли «Живика», «Классика» и государственная «Фармация».

 

Коммерсант: Фармрынок взял курс на импортозамещение [ссылка]

Российский фармацевтический рынок адаптировался к текущей экономической ситуации: за первые шесть месяцев текущего года наблюдается уменьшение спада продаж лекарств в натуральном выражении. В отрасли набирает темп импортозамещение. Доля отечественных производителей выросла, кроме того, продолжается строительство новых фармзаводов, рассчитанных на производство препаратов, ранее не выпускавшихся в стране. Спрос на отечественное По данным DSM Group, объем фармацевтического рынка в 2015 году достиг 1,259 млрд руб., что на 9,3% выше, чем годом ра-нее. Однако директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова отмечает, что главными драйверами роста послужили инфляция и увеличение цен на лекарства. «В прошлом году объемы продаж лекарств в упаковках сократились сразу на 4,2%, что стало худшим показателем за последние шесть лет. Главная причина роста цен на медикаменты — продолжающееся ослабление рубля, которое негативно отразилось как на потребительском спросе, так и на рентабельности иностранных и отечественных фармпроизводителей»,— говорит она. Весь текст см. ниже.

 

импортозамещение
фармрынок

Коммерсант: Прогресс для биомедицины [ссылка]

Эксперты считают, что российский рынок биофармацевтики по своей инвестиционной привлекательности близок к IT-индустрии. Отечественные фармкомпании уже готовят к выходу на рынок инновационные биопрепараты, а также объединяются в кластеры. Пристальное внимание Рынок биофармацевтики в России находится на на-начальном этапе развития, тем не менее именно в этой отрасли сконцентрирован большой потенциал для дальнейшего роста. Биофармацевтика представляет собой особое направление фармацевтики, в котором лекарственные препараты и субстанции разрабатываются и производятся с использованием биотехнологии, то есть живых организмов и биологических процессов. Весь текст см. ниже. 

 

фармрынок россии

 

Журнал Da Signa: инструмент контроля [ссылка]

Законопроект, вводящий наказание врачей и медорганизаций за некачественное оказание медпомощи, принят в первом чтении.

Государственная Дума приняла в первом чтении правительственный законопроект о введении с 2017 года штрафов за нарушение порядка оказания медицинской помощи. Совсем недавно внесенный Правительством РФ в Государственную Думу законопроект, который вводит штрафы для медицинских работников и медучреждения за ненадлежащее исполнение обязанностей, уже вызвал многочисленные дискуссии в обществе. Проект закона направлен на дополнение административного законодательства новыми видами ответственности за нарушение правовых норм в сфере здравоохранения, в числе которых повышение ответственности медицинских учреждений за предоставление некачественной медпомощи, а также наказание фармацевтов за неисполнение правил торговли лекарствами или правил проведения доклинических и клинических испытаний медикаментов.

Проект подготовлен по поручению Президента, распорядившегося в декабре 2014 года создать систему государственного контроля за качеством работы медучреждений и фармацевтических организаций. По словам Министра здравоохранения Вероники Скворцовой, введение достаточно жёсткой законодательной инициативы вызвано необходимостью положить конец советским методам лечения, применяемым в России до сих пор. Авторы законопроекта отмечают, что в настоящее время не предусмотрено административной ответственности медицинских и фармацевтических работников и организаций за низкое качество работы, а у Росздравнадзора нет инструментов для обеспечения контроля и ответственности за оказание ненадлежащих медицинских услуг.

Одной из наиболее обсуждаемых новаций законопроекта стала инициатива наказания врача штрафом на сумму от пяти до двадцати тысяч рублей за нарушение порядка назначения лекарств, а именно за неправильно выписанный пациенту рецепт, некачественно оказанное лечение или диагностику. Однако, дискуссии на столь злободневную тему как качество оказания медпомощи и наказание врача за плохую работу быстро сошли на «нет», поскольку глава Минздрава уточнила, что внесение изменений в административный кодекс направлено не на лечащих врачей, а на организаторов здравоохранения: главных врачей, администраторов, других должностных лиц, допускающих халатность в работе. Заместитель министра здравоохранения Игорь Каграманян отметил, что «усиление административной ответственности за нарушение фармацевтической деятельности в части, связанной с установлением и применением аптечными организациями предельных размеров оптовых и предельных розничных надбавок к фактическим отпускным ценам», является основным в документе. Тем не менее, вопрос ответственности конкретного врача за результаты лечения остался открытым.

В нынешнем виде однозначно оценить полезность законопроекта эксперты не решаются. По мнению директора фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасьи Ивановой: «с одной стороны, очевидна необходимость повышения ответственности врача за результаты его труда, что может служить только на пользу пациентам. На данный момент ответственность врачей прописана лишь в уголовном законодательстве, это не совсем правильно. С другой стороны, законопроект вводит жесткие финансовые санкции для врачей, которые при максимальном размере штрафа могут доходить до половины заработка, но лишь в случаях формальных ошибок врача. Проблему медицинских ошибок документ не решает». Специалист замечает, что в течение последних лет наблюдается тенденция сокращения медицинского персонала в бюджетных медучреждениях и понижения его компетентности и профессионализма, что приводит как к увеличению функциональной нагрузки, так и к снижению качества выполняемой работы. В любом случае, корень всех проблем заключается в хроническом недофинансировании российского здравоохранения, подытоживает Иванова.

Согласно данным проверок медицинских организаций Росздравнадзором РФ наибольшая доля нарушений приходилась на нарушение стандартов оснащения (25%), нарушение требований к деятельности медицинской организации (12%), несоблюдение штатных нормативов (2,5%). Чаще всего нарушения порядков оказания медицинской помощи отмечаются по таким профилям медицины, как терапия, хирургия, акушерство и гинекология, стоматология взрослого населения, неврология, скорая медицинская помощь.

Эксперты отмечают, что большинство правонарушений, обозначенных законопроектом, в настоящее время присутствуют в различных действующих нормативных актах, однако, не предусматривают финансовой ответственности. При этом основной акцент сделан все-таки на нарушениях в работе медицинских организаций, а не врачей и медперсонала. Редактор фармпортала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов отмечает, что целью проекта стало повышение ответственности администраций медучреждений, а не врачей. Не исключено, что при обсуждении в парламенте законопроект в ряде принципиальных положений будет изменен, «поскольку в текущем виде предлагаемые поправки неэффективны - они не регламентируют ответственности врача при нарушении стандартов лечения, а также в случае ошибки при установлении диагноза и назначении неверной схемы лечения». По мнению эксперта, ответственность врача при неправильном диагнозе или врачебной ошибке должна быть дополнительно установлена в виде штрафа или запрета на занятие медицинской деятельностью.

Не исключено, что следующим шагом может стать наказание пациентов, которые нарушают рекомендации врачей. К примеру, в Португалии ответственность за результат лечения несет не только врач, но и больной. Если пациент не соблюдает схемы приема лекарств и не следует утвержденному плану лечения, он может быть оштрафован, а врач освобождается от ответственности при осложнении ситуации. Правда, это правило касается не всех больных, а только тех, что получают медикаменты бесплатно в рамках госпрограмм, или тех, кто находится под наблюдением врачей при лечении тяжёлых заболеваний.

Напомним, что на данный момент российские врачи могут быть оштрафованы, но по иному поводу - им запрещено выписывать пациентам рецепты с торговыми названиями лекарств, поскольку такая ситуация будет трактоваться как помощь в продвижении лекарств конкретного производителя. Размер штрафа для врачей составляет 3-5 тысячи рублей, для руководителя медорганизации – 5-10 тысяч рублей. Если прецедент повторится, нарушителя на шесть месяцев лишат права работать в медицинской сфере.

 

Законопроект, вводящий наказание врачей и медорганизаций за некачественное оказание медпомощи

директора фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасьи Ивановой

 
Биржевой лидер: Россияне жалуются на дорогие лекарства [ссылка]

По мнению не менее 70% российских граждан, на протяжении последних шести-двенадцати месяцев лекарственные препараты, которые они на постоянной основе покупали, стали значительно дороже, сообщают эксперты раздела «Новости России» журнала «Биржевой лидер» со ссылкой на «Независимую газету». Еще 27% россиян пришлось на себе ощутить факт отсутствия в аптечных сетях нужных им лекарств, которые ранее все время были доступными в свободной продаже, передают специалисты фонда «Общественное мнение». По мнению экспертов, страна пока что не столкнулась с трудностями из-за коммерческих лекарств. Бытует мнение, что из-за экономии на лекарствах на протяжение первых пяти месяцев текущего года, сокращение сбыта медикаментов составило десять процентов в сравнении со статистическими данными за аналогичный период 2015 года.

Как утверждают 68% российских граждан, в течение последних полугода-года стоимость лекарств стала существенно выше, об этом свидетельствуют результаты опроса ФОМ. В то же время имеется в виду не весь ассортимент, который представлен в аптеках, а как раз те лекарства, которые им приходилось покупать на регулярной основе.

30% российских граждан, которые стали участниками опроса, сообщили, что в последнее время они вынужденно экономят на приобретении лекарств (ранее о постоянной экономии на лекарствах говорили не более трех процентов участников опроса). Изо всех признавшихся в экономии на своем же здоровье 22% опрошенных россиян поменяли привычные медицинские препараты на те аналоги, которые стоят не так дорого. Еще 8% респондентов сообщили, что теперь не так часто покупают нужные лекарства. 7% российских граждан и вовсе вынужденно отказались от покупки определенной части лекарств и медикаментов.

При условии, что есть выбор и стоимость примерно одна и та же, 39% опрошенных российских граждан, скорее всего, остановят свой выбор на лекарствах отечественного производства, а еще 24% россиян будут покупать медицинские препараты импортного производства. Граждане, имеющие более высокое образование, не склонны делать разницу между российскими и зарубежными лекарствами. Что же касается жителей российской столицы, они наиболее часто свой выбор останавливают на медицинских средствах иностранного производства.
Не менее трети российских граждан сообщили, что на протяжение последних полугода-года им пришлось ощутить на себе проблемы, связанные с поиском необходимого лекарственного препарата. 9% респондентов заявили, что много раз им не удавалось в аптеке найти то лекарство, которое ранее они могли себе купить без проблем. У 18% россиян, ставших участниками опроса, нечто подобное происходило один-два раза.

Согласно информации некоторых российских СМИ, генеральный директор DSM-group Сергей Шуляк сообщил, что ежегодно в аптеках России продаются двадцать восемь тысяч торговых позиций лекарств ( в это число попало также одно и то же лекарство, но с разной дозировкой или числом таблеток в упаковке). «Даже если взять исключительно торговые наименования лекарств, то их будет семь тысяч, а столько может быть в одно и то же время разве что в самых крупных аптеках. В среднем в аптеках находится 3,5 тыс. торговых наименований, так что в целом проблем с лекарствами у нас нет, в крайнем случае можно уточнить через Интернет, в какой ближайшей к вам аптеке есть нужное лекарство. Аптек достаточно, ведь в России, в отличие, скажем, от Германии, нет ограничений по плотности их размещения», – считает эксперт.

В соответствии с данными DSM-group, на протяжение первых пяти месяцев текущего года снижение уровня продаж лекарств равнялось 10% по сравнению с таким же периодом минувшего года, если имеются в виду упаковки, а в стоимостном выражении сокращение выручки составило 5%. Уровень коммерческого рынка лекарственных препаратов в ценах закупки аптек в мае был снижен на 2,9 процента в сравнении с апрелем и составил 46,7 млрд. руб. В среднем же стоимость упаковки лекарственного препарата на коммерческом рынке Российской Федерации в мае по сравнению с апрелем выросла на 0,7 процента и составила 147,8 руб. В марте было продано 316,2 млн. упаковок, а это на 1% меньше, чем за такой же период прошлого года.

Руководитель фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова отметила, что до последнего момента уровень недоступных лекарств в аптеках и больницах составлял от десяти до пятнадцати процентов. Однако, как она считает, ситуация еще не достигла критического уровня, так как почти все популярные препараты имеют аналоги различной стоимости. В то же время каждый год отмечается уменьшение ассортимента недорогих лекарств.

Данные аудита льготного лекарственного обеспечения фармацевтического рынка России, который был проведен DSM-Group, показали, что за первые четыре месяца этого года было закуплено 23 млн. упаковок лекарственных средств на сумму 42,6 миллиарда рублей. По сравнению с первыми тремя месяцами 2015 года объемы закупок в упаковках сократились на 10,5 процента, а в рублях – на 12,5 процента.

 
Независимая газета: Граждане экономят на таблетках. Каждый четвертый сталкивается с дефицитом лекарств [ссылка]
Граждане экономят на таблетках. Каждый четвертый сталкивается с дефицитом лекарств
 
Около 70% россиян отметили, что за последние полгода-год лекарство, которое они регулярно покупали, существенно подорожало. Около 27% столкнулись с отсутствием в аптеках необходимых лекарств, которые раньше можно было купить свободно, сообщает фонд «Общественное мнение» (ФОМ). Эксперты считают, что с коммерческими лекарствами в стране проблем нет. Экономия на лекарствах, по их мнению, привела к сокращению на 10% сбыта медикаментов за первые пять месяцев 2016 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.
 
Около 68% россиян заметили, что за последние полгода-год лекарства существенно подорожали, следует из опросов ФОМ. Причем речь идет не вообще об ассортименте, представленном в аптеках, а именно о тех лекарствах, которые они регулярно покупали.
 
Треть принявших участие в опросе сообщила, что им пришлось в последнее время экономить на покупке лекарств (всегда экономили на лекарствах только 3% респондентов.) Из тех, кто признался, что экономит на здоровье, 22% заменили привычное лекарство на более дешевые аналоги, 8% стали покупать реже и в меньших количествах, а 7% вообще отказались от некоторых лекарств и медикаментов.
 
Если есть выбор и цена примерно одинаковая, то 39% россиян предпочтут отечественные лекарства, а 24% – импортные. Люди с более высоким образованием не делают разницы между нашими и зарубежными лекарствами, а вот жители Москвы сделали выбор в пользу импортных медицинских средств.
 
Треть россиян отметила, что за последние полгода-год сталкивалась с проблемами при поиске нужного лекарства, 9% опрошенных ответили, что им многократно случалось не найти в аптеке лекарство, которое раньше они покупали без проблем. Еще у 18% это произошло один-два раза.
 
Как сообщил «НГ» гендиректор DSM-group Сергей Шуляк, ежегодно в аптеках России продается 28 тыс. торговых позиций лекарств (например, в это число входит одно и то же лекарство, но с различной дозировкой и даже количеством таблеток в упаковке). «Даже если брать только торговые наименования лекарств, то и их 7 тыс., а столько могут одномоментно предложить только в самых крупных аптеках. В среднем в аптеках находится 3,5 тыс. торговых наименований, так что в целом проблем с лекарствами у нас нет, в крайнем случае можно уточнить через Интернет, в какой ближайшей к вам аптеке есть нужное лекарство. Аптек достаточно, ведь в России в отличие, скажем, от Германии нет ограничений по плотности их размещения», – считает эксперт.
 
По данным DSM-group, за первые пять месяцев 2016 года падение продаж лекарств составило 10% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, если брать в упаковках, а в стоимостном выражении выручка сократилась на 5%. Объем коммерческого рынка лекарственных препаратов в ценах закупки аптек в мае сократился на 2,9% по сравнению с апрелем и составил 46,7 млрд руб. Средняя стоимость упаковки лекарственного препарата на коммерческом рынке России в мае по сравнению с апрелем увеличилась на 0,7% и составила 147,8 руб.  В марте было продано 316,2 млн упаковок, что на 1% меньше, чем за аналогичный период 2015 года.
 
Директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова подтвердила «НГ», что до последнего времени объем недоступных лекарств в аптеках и больницах оценивался в 10–15%, но, по ее мнению, критичной ситуацию назвать сложно, практически у всех популярных препаратов есть несколько аналогов разной стоимости. При этом уменьшение ассортимента недорогих лекарств продолжается ежегодно. «В последнее время общественные организации по защите прав пациентов фиксируют увеличение обращений граждан, которые не могут получить льготные лекарства, доступность которых обеспечивается именно государством. Основные проблемы наблюдаются в отношении дорогих онкологических  и противоопухолевых препаратов, а в целом спектр проблем очень широкий – здесь и замена медикаментов, и отсрочки, а то и просто отказ в их получении. Мы видим и сокращение финансирования, и вынужденные замены оригинальных препаратов дженериками, и рост цен как следствие санкций и обесценивания нацвалюты. К сожалению, наблюдается тенденция замены современных дорогостоящих технологий лечения».
 
По данным аудита льготного лекарственного обеспечения фармацевтического рынка России, проводимого DSM-Group, за первый квартал 2016 года было закуплено 23 млн упаковок лекарственных средств на сумму 42,6 млрд  руб. В сравнении с первыми тремя месяцами 2015 года объемы закупок в упаковках сократились на 10,5%, а в рублях – на 12,5%. Доля отечественных препаратов составила 24% против 29% в первом квартале 2015 года.
Медицинская газета: Штрафовать будут и врачей, и пациентов? [ссылка]

Внесение Правительством РФ в Государственную Думу законопроекта, который вводит штрафы для медицинских работников и медучреждений за ненадлежащее исполнение обязанностей, вызвало многочисленные дискуссии в обществе.
Проект закона направлен на дополнение административного законодательства новыми видами ответственности за нарушение правовых норм в сфере здравоохранения, в числе которых повышение ответственности медицинских учреждений за предоставление некачественной медпомощи, а также наказание фармацевтов за неисполнение правил торговли лекарствами или правил проведения доклинических и клинических испытаний медикаментов.
Законопроект подготовлен по поручению Президента, распорядившегося в декабре 2014 года создать систему государственного контроля за качеством работы медучреждений и фармацевтических организаций. По словам Министра здравоохранения Вероники Скворцовой, введение достаточно жёсткой законодательной инициативы вызвано необходимостью положить конец советским методам лечения, применяемым в России до сих пор. Авторы законопроекта отмечают, что в настоящее время не предусмотрено административной ответственности медицинских и фармацевтических работников и организаций за низкое качество работы, а у Росздравнадзора нет инструментов для обеспечения контроля и ответственности за оказание ненадлежащих медицинских услуг.
Одной из наиболее обсуждаемых новаций законопроекта стала инициатива наказания врача штрафом на сумму от 5 до 20 тыс. руб. за нарушение порядка назначения лекарств, а именно за неправильно выписанный пациенту рецепт, некачественно оказанное лечение или диагностику, сообщает info@pharm-expert.ru. Однако, дискуссии на столь злободневную тему как качество оказания медпомощи и наказание врача за плохую работу быстро сошли на «нет», поскольку глава Минздрава России уточнила, что внесение изменений в Административный кодекс РФ направлено не на лечащих врачей, а на организаторов здравоохранения: главных врачей, администраторов, других должностных лиц, допускающих халатность в работе. Тем не менее, вопрос ответственности конкретного врача за результаты лечения остался открытым.
В нынешнем виде однозначно оценить полезность законопроекта эксперты не решаются. По мнению директора фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасьи Ивановой: «с одной стороны, очевидна необходимость повышения ответственности врача за результаты его труда, что может служить только на пользу пациентам. На данный момент ответственность врачей прописана лишь в уголовном законодательстве, это не совсем правильно. С другой стороны, законопроект вводит жесткие финансовые санкции для врачей, которые при максимальном размере штрафа могут доходить до половины заработка, но лишь в случаях формальных ошибок врача. Проблему медицинских ошибок документ не решает». Специалист замечает, что в течение последних лет наблюдается тенденция сокращения медицинского персонала в бюджетных медучреждениях и понижения его компетентности и профессионализма, что приводит как к увеличению функциональной нагрузки, так и к снижению качества выполняемой работы. В любом случае, корень всех проблем заключается в хроническом недофинансировании российского здравоохранения, подытоживает Н. Иванова.
Эксперты отмечают, что большинство правонарушений, обозначенных законопроектом, в настоящее время присутствуют в различных действующих нормативных актах, однако, не предусматривают финансовой ответственности. При этом основной акцент сделан все-таки на нарушениях в работе медицинских организаций, а не врачей и медперсонала. Редактор фармпорталаPharm-MedExpert.Ru Иван Данилов отмечает, что целью проекта стало повышение ответственности администраций медучреждений, а не врачей. Не исключено, что при обсуждении в парламенте законопроект в ряде принципиальных положений будет изменен, «поскольку в текущем виде предлагаемые поправки неэффективны - они не регламентируют ответственности врача при нарушении стандартов лечения, а также в случае ошибки при установлении диагноза и назначении неверной схемы лечения». По мнению эксперта, ответственность врача при неправильном диагнозе или врачебной ошибке должна быть дополнительно установлена в виде штрафа или запрета на занятие медицинской деятельностью.
Не исключено, что следующим шагом может стать наказание пациентов, которые нарушают рекомендации врачей. К примеру, в Португалии ответственность за результат лечения несет не только врач, но и больной. Если пациент не соблюдает схемы приема лекарств и не следует утвержденному плану лечения, он может быть оштрафован, а врач освобождается от ответственности при осложнении ситуации. Правда, это правило касается не всех больных, а только тех, что получают медикаменты бесплатно в рамках госпрограмм, или тех, кто находится под наблюдением врачей при лечении тяжёлых заболеваний.
Напомним, что на данный момент российские врачи могут быть оштрафованы, но по иному поводу - им запрещено выписывать пациентам рецепты с торговыми названиями лекарств, поскольку такая ситуация будет трактоваться как помощь в продвижении лекарств конкретного производителя. Размер штрафа для врачей составляет 3-5 тыс. руб., для руководителя медорганизации – 5-10 тыс. руб. Если прецедент повторится, нарушителя на шесть месяцев лишат права работать в медицинской сфере.
МИА Cito! Иван Ветлугин.
На снимке: Вплоть до лишения права работать в здравоохранении…

Правительство предложило штрафовать врачей и медорганизации за некачественное оказание медпомощи - реакция последовала [ссылка]
Источник: Арктик ТВ

Внесение Правительством РФ в Государственную Думу законопроекта, который вводит штрафы для медицинских работников и медучреждения за ненадлежащее исполнение обязанностей, вызвало многочисленные дискуссии в обществе. Проект закона направлен на дополнение административного законодательства новыми видами ответственности за нарушение правовых норм в сфере здравоохранения, в числе которых повышение ответственности медицинских учреждений за предоставление некачественной медпомощи, а также наказание фармацевтов за неисполнение правил торговли лекарствами или правил проведения доклинических и клинических испытаний медикаментов. 

Проект подготовлен по поручению Президента, распорядившегося в декабре 2014 года создать систему государственного контроля за качеством работы медучреждений и фармацевтических организаций. По словам Министра здравоохранения Вероники Скворцовой, введение достаточно жёсткой законодательной инициативы вызвано необходимостью положить конец советским методам лечения, применяемым в России до сих пор. Авторы законопроекта отмечают, что в настоящее время не предусмотрено административной ответственности медицинских и фармацевтических работников и организаций за низкое качество работы, а у Росздравнадзора нет инструментов для обеспечения контроля и ответственности за оказание ненадлежащих медицинских услуг. 

Одной из наиболее обсуждаемых новаций законопроекта стала инициатива наказания врача штрафом на сумму от пяти до двадцати тысяч рублей за нарушение порядка назначения лекарств, а именно за неправильно выписанный пациенту рецепт, некачественно оказанное лечение или диагностику. Однако, дискуссии на столь злободневную тему как качество оказания медпомощи и наказание врача за плохую работу быстро сошли на «нет», поскольку глава Минздрава уточнила, что внесение изменений в административный кодекс направлено не на лечащих врачей, а на организаторов здравоохранения: главных врачей, администраторов, других должностных лиц, допускающих халатность в работе. Тем не менее, вопрос ответственности конкретного врача за результаты лечения остался открытым. 

В нынешнем виде однозначно оценить полезность законопроекта эксперты не решаются. По мнению директора фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасьи Ивановой: «с одной стороны, очевидна необходимость повышения ответственности врача за результаты его труда, что может служить только на пользу пациентам. На данный момент ответственность врачей прописана лишь в уголовном законодательстве, это не совсем правильно. С другой стороны, законопроект вводит жесткие финансовые санкции для врачей, которые при максимальном размере штрафа могут доходить до половины заработка, но лишь в случаях формальных ошибок врача. Проблему медицинских ошибок документ не решает». Специалист замечает, что в течение последних лет наблюдается тенденция сокращения медицинского персонала в бюджетных медучреждениях и понижения его компетентности и профессионализма, что приводит как к увеличению функциональной нагрузки, так и к снижению качества выполняемой работы. В любом случае, корень всех проблем заключается в хроническом недофинансировании российского здравоохранения, подытоживает Иванова.

Согласно данным проверок медицинских организаций Росздравнадзором РФ наибольшая доля нарушений приходилась на нарушение стандартов оснащения (25%), нарушение требований к деятельности медицинской организации (12%), несоблюдение штатных нормативов (2,5%). Чаще всего нарушения порядков оказания медицинской помощи отмечаются по таким профилям медицины, как терапия, хирургия, акушерство и гинекология, стоматология взрослого населения, неврология, скорая медицинская помощь. 

Эксперты отмечают, что большинство правонарушений, обозначенных законопроектом, в настоящее время присутствуют в различных действующих нормативных актах, однако, не предусматривают финансовой ответственности. При этом основной акцент сделан все-таки на нарушениях в работе медицинских организаций, а не врачей и медперсонала. Редактор фармпортала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов отмечает, что целью проекта стало повышение ответственности администраций медучреждений, а не врачей. Не исключено, что при обсуждении в парламенте законопроект в ряде принципиальных положений будет изменен, «поскольку в текущем виде предлагаемые поправки неэффективны - они не регламентируют ответственности врача при нарушении стандартов лечения, а также в случае ошибки при установлении диагноза и назначении неверной схемы лечения». По мнению эксперта, ответственность врача при неправильном диагнозе или врачебной ошибке должна быть дополнительно установлена в виде штрафа или запрета на занятие медицинской деятельностью. 

Не исключено, что следующим шагом может стать наказание пациентов, которые нарушают рекомендации врачей. К примеру, в Португалии ответственность за результат лечения несет не только врач, но и больной. Если пациент не соблюдает схемы приема лекарств и не следует утвержденному плану лечения, он может быть оштрафован, а врач освобождается от ответственности при осложнении ситуации. Правда, это правило касается не всех больных, а только тех, что получают медикаменты бесплатно в рамках госпрограмм, или тех, кто находится под наблюдением врачей при лечении тяжёлых заболеваний. 

Напомним, что на данный момент российские врачи могут быть оштрафованы, но по иному поводу - им запрещено выписывать пациентам рецепты с торговыми названиями лекарств, поскольку такая ситуация будет трактоваться как помощь в продвижении лекарств конкретного производителя. Размер штрафа для врачей составляет 3-5 тысячи рублей, для руководителя медорганизации – 5-10 тысяч рублей. Если прецедент повторится, нарушителя на шесть месяцев лишат права работать в медицинской сфере.

Московские Аптеки: В ближайшие десять лет проблема с кадрами будет преодолена [ссылка]

Тема номера. Очевидно, что все непростые задачи, которые поставлены перед российской фармотраслью, удастся осуществить, лишь опираясь на высококвалифицированные кадровые ресурсы.

Настасья Иванова, управляющий директор фармдистрибьютора "Интер-С Групп":

Очевидно, что все непростые задачи, которые поставлены перед российской фармотраслью, удастся осуществить лишь опираясь на высококвалифицированные кадровые ресурсы. Мы говорим о реализации «инновационного этапа» в развитии фарминдустрии страны, в рамках которого должен произойти переход на новые стандарты производства, должны усилиться процессы создания и запуска современных медпрепаратов. Стратегия инновационного развития, которая медленно, но все же целенаправленно реализуется, предполагает наличие сильного кадрового потенциала, в первую очередь, в сферах индустриальной науки и новых технологий. Еще совсем недавно спроса на таких специалистов со стороны промышленности в России не было и потому в течение двух десятков лет практически отсутствовала полноценная подготовка квалифицированных кадров, необходимых для современного фармпроизводства. Развитие научно-технического потенциала фармацевтической промышленности требует экстренной модернизации системы подготовки специалистов, в т.ч. в области разработки и производства лекарственных препаратов. Отрасль нуждается в создании новых исследовательских кадров практически «с нуля», как с привлечением западных специалистов, так и создавая условия для возвращения российских профессионалов, уже получивших опыт работы за рубежом, кроме того, следует более широко использовать переподготовку и стажировки молодых специалистов. Хорошо зарекомендовали себя система образовательных грантов, модульное обучение, поддержка и совершенствование программ образования с учетом передовых знаний и технологий, а также производственная практика студентов на фармпредприятиях. К примеру, учащиеся Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии проходят стажировку на более чем 50 производственных площадках в различных регионах страны.

В Стратегии развития фармацевтической промышленности до 2020 года отмечается, что на текущий момент в отечественной фарминдустрии занято более 65 тыс. человек (некоторые эксперты увеличивают этот показатель до 100 тыс.), но даже с учетом этого нехватка профкадров оценивается в 30 тыс. специалистов. Реально ли в ближайшее время погасить этот кадровый дефицит? Согласно данным Росстата, в среднем, ежегодное количество выпускаемых молодых специалистов составляет 13 тыс. человек с высшим образованием и 5 тыс. - со средним специальным. Однако, опросы общественного мнения показывают, что не более трети выпускников ВУЗов начинают работать по своему профилю. Да и они еще нескоро наберутся опыта и освоят сложные производственные процессы, а на первых порах работы по специальности их ожидает невысокая оплата труда, предстоит адаптация на производстве и множество других проблем. В Стратегии «Фарма-2020» отмечено, что сегодня в России имеется не более 10% кадрового ресурса необходимой квалификации, из них порядка 10 тыс. специалистов нуждаются в переподготовке и повышении квалификации, в т.ч. научные исследователи (химики, биологи) - 3500 чел., индустриальные научные специалисты – 450, фармакологи – 800, клиницисты – 750, технологи – 2000, управленцы – 2000, инновационные менеджеры в фармацевтической отрасли – 1500. Дефицит сегодня ощущается практически на всех направлениях работы, например, средний возраст технолога на производстве составляет 60 лет, а фармкомпании вынуждены перекупать друг у друга как топ-менеджеров, так и иных высококлассных специалистов. Мы прекрасно знаем основные проблемы «кадрового голода» - это низкий уровень оплаты труда профессорско-преподавательского состава, отток квалифицированных кадров за рубеж, слабая материально-техническая база, низкая ориентированность на новые технологии и любые изменения, происходящие в сфере здравоохранения и фармации, да, и в целом, потеря многолетнего опыта и традиций высоких стандартов образования. Тем не менее, даже с учетом стратегической задачи подготовки и переподготовки кадров можно предположить, что в ближайшие десять лет проблема в целом будет преодолена, а образовательные учреждения в области фармацевтики и биотехнологий смогут подготовить достаточно специалистов для пополнения кадрового резерва, который необходим российской фармпромышленности.

задачи, которые поставлены перед российской фармотраслью

КоммерсантЪ: «Эском» выписали горький рецепт [ссылка]
Источник: КоммерсантЪ

Банк «ФК „Открытие“» требует банкротства задолжавшей ему фармкомпании.

Арбитражный суд Ставропольского края удовлетворил ходатайство банка «ФК „Открытие“» о запрете ставропольскому научно-производственному концерну «Эском» совершать сделки с принадлежащими ему акциями других предприятий. Концерн задолжал банку 185,6 млн руб., кредит выдавался под залог контрольного пакета акций ОАО. Обеспечительная мера защитит банк от обесценивания пакета акций концерна, поскольку он не сможет продать активы, приносящие ему основной доход, полагает эксперт.

Ходатайство о запрете ставропольскому научно-производственному концерну «Эском» совершать сделки с принадлежащими ему акциями других предприятий банк «ФК „Открытие“» подал в рамках рассматриваемого арбитражем иска о банкротстве НПК. Как следует из материалов арбитражного дела, в 2012 году банк открыл НПК «Эском» кредитную линию под залог 75% акций ОАО (размер кредита не раскрывается). Согласно условиям соглашения, «Эском» обязался в течение восьми лет погашать проценты, а по основному телу кредита рассчитаться в 2020 году. В 2014 году у компании возникли сложности из-за прекращения поставок с украинского предприятия-партнера стеклянной тары для инфузионных растворов (основная продукция предприятия). Компания начала закупать тару у ставропольского завода «ЮгРосПродукт», однако тот вскоре остановил производство. В результате «Эском» почти на 40% сократил производство и не смог вовремя погашать проценты по кредиту. В настоящее время задолженность «Эскома» перед банком составляет 185,6 млн руб. Реструктуризацию долга банк не произвел и в феврале 2016 года подал иск о банкротстве НПК.

«Насколько нам известно, банк планирует произвести взыскание залога в пользу некоего ООО „ПрофитКапиталИнвест“»,— сказал „Ъ“ представитель НПК и его владельца Сергея Азирова адвокат Геворк Халатян.

Интересно, что в начале апреля Федеральная антимонопольная служба уже одобрила ходатайство этого ООО о приобретении прав, позволяющих определять условия осуществления предпринимательской деятельности ОАО НПК «Эском» и принадлежащих ему компаний ООО «Первый инфузионный торговый дом», ОАО «Фирма „Медполимер“», ООО «Эском-СПб». Соответствующее решение опубликовано на сайте антимонопольного органа. Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», «ПрофитКапиталИнвест» образован в октябре 2015 года в Москве, основной сферой его деятельности указано консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления. Единственным владельцем значится Виктор Дериколенко. Информация в справочной системе о нем есть только в связи с этой компанией. Мобильный телефон «ПрофитКапиталИнвеста», указанный в «СПАРК-Интерфакс», вчера был недоступен.

В ФК «Открытие» „Ъ“ сказали, что банк никак не связан с «ПрофитКапиталИнвестом». «Мы ведем переговоры с заемщиком, так как нацелены на урегулирование вопроса с проблемной задолженностью и готовы рассматривать различные варианты разрешения таких ситуаций — при условии их реалистичности»,— сказали в пресс-службе банка. Вопрос „Ъ“ о возможных действиях банка с пакетом акций «Эскома» был оставлен без ответа.

Логично, что банк подал ходатайство о запрете «Эскому» совершать сделки с принадлежащими ему акциями других предприятий, в противном случае компания может продать активы, приносящие ей основной доход, и залоговое имущество — контрольный пакет его акций — попросту обесценится, говорит старший юрист адвокатского бюро «Юг» Сергей Радченко. «Банк не обязан проводить реструктуризацию долга „Эскома“. Как правило, залог должника продается с торгов на электронной площадке, и тот, кто положил глаз на его имущество, может участвовать в торгах и приобрести акции. Таким образом, покупатель получает контроль над предприятием, а у банка погашается кредит»,— отмечает он. Эксперт также говорит, что для получения одобрения сделки ФАС не требуется разрешение у того, чье предприятие приобретают. В компетенцию ФАС не входит проверка действительности сделки и реальности ее заключения, добавляет юрист адвокатского бюро «Степанов и Аксюк» Даниэла Быстрова.

Редактор портала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов отмечает, что объемы госпитальных закупок, в которых принимает участие «Эском», ежегодно растут, и концерн остается крайне привлекательным для инвестиций фармпроизводителем. Директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов оценивает совокупную долю «Эскома» на рынке так называемых госпитальных (инфузионных) растворов в 22%. По итогам 2015 года «Эском» реализовал продукции на сумму около 3,2 млрд руб., что превысило показатель 2014 года на 15%, отмечает он. Финансовый аналитик ГК «Финам» Тимур Нигматуллин оценивает долю компании на российском рынке инфузионных препаратов в 25–30%.

Журнал Da Signa: Мы выбираем отечественное [ссылка]
Источник: Da Signa

Две авторитетные компании по исследованию общественного мнения «Ромир» и Nielsen провели опросы населения России по вопросу уменьшения расходов на лекарства и выбору более дешёвых лекарственных препаратов. Согласно результатам исследований почти половина опрошенных граждан (47%) в течение последнего года сократила свои траты в аптеках, приобретая медикаменты по промоакциям или выбирая более доступные по цене аналоги требуемых лекарств, как правило, отечественного производства.

Абсолютное большинство фармацевтов, принявших участие в опросе (96%), также подтвердили, что покупатели стали более активно интересоваться ценами перед покупкой лекарств и чаще просить провизора выбрать наиболее недорогой препарат со схожим механизмом действия. При этом 81% респондентов отметили, что им удалось найти необходимую замену зарубежному лекарству и выбрать менее дорогой российский аналог препарата.

Треть опрошенных респондентов в 2015 году сообщили, что сознательно старались покупать меньше лекарств, отказываясь от некоторых препаратов. Эксперт фармрынка, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова отмечает, что в кризис люди начинают чаще покупать только действительно нужные им лекарства. «Последние несколько лет сохранялась устойчивая тенденция перехода от покупки недорогих устаревающих и традиционных препаратов к более качественным, эффективным, безопасным и, конечно, более дорогим препаратам. Однако нестабильная экономическая ситуация и сокращение реальных доходов меняет потребительское поведение покупателей – люди начинают экономить даже на собственном здоровье», - отмечает эксперт. По словам Ивановой, похожая ситуация была в 2011 году, когда на волне кризиса и инфляции россияне также соблюдали жесткий режим экономии, в том числе и в отношении покупки медикаментов.

Результаты опросов и мнение эксперта подтверждают как данные статистики, так и результаты, полученные из интернет-источников. Ведущие поисковые системы рунета отмечают многократный рост запросов, касающихся поиска дешевых аналогов дорогих препаратов, а также значительное увеличение посещаемости порталов, на которых можно найти и сравнить цены на лекарства в разных аптеках. Согласно данным Счетной палаты РФ, 74% всех расходов на лекарства  - это личные средства граждан, объем которых ежегодно растет (по сравнению с 2012 годом объем таких затрат вырос на 26%).

Редактор фармпортала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов отмечает, что при общем падении спроса на лекарства, существуют отдельные ниши, где ситуация не изменилась и даже наблюдается незначительный рост продаж: «Один из примеров – это дистрибуция в Россию лекарств восточно-европейского производителя «Софарма», хорошо известного нашему потребителю еще с 70-х годов прошлого века. У этого фармконцерна объемы поставок практически не изменились, а по ряду позиций даже выросли». Эксперт заключает, что это связано с тем, что болгарские лекарства за несколько десятилетий активного использования приобрели статус наиболее эффективных из недорогого сегмента и считаются оптимальными по соотношению «цена-качество», что стало сейчас определяющим при выборе конкретных лекарственных брендов.

Тем временем на рынке продолжает уменьшаться доля препаратов стоимостью ниже 150 рублей за упаковку, а удельный вес дорогих лекарств стабильно ежегодно увеличивается. Аналитики отмечают, что более половины покупателей готовы отказаться от покупки лекарства, если посчитают его цену завышенной. При этом, отмечают эксперты, в кризисный год экономят не только потребители, но и государство. К концу 2015 года Министерство финансов РФ в целях снижения расходов на здравоохранение предложило отменить бесплатные вызовы врача на дом для взрослых и заменить врачей фельдшерами в составе бригад «скорой помощи», в планах ведомства также проведение плановой госпитализации в федеральных учреждениях здравоохранения только за счет пациентов и сокращение числа больничных коек.

Два безусловных тренда последнего года – это увеличение цены медикаментов при одновременном падении спроса на них, а также рост доли платных услуг в сфере здравоохранения на фоне снижения доступности бесплатных.

Журнал Da Signa: Мы выбираем отечественное

Журнал Эксперт: Лекарство для роста [ссылка]
Источник: Эксперт

Резкий рост производства фармпрепаратов, который сибирские компании показали в 2015 году, сменился паузой. Насыщение рынка и ослабление нацио­нальной валюты делают инвестиции в новое оборудование малорентабельными

В 2015 году в ряде сибирских регионов отмечен существенный рост промышленного производства фармацевтических препаратов. Главным драйвером сибирского рынка стала Новосибирская область. «Объем производства фармацевтической продукции за 2015 год в регионе составил более шести миллиардов руб­лей, темп роста по отношению к 2014 году — 38,9%», — констатирует заместитель министра промышленности Новосибирской области, начальник управления по регулированию потребительского рынка и сферы услуг Лариса Яркова.

По данным Новосибирскстата, на фармацевтические предприятия региона за 11 месяцев 2015 года пришлось около 30% от общего объема производства лекарственных средств в Сибирском федеральном округе. Наибольший рост достигнут в сегментах антибиотиков — увеличение промпроизводства в 4,1 раза.

«Доля валового регионального продукта в медицинской и фармацевтической промышленности Новосибирской области в 2015 году составила 2,9% в общем объеме обрабатывающего производства региона», — сообщили в областном правительстве. Годом ранее в Сибири по производству лекарственных средств лидировала Томская область. Однако уже в 2015 году, по данным статистики, предприятия региона произвели фармпрепаратов на 13,6% меньше, чем в 2014 году.

Еще одним регионом, который продемонстрировал существенный прирост производства фармацевтической продукции в прошлом году, стал Алтайский край. «Индекс производства фармпромышленности в регионе превысил показатели прошлого года на 35,5%, фармацевтической продукции отгружено на сумму более трех миллиардов руб­лей (+29,3% к соответствующему периоду прошлого года), объем производства фармацевтической продукции составил 35,9% к прошлому году», — рассказывает начальник управления Алтайского края по пищевой, перерабатывающей, фармацевтической промышленности и биотехнологиям Татьяна Зеленина. Существенная доля в возросших объемах фармпроизводства пришлась на выпуск витаминных препаратов, противоастматических и антигистаминных средств, болеутоляющих, жаропонижающих и противовоспалительных препаратов.

Подготовленная площадка
Увеличение темпа роста объемов фарм­производства в Новосибирской области связано, в том числе, с востребованностью этой продукции потребителями, убеждены в регио­нальном правительстве. В Алтайском крае рост связывают с реализацией проекта биофармацевтического кластера (развивается с 2008 года), в котором определяющими факторами стали территориальная концентрация предприятий, а также наличие связей с поставщиками сырья и разработчиками технологий.

Кластерный проект в сфере фармпроизводства реализуется и в Иркутской области. Организаторы убеждены: он даст мощный толчок к увеличению доли отечественных производителей в общем объеме продукции. «Сейчас мы заканчиваем первый полноценный год работы Байкальского фармацевтического кластера, в котором порядка 100 участников, — рассказывает руководитель Центра Кластерного Развития (ЦКР) Иркутской области Антон Васильев. — Можно сказать, что общий объем производимой продукции участников кластера в стоимостном выражении за год, как минимум, не упал. Например, «Усолье-Сибирский Химфармзавод» (УСФХЗ) в два раза повысил свою выручку в 2015 году, по сравнению с 2014 годом». По словам Васильева, в рамках кластера УСФХЗ реализует проект по производству готовых лекарственных препаратов. «Совместно с ЦКР предприятию удалось начать работу по регистрации семи лекарственных средств и трех субстанций», — говорит он.

Увеличение производства лекарственных средств в регионах Сибири аналитики связывают с наращиванием местными компаниями производственных мощностей. «Рост объемов промышленного производства фармпродукции происходил в рамках процесса импортозамещения. Важно отметить, что местные производители активно инвестировали в развитие производственных мощностей еще до кризиса. Таким образом, они стали основными бенефициарами ослабления руб­ля и скачкообразного роста спроса на отечественную продукцию, так как обладали свободными производственными мощностями», — считает финансовый аналитик ГК «ФИНАМ» Тимур Нигматуллин. «Многие предприятия провели реконструкцию, приобрели новое оборудование. Как результат — рост производства российских препаратов, — согласен генеральный директор ЗАО «Вектор-БиАльгам» Леонид Никулин. — Некоторое время назад мы провели реконструкцию вакцинного производства. Этот задел позволил нам сейчас увеличить объемы. Докупается необходимое оборудование, происходит доукомплектование небольшими производственными узлами. По пробиотикам тоже есть ресурсы для роста — сейчас мы активно расширяем ассортиментную линейку».

По оценкам Никулина, предприятия Новосибирской области по российским технологиям выпускают порядка 60% препаратов. Ранее большую долю (до 75%) в регионе занимало производство фармпрепаратов, изготовляемых с использованием зарубежных субстанций и технологий. В то же время в качестве сдерживающих факторов для развития регио­нальных компаний он отметил серьезную конкуренцию со стороны зарубежных производителей, а также высокие барьеры выхода на фармрынок для отечественных предприятий. «Это и технологические, и юридические, и производственные барьеры. В итоге новых компаний на рынке практически не появляется. Так что меняться доля отечественных производителей может только за счет роста существующих игроков рынка», — говорит эксперт.

Управляющий директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова резкий рост локального фармпроизводства связывает с ограничением госзакупок иностранных лекарств, включенных в перечень жизненно необходимых, а также изменением структуры спроса на лекарства, который перераспределяется в сторону сегмента отечественных медикаментов с более низкими, чем у импортных аналогов, ценами. В результате доля российских производителей на внутреннем рынке фармацевтики выросла почти до 28%, и этот показатель продолжит увеличиваться, убеждена Настасья Иванова.

«Зависимость производителей от поставок из-за рубежа очень высока. Тем не менее, местное производство за счет дешевой даже по российским меркам рабочей силы, экономии на логистике и упаковке позволяет получить более дешевую продукцию. В перспективе себестоимость еще снизится по мере появления продукции отечественных производителей качественных субстанций»,— отмечает Тимур Нигматуллин.

Ближайшие перспективы
Между тем, в 2016 году чиновники и участники фармрынка не ждут стремительного роста объемов производства. «Основной задачей на 2016 год мы определили сохранение доли рынка в аптечном и госпитальном сегменте, которая принадлежит фармпредприятиям нашего региона», — говорит Татьяна Зеленина. «Ситуация по объемам производства фармацевтической продукции не планирует резких изменений на 2016 год», — сдержанна в оценках Лариса Яркова.

Аналитики же не исключают замедления динамики фармпроизводства в текущем году. «Судя по всему, в 2016 году динамика роста в СФО замедлится в несколько раз. Наращивание объемов производства будет осложнено из-за насыщения рынка и ослабления руб­ля, что делает инвестиции в закупки нового оборудования малорентабельными», — полагает Нигматуллин.

Многие предприятия говорят о реализации проектов, связанных с модернизацией производства. «Мы не планируем увеличения объемов производства в этом году, — рассказывает финансовый директор ОАО «Органика» Игорь Битюков. — Рынок достаточно плотно заполнен, выпускать больше, чем он сможет переварить, — бессмысленно. Ближайшей целью мы ставим повышение технологичности производства. Объем инвестиций составит порядка 300 млн руб­лей. Надеюсь, что на новых линиях начнем работать уже в 2017 году».

В компании ПАО «Фармстандарт» не стали комментировать планы на текущий год, однако отметили, что на 2016 год предусмотрена масштабная модернизация производства: «Это коснется всех наших предприятий. В большей степени это замена изношенного оборудования».

Невыгодный сегмент
Одной из наиболее острых проблем для фармпроизводителей является производство препаратов нижнего ценового сегмента из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). В феврале стало известно о предложении Федеральной антимонопольной службы увеличить цены на дешевые лекарства. Как сообщалось ранее, со ссылкой на ведомство, с производства снято уже 197 наименований отечественных лекарств по цене до 50 руб­лей из списка ЖНВЛП.

Не секрет, что большинство компонентов для производства фармацевтической продукции имеют зарубежное происхож­дение. Эксперты отмечают, что по мере роста валютных курсов разница между стоимостью импортного сырья и регулируемыми государством ценами на данную категорию лекарств неуклонно сокращалась на протяжении полутора–двух лет. «Сейчас для многих препаратов она достигла нуля или вышла в отрицательную область, — говорит генеральный директор компании «Фармасинтез» Александр Кейко. — Такая мера, как повышение регулируемых цен, — временное решение, через какой-то промежуток времени цены снова придется менять, причем не для всех препаратов такое повышение оправдано». По его оценкам, более рацио­нальным решением могла бы стать отмена административного регулирования цен в нижнем ценовом сегменте — до 50 руб­лей. «Это самые массовые препараты, выпускаемые десятками производителей, поэтому рынок в данном сегменте близок к совершенному. Отмена регулирования для нижнего ценового сегмента приведет к тому, что с рынка уйдет несколько самых слабых игроков, тогда как конкуренция сохранится, и дешевые препараты останутся доступными для пациентов. Автоматическое повышение предельных цен для всех жизненно необходимых препаратов, напротив, действует на подавление конкуренции», — полагает он.

«Сейчас обсуждается инициатива о выделении компенсации производителям препаратов из списка ЖНВЛП, но критерии отбора компаний пока не озвучены. По опыту прошлых лет можно сказать, что субсидии, получали компании «приближенные к кормушке», входящие в крупные холдинги», — предполагает Игорь Битюков.

«Нужно понимать, чего мы хотим: или социальной справедливости путем сдерживания цен на препараты из списка ЖНВЛП, или увеличить целевую поддержку покупателям, дав право производителям выпускать препараты в соответствии с их фактической стоимостью», — подчеркивает Битюков.

Как ранее сообщалось в СМИ со ссылкой на данные аналитической компании DSM Group, по итогам 2015 года цены на лекарства выросли на 10,3%, инфляция в сегменте ЖНВЛП составила 2,8%.

Между тем, согласно отраслевой программе импортозамещения, отечественный рынок важнейших лекарств уже к 2018 году должен на 90% состоять из препаратов, произведенных на территории страны, напоминает Настасья Иванова. Тотальный переход на отечественные медикаменты — не единственная амбициозная цель правительства, отмечает эксперт. К 2020 году доля продукции российского производства должна вырасти до 50% в денежном выражении (на текущий момент показатель равен 24%, хотя в количестве проданных упаковок у российской продукции 57% рынка).

Основные проблемы, которые тормозят развитие российского фармрынка — это текущее состояние экономики и несовершенство отраслевого законодательства. «Импортозамещению в сфере медицины также мешают минимальное количество отечественных инноваций и технологий, отсутствие достаточного количества высокопрофессио­нальных кадров, а также недостаток финансирования, который особенно ощутим сейчас, во время падения бюджетных доходов. Тем не менее, текущее ослабление руб­ля создает хорошие условия для более динамичного процесса импортозамещения», — полагает эксперт.

Московские Аптеки: Отсрочка платежей — единственный шанс выжить для аптеки [ссылка]

В 2016 г. продолжится устойчивая тенденция последнего года — цены на лекарства будут по–прежнему достаточно жестко привязаны к курсам валют.

Иванова Настасья 
Управляющий директор фармдистрибутора "Интер–С Групп"

При этом данное утверждение будет в равной степени относиться как к препаратам зарубежного производства, так и к российским лекарствам, поскольку субстанции для производства медикаментов в подавляющем объеме являются импортными и закупаются в валюте.

Спрос на лекарства будет, как и в 2015 г., снижаться и перераспределяться в сторону сегмента продуктов с наиболее низкими ценами. В прошлом году опросы населения показали, что почти половина респондентов сократила свои траты в аптеках, приобретая медикаменты по промоакциям или выбирая более доступные по цене аналоги требуемых лекарств. В этом году в силу экономических причин людей, которые будут экономить на собственном здоровье, станет больше.

Анализируя текущую рыночную конъюнктуру, можно отметить, что наценка на лекарства увеличивается в большей степени на продукцию низкого ценового сегмента, т.к. именно в таких лекарствах производители закладывают наименьшую маржу. В 2016 г. западные фармконцерны продолжат сокращать поставки препаратов из перечня ЖНВЛП. И, в первую очередь, это коснется тех из них, рентабельность которых находится в отрицательной зоне. В настоящий момент на складах оптовиков происходит вытеснение импортных лекарств из списка ЖНВЛП продукцией российского производства, поскольку сейчас это единственная категория, которая может индексировать свои цены в данном сегменте. Тем не менее, в российских аптеках и в целом на рынке по-прежнему находится широчайший ассортимент лекарственных средств, но в силу высоких цен на медикаменты и низкой платежеспособности населения их доступность стала весьма ограниченной.

Ряд экспертов фармрынка придерживаются мнения, что именно аптека из всех участников процесса лекарственного обеспечения населения ответственна за завышение цен на ЖНВЛП, а в качестве меры наказания предлагается ввести штрафные санкции, приостановление или даже лишение лицензий. Однако переводить всю ответственность только на одного участника цепочки неправильно.

Законодательством четко определены уровни торговых надбавок сегмента ЖНВЛП в каждом звене "производитель — дистрибутор — аптека". Соответственно, ответственность за завышение цен должен нести тот, кто нарушил это требование закона на своем участке. Если его нарушили двое участников — они оба должны нести ответственность, если трое — ответственность должна коснуться каждого. Тем не менее, до сих пор остается открытым вопрос: каким же образом от дистрибутора может попасть в аптеку товар с заведомо завышенной ценой? Ведь такой товар аптека в принципе не должна закупать как нарушающий законодательство, и, кроме того, выявив такое нарушение со стороны дистрибутора, директор аптеки должен информировать соответствующие госорганы. Это же касается и отношений дистрибутора с производителем.

Но если уж препарат из списка ЖНВЛП добрался до полки аптеки, и конечный потребитель вдруг видит несоответствующие цены, то, по сути, эти цены предлагает ему именно аптека, и именно аптека должна нести ответственность в данном случае. Но даже при максимально возможном ужесточении законодательства в этой сфере введение штрафов и аннулирование лицензий в данный момент не сможет стабилизировать цены на лекарства и предотвратить исчезновение дешевых препаратов.

Что касается сотрудничества фармдистрибуторов с аптеками, то в настоящий момент просьбы со стороны аптечного звена об отсрочке платежей — одно из основных требований на рынке. В этом нет ничего удивительного. Но если раньше отсрочка платежей в отношениях с поставщиками являлась только главным методом управления товарными запасами, то сегодня она становится чуть ли не единственным способом для аптеки выжить в текущим условиях. Кроме того, аптеки сокращают сами товарные запасы и увеличивают спектр продукции, которую они отказываются брать из–за фактора рентабельности. Больше всего отказов встречает новая продукция и новые лекарственные бренды, но этот момент не касается расширения линеек уже известных и популярных лекарств. В 2016 г. такая тенденция также продолжится.

Подводя краткий итог, можно отметить, что лекарственное обеспечение населения страны на сегодняшний день находится на недостаточном уровне, а выход из кризисного положения на фармацевтическом рынке только один — стабилизация макроэкономической ситуации в стране.

Московские Аптеки: Ожидается массовое закрытие нерентабельных аптек [ссылка]

Текущие проблемы на фармрынке связаны не только с падением курса рубля и нестабильной экономической ситуацией, но и с несостоявшимся пока в полной мере лекарственным импортозамещением.

Новиков Анатолий
Эксперт портала Pharm-MedExpert.ru

Наибольшие опасения у участников рынка вызывает сегмент важнейших лекарственных препаратов, цены на котором регулирует государство.

Конечно, наша фармацевтическая отрасль в конце 2015 г. добилась стратегического решения индексировать цены на лекарства, входящие в список ЖНВЛП, но представленные изменения нельзя назвать достаточными. Например, иностранные фармацевтические производители не могут индексировать цены больше чем на утвержденный законом уровень инфляции, и только в том случае, если увеличение курса валют превышает данный показатель. В рамках текущей конъюнктуры этот аспект повсеместно ставит производство на грань убыточности — плановые значения инфляции на 2016 г. составляют 6,4%, а изменение курса валют только за полгода составило почти 20%. И если в товаропроводящей цепочке остались возможности для поднятия цен на препараты из перечня ЖНВЛП до предельно разрешенного уровня — они этим обязательно воспользуются. Однако даже максимально разрешенные цены для многих производителей становятся нерентабельными. Прежде всего, это ударило по иностранным фармацевтическим производителям. Логичный итог — уменьшение поставок импортных ЖНВЛП в нашу страну. Этот процесс уже начался, и он будет закономерно продолжаться, набирая обороты. Участники рынка давно смирились с тем, что важнейшие лекарства в России — это не источник прибыли, в результате чего дополнительный стимул роста цен получили лекарства, не входящие в перечень.

Первоочередные угрозы для пациентов и здравоохранения в целом находятся в тех сегментах списка ЖНВЛП, где присутствуют в основном только импортные производители. К примеру, по итогам 2015 г. на 9% сократился ассортимент, а на 22,6% — импорт зарубежных лекарственных препаратов именно из категории ЖНВЛП стоимостью до 50 руб. Кроме этого, повышение цен на лекарства, оплачиваемые из бюджетных средств (ЖНВЛП, "7 нозологий" и т.п.), приведет к незапланированному увеличению государственных расходов, что, в конечном счете, увеличит дефицит бюджета здравоохранения.

Реальные шансы имеют только российские производители сегмента ЖНВЛП, при этом отсутствие возможности адекватной индексации цены на лекарства из перечня ЖНВЛП импортного производства, по сути, является заградительным условием для поставок данной продукции в Россию. Индексация цен на данную продукцию со стороны отечественного производителя ограничена только временным интервалом значительно меньше, что может привести (в условиях снижения конкуренции из–за выбытия импортных поставщиков) к малоконтролируемому росту цен на продукцию этого сегмента. Так как программа импортозамещения разрабатывалась с прицелом на экономию госбюджета, то в свете вышесказанного данное утверждение в настоящих экономических условиях становится трудновыполнимым.

В этой ситуации в России производится все меньше недорогих лекарств (стоимостью до 50 руб.). По данным ФАС РФ, в стране уже прекращено производство 197 наименований препаратов, а в ближайшее время с рынка могут исчезнуть до 300 наименований наиболее доступных медикаментов.

Что касается дефицита в аптечной сети тех или иных лекарств… По нашему мнению, это, в первую очередь, коснется импортных препаратов из перечня ЖНВЛП, а также лекарств низкого ценового сегмента. Дефицит лекарств особенно заметен и в периоды сезонных вирусных эпидемий, когда заболеваемость гриппом и ОРВИ ставит новые рекорды. Результатом текущих процессов на фармацевтическом рынке станет перераспределение долей рынка в категории ЖНВЛП, а также массовое закрытие нерентабельных аптечных точек.

Идеального решения для преодоления кризиса, а именно универсального рецепта по спасению российской фармотрасли, на данный момент нет. Положительный эффект имело бы введение возможности повторной индексации цены для импортных производителей ЖНВЛП при резких скачках курсов валют, значительно превышающих прогнозные значения инфляции. По крайней мере, до того времени, когда программа импортозамещения в этом сегменте заработает в полную силу и так, как это должно быть (для того чтобы цены на продукцию российских производителей стали действительно ниже зарубежных).

Московские Аптеки, тема номера: Фармрынок температурит: цены не удержать [ссылка]

Рост цен на лекарства — неизбежный результат затянувшегося экономического кризиса. Запас прочности, которым располагает сегодняшний фармацевтический рынок, уже не тот.

Значимый вклад в рост цен вносят фармацевтические производители. Дистрибуторы балансируют на незначительных изменениях наценок. Аптеки выживают в строго установленной наценке на ЖНВЛП и рискуют потерять потребителей остального аптечного ассортимента из-за небольшой разницы цен на него.
Ситуация с доступными лекарствами такова, что Президент России дал правительству поручение: до 29 апреля сделать все, чтобы жизненно важные и приемлемые по цене лекарства  совсем  не исчезли из аптек.

Приостановление производства лекарств, подорожание кредитов для производителей и дистрибуторов, рост цен на все, сокращение отсрочек платежей для аптек — все это можно было предсказать задолго до санкций и кризиса, считают эксперты рынка. Ведь сегодняшние проблемы — лишь симптомы глубинных противоречий, которым вынуждена следовать российская фармацевтика.

Цены на лекарства становятся выше, когда у производителя, дистрибутора и аптеки есть возможность не отказываться от препаратов. Но порой нерентабельное средство проще снять с производства или не закупать.

Аптеки сокращают товарные запасы и перестают приобретать все больший спектр продукции из–за фактора рентабельности, отмечаетуправляющий директор фармдистрибутора "Интер–С Групп" Настасья Иванова. Чаще всего в розницу не попадают новые лекарственные бренды…

Что касается фармацевтических компаний, то, как сообщает Федеральная антимонопольная служба, с производства уже снято 197 отечественных препаратов дешевле 50 руб. На очереди — еще 160. Но говорить, что вместо импортозамещения на российском фармрынке происходит "импортом замещение", – не совсем верно. Падение рубля ударило и по зарубежным препаратам. Поставки импортных лекарств дешевле 50 руб., по данным RNC Pharma, в 2015 г. сократились на 22,6%. Как заметила министр здравоохранения Вероника Скворцова, уменьшился и ассортимент жизненно важных средств заграничного производства — на 8–9%. И цифра эта будет расти.

Причину трудностей, которые испытывает сегодня фармацевтический рынок, стоит искать не только и не столько в цене. Изменения в регулировании цен необходимы, но они устранят не первопричину проблемы, а часть ее последствий. Вместе с поддержкой "жизненно важных" в фармацевтический сектор должно прийти и лекарственное страхование. На лечении наши сограждане экономят в последнюю очередь, но…

Судя по поведению посетителей в аптеках, эта последняя очередь наступила. Более дешевые аналоги на сайтах поиска лекарств в Интернете сегодня ищет большинство их посетителей. А ради того, чтобы купить выбранное лекарство дешевле, многие готовы обойти все аптеки в своем районе. Порой человек отказывается приобретать препарат, который аптека заказала специально для него, только потому, что по дороге он заглянул к дискаунтеру и увидел  более привлекательную цену.

Говорить о штрафах за завышение цен аптеками в такой ситуации вряд ли стоит: экономический кризис обострил ценовые войны. Соседство с дискаунтером и раньше было проблематично выдержать, теперь же оно ставит единичную аптеку или небольшую сеть на грань выживания. Отсрочки платежей сократились: перечислять деньги дистрибуторам иногда приходится не через 30, а через 14 дней. Но, стремясь за выгодной ценой, покупатель уменьшает конкуренцию на аптечном рынке и со временем столкнется с тем, что уцелевшие компании поменяют цифры на ценниках.

Все чаще аптеку вспоминают, когда заходит речь о главном парадоксе фармацевтического рынка — парадоксе социального и коммерческого. Фармацевтическая помощь и фармацевтический маркетинг. Провизоры и продавцы. Обязанность заботиться о здоровье граждан и вынужденная необходимость выживать по законам рынка. Но аптека вовсе не одинока. В коммерческих правах и социальных обязанностях живут и фармацевтический дистрибутор, и фармацевтический производитель. Для предприятий, производящих препараты из Перечня ЖНВЛП, это противоречие особенно остро. Доступная цена, по которой должен получить лекарство пациент, оборачивается убытками для фармацевтического сектора, которому все сложнее трудиться на благо того же пациента.

Обеспечить человека лекарством по приемлемой цене — социальная задача, почему–то возложенная на плечи бизнеса, замечает руководитель консалтинговой компании Shulga Consulting Group Ярослав Шульга. И эту социальную обязанность необходимо уравновесить социальными правами. Одним из них могли бы стать налоговые льготы — для аптек, фармдистрибуторов, фармпредприятий, выпускающих ЖНВЛП. Другое решение вопроса — государственный заказ на "жизненно важные" и гарантированный регулятором спрос на них. Проще всего осуществить его в рамках лекарственного возмещения. А вот субсидирование убытков — не выход.

Низкий ценовой сегмент ЖНВЛП стоит передать госкорпорациям, считает генеральный директор АРФП Виктор Дмитриев. Лекарства дешевле 50 руб. высокой маржинальностью не отличаются, но имеют исключительную социальную важность. Так почему бы за них не взяться тому же "Ростеху"? Тем более что шанс проявить себя действительно уникален…

Устранить фармацевтический парадокс коммерческого и социального можно и другим способом: сделать лекарственный рынок рынком в полном смысле этого слова. Тогда коммерция получит все коммерческие привилегии. Но за медикаменты платит пациент. И как только регулирование цен станет приемлемым для бизнеса, оно сможет быть приемлемым для покупателя разве что в сочетании с лекарственным возмещением. На лекарствах наши граждане экономят уже сейчас.

"Отсутствие полномасштабной системы лекарственного обеспечения в России делает крайне проблематичным доступ населения к высокоэффективной современной лекарственной терапии, особенно это касается пациентов с тяжелыми или хроническими заболеваниями", — вполне обоснованно утверждает Дмитрий Ефимов, генеральный директор АО "Нижфарм". В самом деле, система лекарственного обеспечения населения у нас не рыночная, а какая–то базарная, — нет разумного планирования потребности и закупок, все делается урывками и похоже на латание дыр и решение своих частных интересов, а не проблем населения

В одном аспекте производитель, дистрибутор, аптека и пациент равны. Проценты по кредиту в банке все они будут выплачивать по рыночным законам. А это не делает лекарственные средства дешевле, а покупателя — платежеспособнее. Отечественным фармацевтическим предприятиям уже субсидируют процентную ставку, но такие программы еще не стали всеобщими. И для решения проблемы этого мало. А на законодательный акт, который установил бы особые условия кредитования для фармацевтического сектора, можно только надеяться.

Второе противоречие фармацевтического рынка — импортозамещение без импортозамещения субстанций, на долю которых, как известно, приходится 70–80% себестоимости лекарства. Разрешить эту проблему — вопрос времени. На отечественное производство фармацевтического сырья тоже начали выделять субсидии. Первых серьезных результатов стоит ждать через три–четыре года. Примерно столько времени требуется для вывода на рынок новой фармсубстанции. Или для замены уже существующей.

Пока расходы на лекарства были более–менее "подъемными" для пациента, а курс доллара составлял 35–40 руб., о противоречиях, движущих фармрынком, мало кто задумывался. Как о хронической болезни, которая долгое время о себе не напоминает.

Когда грянул экономический кризис, "хроника" обострилась до экстренного состояния. Регулирование цен дало сильнейшие побочные эффекты. А рост цифр на ценниках оказался той самой температурой, которая говорит о серьезном заболевании и не снижается, пока лечение не становится правильным.

Первым шагом к исцелению станут изменения в ценообразовании. Лекарства в аптеках появятся, но будут дорогими для многих пациентов. Чтобы вынужденная экономия среди покупателей не ударила по всей цепочке доставки, эксперты Союза профессиональных фармацевтических производителей предлагают одновременно с корректировкой регулирования цен активно внедрять лекарственное возмещение. Кстати, о назревшей необходимости последнего говорят многие эксперты фармрынка.

Чем сложнее экономическая обстановка, тем труднее фармацевтическому рынку балансировать в подвешенном состоянии между коммерческим и социальным, а иногда уже и просто зажатым на этом «прокрустовом ложе". Но если чаша весов склонится в сторону рынка в строгом смысле этого слова, ни пациенту, ни бизнесу это не поможет.

Эксперты: Ведет ли слияние аптечных сетей к нарушению финансовой дисциплины [ссылка]
Источник: ФармСоюз

Одной из главных тенденций последнего времени  на фармацевтическом рынке РФ является консолидация аптечных сетей.

Мы спросили у дистрибьюторов: Не ведет ли слияние аптечных сетей к нарушению финансовой дисциплины?

И вот что они ответили:

Настасья Иванова, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп»

Иванова.png

«Как участник рынка я с одобрением отношусь к объединению аптечных сетей, поскольку переход от жесткой конкуренции к партнерству, а также формирование новой взаимовыгодной модели сотрудничества – всё это условия успешного и цивилизованного развития отечественного фармрынка. Слияние аптек, в том числе, и облегчает нашу работу в области фармдистрибуции. 

Тенденция создания крупных аптечных сетей, которые будут поглощать или вытеснять одиночные аптечные учреждения, в том числе государственные и муниципальные, будет продолжаться и в будущем. И если эти процессы проходят в рамках закона и получают одобрение Федеральной антимонопольной службы, то их можно только поприветствовать. 

Укрупнение аптечных сетей должно происходить на добровольных началах и не монополизировать рынок. Результатом консолидации аптек станет обмен информационными технологиями и передовыми технологическими наработками, использование наиболее эффективных схем работы с фармпроизводителями и поставщиками, совершенствование бизнес-технологий, и, в конечном итоге, формирование более привлекательных цен для потребителя. В таком случае никаких нарушений финансовой дисциплины в процессах слияний на фармрынке нет».

Владимир Малинников, первый заместитель генерального директора ЦВ «ПРОТЕК»

circle (2).png«За последнее время было много сделок по слиянию и поглощению. В целом, консолидация розницы – нормальный процесс, тем более в условиях кризиса. И если компания ведет бизнес прозрачно и этично, то никакого риска неплатежей не возникает.

Другое дело, если слияние происходит с целью намеренного ухода от долгов, тогда ни о какой финансовой дисциплине речи не идет. В таких ситуациях ЦВ «Протек» стремится урегулировать процесс возврата денег за отгруженный товар вначале путем переговоров, затем через суд, что является крайней, но необходимой мерой.

Отмечу, что цивилизованных поглощений на рынке абсолютное большинство: за исключением «A.V.E.»,  проблем с платежами и возвратом долгов при укрупнении сетей ни с кем не возникало».

Анастасия Киселёва, руководитель отдела рекламы и PR  компании  «БСС»

3яя.png

«Рынок Санкт-Петербурга самый насыщенный по количеству действующих сетей в различных отраслях ритейла и сферы услуг.  Эта система взаимоотношений сложившаяся и довольно устойчивая. У дистрибьюторов, преимущественно, хорошие отношения с сетями, а последние стараются не нарушать финансовую дисциплину. Конечно, периодически та или иная сеть не выдерживает финансовой нагрузки, начинаются просрочки платежей, но т.к. стороны заинтересованы в друг друге – стараются выйти из такой ситуации взаимовыгодно. 

В перспективе случаев задержки оплат может быть несколько больше, но, считаем, что участники рынка будут до последнего стараться удержать ситуацию под контролем».

Настасья Иванова: «Россияне начинают экономить на собственном здоровье» [ссылка]

Две авторитетные компании по исследованию общественного мнения «Ромир» и Nielsen провели опросы населения России по вопросу возможного уменьшения расходов на лекарства и выбору более дешёвых, как правило, отечественных препаратов. Согласно результатам исследований почти половина опрошенных граждан (47%) сократила свои траты в аптеках, приобретая медикаменты по промоакциям или выбирая более доступные по цене аналоги требуемых лекарств.

Абсолютное большинство фармацевтов, принявших участие в опросе (96%), также подтвердили, что покупатели стали более активно интересоваться ценами перед покупкой лекарств и чаще просить провизора выбрать наиболее недорогой препарат со схожим механизмом действия. При этом 81% респондентов отметили, что им удалось найти необходимую замену зарубежному лекарству и выбрать менее дорогой российский аналог препарата.

Треть опрошенных респондентов в 2015 году сообщили, что сознательно старались покупать меньше лекарств, отказываясь от некоторых препаратов. Эксперт фармрынка, директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова отмечает, что в кризис люди начинают чаще покупать только действительно нужные им лекарства. «Последние несколько лет сохранялась устойчивая тенденция перехода от покупки недорогих устаревающих и традиционных препаратов к более качественным, эффективным, безопасным и, конечно, более дорогим препаратам. Однако нестабильная экономическая ситуация и сокращение реальных доходов меняет потребительское поведение покупателей – люди начинают экономить даже на собственном здоровье», - отмечает эксперт. По словам Ивановой, похожая ситуация была в 2011 году, когда на волне кризиса и инфляции россияне также соблюдали жесткий режим экономии, в том числе и в отношении покупки медикаментов.

Результаты опросов и мнение эксперта подтверждают как данные статистики, так и результаты, полученные из интернет-источников. Ведущие поисковые системы рунета отмечают многократный рост запросов, касающихся поиска дешевых аналогов дорогих препаратов, а также значительное увеличение посещаемости порталов, на которых можно найти и сравнить цены на лекарства в разных аптеках.

Аналитики отмечают, что более половины покупателей готовы отказаться от покупки лекарства, если посчитают его цену завышенной. При этом на рынке продолжает уменьшаться доля препаратов стоимостью ниже 150 рублей за упаковку, а удельный вес дорогих лекарств стабильно ежегодно увеличивается. Безусловный тренд последнего года – увеличение цены медикаментов при одновременном падении спроса на них, отмечают эксперты.

DaSigna: Лечись отечественным [ссылка]

Согласно отраслевой программе импортозамещения, отечественный рынок важнейших лекарств уже к 2018 году должен на 90 % состоять из препаратов, произведенных на территории страны. Для решения этой сложной задачи в России в течение нескольких лет активно создаются крупные фармацевтические кластеры, а таможенные и налоговые льготы призваны вернуть на рынок отечественных и иностранных инвесторов. Комментарии экспертов портала Настасьи Ивановой и Ивана Данилова.

ptero

ptero1987

 

АМИ-ТАСС: На рынке лекарств и медтехники, по словам специалистов, «инвестиционный бум» [ссылка]
Источник: АМИ-ТАСС

Согласно докладу Росстата, только за первые шесть месяцев этого года производство фармацевтической продукции выросло в целом на 10,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. На 10,7% больше стали выпускать препаратов для онкобольных, на 6,4% – для диабетиков... По словам председателя комитета по здравоохранению Валерия Колабутина, по программе льготного обеспечения город уже закупает 283 торговых наименования препаратов, произведенных в России.

Напомним, что основной вектор развития отечественной фармацевтической промышленности сегодня определяет федеральная целевая программа «Фарма-2020». Она была разработана в 2008 году, и главная ее цель формулировалась как «переход фармпромышленности страны на инновационную модель развития».

Для решения этой сложной задачи создавались и создаются крупные фармацевтические кластеры, предоставляются таможенные и налоговые льготы для инвесторов. Результат таких мер: западные компании стали резидентами пяти крупных российских фармацевтических кластеров – в Ярославле, Калуге, Петербурге, Екатеринбурге и Подмосковье. С 2012 года введено в эксплуатацию более десяти новых фармзаводов, модернизировано более 30 отечественных производств. Объем частных и государственных инвестиций в фармотрасль составил 159 миллиардов рублей.

Но тотальный переход на отечественные медикаменты не единственная амбициозная цель. Предполагается, что к 2020 году значительно уменьшится зависимость от импорта медтехники и различных вспомогательных принадлежностей – таких как вата (с 39 до 30%), хирургические перчатки (с 95 до 60%), катетеры (с 96 до 35%), хирургические инструменты и гипс (с 38 до 30%). Производство сложных протезов планируется повысить так, чтобы вместо 90% по импорту закупалось 24 – 55% в зависимости от вида.

А рынок компьютерных томографов в РФ к 2018 году будет лишь на 12% состоять из импортных приборов против 55% в 2014 году. И магнитно-резонансных томографов страна будет закупать лишь половину. Значительно вырастет и производство отечественной рентгеновской аппаратуры – по импорту будет закупаться лишь 9 – 12% вместо 30 – 56%, а также электрокардиографов, их будут импортировать всего 10 вместо 64%.

Однако торжествовать пока рано. С 1 января будущего года правительство намерено ограничить доступ иностранных производителей к государственным закупкам лекарств для больничных нужд, если их препараты имеют отечественные аналоги.

Эта идея сразу же вызвала бурную дискуссию. Представители Международной ассоциации фармпроизводителей и Всероссийского союза пациентов высказались в негативных тонах, отметив, что такая инициатива не будет стимулировать отечественных производителей поддерживать высокий уровень качества российских лекарств. Напротив, глава Ассоциации российских фармпроизводителей Виктор Дмитриев отметил, что только такая модель бюджетных закупок позволит уменьшить траты бюджета и будет поощрять западные концерны строить в России новые площадки и создавать рабочие места. Редактор фармпортала Pharm-MedExpert Иван Данилов с ним солидарен: «Если российский рынок является для иностранного производителя перспективным, решение проблемы заключается только в вопросе поиска инвестиций и создании в стране локализованного фармпроизводства».

То есть единой позиции пока нет: на одной стороне весов – снижение зависимости рынка от импортных лекарств в целях роста экономики и обеспечения национальной безопасности, на другой – ограничение доступа населения к использованию, как правило, более качественных и современных зарубежных препаратов.

Даже Министерство здравоохранения воспринимает инициативу о полном импортозамещении медицинской техники с осторожностью. «Не вызывает сомнения, что нашей стране необходимо развивать отечественное производство медицинских изделий и импортозамещение. Однако очевидно, что это не должно негативно отражаться на качестве оказываемой россиянам медицинской помощи», – заявила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.

Эксперт же фармрынка Настасья Иванова выделяет несколько проблем, которые могут встать на пути к тотальному импортозамещению: минимальное количество отечественных инноваций и технологий, отсутствие достаточного количества высокопрофессиональных кадров, а также недостаток финансирования, который будет особенно ощутим сейчас, во время падения бюджетных доходов. И делает вывод: несмотря на большой прогресс в развитии отечественного фармрынка, зависимость от импорта сохранится еще долгие годы.

...Недавно фонд «Общественное мнение» провел опрос россиян об отношении к импортозамещению. На вопрос: «способна ли российская промышленность в ближайшие годы полностью обеспечить население страны качественными лекарствами?» – положительно ответили 64 процента опрошенных. Доля тех, кто считает, что импортозамещение лекарств не нужно проводить вовсе, оказалась очень мала – всего 4 процента.

 

Санкт-Петербургские ведомости: Все свое [ссылка]

Согласно докладу Росстата, только за первые шесть месяцев этого года производство фармацевтической продукции выросло в целом на 10,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. На 10,7% больше стали выпускать препаратов для онкобольных, на 6,4% – для диабетиков... По словам председателя комитета по здравоохранению Валерия Колабутина, по программе льготного обеспечения город уже закупает 283 торговых наименования препаратов, произведенных в России.

Напомним, что основной вектор развития отечественной фармацевтической промышленности сегодня определяет федеральная целевая программа «Фарма-2020». Она была разработана в 2008 году, и главная ее цель формулировалась как «переход фармпромышленности страны на инновационную модель развития».

Для решения этой сложной задачи создавались и создаются крупные фармацевтические кластеры, предоставляются таможенные и налоговые льготы для инвесторов. Результат таких мер: западные компании стали резидентами пяти крупных российских фармацевтических кластеров – в Ярославле, Калуге, Петербурге, Екатеринбурге и Подмосковье. С 2012 года введено в эксплуатацию более десяти новых фармзаводов, модернизировано более 30 отечественных производств. Объем частных и государственных инвестиций в фармотрасль составил 159 миллиардов рублей.

Но тотальный переход на отечественные медикаменты не единственная амбициозная цель. Предполагается, что к 2020 году значительно уменьшится зависимость от импорта медтехники и различных вспомогательных принадлежностей – таких как вата (с 39 до 30%), хирургические перчатки (с 95 до 60%), катетеры (с 96 до 35%), хирургические инструменты и гипс (с 38 до 30%). Производство сложных протезов планируется повысить так, чтобы вместо 90% по импорту закупалось 24 – 55% в зависимости от вида.

А рынок компьютерных томографов в РФ к 2018 году будет лишь на 12% состоять из импортных приборов против 55% в 2014 году. И магнитно-резонансных томографов страна будет закупать лишь половину. Значительно вырастет и производство отечественной рентгеновской аппаратуры – по импорту будет закупаться лишь 9 – 12% вместо 30 – 56%, а также электрокардиографов, их будут импортировать всего 10 вместо 64%.

Однако торжествовать пока рано. С 1 января будущего года правительство намерено ограничить доступ иностранных производителей к государственным закупкам лекарств для больничных нужд, если их препараты имеют отечественные аналоги.

Эта идея сразу же вызвала бурную дискуссию. Представители Международной ассоциации фармпроизводителей и Всероссийского союза пациентов высказались в негативных тонах, отметив, что такая инициатива не будет стимулировать отечественных производителей поддерживать высокий уровень качества российских лекарств. Напротив, глава Ассоциации российских фармпроизводителей Виктор Дмитриев отметил, что только такая модель бюджетных закупок позволит уменьшить траты бюджета и будет поощрять западные концерны строить в России новые площадки и создавать рабочие места. Редактор фармпортала Pharm-MedExpert Иван Данилов с ним солидарен: «Если российский рынок является для иностранного производителя перспективным, решение проблемы заключается только в вопросе поиска инвестиций и создании в стране локализованного фармпроизводства».

То есть единой позиции пока нет: на одной стороне весов – снижение зависимости рынка от импортных лекарств в целях роста экономики и обеспечения национальной безопасности, на другой – ограничение доступа населения к использованию, как правило, более качественных и современных зарубежных препаратов.

Даже Министерство здравоохранения воспринимает инициативу о полном импортозамещении медицинской техники с осторожностью. «Не вызывает сомнения, что нашей стране необходимо развивать отечественное производство медицинских изделий и импортозамещение. Однако очевидно, что это не должно негативно отражаться на качестве оказываемой россиянам медицинской помощи», – заявила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.

Эксперт же фармрынка Настасья Иванова выделяет несколько проблем, которые могут встать на пути к тотальному импортозамещению: минимальное количество отечественных инноваций и технологий, отсутствие достаточного количества высокопрофессиональных кадров, а также недостаток финансирования, который будет особенно ощутим сейчас, во время падения бюджетных доходов. И делает вывод: несмотря на большой прогресс в развитии отечественного фармрынка, зависимость от импорта сохранится еще долгие годы.

...Недавно фонд «Общественное мнение» провел опрос россиян об отношении к импортозамещению. На вопрос: «способна ли российская промышленность в ближайшие годы полностью обеспечить население страны качественными лекарствами?» – положительно ответили 64 процента опрошенных. Доля тех, кто считает, что импортозамещение лекарств не нужно проводить вовсе, оказалась очень мала – всего 4 процента.

 

REGNUM: Фармрынок России: когда закончится зависимость от импорта? [ссылка]
Источник: ИА REGNUM
«В принципе, мы выглядим на первом этапе так же как весь мир»
 
Программа импортозамещения на рынке фармацевтики развивается достаточно активно, однако максимально снизить зависимость рынка от иностранных поставок получится нескоро, необходимо создавать отечественное производство фармсубстанции, считают эксперты, опрошенные корреспондентом ИА REGNUM.
 
Согласно Федеральной целевой программе развития фармацевтической и медицинской промышленности, к 2020 году 90% производства лекарств из перечня ЖНВЛП должны быть на локальном рынке. На данный момент, по отчетам Минздрава РФ, не менее 70% всех лекарственных препаратов или их компонентов приобретаются за границей. К тому же, цены на медикаменты напрямую зависят от курса валют. Как сообщила корреспонденту ИА REGNUM исполнительный директор «Российская ассоциация аптечных сетей» РААС Нелли Игнатьева, данная ситуация быстро не поменяется, по причине того, что даже те лекарственные препараты, которые производятся на локальном рынке, — на 90% производятся из импортного сырья.
 
В то же время, Игнатьева отмечает, что потребители не отказываются от отечественных лекарств. «Россияне больше средств тратят на импортные препараты (75%), а вот потребляют в упаковках больше 67% препаратов произведенных в России», — сообщила она. Также представитель РААС подчеркнула, что все лекарственные препараты, произведенные на локальном российском рынке, соответствуют стандартам качества. «В настоящий момент всем мировым профессиональным сообществом поднят вопрос о полной идентичности, эффективности и взаимозаменяемости лекарственных препаратов с одной действующей молекулой, но разных производителей, но это не проблема несоответствия качества. Стандарты качества работают, отмечу, что в этом году у нас введена уголовная ответственность за оборот фальсифицированных, недоброкачественных и контрафактных лекарственных средств, БАД, медицинских изделий», — пояснила она.
 
При этом, стоит учесть, что в стране насчитывается минимальный объем отечественных медпрепаратов и совершенно отсутствует производство собственной фармсубстанций. По словам исполнительного директора объединения «Аптечная гильдия» Елены Неволины, сегодня выпускаются только те лекарства, на которые прошла патентная защита. «Сегодня мы покрыть потребность во всех группах лекарственных средств не можем. Что касается оригинальных новых препаратов, то, к сожалению, их отечественного производства просто нет в природе. При том, даже то, что мы выпускаем дженерики, то есть препараты, по которым закончилась патентная защита. Получается, что сырье все равно покупаем за границей. Субстанции сырья мы не производим. На предмет отсутствия субстанции это касается многих стран. И, зачастую, у нас субстанции западных и американских фирм производится в Китае и Корее», — сообщила корреспонденту ИА REGNUM Неволина.
 
Кроме Китая и Кореи сырье закупают также и в Индии, отметил генеральный директор ОАО «Биохимик» (Саранск) Денис Швецов. «Всевозможные смеси делают в Европе, а сырье делают Китай и Индия, там самое большое количество потребления, поэтому производство сырья там самое простое и дешевое. Какие-то редкие смеси или субстанции мы делаем сами, в России. В принципе, мы выглядим на первом этапе так как весь мир. Основная наша задача — производить доступные и качественные препараты и доводить их до потребителя», — подчеркнул он.
 
К тому же, директор завода медпрепаратов отметил, что нестабильная экономическая ситуация в стране повлияла и на то, что часть медпрепаратов просто перестала производиться. По его словам, представители фармотрасли держат курс на освоение новых продуктов. «Курс доллара сказался очень просто — часть лекарств просто больше не производится в стране, такие как, например, «Нистатин». Все заводы сняли с производства. Это обсуждается в ФАС и во всех эшелонах власти. Это то, к чему привело регулирование цен. Борьба переместилась с аптек и коммерсантов в министерства. Мы сейчас боремся за то, кто лучше договорится, зарегистрирует и поучаствует в тендерах. Если бы мы это опустили полностью, то всё бы переместилось в аптеку и сектор экономики», — пояснил Швецов.
 
Напомним, ранее Минпромторг опубликовал проект постановления правительства, ограничивающий госзакупки медицинских изделий. Однако проект вызвал широкую общественную дискуссию, в частности на сайте Change.org появилась петиция на имя премьера Дмитрия Медведева с требованием не принимать предложение министерства, а также, против проекта высказывалось медицинское сообщество. На данный момент, правительство РФ заблокировало предложение Минпромторга.
 
В свою очередь, редактор фармпортала Pharm-MedExpert Иван Данилов полагает, что оптимального решения по планирующемуся ограничению доступа иностранных производителей к государственным закупкам лекарств не существует. «На одной стороне весов — снижение зависимости рынка от импортных лекарств в целях роста экономики и обеспечения национальной безопасности, на другой — ограничение доступа населения к использованию, как правило, более качественных и современных зарубежных препаратов», — прокомментировал он корреспонденту ИА REGNUM.
Кроме того, он считает, что использование такой схемы госзакупок приведет к сокращению расходов бюджета и к строительству западных фармпроизводств в России.
METRO: Эксперт: зависимость России от иностранных лекарств сохраняется [ссылка]
Источник: METRO

Импортозамещение на фармацевтическом рынке развивается активно, но окончательно проблему решить удастся нескоро, отмечает Настасья Иванова, эксперт отрасли

http://www.metronews.ru/novosti/ekspert-zavisimost-rossii-ot

– Стратегия импортозамещения была принята Правительством в 2009 году и с самого начала задачи, поставленные в программе, были оценены фармсообществом как труднодостижимые и чрезмерно амбициозные. Однако, шесть лет спустя можно отметить, что в целях реализации этого документа проделана колоссальная работа. За четыре года производство лекарств в России увеличился в два раза, за время реализации госпрограммы «Фарма-2020» объем частных и государственных инвестиций в фармотрасль составил 159 млрд руб. С 2012 года введено в эксплуатацию более 10 новых фармзаводов, модернизировано более 30 отечественных производств. Увеличение инвестиций и госфинансирования в отрасль дали результат: еще три года назад в России производилось лишь 16,4% лекарств из перечня важнейших, в настоящее время этот показатель достиг 68%. 

– В ближайшие годы зависимость российского фармрынка от импортируемых лекарств сохранится, однако за последние годы наблюдается прогресс: номенклатура препаратов, которые производятся на территории России, увеличилась, заводы переходят на международные стандарты качества, хорошие результаты показывает кластерная политика развития промышленности – в страну переносятся современные технологии по производству лекарственных препаратов, построены новые производства и лаборатории. Планируется создание рейтинга отраслей промышленности для более эффективного импортозамещения, фармотрасль займет в нем одно из лидирующих мест. Несмотря на это, мы видим постоянный рост цен на лекарства, вне зависимости от страны их происхождения, и если цены на важнейшие лекарства не превышают уровень инфляции, поскольку они находятся под государственным контролем, то цены на иные препараты выросли за год более чем на треть.

– Перспектива импортозамещения в фармотрасли к 2020-2025 годам существует, хотя ряд фундаментальных проблем останется: необходимо с нуля восстанавливать производство фармсубстанций (сейчас для производства отечественных лекарств используются импортные субстанции, что существенно влияет на их стоимость), в производстве препаратов для лечения онкологических или генетических заболеваний в ближайшее десятилетие отечественные производители достигнуть успеха не смогут. Производство относительно недорогих дженериков зарубежных препаратов на основе готовых импортных субстанций – это пока единственный локомотив процесса импортозамещения в российской фармотрасли. Есть и иные проблемы на пути к «глобальному импортозамещению», которые необходимо решать: непостоянство регулятивной среды, отсутствие достаточного количества высокопрофессиональных кадров, минимальное количество отечественных инноваций и технологий.

Импортозамещение лекарств: за четыре года Россия удвоила объем производства медикаментов [ссылка]

Согласно отраслевой программе импортозамещения отечественный рынок важнейших лекарств уже к 2018 году должен на 90% состоять из препаратов, произведенных на территории страны. Для решения этой сложной задачи в России в течение нескольких лет активно создаются крупные фармацевтические кластеры, а таможенные и налоговые льготы призваны вернуть на рынок отечественных и иностранных инвесторов. Наиболее успешные фармацевтические технопарки сегодня расположены в Ярославской, Калужской и Московской областях, причем в последнем регионе власти планируют уже в следующем году достичь рекордного уровня лекарственного импортозамещения в 70%. Сообщает национальный фармпортал Pharm-MedExpert.ru. Тотальный переход на отечественные медикаменты - не единственная амбициозная цель правительства. К 2020 году доля продукции российского производства должна вырасти до 50% в денежном выражении (на текущий момент показатель равен 24%, хотя в количестве проданных упаковок у российской продукции 57% рынка).

По словам министра промышленности и торговли Дениса Мантурова, за четыре года действия госпрограммы «Фарма-2020» объем производства лекарственных препаратов в России увеличился в два раза. Позитивные сдвиги отметил и другой представитель Минпромторга - Сергей Цыб, по словам которого в российской фармацевтической и медицинской промышленности происходит «инвестиционный бум». Действительно, за время реализации программы объем инвестиций в фармотрасль со стороны частных иностранных и отечественных компаний составил свыше 120 млрд рублей. Бюджетные вливания, по данным экспертов, составили 39 млрд руб. В целом, с 2012 года в России введено в эксплуатацию более 10 новых фармзаводов, модернизировано более 30 отечественных производств.

Задача «90% к 2018 году», которую поставил перед правительством Владимир Путин, оказалась еще более амбициозной, поскольку в «Фарма-2020» речь шла о 85% лекарств из списка жизненно необходимых к 2020 году. Сегодня такая цель не кажется недостижимой: еще три года назад в России производилось лишь 16,4% лекарств из перечня важнейших, в настоящее время этот показатель достиг 68%. И хотя не существует нормативного документа, который бы дал определение термину «отечественный лекпрепарат» (полный производственный цикл, частичное производство или только упаковка) достигнутые показатели впечатляет.

Тем не менее, основные дискуссии в профессиональном сообществе вызывает вопрос качества захватывающих на фармрынке новые позиции отечественных препаратов – согласно опросам, в обществе наблюдается значительный уровень недоверия к отечественным лекарствам как со стороны пациентов, так и медиков.

В связи с этим проект постановления правительства об ограничении доступа иностранных производителей к государственным закупкам лекарств, который может вступить в силу с начала 2016 года, подвергся волне критики со стороны специалистов. Единой позиции пока нет: на одной стороне весов - снижение зависимости рынка от импортных лекарств в целях роста экономики и обеспечения национальной безопасности, на другой – ограничение доступа населения к использованию, как правило, более качественных и современных зарубежных препаратов. Согласно нормам документа, зарубежный производитель не будет допущен к торгам, если его препарат имеет отечественный аналог. При этом доступность импортных лекарств в аптечных учреждениях останется прежней, документ касается только закупок медикаментов для больничных нужд.

Представители Международной ассоциации фармпроизводителей и Всероссийского союза пациентов высказались о проекте постановления в негативных тонах, отметив, что такая инициатива не будет стимулировать отечественных производителей поддерживать высокий уровень качества российских лекарств. Напротив, глава Ассоциации российских фармпроизводителей Виктор Дмитриев отметил, что только такая модель бюджетных закупок позволит уменьшить траты бюджета и будет поощрять западные концерны строить в России новые площадки и создавать рабочие места. Редактор фармпортала Pharm-MedExpert Иван Данилов подтверждает: «В глобальном смысле для иностранного производителя, если российский рынок является для него перспективным, решение проблемы отсутствия доступа к госсредствам заключается только в вопросе поиска инвестиций и создании в стране локализованного фармпроизводства». Примеров немало: свои заводы в России построили такие мировые корпорации, как «Байер», «Новартис», «Берлин-Хеми», «Никомед», «АстраЗенека» и другие.

Эксперт фармрынка Настасья Иванова отмечает, что перспектива лекарственного импортозамещения в отечественной фармотрасли к 2020-2025 годам существует, однако в ряде наиболее инновационных направлений (например, производстве препаратов для лечения онкологических или генетических заболеваний) в ближайшие десятилетия отечественные производители достигнуть успеха не смогут. По мнению специалиста, «производство в стране относительно недорогих аналогов зарубежных препаратов на основе готовых субстанций – это пока единственный локомотив процесса импортозамещения в российской фармотрасли».

Иванова выделяет несколько проблем, которые могут встать на пути к тотальному импортозамещению в сфере медицины: минимальное количество отечественных инноваций и технологий, отсутствие достаточного количества высокопрофессиональных кадров, а также недостаток финансирования, который будет особенно ощутим сейчас, во время падения бюджетных доходов. Тем не менее, Иван Данилов замечает, что текущее ослабление рубля создает хорошие условия для более динамичного процесса импортозамещения.

Очевидно, что в ближайшие годы зависимость российского фармрынка от импортируемых лекарств сохранится. Тем не менее, за последние пять лет наблюдается бесспорный прогресс – номенклатура препаратов, которые производятся на территории России, увеличилась, заводы переходят на международные стандарты качества, хорошие результаты показывает кластерная политика развития промышленности – в страну переносятся современные технологии по производству лекарственных препаратов, построены новые производства и лаборатории.

 

Аптечные инфоматы в Москве: нужны ли они жителям и разрешат ли базу в ФАС? [ссылка]
Источник: REGNUM
Источник: Новости GMP
Источник: АМИ-ТАСС
Эксперты фармацевтической отрасли скептически оценивают дорогостоящую инициативу столичных властей
 
Идея обязательной установки в аптеках Москвы инфоматов с данными о стоимости препаратов, входящих в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), в ее текущем варианте, вряд ли конкурентноспособна, считают опрошенные корреспондентом ИА REGNUM эксперты фармацевтической отрасли. Люди пожилого возраста с трудом освоят аппарат, а более молодое поколение использует реестры, размещенные в сети. Кроме того, не все аптеки города смогут спокойно приобрести дорогостоящий инфомат, что может сказаться на ценах, а сам процесс обеспечения работы системы — трудоемкий и длительный. Оптимальным по затрате сил вариантом могла бы стать общая база данных по всем лекарственным препаратам, однако подобные предложения ранее уже отвергали в антимонопольной службе России.
Напомним, согласно новой инициативе столичных властей, все аптеки Москвы планируют обязать устанавливать инфоматы с данными о начальной и максимальной стоимости препаратов ЖНВЛП, а также адресами близлежащий аптек, где эти препараты можно приобрести дешевле. Как заявил в интервью М24 руководитель дирекции по координации деятельности медицинских организаций департамента здравоохранения Андрей Белостоцкий, первый тестовый инфомат установят уже через месяц. Стоимость одного аппарата составляет 250 тыс. рублей, и эта сумма вполне приемлемая для любой столичной аптеки, отмечают в департаменте.
 
«Если рассматривать идею внедрения инфоматов с точки зрения обязательства, то есть обязать все аптеки их использовать, то, по сути, это приведет к созданию единой информационной базы по ЖНВЛП по аптекам города Москвы. Таким образом, для того, чтобы сравнивать и предоставлять информацию по ценам в других аптеках, нужно, чтобы эта информация где-то накапливалась в электронном ресурсе. Очевидно, этот механизм способен поблагоприятствовать созданию единой информационной базы», — заявила корреспонденту ИА REGNUM исполнительной директор Российской ассоциации аптечных сетей Нелли Игнатьева.
 
По словам Игнатьевой, в 90-е годы уже предпринимались попытки создать единую информационную базу лекарственных препаратов, обязательную для аптек, но антимонопольная служба выступила против, так как там посчитали, что она займет доминирующее положение на рынке.
«Что же касается того, насколько эта информация будет востребована пациентами… Во-первых, эта информация есть и сегодня, она обязательно должна предоставляться по закону аптеками по запросу любого посетителя. Он может запросить информацию в любой аптеке, и она должна быть ему предоставлена либо в электронном виде (например, на компьютере, что уже аналог инфомата), либо в бумажном распечатанном виде. Цены на ЖНВЛП являются обязательными для предоставления в качестве информации для наших граждан, — пояснила Игнатьева. — У нас очень много таких идей, которые не решают по сути никаких проблем. Я не вижу здесь такого целеполагания, чтобы это как-то улучшило качество лекарственного обеспечения. То есть любая информация, любой источник дополнительной информации — это, конечно же благо, но не каждая аптека может позволить себе поставить такой инфомат. И стоит подумать о том, что любое дополнительное обременение для аптеки — это и рост цен на лекарственные препараты, прежде всего».
 
В целом эксперт отметила, что те или иные информационные системы уже внедряются в некоторых аптеках, и оптимальным вариантом является система, которая позволяет оперативно проверить наличие любого препарата в данной аптеке.
Как, в свою очередь, корреспонденту ИА REGNUM заявил генеральный директор СРО НП «Фармацевтическое Единство» Сергей Снакин, участники фармрынка ранее уже обсуждали вопрос аптечных инфоматов и пришли к выводу, что данная идея бесполезна. «Сейчас все пользуются смартфонами и получают информацию через интернет, так как существуют реестры с ценами, данными о ближайших аптеках и наличии препаратов в них. Поэтому нет никакой особой надобности в размещении этих инфоматов на территории аптечных пунктов. Те, кто не пользуется смартфонами, а это старшее поколение, не будут использовать и инфоматы. Зайдите, например, в банк и посмотрите, как бабушки в присутствии кассира-операциониста работают с банкоматами… Смысла в этом нет», — заключил он.
 
Инициатива могла бы принести большую пользу в случае, если потребители смогут проверить по инфомату цену на любой препарат, а не только из ЖНВЛП, заявила корреспонденту ИА REGNUM эксперт фармрынка Настасья Иванова. В текущем же виде система востребована не будет, считает она.
 
«Список важнейших препаратов утверждается правительством и цены на него от аптеки к аптеке колеблются незначительно, даже с учетом немассовых ситуаций с нарушением предельных розничных цен. Другой момент — все остальные лекарства, цены на которые не ограничены и могут отличаться в розничных точках продаж на порядок. Не исключено, что после установки инфонетов, информирующих население о ценах на лекарства первой необходимости, возможности системы будут расширены и база цен на лекарства увеличится. Реализовать это совершенно реально, учитывая, что технология уже работает, и в интернете есть ряд крупных онлайн-баз, пользующихся высокой популярностью. Однако, надо понимать, что ни одной аптеке не выгодно покупать и обслуживать на свой счет оборудование, которое информирует о более низких ценах у конкурентов», — резюмировала Иванова.
 
Импортозамещение иностранных лекарств в России показывает прогресс [ссылка]
Источник: АМИ-ТАСС


За четыре года Россия удвоила объем производства лекарственных препаратов       

Импортозамещением лекарственных средств Россия занялась на несколько лет раньше начала экономической войны с Западом. Чего достигла страна за пять лет работы над замещением импортных лекарств отечественными аналогами? И правы ли критики, которые не верят в качество российских лекарственных препаратов, которые, между тем, покупают уже даже за рубежом?

Пока западные санкции не затрагивают медицину, однако взятый еще в начале 2010-х годов курс на обеспечение себя собственными лекарствами теперь приобрел еще более приоритетный статус.

«Закупка отечественных лекарств иностранным государством подтверждает их соответствие высоким стандартам качества»

Экономический кризис из-за падения цен на нефть и структурных проблем, приведший к девальвации рубля и росту цен на импортные лекарства, также активизирует курс России на импортозамещение.
Качество российских лекарств

Дискуссии об импортозамещении лекарственных препаратов сделали актуальным вопрос качества отечественных препаратов. Особую критику вызвал разрабатываемый с 2014 года проект постановления об ограничении доступа иностранных производителей к госзакупкам лекарств (ввести планируют с 1 января 2016 года).

Суть закона в том, что если аналогов импортных лекарств в России нет, то иностранные компании спокойно будут допускаться к торгам, а больные смогут продолжать их получать в больницах. Но если в России производится полноценный аналог, то импортное лекарство больше не сможет участвовать в торгах.

Надо понимать, что речь идет именно о госзакупках, поэтому этот закон никак не повлияет на коммерческие закупки лекарств аптечными сетями. То есть россиянин на свои деньги может купить в аптеке любой препарат вне зависимости от места его производства, но государство будет закупать для лечения в больницах отечественные аналоги импортных препаратов, если такие имеются.

Критики этого закона, которые, естественно, лоббируют интересы иностранных производителей (ведь государство лишает их доли рынка), указывают на то, что не все оригинальные препараты однозначно можно заменить на их аналоги, так называемые дженерики. Дженерик – это лекарство, которое по химической формуле аналогично оригинальному лекарству, но его производит сторонняя компания после окончания срока патентной защиты (как правило, после 20–25 лет).

Критики указывают, что российская система не установила взаимозаменяемость иностранных и отечественных биотехнологических препаратов, в основе которых белковые молекулы, чувствительные к различиям в технологии производства. Поэтому они ставят под сомнение утверждение, что импортные препараты по качеству равнозначны и могут быть заменены на российские аналоги. К биопрепаратам относят, например, вакцины, рекомбинантные белки, моноклональные антитела и т. д. Однако эта критика является лишь сомнением в качестве российских аналогов без какой-либо доказательной базы.

Недавно в СМИ появилась информации о якобы низком качестве российских лекарств от ВИЧ. Член Общественного совета по защите прав пациентов при Минздраве Алексей Старченко заявил о нескольких десятках поступивших в совет сообщений от пациентов, которые жаловались на ухудшение самочувствия, а также на появление вторичных инфекций после перевода на отечественные препараты антиретровирусной терапии (в борьбе с ВИЧ-инфекцией). «Это полуанонимные сообщения, поэтому мы не знаем, как на них реагировать, но, тем не менее, такие сообщения уже есть», – сказал Старченко.

Однако Росздравнадзор уверил, что эта информация недостоверная, ухудшений состояний пациентов не наблюдается. «У всех пациентов, получающих лечение препаратами, произведенными в России, отмечается устойчивая супрессия (подавление) вируса, что свидетельствует об эффективном противовирусном действии принимаемых препаратов», – заявили в ведомстве. С опровержением выступил также Московский городской центр профилактики и борьбы со СПИДом. Отечественные препараты не уступают по эффективности и качеству зарубежным аналогам, поэтому представители медицинского экспертного сообщества и общественных пациентских организаций, наоборот, выступают за расширение их применения, отмечают в Росздравнадзоре.

Еще одним примером того, что Россия действительно умеет создавать качественные препараты, является недавно подписанный пятилетний контракт российской компании «Биокард» на поставку в Египет противоопухолевого препарата на 42,5 млн долларов. Речь идет о ритуксимабе – первом отечественном препарате на основе моноклональных антител, предназначенных для лечения онкологических заболеваний, прежде всего неходжкинских лимфом.

«Сейчас в стране происходят глобальные изменения в работе по обеспечению людей лекарственными препаратами. Благодаря поддержке Министерства промышленности и торговли, Минздрава и Минэкономразвития российские фармацевтические компании создают мощную технологическую платформу для выпуска отечественных инновационных препаратов и успешной конкуренции на мировом фармацевтическом рынке. Сейчас мы можем выпускать не только качественные дженерики, но и инновационные препараты, аналогов которых еще нет в мире», – оценил потенциал отечественной фармы на глобальных рынках генеральный директор компании «Биокад» (BIOCAD) Дмитрий Морозов.

Локализация производства

Критики лоббируют, скорее всего, интересы иностранных компаний, которые могут лишиться возможности и дальше зарабатывать деньги на госзакупках. Однако вместо огульной критики качества российских лекарств-конкурентов им стоит задуматься об имеющейся альтернативе, как не лишаться заработка на российском рынке. Но для этого придется в него инвестировать – создать в России локализованное фармацевтическое производство. Получив российскую прописку, они вернут себе и доступ к госзакупкам.

Здесь можно привести аналогию с автомобильным производством в России. Когда-то, кроме «Лад» и «Газелей», других машин, собранных в России, не было, все остальное занимал импорт. Однако с помощью протекционистских мер государства и ряда налоговых и таможенных льгот по промсоглашению ситуация кардинально изменилась: рядом с «Ладами» теперь выпускают автомобили Renault, а Калужская, Петербургская и Калининградская области стали автомобильными кластерами, где построены крупные заводы мировых брендов вкупе с производствами комплектующих.

Как выглядят планы по замещению импортных товаров российскими

В России уже начали появляться фармацевтические кластеры, число резидентов которых постоянно растет. Таможенные и налоговые льготы в рамках режима ОЭЗ вкупе с курсом на импортозамещение привлекают как отечественных, так и иностранных инвесторов в российские технопарки.
К примеру, в июне в Санкт-Петербурге открылся завод полного цикла второго в Европе фармацевтического гиганта Novartis. В следующем году в северной столице начнут строиться заводы таких иностранных и отечественных компаний, как «Орион Медик», «Герофарм», «Медпрофит», и еще один завод «Биокад» (где будут производить новые препараты для лечения онкологических и аутоимунных заболеваний, в частности рассеянного склероза и псориаза). 

Одна из последних новостей из петербургского фармкластера – там разрабатывают лекарство от гепатита В и С, которое дешевле западных аналогов, но при этом не уступающее им по качеству. По словам директора Некоммерческого партнерства «Медико-фармацевтические проекты XXI века» Дмитрия Чагина, новые препараты дадут возможность вылечить пациента за шесть недель по схеме две таблетки в сутки. По его словам, такие препараты уже созданы в США и Европе, но курс лечения там в разы дороже. Так, в США курс лечения одного пациента стоит 80 тыс. долларов, одна таблетка стоит около 1 доллара. В Европе – 30 тыс. долларов за курс. Тогда как российские аналоги будут вдвое дешевле европейских и впятеро – американских.

Еще один фармкластер – в Новоуральске – специализируется на биофармацевтике. Это технопарк полного цикла производства – от идеи до готового лекарства. Именно здесь синтезируют инсулин, который дешевле импортных аналогов. Первый российский аналог инсулина может появиться в продаже уже в 2016 году. В апреле этого года препарат поступил на регистрацию Минздрава для получения разрешения на клинические испытания.

Также в Новоуральске локализовано производство антибиотиков по немецким технологиям и налажено производство отечественных противовирусных препаратов. Региональные власти уверяют, что скоро площади технопарка будут полностью заняты новыми резидентами, которые насытят рынок новыми качественными отечественными лекарствами.

В числе лидеров также фармкластеры в Ярославской и Калужской областях и в Подмосковье. За несколько последних лет российские и иностранные компании вложили в создание новейших производств на территории страны более 100 млрд рублей. Свои заводы в России построили такие мировые гиганты, как «Байер», «Такеда», «Новартис», «Берлин-Хеми», «Никомед», «АстраЗенека», «Тева». В итоге Россия получила все ключевые технологии производства лекарственных препаратов как синтетической, так и биотехнологической природы, говорил замминистра Минпромторга Сергей Цыб.

Программа импортозамещения

Первые подвижки в импортозамещении и увеличении доли инновационных фармацевтических производств стали следствием пятилетней работы в рамках госпрограммы «Фарма-2020», которая стартовала еще в 2011 году. Теперь она вошла в одноименную госпрограмму. По плану, к 2020 году доля продукции отечественного производства в общем объеме потребления в России должна вырасти до 50% в денежном выражении.

Президент России в одном из майских указов от 2012 года поставил задачу довести объем производства отечественных лекарственных средств в списке стратегически значимых лекарственных средств до 90% уже к 2018 году. Первые результаты налицо. Сейчас, по словам Цыба, из 608 импортируемых жизненно необходимых лекарств 413, или 68%, производится в России. Остается заместить треть жизненно необходимых лекарств иностранного производства. В рамках программы импортозамещения «Фарма-2020» ведется реализация 130 госпроектов по разработке этих препаратов в России, указывают в Минпромторге.

В целом за четыре с небольшим года действия этой программы объем производства лекарственных препаратов в России увеличился в два раза, отчитался в начале 2015 года министр промышленности и торговли Денис Мантуров.

«За последние пять лет действительно заметен прогресс – номенклатура препаратов, которые производятся на территории России, увеличилась, заводы переходят на международный стандарт качества GMP, – говорит газете ВЗГЛЯД представитель Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова. – Хорошие результаты показывает кластерная политика развития фармацевтической и медицинской промышленности – в страну переносятся современные технологии по производству лекарственных препаратов, построены новые производства и лаборатории».

В целом, по ее мнению, перспектива импортозамещения в фарме к 2020–2025 году имеется. Это подтверждает то, какого высокого уровня замещения удалось добиться в списке жизненно важных лекарств. По ее словам, локомотивом процесса импортозамещения в российской фармотрасли сейчас является производство относительно недорогих дженериков зарубежных препаратов на основе готовых субстанций.

«Однако в ряде наиболее инновационных направлений – производстве препаратов для лечения онкологических или генетических заболеваний – в ближайшие десятилетия отечественные производители достигнуть успеха не смогут», – указывает на узкие места в сфере медицины Иванова. Эксперт выделяет несколько проблем, которые могут встать на пути к тотальному импортозамещению в сфере медицины: минимальное количество собственных отечественных инноваций и технологий, отсутствие достаточного количества высокопрофессиональных кадров, а также недостаток финансирования, который будет особенно ощутим сейчас, во время падения бюджетных доходов.

А процесс создания собственных уникальных препаратов полного цикла требует огромных инвестиций и многих лет работ. Согласно мировой практике, полный цикл создания фармацевтического препарата занимает 10–15 лет, а затраты составляют до 1 млрд долларов на один препарат. При этом, начиная такой проект с идеи, никто не может гарантировать на выходе создание эффективного лекарства. То есть инвестор рискует потерять годы и сотни миллионов долларов.

Московские аптеки: Все выше, и выше, и выше цены на лекарства [ссылка]

Рост цен на лекарства и возможность дефицита лекарственных средств волнуют не только пациента, но и все фармацевтическое сообщество. Рост цен повлечет за собой передел рынка и вымывание дешевых препаратов. Под угрозой исчезновения оказались многие единичные аптеки, небольшие сети и… отечественные препараты из перечня ЖНВЛП.

Причины роста цен на лекарства известны, главная из них та, что российский фармрынок, несмотря на провозглашенную программу импортозамещения, в основном базируется на иностранных лекарственных средствах, и даже российские препараты сегодня производятся из зарубежного сырья, расплачиваться за которое нашим фармацевтическим производителям приходится долларами и евро. Так что стратегия импортозамещения под угрозой срыва. Особенно в отношении препаратов из перечня ЖНВЛП, который ударными темпами становится все более и более национальным.

Руководители отечественных фармпредприятий уже высказывают опасение: если регулятор откажется перерегистрировать цены на российские лекарства и, по меньшей мере, сравнять сегодняшнюю стоимость «наших» препаратов с докризисной стоимостью «импортных», – от производства многих «жизненно важных» ЛС на территории страны придется отказаться. В противном случае фармпромышленность России уйдет в «минус». Из которого вряд ли сможет выбраться.

По оценкам экспертов, цены на лекарства из разных сегментов изменяются по-разному. На препараты, которые являются субъектом государственного ценового регулирования (входят в перечень ЖНВЛП), рост цен в пределах 7–8%. На коммерческие лекарства – на 20–25%, хотя на этой отметке они продержатся лишь в первом квартале 2015 г. и будут продолжать расти.

Для радикального решения вопроса о сдерживании цен на лекарства и контроля над ними в конце февраля Президент России Владимир Путин поручил правительству вместе с региональными властями рассмотреть вопрос о целесообразности создания государственных (муниципальных) аптек в целях обеспечения доступности лекарств для граждан, в т.ч. недорогих препаратов и сильных обезболивающих. Исполнительным властям также следует продумать механизмы поддержки таких организаций. Поставлен срок выработки решения по данному вопросу – до 15 апреля 2015 г. Поистине, наша страна – страна чудес... Сначала разрушаем государственную аптечную систему, остатки ее пытаемся продать повыгоднее, а затем, когда прижмет, строим все заново. Как-то все до боли знакомо – старый мир разрушить до основанья, а затем построить свой на обломках. Видимо, история нас не учит. На обломках ничего не строят, а используют старый опыт, модернизируют, не ломая, развиваются планомерно, а не скачками. Если, конечно, хотят сделать дело, а не распилить деньги.

Кроме того, Владимир Путин потребовал вести мониторинг розничных цен на лекарства и подготовить доклад до 20 марта. Далее отчитываться по этому вопросу чиновникам нужно будет ежемесячно. Контролировать предполагают цены из перечня ЖНВЛП. В настоящее время мониторинг цен на ЛС из перечня ведет Росздравнадзор. Но есть опасение, что мониторить скоро будет почти нечего – под угрозой производство отечественных лекарств из Перечня; кроме того, импорт лекарств в Россию сократился. По словам эксперта фармацевтического рынка Еленой Неволиной, главы Аптечной гильдии, для поддержки государственных аптек государству достаточно взять на себя расходы по обеспечению их средствами охраны (сейфы, замки и т.д.), также дать поручение МВД устанавливать сигнализацию по спецценам и др. Кроме того, считает эксперт, можно закупать наркотические обезболивающие препараты на государственных торгах. От себя добавим, что аптекам всех форм собственности как предприятиям социальной сферы необходимо ввести льготы по арендной плате и налогам, о чем давно и безуспешно мечтает аптечная розница. Отмена НДС на лекарства также необходимая мера борьбы с ростом цен. Механизмы поддержки аптек в центре и регионах есть, и хочется надеяться, что поддержка будет своевременной и продуманной.

Для предотвращения исчезновения из аптечного ассортимента отдельных лекарств из перечня ЖНВЛП правительство, по словам его председателя Дмитрия Медведева, готово произвести разовую индексацию цен нижнего и среднего стоимостного пакета жизненно необходимых лекарств. Но вице-премьер Ольга Голодец уточнила, что речь пока идет лишь о разовой индексации предельных цен на лекарства только нижнего ценового сегмента из списка ЖНВЛП. Об индексации цен просят не только отечественные и локальные производители, действительно оказавшиеся в опасности, но и зарубежные компании, условия деятельности которых на нашем рынке стали менее при